Пёрл-Харбор 1904 года

Ночь была темной, безлунной, туманной, и, чтобы при погашенных отличительных и навигационных огнях (оставались только кормовые) не потерять друг с другом связь, эскадренные миноносцы шли дивизионами в кильватерном строю. Вел 1-й дивизион капитан первого ранга Асаи, который как старший по званию руководил атакой. Около 21.50 японцы обнаружили направленный вверх свет прожекторов60: это был сигнал с «Бесстрашного» и «Расторопного» своей базе об их выходе на позиции. Асаи обошел российские корабли справа, приказав уменьшить скорость и погасить кормовые огни. Этим маневром был нарушен строй (в кромешной темноте японских сигнальщиков подвело их «кошачье зрение»). Первый дивизион сумел сохранить прежний порядок передвижения, во 2-м же дивизионе «Oboro» ударился носовой частью в идущий впереди него флагманский корабль «Ikazuchi» капитана первого ранга Исиды и повредил форштевень. Оба корабля изменили свое место в строю, поэтому следовавший за ними «Inazuma» упустил их из виду и пошел на поиски. В свою очередь капитан второго ранга Цутия, командир 3-го дивизиона, с глаз которого внезапно исчез дивизион Исиды, решив, что его дивизион отстал, увеличил скорость. В результате замыкавший строй «Sazanami» остался далеко позади. «Ikazuchi», не получивший повреждений, сумел присоединиться к 1-му дивизиону, a «Inazuma» и «Oboro» — к отряду Цутии, но «Oboro», который после столкновения мог развить скорость не более 8 узлов, вскоре снова отстал. Таким образом, атака японцев под командованием капитана первого ранга Акай прошла достаточно хаотично и не всеми силами одновременно, а отдельными группами. Осложнило ситуацию и то, что одновременно с японцами к рейду подошли оба вернувшихся из разведки российских эскадренных миноносца, спешивших с докладом к флагманскому кораблю.

Первыми нанесли удар дивизион Акай и тянувшийся за ним одинокий «Ikazuchi». Ориентируясь на огни маяка Лаотешаня и свет прожекторов «Ретвизана» и «Паллады», эскадренные миноносцы подошли на расстояние 700 метров к российским кораблям и, повернув влево, прошли вдоль рейда. За время атаки, проведенной с 23.28 до 23.38, эскадренные миноносцы «Shirakumo», «Asa-shio», «Kasumi», «Akatsuki» и «Ikazuchi» выпустили 9 торпед, попав в 23.25 в броненосец «Ретвизан» (по всей вероятности, это был «Shirakumo») и в 23.35 в «Цесаревич», который после взрыва на «Ретвизане» включил прожекторы (попадание можно отнести на счет «Asashio» или «Kasumi»). 3-й дивизион (вместе с «Inazuma») атаковал с расстояния 400 метров, с 23.39 до 23.45. «Asagumo», «Shininome»H «In azuma «выпустили в совокупности 5 торпед, попав в 23.45 в крейсер «Паллада» («Shininome» или «Asagumo»).

Нападение японцев застало врасплох корабли эскадры и командование российским флотом. В первые минуты боя было решено, что атаку ведут свои же эскадренные миноносцы в рамках ночных учений, а взрыв на «Ретвизане» произошел из-за неосторожного обращения с торпедой. Только после получения сообщений с «Цесаревича» и «Паллады» стало ясно, что началась война. Обстрел отходящих японских кораблей производился хаотично, попадания в «Shirakumo» и «Akatsuki» можно назвать случайными. Когда «Расторопный» и «Бесстрашный» подошли к борту «Петропавловска» с сообщением, что в море не обнаружено чужих кораблей, Старк устроил разнос командирам, а затем отослал корабли в порт, опасаясь, чтобы они случайно не попали под обстрел своих сил. Старк приказал прекратить огонь, выслать катера и шлюпки для оказания помощи поврежденным кораблям, поднять пар в котлах и выслать крейсеры «Новик» и «Боярин» в погоню за неприятелем. Тем временем торпедированные корабли спешно разводили котлы. «Ретвизан», получивший попадание в нос с левого борта (ниже ватерлинии), принял на борт около 2 тысяч тонн воды и имел крен в 11 градусов. «Цесаревич» получил попадание в корму (левый борт, ниже ватерлинии) и имел крен в 18 градусов, от переворачивания его спасло только затопление отсеков по правому борту. «Паллада» также получила попадание в левый борт (в область третьей трубы, на уровне ватерлинии), но снаряд попал в угольный бункер, что уберегло крейсер от крена. На кораблях 15 человек были убиты и ранены (5 из них утонули, бросившись в панике за борт).

В момент, когда, подняв якоря, корабли направились в порт, к рейду подошел (в 12.25) отставший от своих «Sazanami»n выпустил в «Полтаву» торпеду, не попавшую в цель. Японский корабль ушел, сопровождаемый вновь разгоревшейся канонадой. Как только она стихла, около 0.45 в атаку пошел последний из эскадренных миноносцев 2-го дивизиона «Oboro». Торпеда, которую он выпустил, в «Баян» не попала. Только после этого за отступавшими японцами в погоню вышел «Новик», а Старк вызвал на рейд одиннадцать эскадренных миноносцев, которые вместе с крейсерами «Аскольд» и «Боярин», заступив в дозор, начали охрану рейда. Поврежденные корабли подошли к порту во время отлива, поэтому они осели на мелководье входного канала. «Ретвизан» успел пройти канал, но задержался у самого входа (почти закрыл его), а «Цесаревич» остановился на середине канала. «Палладу» пришлось посадить на прибрежную мель перед входом в канал. Она была снята с мели и проведена в порт вместе с «Цесаревичем» уже 10 февраля, а «Ретвизан» удалось провести только 9 марта.

Вопреки ожиданиям Того, атака на порт-артурский рейд закончилась лишь тактическим успехом — из 16 выпущенных торпед калибра 457 мм в цель попали только три (18,7%)61, повредив легкий крейсер и два новых броненосца. Из-за отсутствия подходящего дока на их ремонт должно было уйти несколько месяцев, что, конечно, ослабило российский флот, но своей боеспособности он не потерял, в чем японский главнокомандующий смог убедиться уже утром.

4-й и 5-й дивизионы эскадренных миноносцев подошли к заливу Даляньвань со стороны острова Южный Санынандао, чтобы к 21.00 войти в его воды и атаковать российские корабли. Эта вылазка оказалась безрезультатной, так как на рейде Дальнего стояли только два нейтральных судна, один из них — заполненный японскими беженцами из Квантуна британский корабль «Foochow». Командир 4-го дивизиона, капитан второго ранга Нагаи, первоначально принял его за минный заградитель и хотел атаковать62, однако, обратив внимание на освещение корабля и на полные тревоги, отчаянные крики соотечественников, установил его принадлежность. Затем 4-й дивизион обследовал западную часть залива, а 5-й — восточную, после чего эскадренные миноносцы отошли в район острова Роунд и 10 февраля были уже на якорной стоянке под Чемульпо. Туда же направились и эскадренные миноносцы, атаковавшие рейд Порт-Артура.

Так как вице-адмирал Того не знал результатов проведенной ими атаки, он перед своим ударом по порт-артурскому рейду он выслал дивизион крейсеров Дэвы для проведения разведки. Около 8 часов утра они встретили уже упоминавшееся британское судно «Columbia», с борта которого консул Мисуно проинформировал вице-адмирала Дэву о ночной атаке. Дэва подошел к рейду на расстояние 700 м и заметил сидевшие на мели российские корабли, о чем послал радиосообщение главнокомандующему. Заметив, что русские поднимают якоря (5 броненосцев, 5 крейсеров и 15 эскадренных миноносцев), он повернул к своим главным силам. По дороге крейсеры задержали идущее в Порт-Артур российское транспортное судно «Маньчжурия» (с вооружением и аэростатами для крепости)63, но второе судно, «Нингута», сумело уйти. За отходившими японскими кораблями Старк выслал в погоню крейсер «Боярин», который в 10.35 обнаружил главные силы Соединенного флота. Он открыл по ним огонь, по всей вероятности, для того чтобы поднять тревогу, и повернул к своим. Того с дивизионом броненосцев, дивизионом броненосных крейсеров (без крейсера «Asama») и дивизионом Дэвы подошел к рейду в 10.55 и с расстояния 8500 м открыл огонь. Чтобы поднять боевой дух команд, на флагманском корабле «Mikasa» был поднят сигнал «Победа или поражение зависят от этой первой битвы, и пусть каждый выполнит свой долг». Старк, корабли которого уже подняли якоря, двинулся к неприятелю, имея на правом фланге эскадренные миноносцы, чтобы в 11.14 перейти в кильватерное построение (5 броненосцев, 5 крейсеров). Того тоже сформировал длинную кильватерную колонну, что затрудняло ему маневрирование (6 броненосцев, 9 крейсеров)64, а поскольку бой шел на контркурсах, выбор цели был случайным.

Оба противника вскоре добились попаданий, причем русские, хотя и застигнутые врасплох, стреляли более метко, а когда в бой вступили 5 береговых батарей (в общей сумме 10 гаубиц калибра 280 мм, 5 пушек калибра 254 мм и 10 орудий калибра 152 мм), а также 3 сидящих на мели поврежденных ночью корабля, они быстро добились огневого преимущества. Того, на отряд которого сыпались снаряды, был вынужден разделить силу огня, выбрав цели на море и на суше, а затем повернуть на юг, при этом крейсерам Дэвы уже в 11.37 был отдан приказ покинуть зону обстрела. По всей вероятности, Того опасался атаки российских эскадренных миноносцев, но в горячке боя Старк упустил эту возможность.

Зато активно вступили в бой российские крейсеры, сократив дистанцию до 3200–3500 м, а «Новик» выпустил торпеду, которая прошла мимо «Iwate». Бой закончился в 11.45, когда японцы покинули акваторию рейда и начали отходить в сторону Чемульпо. Старк их не преследовал, не желая выходить из-под прикрытия береговых батарей, и не послал эскадренные миноносцы в погоню за противником. Таким образом, и вторая попытка уничтожить порт-артурскую эскадру, на этот раз огнем тяжелой корабельной артиллерии, оказалась безуспешной. Российские корабли получили только 11 попаданий65, тогда как японские — 38, что вызвало серьезные повреждения на кораблях (разбитые мостики, трубы, надстройки, радиостанции, мачты и борта). У крейсера «Takasago» был пробит борт на уровне ватерлинии (снаряд 305 мм), повреждений не получили только «Asahi» и «ashima». С российской стороны были повреждены «Победа», «Петропавловск», «Полтава», «Баян», «Аскольд» и «Диана», а у «Новика», как и у «Takasago», был пробит левый борт на уровне ватерлинии (снарядом калибра 203 мм). Несколько японских снарядов упало на Новый город и порт (около 10 человек были ранены), а также на береговые батареи. Всего же на кораблях и батареях русские потеряли в этом бою 15 человек убитыми и 80 ранеными, у японцев потери составляли 3 человека убитыми и 69 ранеными.

Итак, обе атаки японского Соединенного флота на Порт-Артур не оправдали ожиданий вице-адмирала Того. Успех японцам принесла битва под Чемульпо.


60 С этого момента время отдельных событий дается в соответствии с принятым тогда российским временем.

61 Возможно, попаданий было больше, так как после атаки выловили несколько несдетонировавших торпед: оказалось, что их выпустили, не убирая (очевидно, в спешке) чеки, которые защищали контактные взрыватели (инерционные предохранители). Это привело к тому, что торпеды, ударяясь о борт, не взрывались.

62 Поиски русских минных заградителей в заливе Даляньвань велись, видимо, потому, что японская разведка имела данные о планируемом русскими минировании залива и подходов к нему. Эта операция была проведена только 9 февраля и в последующие дни.

63 Вошел в состав японского флота 14 февраля 1904 года как вспомогательный крейсер «Kanto». Это второе российское судно с тем же названием.

64 При дивизионе броненосцев Того находилось также посыльное судно «Tatsuta», которое, однако, не вступало в бой, так как имело только 2 орудия калибра 120 мм.

65 Такие данные приводятся в большинстве источников, одна:-ко Ростунов утверждает, что попаданий было 29.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4294