Глава седьмая. Война нервов
Начальник ГРУ генерал армии И. А. Серов 27 октября получил десятки донесений из Вашингтона, Нью-Йорка, Гаваны, Лондона, Парижа и столиц латиноамериканских государств. Все они были посвящены одной теме — развитию обстановки в Карибском море, подготовке американской армии к проведению операции против Кубы, интенсивности полетов стратегических бомбардировщиков с атомными бомбами на борту. Все донесения резидентов свидетельствовали о том, что напряжение продолжало нарастать.

27 октября в Центр поступило сообщение о том, что в 14.00 26 октября было передано заявление правительства США, в котором говорилось, что, если строительство ракетных баз на Кубе не будет прекращено, США начнут военное вторжение.

В тот же день в очередном донесении резидент докладывал начальнику ГРУ о том, что:

«1. Положение на 24.00 27.10 остается напряженным. Ближайшие 24 часа считают решающими.

2. Министр обороны США Макнамара отдал приказ министру ВВС о переводе из резерва 24 транспортно-десантных эскадрилий с частями обеспечения. Эскадрильи предназначаются для переброски первого штурмового эшелона при высадке десанта.

3. Усиленное передвижение войск по дорогам Флориды прекращено.

4. В субботу в Пентагоне продолжало работать до 50% сотрудников».

В другом донесении резидент сообщал, что в «связи с Карибским кризисом, начиная с 22 октября, резко активизировалась работа органов контрразведки США. Значительно увеличилось количество бригад наружного наблюдения, которые неотступно следуют за сотрудниками советского посольства и военных аппаратов». Цель этих демонстративных слежек — исключить контакты сотрудников советских дипломатических представительств с американскими гражданами. В Вашингтоне, столице США, где сконцентрированы основные органы государственного и военного управления, каждый третий житель — носитель секретной или совершенно секретной информации.

Несмотря на фактическую блокаду советского посольства, военным разведчикам все же удавалось встречаться со своими источниками и теми гражданами США, которые не одобряли опасную игру с огнем, затеянную администрацией Кеннеди.

27 октября резидент ГРУ сообщил из Вашингтона: «Исходя из анализа бесед с американцами и военными дипломатами других стран, а также сообщений местной прессы и радио, докладываю, что в ближайшее время можно ожидать американского вторжения на Кубу под предлогом якобы имеющихся там ракетных баз. Источник сообщил о том, что существуют непреклонная решимость правительства США довести дело с Кубой до конца, не считаясь с мировым общественным мнением.

Сотрудник английского посольства, ежедневно проводивший в Пентагоне по нескольку часов, заявил, что, по его данным, вторжение состоится в ближайшие 5-7 дней.

Все иностранные военные дипломаты в беседах с нашими сотрудниками выражали уверенность в том, что американцы используют создавшееся положение для вторжения»209.

Далее резидент сообщал: «Наряду с вышеизложенным отмечается следующее:

а) печать, радио и телевидение ведут усиленную подготовку общественного мнения, оправдывая решительные шаги США против Кубы;

б) органы гражданской обороны усиленно готовят население по противовоздушной и противоракетной обороне;

в) продолжается сосредоточение войск во Флориде, куда беспрерывно прибывают новые воинские части и военная техника;

г) среди кубинских эмигрантов царит уверенность в высадке десанта на Кубу в ближайшие дни;

д) в Пентагоне и в других высших военных учреждениях продолжается усиленная работа в ночное время. Особенное оживление отмечается в штабе морской пехоты;

е) по-прежнему поддерживается строгий контроль над прессой, радио и телевидением.

Посол информирован. Его оценка обстановки совпадает с доложенной»210.

В те напряженные дни в советском посольстве тоже действовал «антикризисный штаб», работой которого руководил посол Добрынин. В состав «штаба» входили советники посла, резидент внешней разведки КГБ, резидент ГРУ, военный атташе генерал-лейтенант В. Дубовик, военно-воздушный атташе генерал-майор А. Чижов и военно-морской атташе контр-адмирал А. Бекренев.

После изучения донесения резидента начальник ГРУ направил текст расшифрованной телеграммы министру обороны Р. Я. Малиновскому, его заместителю А. А. Гречко, начальнику Генштаба М. В. Захарову и начальнику ГПУ Советской Армии и ВМФ А. А. Епишеву211.

В целом, за период с 1 по 31 октября резиденты ГРУ направили в Центр 268 донесений, посвященных обстановке в Карибском море, США, на Кубе и в странах Латинской Америки. Донесения поступали из Вашингтона, Нью-Йорка, Гаваны, Буэнос-Айреса, Рио-де-Жанейро и столиц других государств региона. Ежедневно в Центр поступало до 10 и более донесений военных разведчиков. В них достоверно освещались различные мероприятия правительства США и командования американских Вооруженных сил, направленные на подготовку к вторжению на Кубу. Эти и многие другие актуальные сведения, добывавшиеся военными разведчиками, начальник ГРУ докладывал высшему командованию советских Вооруженных Сил, что способствовало, наряду с донесениями резидента Первого Главного управления КГБ А. С. Феклисова, принятию высшим политическим руководством СССР решений, адекватных складывавшейся обстановке. В КГБ действовала аналитическая группа, в состав которой входили представители Министерства иностранных дел, Министерства обороны, внешней разведки КГБ и ГРУ. Ее работой руководил председатель КГБ В. Семичастный.

Судя по имеющимся в архивах данным, 26-28 октября Роберт Кеннеди не приглашал Георгия Большакова на конфиденциальные встречи. 27 октября брат президента встречался с советским послом и обсуждал с ним возможные пути выхода из кризиса.

Война нервов продолжалась. В кризис было втянуто множество людей — политиков, дипломатов, солдат и офицеров армий США, СССР и Кубы. У кого-то могли сдать нервы. Мог произойти сбой в системах управления оружием. И тогда...

Кеннеди и Хрущев 27 октября показали исключительную выдержку. В тот день американский самолет-разведчик U-2 во время полета для забора проб воздуха вторгся в воздушное пространство Советского Союза. Советские истребители ПВО поднялись на перехват нарушителя. На помощь самолету-разведчику появился американский истребитель. Команды на уничтожение самолета-нарушителя из Москвы не поступило. Советские летчики заставили американских пилотов покинуть воздушное пространство СССР. Возможно, и американские пилоты поняли, в какую сложную ситуацию они попали. Опасная обстановка, которая могла закончиться боевым столкновением, была благополучно разрешена.

27 октября произошел еще один воздушный инцидент. Американский самолет разведчик U-2 выполнял разведывательный полет над Кубой и был сбит. Летчик, пилотировавший самолет, погиб. Возможно, именно этот момент стал точкой отсчета — быть или не быть войне. Слово оставалось за Кеннеди. Узнав о том, что в воздушном пространстве Кубы сбит американский самолет, президент принял решение — ответных мер не предпринимать.



209ЦА МО РФ. Ф. 23. Оп. 28918. Д. 14. Л. 96 — 97. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.
210Там же.
211ЦА МО РФ. Ф. 23. Оп. 28918. Д. 14. Л. 96. Рассекречено по акту 31 июля 1992 г.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2040

X