Глава седьмая. Провал в Нью-Йорке
В начале сентября 1962 года представители Республиканской партии в американском Конгрессе собрали материалы, свидетельствовавшие о переброске советских военных грузов на Кубу. Утечка этих сведений происходила из структур американской разведки, где было немало противников Кеннеди. Республиканцы высказали предположение о возможном размещении на Кубе советских ракет. В США в этот период проводились активные испытания новых ракетных систем. « Ракетная тема» постоянно присутствовала на страницах ведущих американских газет. Поэтому предположение о советских ракетах на Кубе — не достоверная информация американской разведки, а предположение журналистов, которые с большим удовольствием сообщали о достижениях американской ракетостроительной промышленности и создании суперсовременных МБР «Минитмен» и «Титан».

Республиканцы подвергли Кеннеди резкой критике. Будучи уверенным, что ему удастся не допустить размещения советских ракет на Кубе, он решил выступить с заявлением. 4 сентября он пригласил полтора десятка конгрессменов на встречу, целью которой было показать, что администрация в курсе всех событий, происходящих на Кубе. «Факты свидетельствуют, — заявил Кеннеди, — что Хрущев строит на Кубе оборонительные объекты и ничего более».

После этого президент поручил своему помощнику Пьеру Сэлинджеру зачитать заявление президента на пресс-конференции, организованной в тот же вечер. В заявлении указывалось: «В последние четыре дня из разных источников в правительство США поступала информация, которая, без сомнения, свидетельствует, что русские предоставили кубинскому правительству целый ряд противовоздушных оборонительных ракет с радиусом действия 25 миль, подобных первым моделям наших ракет «Найк ». Белый дом заверяет американский народ, что администрация держит этот вопрос под контролем и будет продолжать знакомить общественность с новой информацией немедленно по мере ее поступления и после тщательной проверки»129.

О заявлении Кеннеди было доложено Хрущеву 5 сентября, когда он находился на отдыхе в Пицунде. Операция «Анадырь» еще не завершилась, все оружие, в том числе и ракеты средней дальности, еще не были доставлены на Кубу. Предстояло предпринять какие-то меры, которые могли бы позволить завершить создание стартовых позиций для ракет Р-12 и Р-14.

Для решения этой сложной проблемы у Хрущева существовало только две возможности.

Первая — ускорить завершение операции «Анадырь» и усилить ГСВК тактическими ракетными комплексами «Луна», применение которых могло бы создать серьезные проблемы в случае высадки американского десанта на побережье Кубы.

Вторая — успокоить американского президента, сообщив ему о том, что советское правительство не имеет планов нападения на США, убедить, что на Кубу направлено оружие для Укрепления ее обороны.

Для передачи этого сообщения американскому президенту Хрущев мог использовать возможности нового советского поела в Вашингтоне Анатолия Добрынина, который приступил к выполнению своих обязанностей 15 марта 1962 года. Но Хрущев почему-то предпочел выбрать неофициальный канал. В тот же день начальник ГРУ получил из Пицунды указание выяснить, где находится полковник Большаков.

Большаков находился в Москве в очередном отпуске. По указанию начальника ГРУ он срочно вылетел в Пицунду, где был представлен Хрущеву. В ходе беседы Большаков доложил об обстановке в Вашингтоне, о его встречах с Робертом Кеннеди, сообщил, что в конце сентября вылетает в американскую столицу. Хрущев поручил Большакову встретиться с Робертом Кеннеди и сообщить ему, что Советский Союз не размещает на Кубе наступательное оружие, чтобы угрожать США.

11 сентября в московских газетах было опубликовано заявление ТАСС, в котором говорилось, что советское правительство «осуждает ведущуюся в США враждебную кампанию против СССР и Кубы». Было подчеркнуто, что «сейчас нельзя напасть на Кубу и рассчитывать, что это нападение будет безнаказанным для агрессора».

Завершив свой отпуск в Москве, Большаков отправился в Вашингтон. Тем временем в США происходили чрезвычайные события.

15 сентября резидент ГРУ в Вашингтоне сообщил в Центр о том, что Сенат единогласно одобрил закон, предоставляющий президенту право призвать 150 тысяч резервистов и задержать на срок до 12 месяцев офицеров и солдат, находившихся в тот момент на службе, если этого потребует развитие обстановки на Кубе, в Берлине и других районах. Срок действия закона заканчивался 28 февраля 1963 года.

В донесении также сообщалось о том, что Министерству обороны США разрешено приступить к вербовке добровольцев в вооруженные силы из числа кубинских эмигрантов.

21 сентября Кеннеди по просьбе министра обороны Р. Макнамары санкционировал активизацию полетов американских разведывательных самолетов U-2 над Кубой. Об этом военные разведчики незамедлительно сообщили в Москву.

Военные приготовления США, видимо, потребовали усиления деятельности американской контрразведки против советских разведчиков в Вашингтоне и Нью-Йорке. Возможно, такие меры предусматривались планом операции «Мангуст» на ее завершающей стадии. Видимо, так оно и было.

28 сентября в 23.00 в Нью-Йорке агентами ФБР были задержаны советские дипломаты Иван Выродов и Евгений Прохоров. Задержание произошло во время встречи разведчиков с гражданином США Корнелиусом Дрюмондом. У арестованного Дрюмонда агенты ФБР нашли атташе-кейс с секретными документами. При обыске дипломатов было обнаружено новое задание агенту. Выродова и Прохорова обвинили в незаконной деятельности на территории США.

29 сентября газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала статью об аресте агентами ФБР американского моряка Дрюмонда. Газета «Нью-Йорк Миррор» поместила заявление директора ФБР об аресте Дрюмонда и двух советских разведчиков. В некоторых газетах были опубликованы фотографии Дрюмонда, Выродова и Прохорова в момент их обыска в отделении ФБР.

Выродову и Прохорову было предложено покинуть территорию США в течение 48 часов.



129President Kennedy Statement on Soviet Military Shipments to Cuba. Sep. 4,1962. CMC/NSA.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2160

X