Глава шестая. Мина замедленного действия
В конце 50-х годов в центральном аппарате ГРУ и зарубежных органах военной разведки работали, в основном, бывшие участники Великой Отечественной войны. Они знали почем фунт лиха. Начальником ГРУ тоже был участник войны генерал армии Иван Александрович Серов. Первым заместителем начальника был генерал-полковник Александр Семенович Рогов, участник Гражданской и Великой Отечественной войн, опытный военный разведчик. В 1941-1945 годах Рогов был начальником разведывательного отдела штаба 2-й ударной армии Волховского фронта. В декабре 1942 — октябре 1943 года он руководил деятельностью разведывательного отдела штаба Юго-Западного фронта, затем с октября 1944-го по июнь 1945 года был начальником разведывательного отдела штаба 3-го Украинского фронта, которым командовал маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин.

Весной 1945 года офицеры Разведывательного отдела штаба фронта, деятельностью которых руководил генерал-майор Рогов, тщательно провели разведку сил 6-й танковой армии СС. Этой армией, вооруженной новейшими танками, командовал генерал-полковник Зепп Дитрих. Германское командование тайно перебрасывало 6-ю армию с Западного фронта в район озера Балатон.

В результате Балатонской оборонительной операции, которую в марте 1945 года вынужден был провести 3-й Украинский фронт, группировка немецких войск была разгромлена, что ускорило освобождение Венгрии и Австрии и приблизило окончание Великой Отечественной войны114. В наградной аттестации генерал-майора А. С. Рогова, подготовленной в 1945 году, было указано, что он: « ...при подготовке и проведении операции по разгрому 6-й армии немцев своей неутомимой работой своевременно и с достаточной полнотой вскрывал силы и состав противника, действующего перед фронтом, а также его перегруппировки и намерения»115.

После окончания Великой Отечественной войны Рогов работал в центральном аппарате ГРУ, затем в 1954-1958 годах был военным атташе при посольстве СССР в Великобритании. В апреле 1959 года он был назначен на должность первого заместителя начальника ГРУ116. На плечи Рогова легла ответственность за организацию и результаты деятельности всех зарубежных сил военной разведки.

Разведчиков с таким завидным послужным списком в то время в ГРУ работало немало. Среди них: генерал-майоры А. Г. Павлов, И. А. Скляров, Н. Г. Ляхтеров, полковники Г. Н. Большаков, М. И. Иванов, Б. Г. Разин, Л. А. Сергеев, офицеры Е. М. Иванов, В. А. Любимов и другие. Все они были заслуженными людьми, отмеченными наградами за подвиги на фронтах Великой Отечественной войны, имевшими положительные аттестации. Наиболее перспективным из них командование ГРУ рекомендовало пройти обучение в Военной академии Советской армии (ВАСА) или в Военной академии им. М. В. Фрунзе.

Среди военных разведчиков-фронтовиков был и полковник Олег Пеньковский. Он был постарше многих своих сослуживцев. Напомним основные вехи его биографии.

Пеньковский родился в 1919 году в городе Орджоникидзе, окончил школу и поступил во Второе Киевское артиллерийское училище. В училище Пеньковский был принят кандидатом в члены ВКП (б). В сентябре 1939 года после окончания училища он был направлен в распоряжение командующего войсками Западного фронта, дислоцированными в Польше, на должность политрука. С началом войны против Финляндии дивизию, в которой проходил службу Пеньковский, перебросили на Карельский перешеек117.

В марте 1940 года Пеньковский был принят в члены ВКП(б). После окончания войны с Финляндией он был переведен по службе в Московский военный округ, где был назначен на должность заместителя начальника отдела Политического управления по комсомольской работе. Через год Пеньковский стал сотрудником отдела специальных поручений Военного Совета Московского военного округа. Одним из его начальников был генерал-лейтенант Дмитрий Афанасьевич Гапанович. В 1942 году Пеньковский познакомился с дочерью генерала Гапановича Верой.

В ноябре 1943 года капитан Пеньковский написал рапорт и попросил направить его на фронт. Просьба была удовлетворена, он был направлен в распоряжение командующего 1-м Украинским фронтом. Поскольку по военному образованию Пеньковский был артиллеристом, его направили в штаб начальника артиллерии фронта, которой командовал генерал-полковник Сергей Сергеевич Варенцов. Пеньковский был назначен командиром артиллерийского учебного центра 1-го Украинского фронта.

Через три месяца капитан Пеньковский написал новый рапорт и попросил направить его в действующую армию, на фронт. Рапорт был рассмотрен положительно, и Пеньковский был назначен на должность заместителя командира 323-го гвардейского истребительно-противотанкового артиллерийского полка. Через некоторое время в полку произошло чрезвычайное происшествие. Командир полка Герой Советского Союза Тихонович изнасиловал женщину и был отстранен от должности. Новым командиром был назначен Пеньковский118.

В июне 1944 года Пеньковский был ранен, прошел лечение в московском госпитале. В конце июля он узнал, что в «генеральском госпитале» находится генерал-полковник Варенцов. Пеньковский навестил своего бывшего командира, который предложил ему стать его офицером связи.

По заданию Варенцова Пеньковский неоднократно выезжал на фронт, а затем был назначен командиром 51-го артиллерийского противотанкового полка резерва Главного командования. Командиром этого полка он окончил войну. Он привык быть на виду, встречаться с военачальниками, чувствовать себя выше и, возможно, удачливее многих других и не встречал на своем пути трудностей, которые могли бы пробудить в нем понимание того, что жизнь — это полоса препятствий, преодолевая которую человек учится ценить товарищей, семью и землю, которая является его Родиной.

После окончания войны Пеньковский решил поступить в Военную академию им. М. В. Фрунзе119. Варенцов одобрил решение своего помощника и помог ему. Пеньковский сдал вступительные экзамены и был зачислен слушателем престижного учебного заведения. В том же году он создал семью, его женой стала Вера Гапанович.

В 1948 году Пеньковский окончил обучение в Военной академии, получил назначение не в войска, а опять в теплое место — в мобилизационное управление штаба Московского военного округа. Затем по ходатайству генерал-лейтенанта С. Гапановича был переведен на вышестоящую должность в штаб Сухопутный войск.

Таков, в общих чертах, послужной список О. В. Пеньковского, с которым можно познакомиться, листая «Энциклопедию военной разведки». Ее авторы, известные историки военной разведки М. А. Алексеев, А. И. Колпакиди и В. Я. Кочик, также сообщают читателям, что Пеньковский в 1949-1953 годах обучался в Военно-дипломатической академии Советской армии120.

Здесь же мы можем прочесть, что Пеньковский с 1953 по 1962 год был сотрудником ГРУ, «работал в восточном управлении (1953-1955), был помощником военного атташе при посольстве СССР в Турции и заместителем резидента (1955-1956). В результате конфликта с резидентом отозван в СССР и отправлен в распоряжение Главного управления кадров МО СССР».

В этой части биографии Пеньковского следует сделать небольшие, но важные дополнения. Одно из них — как Олег Пеньковский попал в число слушателей ВАСА? Так в то время называлась академия, в которой проходили подготовку специалисты военно-дипломатической службы и военные разведчики. Несмотря на положительные фронтовые характеристики, Пеньковский по состоянию здоровья вряд ли соответствовал строгим медицинским критериям, которые предъявлялись к кандидатам в слушатели этого учебного заведения: на фронте он перенес легкую контузию и плохо слышал левым ухом.

По большому счету, поступать в ВАСА Пеньковскому нужды не было. Участник войны, имевший два ордена «Красного Знамени », ордена Александра Невского и Отечественной войны 1 степени, окончивший Военную академию имени М. В. Фрунзе, он мог честно послужить Родине в войсках, сделать завидную военную карьеру и без проблем обеспечивать свою семью. Его жена получила образование в Москве, владела французским и другими иностранными языками. У Пеньковских родилась дочь Галина, семья имела квартиру в центре Москвы. Приглядывать за Галиной помогала мать Олега Пеньковского, которая перебралась жить в столицу.

Обычно кандидатов в слушатели в ВАСА подбирали опытные разведчики, которые заблаговременно изучали офицеров и выбирали только лучших и самых надежных. Кандидаты не знали о существовании специальной академии до тех пор, пока их не вызывали в Москву и не предлагали сдать вступительные экзамены в учебное заведение, почтового адреса и телефонов которого в московских справочниках не было.

У Пеньковского получилось иначе. Кто-то рассказал ему о ВАСА, и он очень захотел стать слушателем этого престижного учебного заведения, чтобы впоследствии работать в качестве военного дипломата за рубежом. О своем замысле он рассказал С. Баренцеву, который решил помочь своему бывшему офицеру по особым поручениям. В 1949 году мечта Пеньковского сбылась — он стал слушателем ВАСА.

В 1953 году Пеньковский завершал обучение в академии. После ее окончания каждого слушателя закрепляли за конкретным управлением ГРУ. Офицеры того или иного управления на завершающем этапе обучения знакомились с выпускниками, оценивали их достижения в учебе и делали заключения о целесообразности использования их на оперативной работе за рубежом. Строгий «отдел технического контроля» исключал возможности попадания на зарубежную разведывательную работу офицеров, которые в ходе подготовки показывали низкие результаты и не смогли приобрести твердых практических навыков.

Требования были строгими, но в них, как оказалось, были исключения. Одно из них — поддержка влиятельных родственников.

В 1950 году слушателю второго курса академии О. В. Пеньковскому было присвоено воинское звание «полковник». Третья большая звезда на погонах несколько отдалила его от однокурсников. Впрочем, он не особенно стремился поддерживать с ними дружеские отношения. Будучи женатым на дочери генерал-лейтенанта, он рассчитывал после окончания обучения стать первым среди сокурсников генерал-майором.

В выпускной аттестации полковник Пеньковский характеризовался положительно, отмечалось, что он хорошо знает воинские уставы и соблюдает их положения. Подчеркивалось, что он всегда имел образцовый внешний вид, был опрятен и подтянут, обладал хорошими организаторскими способностями, проявлял смекалку и инициативу. Указывалось, что он пытлив, энергичен и любознателен, имеет твердый и изворотливый характер, однако склонен к переоценке своих способностей, может быть использован по службе в соответствии с полученным образованием. Вместе с тем отмечалось, что офицер нуждается в твердом контроле и руководстве.

В выпускной аттестации было правильно отмечено, что Олег Пеньковский имел достаточно твердый характер, но эта твердость проявлялась в тех случаях, когда ему очень хотелось добиться какой-либо цели в собственных интересах. Более того, добиваясь намеченной цели, он был склонен опираться на авторитет и возможности своих высокопоставленных покровителей — маршала артиллерии С. Варенцова или генерал-лейтенанта Д. Гапановича. Он хотел быть не таким, как все, хотя, судя по выпускной характеристике, особыми талантами не отличался. Обучаясь в ВАСА, он, кроме английского, не смог изучить другие языки стран, в которых собирался работать после окончания академии.

Пеньковский действительно всегда был опрятен, подтянут. Его мундир был всегда идеально выглажен, но этот внешний образ изысканного джентльмена скрывал его внутреннюю напряженность. Он хотел быть первым в работе, но не мог этого добиться, так как для этого требовалось значительное напряжение сил, а он не хотел перегружать себя лишними заботами. Он заглядывался на красивых женщин и всегда добивался у них успеха, однако никогда не беспокоился о том, что его пассии, работавшие в разведке, платили за отношения с ним своим благополучием, теряя престижную высокооплачиваемую работу.

В 1953 году с выпускником академии полковником О. Пеньковским познакомился офицер ГРУ полковник М. И. Иванов121, сотрудник дальневосточного направления Восточного управления ГРУ. Он начал детально изучать своего будущего сотрудника, его успехи в учебе, личные и деловые качества. Иванову нужен был офицер для назначения на должность сотрудника аппарата военного атташе в Пакистане.

После изучения учебных характеристик Пеньковского, бесед с его командирами и однокурсниками опытный разведчик полковник М. И. Иванов, действовавший в годы Великой Отечественной войны в Японии, подготовил на него заключение следующего содержания: «В Военной академии Советской армии О. В. Пеньковский изучал английский язык, Японию, страны Юго-Восточной Азии и Вооруженные силы США. Итоги обучения — посредственные. До поступления в академию был адъютантом генерал-лейтенанта Гапановича, на дочери которого был женат». Полковник Иванов отмечал следующее: «Посредственный офицер, в бытовом отношении распущен, имеет связи с другими женщинами, в том числе с преподавателем академии, которая по этой причине была уволена.

Целесообразно использовать по линии информации в должности офицера».

Заключение полковника Иванова — свидетельство того, что он отказался принять полковника Пеньковского в свое подчинение и предложил использовать выпускника ВАСА в качестве офицера информационного управления, где он мог занять должность подполковника.

Несмотря на заключение Иванова, Пеньковский стал готовиться к служебной командировке в Пакистан, но власти страны по неизвестной причине отказались выдать ему визу на въезд.

В судьбе полковника Пеньковского наступил период некоторой неопределенности. Он разрешился неожиданно и вполне для него благоприятно: в конце 1954 года ему предложили отправиться в Турцию в качестве помощника военного атташе. Поскольку в аппарате временно отсутствовал руководитель, в задании на командировку Пеньковскому указывалось, что он будет исполнять должность военного атташе до его прибытия.

Полгода Пеньковский работал в Анкаре в качестве руководителя аппарата военного атташе при посольстве СССР в Турции. Занимать такую высокую должность он не имел права, так как не имел опыта практической работы в качестве военного дипломата. Опыт этой сложной и ответственной работы приобретается годами, Пеньковский же получил после окончания академии, как говорится, все и сразу. Он любил встречаться с иностранными военными дипломатами, посещал приемы, завел знакомства с военными атташе США, Индии, Сирии, Италии и других стран. В целом, жизнь в новом качестве Пеньковского вполне устраивала, но, возможно, его не устраивали задания, которые приходили из Центра и касались сбора сведений о турецких Вооруженных силах.

Карьерному продвижению Пеньковского по службе способствовала его женитьба на дочери генерал-лейтенанта Гапановича. Хотя тесть, наблюдая не очень благополучную семейную жизнь дочери и понимая порочность натуры зятя, не предпринимал реальных усилий к его продвижению по служебной лестнице122, Пеньковский, где это было необходимо, сам широко афишировал свои родственные узы, в том числе и для решения меркантильных вопросов.

Через полгода в Турцию прибыл генерал-майор Николай Петрович Савченко. В Турции он действовал под фамилией Рубенко123. Николай Петрович за годы службы в военной разведке накопил богатый опыт оперативной деятельности. Он работал в Персии под прикрытием должности в Министерстве иностранных дел СССР, в 1934-1935 годах был секретарем военного атташе в Афганистане124. В марте 1937 года он вновь прибыл в Кабул, где занимал должность советского военного атташе. В октябре 1940 года Савченко назначен на должность преподавателя кафедры разведки Высшей специальной школы Генштаба Красной Армии. С 1943 года он был на фронте и занимал должность заместителя начальника Разведывательного отдела штаба Центрального фронта. В 1956 году он назначен военным атташе в Турции.

Прибытие генерал-майора Савченко в Анкару обескуражило Пеньковского, который, видимо, рассчитывал сам занять должность атташе. Поэтому отношения с первых же Дней совместной работы у генерал-майора Н. П. Савченко и его подчиненного полковника О. В. Пеньковского не сложились. Сложными были отношения Пеньковского и с другими сотрудниками аппарата военного атташе. В Центре было принято решение прервать его командировку в Турции. В начале ноября 1956 года несостоявшийся военный атташе убыл из Анкары в Москву125.

Некоторое время Пеньковский продолжал работать в центральном аппарате ГРУ. Но недолго. В характеристике, которую написал на него генерал-майор Н. П. Савченко, отмечалось, что полковник Пеньковский «по характеру и поведению человек злобный и мстительный, беспримерный карьерист, способный из-за карьеры на любую подлость, вплоть до клеветы. Болезненно самолюбив, подозрителен, склонен к подстрекательству. Способен с беспредельной страстью все отрицать, произносить всевозможные заклинания, но никогда не признает своей вины. Элементы самокритики отсутствуют».

В ГРУ было принято решение: «За невозможностью дальнейшего использования в зарубежной работе откомандировать О. В. Пеньковского в распоряжение управления кадров Сухопутных войск». Распоряжение подписал начальник ГРУ генерал-полковник М. А. Шалин.

Не без участия маршала артиллерии С. С. Варенцова в 1958 году Пеньковский получил направление в Военную академию имени Ф. Э. Дзержинского сначала на должность начальника учебного курса факультета вооружения, затем он решил получить еще одно образование и поступил на Академические курсы ракетчиков Военной академии.

Весной 1959 года Пеньковский, успешно закончив обучение на курсах126, вновь неожиданно для сослуживцев получил назначение на работу в ГРУ. Видимо, кто-то позаботился о нем и ходатайствовал перед новым начальником ГРУ И. А. Серовым, который был назначен на эту должность в декабре 1958 года. Рекомендатели были серьезными, Серов даже нашел время принять Пеньковского и провел с ним личную беседу. Других рядовых офицеров Серов таким вниманием не баловал. Через некоторое время Пеньковскому было предложено отправиться в командировку в Индию в качестве военного атташе.

В ходе подготовки к командировке Пеньковский был приглашен на встречу к начальнику управления кадров ГРУ генерал-майору А. А. Шумскому. В ходе беседы Шумский поинтересовался, почему Пеньковский скрыл белогвардейское прошлое своего отца127, воевавшего против большевиков, о чем Пеньковский знал и постарался умолчать, написав в своей автобиографии, что «его отец умер, когда ему было два месяца».

Когда же генерал Шумский задал ему вопрос о связях его отца с белогвардейцами, полковник понял, что, по крайней мере, в военной разведке ему будет работать трудно, если вообще возможно.

По этой ли причине, или, скорее всего, в результате деятельности Пеньковского в спецкомандировке в Турции, его поездка в Индию не состоялась. В феврале I960 года он был назначен на должность старшего офицера одного из управлений в отдел, который руководил деятельностью разведчиков в Пакистане, Индии и Цейлоне, затем был направлен для прохождения службы в ВАСА.

В июне 1960 года Пеньковский ушел в очередной отпуск, а по возвращении ему было предложено перейти на работу в информационное управление. Эта должность полковника не устраивала. На помощь опять пришли высокопоставленные знакомые. В середине ноября 1960 года полковник Пеньковский был назначен экспертом отдела международных отношений Государственного комитета по координации научно-исследовательских работ128. Этот Комитет использовался КГБ и ГРУ в качестве прикрытия, в его отделах работали разведчики, занимавшиеся решением задач военно-технического характера.

Престижная должность в Государственном комитете позволяла Пеньковскому открыто вступать в контакты с заинтересованными гражданами иностранных государств, которые прибывали в Москву в поиске возможностей для развития научно-технических связей с Советским Союзом, и поддерживать с ними деловые отношения. Предполагались и зарубежные командировки. Пеньковский собирался воспользоваться этими возможностями для решения своих проблем, о которых никто из его окружения не знал. Он решил вступить в контакт с представителями разведывательных служб США или Великобритании.



114 Лота В. Информаторы Сталина. М„ 2009. С. 245.
115 Алексеев М. А., Колпакиди А. И., Кочик В. Я. Энциклопедия военной разведки. 1918-1945 гг. М., 2012. С. 657.
116 Лурье В. М„ Кочик В. Я. ГРУ. Дела и люди. М., 2002. С. 290-291.
117 Прохоров Д., Лемехов О. Перебежчики. М., 2001. С. 190.
118 Там же. С. 191.
119 Кондауров А. Обвиняется Олег Пеньковский // Антошкин Е., Зданович А., Ставицкий В. Тайные операции российских спецслужб с IX по XXI век. М., 2000. С. 319.
120 Алексеев М. А., Колпакиди А. И., Кочик В. Я. Энциклопедия военной разведки. М., 2012. С. 593.
121 Лурье В. М., Кочик В. Я. ГРУ. Дела и люди. М„ 2002. С. 246-247.
122 Кондауров А. Обвиняется Олег Пеньковский // Антошкин Е., Зданович А., Ставицкий В. Тайные операции российских спецслужб с IX по XXI век. М., 2000. С. 321.
123 Алексеев М. А., Колпакиди А. И., Кочик В. Я. Энциклопедия военной разведки. М., 2012. С. 681.
124 Лурье В. М„ Кочик В. Я. ГРУ. Дела и люди. М„ 2002. С. 294-295.
125 Прохоров Д„ Лемехов О. Перебежчики. М., 2001. С. 193.
126 Кондауров А. Обвиняется Олег Пеньковский // Антошкин Е., Зданович А., Ставицкий В. Тайные операции российских спецслужб с IX по XXI век. М., 2000. С. 320.
127 Прохоров Д., Лемехов О. Перебежчики. М., 2001. С. 194.
128 В 1965 году Государственный комитет по координации научно-исследовательских работ был переименован в Государственный комитет по науке и технике (ГКНТ).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2110

X