Государственная политика в отношении частника в 1950-е годы
В 1950-е годы, несмотря на только что «отшумевшую» кампанию по борьбе с частником, частная хозяйственная деятельность продолжала разрастаться. Государство пыталось установить систематический контроль в кооперации и навести порядок в социально-бытовой сфере. По-прежнему эта тема находилась на повестке дня центральных государственных учреждений.
Советы Министров СССР и РСФСР и ЦК КПСС регулярно издавали постановления об улучшении работы в отраслях, связанных с обеспечением населения: от 10 октября 1953 года «О расширении производства промышленных товаров широкого потребления и улучшении их качества»; от 12 октября 1953 года «О мерах дальнейшего развития советской торговли»; от 14 апреля 1956 года «О реорганизации промысловой кооперации»; от 4 марта 1958 года «О мерах по улучшению бытового обслуживания населения» и др.1

Государственная политика в годы хрущевской «оттепели» была во многом противоречивой. Был унаследован жесткий идеологический диктат партии, превалирование идеологии над экономической целесообразностью.
На XX съезде КПСС Н.С. Хрущев в своём докладе подчеркнул, что «...надо усилить борьбу против спекулятивных элементов, которые, пользуясь временной нехваткой в ряде мест некоторых продуктов для полного удовлетворения населения, наживаются... »2.
В то же время происходила определенная либерализация общественного сознания. В 1950-е годы состоялся отказ от идеологии аскетизма. В эпоху «оттепели» признается острая проблема необходимости повышения жизненного уровня населения.
Рост денежных доходов, постепенное решение «жилищной проблемы» привели к ослаблению коллективистской идеологии, усилению автономии частной жизни. Стремление людей к улучшению материальных условий жизни вело к стимулированию роста частной экономической инициативы.
В 1950-е годы партийные и советские органы по-прежнему ограничивались общим контролем над системой социально-бытового обслуживания населения, регулярно выпускали постановления о необходимости борьбы с недостатками и улучшения деятельности кооперации и местной промышленности.

Региональные власти предпринимали определённые шаги в решении социально-бытовых проблем. Бюро Новосибирского обкома КПСС, рассмотрев в июне 1959 г. вопрос «О мерах по улучшению бытового обслуживания населения», приняло решение привлечь квалифицированных рабочих и работниц, не имеющих возможности трудиться непосредственно на предприятиях, к оказанию бытовых услуг у себя на дому. Эта идея осталась на бумаге. Возможно, обком решил, что данная инициатива противоречит партийной линии, либо полезная идея, как это часто было, была забыта3.
Вопрос об обеспечении и обслуживании населения постоянно находился в поле зрения МГК СССР. Материалы проверок указывали на недостаточный уровень руководства и контроля, «невнимание» и «безразличие», предписывали «улучшить», «увеличить», «повысить».
Контролирующие органы обладали реальной информацией о состоянии социально-бытовой сферы и сферы обслуживания, но их участие ограничивалось сбором информации для высших государственных органов. В частности, МГК СССР в 1955 году была подготовлена докладная записка в СМ СССР и СМ РСФСР «О серьезных недостатках в обслуживании бытовых нужд населения организациями местной промышленности, промысловой кооперации и коммунального хозяйства»4.

Как отмечает Б.Н. Казанцев, в начале 1950-х годов ЦСУ и республиканские статистические органы расширили сбор и обработку статистической информации о бюджетах семей рабочих, инженерно-технических работников, колхозников и других групп населения. В аналитические записки и другие материалы ЦСУ был введен специальный раздел о покупках населением непродовольственных промышленных товаров у частных лиц и о расходах на пошив и ремонт одежды и обуви у частников. Важнейшие результаты обследований и свои предложения руководство ЦСУ представляло в СМ СССР (А.И. Микояну, А.Н. Косыгину) и в ЦК КПСС (заведующим отделом планово-финансовых органов ЦК КПСС С.И. Кисулину и Я.И. Кабкову)5.
Западно-Сибирские статистические управления также обследовали бюджетные документы и специально исследовали вопрос о приобретении товаров и услуг у частника. В обследовании принимали участие Кемеровское, Алтайское, Новосибирское статистические управления6.
ЦСУ СССР и его местные органы провели большую работу по изучению характера и масштабов деятельности частника в экономике. Данные исследования представили причины обращения граждан к частникам, охарактеризовали недостатки государственной системы обеспечения, выявили формы частной экономической инициативы, определили перечень товаров, продаваемых частниками.
Областные статистические управления определили примерные доходы частников и их долю в бюджете граждан. Обследованию подверглись десятки тысяч семей рабочих, служащих и колхозников.
Министерство финансов СССР по-прежнему сталкивалось с большими трудностями в вопросе выявления, регистрации, правильного обложения некооперированных кустарей и ремесленников-надомников.

В 1950-е годы сохранились трудности и недостатки в работе финоргансв. Министерство финансов СССР и облфо постоянно пытались выправить положение, но также сами оценивали свои усилия как слабые и недостаточные.
Из года в год МФ СССР обращало внимание на необходимость устранения недостатков в работе финорганов при проведении государственной регистрации и выдаче патентов. Отмечались новые и новые формы проявления ЧХД, например, было отмечено, что в «отдельные колхозы» проникли «дельцы», которые получают наживу, организуя строительные бригады по возведению и ремонту дымовых труб7.
Приказ Министерства финансов СССР от 1 октября 1956 года №363 был посвящен вопросам пенсионного обеспечения кустарей. В приказе говорилось, что «...среднемесячный доход пенсионера, являющегося некооперированным кустарем и ремесленником либо лицом, занимающимся частной практикой, учитываемый при выплате пенсии, определяется в размере 1/12 дохода (доведенного до годового), из которого исчисляются платежи подоходного налога на текущий год.
В конце 1940 - 1950-е годы тема частной хозяйственной деятельности не могла не стать предметом научного и практического интереса специалистов. В.М. Чхиквадзе в 1949 г., обосновывая живучесть частнособственнической психологии в сознании людей, умело цитировал руководителей партии и государства: И. Сталина, Г. Маленкова, В. Молотова. Целый ряд статей был посвящен противозаконным сделкам государственных организаций с частными лицами. Актуальными являлись статьи о спекуляции, о занятии запрещенным промыслом. Как правило, авторы гневно осуждали эти "позорные явления", анализировали вопросы борьбы с данными видами преступлений, отмечали их характерные проявления8. Однако не затрагивались теоретические основы советского уголовного права, в основном речь шла об опыте работы или, точнее, борьбы с этими «пережитками проклятого прошлого».

На протяжении 1950-х годов тема борьбы с частником продолжала являться актуальной для работников органов прокуратуры, милиции и судов. В начале 1956 года специальной бригадой прокуратуры СССР была проведена проверка работы органов прокуратуры Новосибирской области по борьбе с растратами и хищениями государственного и общественного имущества, частнопредпринимательской деятельностью, обманом покупателей и спекуляцией.
В справке о результатах проверки говорилось, что прокуратура Новосибирской области уделяла мало внимания борьбе с названными видами преступлений. Прокуратура выявляла в основном случаи мелкой спекуляции.
В 1956 году в Новосибирской области по ст. 107 УК РСФСР было осуждено 287 человек, а 1957 - 223 человека. По указу от 12 сентября 1957 года «Сб ответственности за мелкую спекуляцию» было привлечено 645 человек, из них арестовано 247 и наложен штраф на 398 человек. Г енеральным прокурором 1о мая 1957 года был издан приказ №108 «О неудовлетворительной работе прокуратуры Новосибирской области по борьбе с частнопредпринимательской деятельностью»9.

Новосибирский областной финансовый отдел 14 апреля 1958 года издал приказ № 57 «Об устранении недостатков в работе по обложению налогами некооперированных кустарей и ремесленников». Так, обращалось внимание на то, что не выявляются плотники строительных бригад, которые имеют большие доходы от своей деятельности10.
Верховный суд СССР в 1950-е годы также нередко обращался к делам, связанным с частной хозяйственной деятельностью. 3 сентября 1954 года вышло постановление Верховного суда СССР № 7 «О судебной практике по делам о занятии запрещенным промыслом», в котором отмечалось, что в практике судов по делам о занятии запрещенными промыслами встречаются ошибки и нарушения закона. Признавалось, что нередко суды выносят обвинительный приговор за занятие промыслами, которые специально не запрещены законом, или неправильно применяют ст. 99 к единичным случаям переработки сырья и материалов для личных нужд.
Одиннадцатого декабря 1958 года пленум Верховного суда СССР в своем постановлении о делах о занятии запрещенным промыслом ещё раз обращал внимание, что суды должны выносить наказание только за занятие промыслами, запрещенными законом.
В постановлении пленума от 25 марта 1959 года говорилось, что, выявляя злоупотребления должностных лиц в качестве частнопредпринимательской деятельности, следует внимательно рассматривать наличие признаков этого вида преступления, указанных по ст. 129а УК РСФСР. 24 марта 1959 года вышло постановление Верховного суда РСФСР «О судебной практике по искам о взыскании вознаграждения за составление проектов и смет по капительному строительству»11.

В постановлении говорилось, что суды не учитывают, что законодательство разрешает привлекать для этого рода деятельности только специалистов этого же предприятия.
Правоохранительные органы находились в сложном положении, так как ке всегда могли правильно квалифицировать то или иное преступление. Л. Козак отметил: «Нет особой необходимости запрещать некоторые промыслы ..., перечень запрещенных промыслов громоздок и сложен..., необходимо сократить число запрещенных промыслов и уточнить перечень оставшихся,... целесообразно установить административную ответственность (денежный штраф) за единичные случаи»12.
Видимо, эта статья стала следствием уже готовящихся изменений в законодательстве о промыслах некооперированных кустарей и ремесленников. Постановлением Совета Министров СССР от 22 апреля 1958 г. № 434 были внесены изменения в Правила регистрации некооперированных кустарей и ремесленников, утвержденные постановлением Совета Министров СССР от 30 июня 1949 г. № 288313.

В связи с тем, что нет необходимости во всех случаях передавать в органы прокуратуры материалы о нарушении Правил регистрации некооперированных кустарей и ремесленников, а также относить к числу запрещенных промыслов отдельные виды промыслов по бытовому обслуживанию населения, Совет Министров Союза ССР постановлял: «Установить, что финансовые органы передают в соответствующих случаях материалы на лиц, занимающихся запрещенными промыслами, для рассмотрения в административные комиссии исполнительных комитетов районных (городских) Советов депутатов трудящихся, которые выносят решения о наложении штрафа в размере не более 500 рублей или о передаче материалов органам прокуратуры для привлечения виновных к уголовной ответственности».
Таким образом, упрощался порядок рассмотрения дел, касающихся нарушения Правил регистрации некооперированных кустарей и ремесленников.
Вносились следующие изменения: не запрещалась выдача регистрационных удостоверений на изготовление из материалов кустаря и ремесленника по индивидуальным заказам населения головных уборов, корсетов, бандажей, бюстгальтеров, женских поясов из тканей, воротничков, галстуков плетеных, кружев ручной вязки и ручного плетения; на изготовление из материалов кустаря и ремесленника и продажу галантерейных изделий из дерева, кости, камня, глины и соломы, а также штопальных приборов и иголок для вышивания и хозяйственных вязаных сумок.

Кроме того, разрешалась выдача регистрационных удостоверений на переработку давальческой шерсти и шерстяной пряжи, на химическую чистку и окраску одежды и кожаных изделий, на выполнение граверных работ по индивидуальным заказам, без применения цветных и драгоценных металлов, принадлежащих кустарю, на производство из материалов заказчиков шорных изделий, обуви, белья, трикотажа, галантереи и других изделий.
В 1960 г. промысловая кооперация специальным постановлением правительства была упразднена, и её предприятия были переданы в ведение местных государственных органов. Это объяснялось необходимостью «лучшего использования производственных мощностей промышленности, ликвидации параллелизма в работе государственных предприятий и промысловой кооперации...»14. В реальности это мероприятие во многом было обусловлено тем, что промысловая кооперация погрязла в долгах и коррупции, была наводнена частниками.
В конце 1950-х годов завершается определенный этап государственной политики, начинается разработка нового законодательства. Уголовные кодексы всех союзных республик начала 1960-х годов устанавливали самостоятельную ответственность за частнопредпринимательскую деятельность. Однако ни в ч. 1 ст. 153 УК РСФСР, предусматривающей ответственность за это преступление, ни в соответствующих статьях УК других союзных республик не содержалось понятия частнопредпринимательской деятельности. Так, в ч. 1 ст. 153 УК РСФСР лишь указывалось: «Частнопредпринимательская деятельность с использованием государственных, кооперативных или иных общественных форм».

Отсутствие определения частнопредпринимательской деятельности в уголовном законе, а также различное истолкование этого понятия в юридической литературе приводило к неправильной квалификации деяния и другим судебным ошибкам.
Несмотря на различный подход к освещению данного вопроса, все исследователи исходили из того, что формы использования социалистических организаций для совершения этого преступления могут быть самыми разнообразными. Была создана классификация форм частнопредпринимательской деятельности, которая уточняла уже имеющуюся у государственных органов информацию.
Уголовный кодекс РСФСР, как и УК большинства других союзных республик, также не содержал определения коммерческого посредничества. В ч. 2 ст. 153 УК РСФСР лишь указывалось: «Коммерческое посредничество, осуществляемое частными лицами, в виде промысла или в целях обогащения».

Отсутствие определения коммерческого посредничества в большинстве кодексов союзных республик, а также различное истолкование этого понятая в юридической литературе могло также приводить к неправильной квалификации и другим судебным ошибкам.
В оценке советских юристов коммерческое посредничество представляло собой одну из форм тунеядства, ибо эта «преступная деятельность» давала лицу возможность полностью или частично уклоняться от общественно полезного труда и жить на нетрудовые доходы.
Коммерческое посредничество оценивалось как хозяйственная деятельность по оказанию определенного содействия («услуг») социалистическим организациям или отдельным гражданам. Оно совершалось в сфере социалистического хозяйствования, и поэтому законодатель отнес коммерческое посредничество к числу хозяйственных преступлений.
Эта особенность коммерческого посредничества позволяла отличать его от приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 208 УК РСФСР), занятия сводничеством (ст. 226 УК РСФСР), сбыта порнографических предметов (ст. 228 УК, РСФСР), вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность (ст. 210 УК РСФСР) и некоторых других преступлений.
Давалось следующее определение: «Коммерческое посредничество - это совершение в виде промысла или в целях обогащения действий, направленных на оказание содействия в приобретении или реализации товарно-материальных ценностей для учреждений, предприятий, организаций и граждан либо принятие на себя таких обязанностей, а равно оказание содействия в заключении сделок между сторонами или иные посреднические действия хозяйственного характера, являющиеся средством нетрудового обогащения»15.

В итоге отметим, что государственная политика в отношении частника в 1950-е годы являлась логическим продолжением предыдущего десятилетия. По- прежнему высшее политическое руководство не допускало и мысли о хотя бы частичной легализации частника.
Кампания, начатая в конце 1940-х годов и в начале 1950-х., по инерции проводилась, но постепенно стала затухать. Государство не могло полностью искоренить частную экономическую инициативу.
В 1950-е годы был сделан новый шаг в развитии законодательной базы правового положения частника. Центральные партийные и советские органы провозгласили лозунги о необходимости изживания частнособственнической психологии в сознании людей, об актуальности борьбы с «пережитками капитализма» и прежде всего таких его явлений, как спекуляция и частнопредпринимательская деятельность. Местные органы власти скорее в силу служебной дисциплины продолжали держать вопрос о частнике на контроле.
Видимо, можно сказать, что судебно-следственные органы оказались на «переднем краю борьбы» с частником. Будучи вынужденными действовать в рамках несовершенного законодательства и в то же время в условиях разрастания масштабов хозяйственных преступлений, милиция, прокуратура и суды не справлялись с ростом ЧХД.



1 Правда. - 1953. - 23 окт.; 28 окт.; Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам. - 1958. - Т. 4. - С.615-619.
2 Хрущев Н.С. Отчетный доклад ЦК КПСС XX съезду партии.-М.: Госполитиздат, 1956. - С.71-72.
3 ГАНО/п/. Ф. 4. Оп. 33. Д. 2461. Л. 3839.
4 ГАРФ. Ф. 8300. Оп. 23. Д. 280. Лл. 300-311, 316-329.
5 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 382. Лл. 39-41, 82-100; Оп. 327. Д. 1044. Л. 100-134.
6 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 433. Лл. 37-42, 43-51.
7 ГАКО. Ф. Р-291. Оп.1. Д.977. Лл.7-8.
8 Чхиквадзе В.М. Роль советского суда в преодолении пережитков капитализма в сознании людей // Социалистическая законность. - 1949. - №2. - С.23-26; Светозаров Н. Борьба с проникновением частников в колхозы // Социалистическая законность. - 1950. - №4; Громыко В. Усилить борьбу с противозаконными сделками // Социалистическая законность. - 1951- № 2; Клименко Н. Сделки противозаконные и в обход закона // Социалистическая законность. -1958.-№12.
9 ГАНО. Ф.20. Оп.4. Д.38. Лл.1-34; Д.39. Лл.1-58.
10 ГАНО. Ф. Р-1162. Оп.7. Д.1671. Лл.17-21.
11 Судебная практика 1954. -№5. -С.6-7., 1959. -Хо2. -С.7-9., 1959.-№3. - С.15-16.
12 Козак Л. Ответственность за занятие запрещёнными промыслами// Социалистическая законность. -1958. -№3. С.21.
13 СП СССР. - 1958. - №7. - Ст.65.
14 Маликова А.И. О социалистическом преобразовании мелкотоварного уклада промышленности СССР //История СССР. -1963. - №5. - С.44; СП СССР. - 1960. - №15. - Ст.75.
15 Таций В.Я. Ответственность за частнопредпринимательскую деятельность и коммерческое посредничество. - М., 1979. - С. 112.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5227