Роль частной хозяйственной деятельности в социально-экономическом развитии регионов СССР в 1945-1960 гг.
В годы IV пятилетки перед статистическими органами еще не ставилась задача специального изучения частной хозяйственной деятельности. В Западной Сибири в 1946-1950 гг. проводились бюджетные обследования рабочих промышленных предприятий Новосибирска, Томска и городов Кузбасса. Бюджетные наблюдения содержали около 200 показателей, в том числе информацию о расходах денежных средств, источниках поступления продуктов питания и непродовольственных товаров. В бюджетных бланках обращалось особое внимание на роль частника на продовольственном рынке. Это дает нам возможность определить удельный вес «отдельных граждан» (такое понятие применялось статорганами для обозначения частника) в экономике региона.
В ходе работы органы ЦСУ СССР сформулировали основные причины, способствующие спекуляции и росту частной инициативы в целом:

во-первых, недостаточность рыночных фондов ряда товаров народного потребления (в частности, наиболее часто называются такие дефицитные товары, как шерстяные ткани, шерстяной трикотаж, кожаная обувь, тюль гардинный и др.);

во-вторых, недостаточное знание торговыми организациями покупательского спроса и в связи с этим несоответствие имеющегося в торговой сети ассортимента непродовольственных товаров спросу населения, а также неравномерное поступление товаров от промышленности и оптовых баз в розничную торговую сеть;

в-третьих, «сращивание» отдельных торговых работников, работников промышленности и промкооперации со «спекулятивными элементами»;

в-четвёртых, недостаточная борьба с «расхитителями социалистической собственности» как в торговле, так и в других отраслях народного хозяйства, особенно на производственных предприятиях;

в-пятых, слабая борьба со спекуляцией со стороны органов милиции и судебных органов1.

В состав понятия «покупки у частных лиц» ЦСУ СССР включало:
1. покупки вещей, бывших в употреблении;
2. покупки товаров семьями рабочих, крестьян и служащих друг у друга вследствие того, что товары оказались неподходящими для семей, их купивших, по размеру, фасону, расцветке и другим причинам;
3. покупки у кустарей, включая бытовой ремонт и индивидуальный пошив одежды и обуви;
4. покупки товаров у перекупщиков-спекулянтов.

Проведённое ЦСУ СССР в 1955 г. обследование покупок продовольственных товаров у частных лиц по бюджетам 945 семей колхозников в 13 республиках, краях и областях показало, что доля частника в целом в структуре покупок продовольственных товаров составляла 24%, в том числе доля покупок вещей, бывших в употреблении - 4%, случайных покупок неспекулятивного характера - 2%, у кустарей - 7%, у перекупщиков-спекулянтов - 11%. Это демонстрирует, что ЧХД играла весьма значительную роль на потребительском рынке. Кустари и перекупщики-спекулянты по материалам статистики занимали около 18% рынка.
В 1955 г. в СССР семья рабочего затрачивала на покупку промышленных товаров у частных лиц 17-19%, а семья колхозника - 13-17% от общей суммы на покупку непродовольственных товаров.
Примерно схожими были цифры и в Западной Сибири. Так в Алтайском крае общая доля покупок непродовольственных товаров у частных лиц в общей сумме расходов на непродовольственные товары составляла 16%, доля покупок вещей, бывших в употреблении, - 3%, случайных покупок не спекулятивного характера - 2%, покупок у кустарей - 2%, у перекупщиков-спекулянтов - 9%. Рабочие (по параллельному изучению бюджетов) совершили 8% покупок у спекулянтов, 5% - у кустарей, и 6% покупок носили неспекулятивный характер. Причем, наибольшая сумма расходов на покупку непродовольственных товаров у частных лиц и доля покупок у перекупщиков-спекулянтов приходилась на Кемерово, Барнаул и Караганду. Изучение бюджетов семей рабочих РСФСР в 1959 г. показало, что в целом от числа купленных товаров у частных лиц и перекупщиков было приобретено с переплатой 29,9%. Новые товары составляли 16,9%, вещи, бывшие в употреблении, - 26%, покупки у кустарей - 27,3%2.

Роль частника на колхозном рынке в первые послевоенные голодные годы была значительна. Доля частника на колхозных рынках городов Западной Сибири достигала 50% от средств, уплаченных рабочими на рынке. Постепенное улучшение системы снабжения населения, политика ограничения частника привели к снижению его роли в торговле продовольственными товарами, хотя она все-таки оставалась весомой - 15-20%.
Частник играл важнейшую роль в обеспечении населения обувью, одеждой, бельём, тканями и галантереей. Наиболее высокие показатели удельного веса частной инициативы в этих видах покупок в 1946 г. были в Кемеровской области - 82,2%, а в 1947 г.- в Томске- 68,4%. А в среднем жители Новосибирска, Томска и Кемеровской области тратили 75,6% в 1946 г. и 66,7% в 1947 г.
Аналогичная ситуация складывалась с покупками мебели и хозяйственных товаров. В Кемеровской области опять у частника покупали более всего: в 1946 г. - 87,5%, а в 1947 г. - 81,3%. Средние показатели по региону составили - 77,2% и 76%, соответственно3.

«Отдельные граждане» господствовали в торговле стройматериалами. В Томске на протяжении 1946-1947 гг. 100% стройматериалов были куплены у частников, в Кемеровской области тоже в основном покупали у частников - 95,4% и 85,2% соответственно. В среднем западносибирские рабочие в 1946 г. - купили у частников 80,3% стройматериалов, в 1947 г. - 72,1%, 1948 г.- 48,6%, в 1949 г.-38,7%, а в 1950г. - 61%4.
Наконец, частник доминировал в торговле культтоварами, предметами гигиены, косметики. Наиболее ярко это проявилось в Новосибирске в 1946 г. - 82,1%, в 1947 г. - 73,9%. Средние данные гласили, что в 1946 г. - 64% тратилось на покупку этих видов товаров у частника, а в 1947г. - 64,5%5. Не преобладающей, но очень высокой была роль «отдельных граждан» в торговле табаком, махоркой, папиросами, топливом, в оказании разного рода услуг.
Снижение роли частника объясняется урожаем 1948 г., успехами в деле восстановления экономики в целом и в значительной мере кампанией по борьбе с частником 1948-1950 гг. Однако полностью ликвидировать частную хозяйственную деятельность государство не могло.
Хронические «временные трудности» в обеспечении населения являлись благоприятной почвой для "спекулянтов-перекупщиков", кустарей-ремесленников, "лжекооператоров" и других "дельцов".
В 1950-е годы ЦСУ но распоряжению отдела планово-финансовых и торговых органов ЦК КПСС производило расчеты покупок населением СССР непродовольственных товаров у частных лиц, а также примерный расчет возможных доходов перекупщиков. Обследования проводились: в 1953 г. по 670 бюджетам рабочих семей, в 1955 г. - по 14,8 тыс. бюджетов семей рабочих и 29 тыс. семей колхозников, а в 1959 г. - по бюджетам 25,2 тыс. семей, в том числе 10,1 тыс. семей рабочих отраслей промышленности, 0,7 тыс. постоянных рабочих совхозов, 11,3 тыс. семей колхозников и 3,1 тыс. семей ИТР и служащих6.

Данные, полученные в ходе обследований, дают нам самую широкую информацию.
В целом по РСФСР 10-20% всех покупок непродовольственных товаров основными категориями населения приходилось на покупки у частника. Рабочие и колхозники часто покупали у частников вещи б/у или были вынуждены переплачивать за новые более дорогие товары, к которым они не могли получить доступа.
В 1955 г. обследование показало, что если все покупки непродовольственных товаров населения СССР у частных лиц принять за 100%, то 46% приходилось на покупки у перекупщиков-спекулянтов и 27% кустарей7.
Параллельно ЦСУ анализировались цены на вещевом рынке и у частных лиц. В 1953 г. статистическое обследование определило средние цены покупок у частных лиц в процентном отношении к государственным розничным ценам: тюль гардинный - 231, валенки - 159, платки шерстяные - 158, платки пуховые - 156, ткань шерстяная пальтовая - 153, ткань шерстяная плательная - 143, сапоги кожаные и кирзовые - 136, пальто мужское зимнее - 132. В среднем по расчетам ЦСУ СССР цены у спекулянтов были выше на 45-50%8.

На основании примерных расчетов ЦСУ СССР определило и уровень доходов частников и спекулянтов-перекупщиков. В 1954 г. население СССР приобрело непродовольственных промышленных товаров на сумму 207 млрд. рублей. Доходы кустарей и ремесленников были определены в сумме около 1С млрд. руб. Примерно 10-20% всех товаров, проданных кустарями, являлись, по определению ЦСУ, спекулятивными9.
Данные ЦСУ РСФСР 1959 г. показали, что из общего числа опрошенных 85% семей рабочих промышленности, 86% рабочих совхозов, 78% ИТР к служащих и 63% семей колхозников обращались к услугам частных лиц10.

В том же 1959 г. рабочие и колхозники называли основные причины покупок непродовольственных промышленных товаров у перекупщиков и кустарей:
1. Отсутствие необходимых товаров в государственной торговле к кооперации.
2. Отсутствие необходимого ассортимента, среди товаров которые являлись дефицитными и которые наиболее часто покупались у частников назывались: ткани, готовая одежда, трикотажные изделия, обувь, мебель, ковры, хозяйственные товары, культтовары, бытовые электроприборы (холодильники, стиральные машины, пылесосы), стройматериалы11.

В 1959 г. из всей суммы расходов на приобретение промтоваров у частных лиц, 61% был израсходован на покупку готовой одежды, белья, трикотажных изделий, головных уборов и обуви 16% и 23% на покупку мебели и хозтоваров12.
На протяжении 1950-х годов удельный вес частной инициативы з экономике Западной Сибири стабилизировался. Наибольшее значение частник имел в обеспечении населения стройматериалами. Самые высокие показатели были в Кемеровской области в 1952-1957 гг.: 75,6%, 60,9%, 77,8%, 76,5%, 74,5%, 76,6% соответственно. В целом жители Новосибирска, Алтайского края и Кемеровской области в среднем в 1951-1957гг. приобрели: 58,2%, 52,2%, 65,4%, 72,9%, 71,8%, 54,3% стройматериалов.
В процентном соотношении ко всему расходу удельный вес затрат в семьях рабочих Западной Сибири (Новосибирск, Алтайский край, Кемеровская область) на покупку мебели и хозяйственных товаров на вещевом рынке и у отдельных граждан в 1952-1957 гг. составлял: 43,8%, 35,7%, 33,6%, 36,7%, 31,2%, 33,2%, соответственно.
Таким образом, частник присутствовал во всех сегментах рынка, занимал значительную нишу в обеспечении граждан необходимыми товарами и услугами.

Кемеровская область и Алтайский край, вошли в число регионов, где 2 первой половине 1955 г. проводилось изучение вопроса о приобретении населением непродовольственных товаров у отдельных граждан.
Статистические органы регионов отмечали рост покупательской способности населения и констатировали недостаточное удовлетворение её государственной торговлей. Называемые причины этого явления определялись традиционно: недостаточное количество товаров в магазинах или отсутствие товаров необходимого ассортимента, фасона, расцветки, качества.
Продукция местной промышленности из-за низкого качества спросом не пользовалась. Товарами наиболее покупаемыми у отдельных граждан, были: готовая одежда, валяная обувь, летняя кожаная обувь, трикотажные изделия, культтовары и мебель.
Удельный вес частника в обеспечении населения промышленными товарами и услугами в названных регионах колебался от 20 % до 80 %, причем средний уровень составлял 30-40 %.
В расчете на одну семью доля отдельных граждан в общем расходе на приобретение непродовольственных товаров находилась в пределах 9-30 %. Наиболее часто обращались к частникам семьи рабочих.
Проведенным дополнительным опросом было выявлено, что в структуре купленных у частников товаров преобладали покупки у перекупщиков и кустарей. Отдаленные от центра регионы испытывали дефицит многих товаров, и частник почти на треть закрывал потребность населения в одежде, обуви, культтоварами и мебели.
В Кемеровской области было выявлено по опросу 89 случаев покупок у граждан меховых пальто, готовой одежды, обуви и мебели, на долю перекупщиков пришлось 34 покупки, кустарей 30, покупок вещей б/у 21. случайных покупок 6. В среднем цены у перекупщиков были выше на 30-50%13.

Советские исследователи признавали, что "значительную часть бытовых услуг... осуществлял и кустари и частники. Объём их услуг населению (в годы IV пятилетки - О.В.) составил 20% общего объёма услуг, оказанных государством и промкооперацией"14.
ЦСУ также производило изучение деятельности частника в бытовой сфере. В СССР в 1953 г. на пошив и ремонт одежды и обуви у частных лиц пришлось 55% средств затраченных в общем расходе на эти цели.
Если рабочие и служащие обращались в государственные и кооперативные организации примерно одинаково, то колхозники из-за слабого развития социально-бытовой сферы на селе были вынуждены пользоваться почти постоянно услугами частных лиц.
В этот период в семьях рабочих и служащих из всех расходов на индивидуальный пошив и бытовой ремонт 49% приходилось на оплату услуг частных лиц, у колхозников было ещё больше - 84%. А в среднем по всем категориям населения 55-56%15.

Таким образом, если население СССР затрачивало в государственных и кооперативных предприятиях 8 млрд. руб., то оплата услуг частных лиц составляла 10 млрд. руб.16
В 1959 г. было проведено специальное обследование бюджетов 19,6 тыс. семей рабочих и ИТР и 23,9 тыс. семей колхозников с целью выявления затратах населения на индивидуальный пошив и бытовой ремонт у частных лиц. Из общего числа обследованных семей 64% семей рабочих промышленности, 65% рабочих колхозов, 63% ИТР и 59% семей колхозников обращались к услугам частных лиц для пошива и ремонта одежды и обуви17.
В Западной Сибири ситуация была аналогичной. С.С. Букин на основе бюджетных данных опросов населения приводит основные причины, заставляющие обращаться к услугам «частного сектора»: 21,2% опрошенных семей Барнаула и Рубцовска предпочли услуги частников по причине недостаточного количества предприятий бытового обслуживания; 25,8% - не удовлетворены качеством обслуживания, а 53% - высокими ценами.

По свидетельству опрашиваемых, частники быстрее, качественнее и дешевле выполняли заказы. Пошив в ателье ситцевого платья обходился в 50-60 руб., а у частника - в 20-30 руб., штапельного - соответственно 70-90 и 30-40 руб., шелкового - 100-120 и 40-50 руб.
В Новосибирске в ателье платье шили за месяц, а частник за 12-14 дней, а верхнюю одежду вместо 2-3 месяцев за 20-30 дней. Обувь частник ремонтирозал в 5-6 раз быстрее. В итоге 78% заказов жителей городов Алтая были выполнены в «частном секторе»18.
Выяснение масштабов частной хозяйственной деятельности справедливо оценивалось как трудно разрешимая задача. Однако очевидно, что архивные материалы дают возможность представить себе не только общую картину явления, но и детально исследовать проблему.
Данные ЦСУ СССР позволяют провести анализ причин обращения населения к частнику, выявить удельный вес спекулянтов и перекупщиков в структуре ЧХД, назвать товары, наиболее часто приобретаемые у частника, оценить масштабы его доходов.

Имеющиеся материалы демонстрируют то, что население СССР в целом и Западной Сибири в частности широко пользовалось услугами частника. ЧХД в первые послевоенные годы доминировав в обеспечении населения Западней Сибири продовольственными и промышленными товарами, занимая от 40-50% до 100% продаж основных потребительских товаров. В 50-е годы доля ЧХД на рынке понизилась, по-прежнему составляла значительные цифры.
Удельный вес спекулянтов и перекупщиков в середине 50-х по стране составлял почти 20% в общем объеме покупок у частных лиц. Цены у перекупщиков были выше в среднем на 30-50%. В середине 50-х годов доходы некооперированных кустарей и ремесленников от продажи своих изделий и частников от оказания услуг населению находились на уровне 10 млрд. руб. Питательной почвой для роста масштабов ЧХД было несовершенство государственной системы обеспечения и обслуживания населения. Рабочие и колхозники предпочитали пользоваться услугами частника, так как он работал быстрее и качественнее.

Подводя итоги главы, отметим, что после окончания войны, несмотря на многочисленные трудности и проблемы, политическое руководство страны отказалось от идеи некоторой либерализации экономической политики. Инициативы НКФ СССР оказались отвергнутыми без особых размышлений, так как не укладывались в рамки официальной идеологии. Государство на этот раз решило использовать частника не для наполнения рынка, а в качестве врага народа, виновника бедственного положения людей.
Против частников и спекулянтов была направлена и денежная реформа 1947 г. Кампания по борьбе с частником, хотя и носила массовый характер, тем не менее, не получила широкого резонанса. Государство не ставило задачу искоренить частника вообще, во-первых, это было невозможно, а во-вторых, и невыгодно. ЧХД и государство были нужны друг к другу: первая приспособилась к изъянам второго, второе использовало потенциал первой.
В 1950-е годы партийные и хозяйственные органы пришли к пониманию необходимости детального изучения роли и масштабов ЧХД в советской экономике. ЦСУ СССР и РСФСР разработали целую программу бюджетного обследования населения. Эти работы проводились и в Западной Сибири.
Конечно, Западная Сибирь уступала центральным районам страны по масштабам ЧХД, но и здесь роль частника была велика. В промышленном регионе, где главное внимание уделялось производству, уровень жизни людей, их обеспечение оттеснялись на второй план. Такое положение стимулировало развитие частной инициативы. Архивные данные свидетельствуют, что роль частника в обеспечении населения в Западной Сибири была не менее высокой, чем в европейской части страны.



1 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26 Д. 382 Л. 98.
2 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 1562. Д. 382. Лл. 87, 95.
3 ГАРФ. Ф - А 374. Оп.3. Д.2241. Л.1; Д.2277. ЛЛ; Д.2579. Л.1; ГАНО. Ф.11. Оп.2. Д.1610. Лл. 1,19,20; Д.1985. Лл. 1,13,28,51,66,87,95,96.
4 ГАРФ. Ф - А 374. Оп.3. Д.2593. Л.1; Д.2919. Л.1; ГАНО. Ф.11. Ол.2. Д.1986. Л. 1,19,39,111 ;Д.2433 .Лл.19,23,40,58,60,80,98,116;Д.2434.Лл.2,20;Д.2773. Лл. 15,30,39,48,64,70,94. 95,110,111,119,133,147,182.
5 ГАРФ. Ф - А 374. Оп. 3. Д.2933. Л.1; Д.3339. Л.1; Д.3343. Л.5; ГАНО. Ф.11. Оп.2. Д.3191. Лл.3,7,21,27,28,37,42,53,54,58,108,110,142.
6 РГАЭ. Ф. 1562. Он. 26; Д. 382. Л. 39; Д. 921. Л. 149; Оп. 327. Д. 1044. Л. 131.
7 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 382. Л. 88.
8 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 382. Л. 40.
9 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 382. Лл. 83, 93, 89.
10 РГАЭ. Ф. 1562. Он. 26. Д. 921. Л. 154.
11 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 921. Л. 160.
12 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 921. Л. 156.
13 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 433. Лл. 37-51.
14 Альметев Г.В. Деятельность партии по развитию бытового обслуживания трудящихся. - М.: 1973. - С.12.
15 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 921. Л. 160.
16 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 921. Л. 161.
17 РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 26. Д. 921. Л. 162.
18 Букин С.С. Опыт... С. 124-125; ГАРФ. Ф. Р-374. Оп. 30. Д. 5499. Л. 51; Д. 5503. Лл. 1-6, 7-88, 96-97; Он. 32. Д. 3126. Лл. 3-4.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6041