5.2. Верстание в дети боярские «неслужилых отцов детей» в конце XVI — первой половине XVII в.
Первым свидетельством о верстании из казаков в дети боярские является епифанская десятня 1585 г. верстания боярина кн. Д. И. Хворостинина и дьяка В. Шерапова. Поверстано было 300 казаков в 2 статьи — по 40 и 30 четвертей. В первую статью было поверстано 70 человек, во вторую — 2301. Многие из поверстанных упоминаются и в следующих десятнях по Епифани. В десятне 100 (1591 /92) гг. упомянуто 272 епифанца, им дано денежное жалованье по 5 и 4 руб.2

Анализируя муромскую десятню 1605 г., в частности ее 16-ю рубрику, где говорится: «Муромцы ж дети боярские, сказали про них окладчики, что они по Борисову веленью Годунова верстаны в дети боярские из холопов за доводы3, а в нынешнем 114-м году по государеву цареву и великого князя Дмитрея Ивановича всеа Руси указу от службы отставлены и отданы по прежнему в холопство» (2 человека, № 31 и 181 из десятни 105 г.), В. Н. Сторожев приходил к выводу о «суровой политике Лжедмитрия I по отношению к распоряжениям царя Бориса, касавшимся зачисления в служилые люди из холопей и вольных людей»4. Далее Сторожев рассматривал случаи верстанья из казаков в дети боярские и отмечал, что эти случаи встречаются в XVII в. Однако Уложение 1649 г. ничего не говорит о такой возможности и, наоборот, в наказе 1652 г. «неслужилых отцов детей» верстать поместными и денежными окладами было запрещено, позволено верстать только тех, у кого отцы были в детях боярских и «служили с городы». Наказ 1675 г., замечает Сторожев, также запрещает верстать в дети боярские «холопей боярских, и стрелецких и козачьих и неслужилых никаких чинов и пашенных мужиков». Вопрос о верстании казаков в целом остается нерешенным, хотя Сторожев оговаривал тот факт, что «запрещение верстать неслужилых отцов детей не заключает в себе запрещения верстать в дети боярские казачьих детей»5.

В. А. Загоровский отмечал, что для «вольных» людей, верстанных в дети боярские, был установлен меньший, чем для потомственных детей боярских, оклад — 70—80 четвертей, денег 3—3,5 руб.6 Автор связывал массовую запись служилых людей «по прибору» в дети боярские с началом строительства Белгородской черты, которое относится к 30-м годам XVII в. Первым построен был город Козлов. Летом 1636 г. туда и в Тамбов объявлялся набор из «вольных, охочих людей». Указано было принимать также крепостных, которые раньше были служилыми людьми — детьми боярскими, казаками и стрельцами — и оставили службу после 1613 г.7 В 1637 г. в Козлове уже насчитывалось 1056 служилых людей, в том же году начали строиться Яблонов и Усерд. Летом 1647 г. был построен г. Коротояк. В эти города также «прибирали» служилых людей.

Правительство должно было, с одной стороны, удерживать стабильность общества, препятствуя размыванию сословий и закрепляя их на той службе, в которой они уже находятся, или на том тягле, которое они несут; с другой — в связи с проведением активной внешней политики и расширением границ государства необходимо было увеличивать численность служилых людей. Южные города заселялись в основном вольными людьми (казаками), «прибранными на государеву службу». Эти люди и верстались в дети боярские. Верстание следовало проводить строго по государевым указам, запрещалось верстать крепостных людей и холопов. Верставшимся в дети боярские необходимо было сдавать свою прежнюю службу родственникам или «охочим людям», чтобы государева служба «не запустела».

О том, как проходило верстание, дает представление сохранившаяся в документах Разряда верстальная книга по Коротояку 157 (1648/49) г. Коротояк здесь назван «новым городом». В книге указывались происхождение и прежние занятия вновь поверстанных, от них требовалось указать службу отцов и их оклады. В первую статью (150 четвертей и 5 руб.) верстались дети детей боярских, отцы их в большинстве были убиты на службе, служили они в основном по Мценску и Орлу. Поверстанных по первой статье было, вероятно, 10 человек (имеются утраты). Во вторую статью (100 четвертей и 4 руб.) были поверстаны также потомственные дети боярские, отцы которых оставили свою службу и служили в солдатах или казаках. Лишь один из них был «вольным человеком», сыном донского казака. Во вторую статью было поверстано 7 человек. В третью (70 четвертей, 3 руб.) были поверстаны в основном казачьи дети, их больше других — 13 человек. Эти люди называли себя «гулящими» или «свободными», «всвободными». Среди них находился и сын посадского человека. При верстании требовалось подтверждение, что они не числились ни за кем в крестьянстве и не дали на себя какие-либо крепости. Всего было поверстано 30 человек. Воевода Д. С. Яковлев «устроил» их дворовыми и огородными местами и землями из дикого поля по 15 четвертей каждому8.




1 ОДиБ. Кн. 8. С. 92—99. Если А. Л. Станиславский безоговорочно признавал подлинность данной десятни, то Р. Г. Скрынников считал возможным изменение переписчиком ее заголовка (Станиславский А. Л. Указ. соч. С. 249—250; Скрынников Р. Г. Указ. соч. С. 141—142). Более ранним указанием на возможность такого верстания является смоленская десятня 1574 г., где указаны смольняне с небольшими окладами, сыновья затинщиков, воротников, церковнослужителей, подьячих, пушкарей, казаков и т. п. См.: Мальцев В. Борьба за Смоленска. Смоленск, 1940. С. 350, 351, 353, 356—358, 362.
2 ОДиБ. Кн. 8. С. 101.
3 Доносы.
4 ОДиБ. Кн. 8. С. 89.
5 Там же. С. 90.
6 Загоровский В. А. Указ. соч. С. 29.
7 Там же. С. 90.
8 РГАДА. Ф. 210. Разрядный приказ. Оп. 7а. Дела разных городов. Кн. 38. Л. 2—17об.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2214