4.3. Коллективные челобитные в царствование Алексея Михайловича
12 июля 1645 г. скончался царь Михаил Федорович. Существует несколько известий о том, что сразу же после его кончины или некоторое время спустя был созван собор, утвердивший вступление на престол Алексея Михайловича: «было тех дворян и детей боярских и посадских людей для того обрания человека по два от города»1. Воевода Я. К. Черкасский докладывал из Тулы, что 6 августа 1645 г. ему «били челом» дворяне и дети боярские, чтобы их «отпустить... к Москве, из города по два человека о своих делех тебе, государю, бить челом». Черкасский 19 августа отправил в Москву, согласно этому прошению, от украинных «городов» тулян В. Ф. Дьякова, О. У. Сухотина, каширян И. С. Лихарева, A. И. Хрущева, замосковных «городов» владимирца Ф. В. Коробова, смольнян Ф. И. Вараксина, В. А. Бердяева, галичан М. И. Шипова, B. С. Перелешина, костромичей Ф. Т. Полозова, П. И. Радилова, «из тверич, из новоторжцов, ис старичан, из можаич» Г. 3. Неклюдова, Ю. О. Сычова2. Еще 25 июля в Москву была послана «заручная» челобитная московских и «городовых» чинов того же полка с просьбой освободить их людей и крестьян от взимания денег за даточных людей3, поскольку многие крестьяне из-за этого «розбрелись врознь и оттого у нас, холопей твоих, деревнишка наши запустели». Взимание денег за даточных было «до указу» приостановлено. Собравшиеся после службы в Москве дворяне и дети боярские воспользовались началом нового царствования, чтобы вновь подать коллективную челобитную об отмене урочных лет4. Возможно, посланные от «городов» из полка Я. Черкасского участвовали в этой подаче. Решение вопроса было отложено до проведения назначенной всеобщей переписи, однако, по мнению П. Смирнова, 19 октября 1645 г. правительство принципиально дало согласие на это требование провинциальных дворян. По его мнению, было также принято решение о кардинальной чистке администрации и приказного аппарата. Б. И. Морозову было дано поручение расследовать обвинения против администрации. Но никаких реальных результатов смена лиц не дала, «порядки оставались старыми»5.

К 1645 г. относится и одна из первых известных коллективных челобитных о межевании земель. Ее подали каширяне, дворяне и дети боярские и «всяких чинов люди». Они жаловались на то, что писец кн. Булаг Мещерский в 1628 г. по «простоте» при описании не размежевал их земель, старых и новых дач, не отделил поместные земли от вотчинных, а также от дворцовых, церковных и монастырских земель и от «черных слобод», отчего происходят ссоры, судебные процессы (тяжбы) и убийства, разорение и «истощение» крестьян. Челобитная была «заручной», под ней поставили свои подписи 30 чел., большинство не только за себя, но и за других6. Вероятно, эта челобитная имела отношение к слухам о скором новом описании земель, что и произошло.

Во время восстания 1648 г. городовые дворяне и дети боярские присоединились к движению «черни» и воспользовались им, как полагал Л. В. Черепнин, чтобы защитить свои классовые интересы. Они приняли участие и в составлении челобитной, поданной от имени всего «простого народа» царю Алексею Михайловичу 2 июня 1648 г., однако в челобитной упоминается и о «простом дворянстве», городовых служилых людях, а также торговых людях. Черепнин считал ее публицистическим произведением, направленным против «высших правителей»7. Он, как и П. Смирнов, отмечал содержавшееся в челобитной предостережение от широкого народного восстания, которое неминуемо разразится, если требования челобитчиков не будут удовлетворены. Челобитчики пользуются Псалтырью для указания на судебные функции царской власти (псалом 71 «Боже, суд твой цареви даждь и правду твою сыну цареву судити людем твоим в правде и нищим твоим в суде»), указывают на введение императором Юстинианом справедливых законов как меру спасения от «кары Божьей»8. Провинциальное дворянство приняло участие и в составлении второй челобитной, датируемой также июнем 1648 г., текст которой был обнаружен М. В. Шахматовым. Она также направлена против высшей знати и приказной администрации. В обеих челобитных речь шла о преобразовании судебных учреждений, а во второй также о созыве земского собора. Оба требования были приняты во внимание: сначала был созван земский собор (середина июля 1648 г.), а затем на нем было принято решение о создании Уложения, для чего собрался второй земский собор (сентябрьский). Кроме того, дворянам и детям боярским было выдано жалованье, произведен их разбор, повышены оклады (см. 1.9).

Челобитные 1648 г. (возможно, речь идет об одном и том же публицистическом произведении) можно считать кульминацией развития общественно-политической мысли XVII в.

Вместе с тем дворяне и дети боярские проявляли в это время и верноподданические чувства, стремясь отмежеваться от восставших против политики правительства. Так, курские дворяне и дети боярские подали в июле 1648 г. челобитную с просьбой выслать из города «заводчиков» восстания, стрельцов и казаков, убивших голову К. Теглева, «чтоб нам от их воровства вконец не погинуть»9. С такой же просьбой обращались и елецкие помещики10.

В 1648 г. наружу выплеснулся и антагонизм между дворянами и детьми боярскими украинных и замосковных «городов». Ряжские дворяне и дети боярские в октябре этого года подали челобитную, в которой жаловались на то, что по размерам выплаченного жалованья они приравнены к «новым» городам, в которых верстались их люди и крестьяне. Они упоминали о службе «города» и своих предков со времен царя Ивана Васильевича и взятия Казани, об участии в походах и осадах, сооружении Белгородской черты, подавлении при их участии восстания в Козлове в 1648 г. Писали они и о трудности своей службы, которая длится гораздо дольше, чем служба московских чинов и замосковных «городов» и сопровождается большим напряжением. Вал делали они, например, с 2 дворов крестьянских сажень (однодворцы 3 чел. сажень), «а московские, государь, дворяне и замосковные горады домами своими полныя», и те делали вал с 25 крестьян сажень, «и те, государь, пожалованы твоим государевым денежным жалованьем полным, а мы, холопи твои, служим тебе, государю, стоим в 15 местех до больших снегов да Николина дни и да Рожества Христова... день и ночь...»11. Ссылались ряшане и на трудности дальних походов за татарами и свое разорение от беспрестанных служб и просили в денежном жалованье не сверстывать их с новыми «городами», чтобы не быть «до конца» оскорбленным перед «городами» старыми. Правительство сразу же пошло на уступки Ряжску, и сумма выплат денежного жалованья ряшанам была повышена до 3745 рублей12.

Участники Земского собора 1648/49 гг. подавали и коллективную челобитную о запрещении иностранным купцам торговли во внутренних областях России. В начале 1649 г. московские чины и провинциальные дворяне и дети боярские подали челобитную с просьбой о запрещении «немцам» торговать в Москве, перенеся торговлю в Архангельск, поскольку московские гости и торговые люди разорились в конкурентной борьбе с иностранными купцами. Дворяне добавили также, что «немцы ж де, будучи в Московском государстве, проведывают про вести и пишут в свои земли всякие дела»13. Другая челобитная с более подробным описанием «неправд» англичан и других иностранцев была подана гостями и торговыми людьми. После этого царь указал допросить выборных дворян и детей боярских, а также гостей и торговых людей и задать им вопрос о том, не приведут ли меры по ограничению торговли к ухудшению отношений с другими странами и смогут ли русские люди заплатить долги иностранцам? Выборные ответили, что ухудшения отношений не будет, поскольку договор о торговле во внутренних областях России есть только со шведами, сами же англичане и другие иностранные купцы знают о нарушении ими соглашений, долги же русских людей будут заплачены «миром»14. Эта челобитная дворянства говорит о его активной заинтересованности в решении экономических и финансовых вопросов, что объясняется не только солидарностью с русским купечеством, но и защитой собственных интересов. Ведь дворяне, столичные и городовые, должны были покупать иностранные товары по завышенным ценам, а некоторые из них и продавали оптом свою продукцию иностранцам. Провинциальное дворянство надеялось на снижение цен и улучшение тем самым своего финансового положения. Иностранных купцов расценивали как союзников «сильных людей», а, следовательно, как противников принципа «равенства». Подписи провинциальных дворян под допросом по этой челобитной и под Соборным Уложением практически совпадают. Под Соборным Уложением имеются рукоприкладства (подписи) 157 представителей провинциальною дворянства15. «Города», которые представляли подписавшиеся, расположены в целом в порядке «местничества городов», начиная с Владимира, затем следует Новгород, затем Суздаль, Юрьев Польской, Лух, Муром, Переславль Залесский, Нижний Новгород, Арзамас, а затем уже идут украинные «города», следом за ними «понизовые». Вместе с тем опоздавшие к рукоприкладствам представители могли, вероятно, вставить свою подпись на свободное место, отсюда появляются сбои в порядке подписей, и даже включение туда представителей посадских людей. Под допросом о челобитной о запрещении иностранным купцам торговли в России (кроме Архангельска) стоят 137 подписей дворян и детей боярских16, подписались те же самые люди, что и под Уложением, за исключением 20 чел. Порядок подписей практически совпадает, кроме некоторых перемещений, например, открывает подписи под допросом казанец Савва Аристов, затем уже только идет подпись владимирца Самойла Беречинского. Вероятно, это объясняется также опозданием к подписи и вписыванием своего имени на свободное место. Участники собора пользовались своими правами и положением для оказания давления на правительство и по вопросам, не связанным собственно с Уложением.




1 Смирнов П. Указ. соч. С. 20; Черепнин Л. В. Указ. соч. С. 272—274.
2 РГАДА. Ф. 210. Оп. 9. Столбцы Московского стола. № 199. Л. 407.
3 Там же. Л. 409—412.
4 РГАДА. Ф. 141. 1645. № 72. Л. 1—2; Смирнов П. Указ. соч. Прил. III. С. 47—50.
5 Смирнов П. Указ. соч. С. 22.
6 РГАДА. Ф. 210. Оп. 9. Столбцы Московского стола. № 199. Л. 452—454.
7 Черепнин Л. В. Указ. соч. С. 279.
8 Смирнов П. Указ. соч. Прил. IV. С. 56—57.
9 Танков А. А. Историческая летопись курского дворянства. Т. 1. М., 1913. С. 361.
10 Высоцкий Д. А. Общественно-политические взгляды поместного дворянства... Дисс. канд. ист. наук. Л., 1988. С. 85.; ОДиБ. Кн. 12. С. 340.
11 РГАДА. Ф. 210. Оп. 10. Столбцы Владимирского стола. № 30. Л. 262.
12 Там же. Л. 272.
13 Сборник князя Хилкова. СПб., 1879. № 82. С. 238.
14 Там же. С. 149.
15 Соборное Уложение 1649 года. Текст, комментарии. Л., 1987. С. 403—407.
16 ОР РНБ. Ф. 532. Оп. 2. № 851. Л. 1об.—46об.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2343