Анекдотические истории
Русский торговый человек нередко становился героем анекдотов. Один петербургский купец пожаловался Павлу I во время утреннего развода на генерал-губернатора Архарова, задолжавшего ему 12000 рублей. Сначала высокопоставленный должник, пользовавшийся особым расположением императора, кормил появлявшегося у него дома кредитора обещаниями и завтраками, а затем стал выталкивать и избивать его. Император приказал Архарову замигать вслух купеческую челобитную, заставив его тем самым публично признать свою вину, и дать клятвенное обещание тотчас же вернуть долг1.

Согласно еще одной анекдотической истории, крупный калужский купец Андрей Макарович Чернов отправил во времена императора Александра I в Англию два больших корабля, нагруженные пенькою, и сам явился для продажи ее. Английские коммерсанты, стремясь воспользоваться незнанием русским купцом местных условий, предложили ему сильно заниженные цены за товар. Отказавшись уступить их нажиму, Чернов добился от английских властей позволения вывезти пеньки за город и сжечь. Тогда англичане, посмеявшиеся над самодурством русского торговца, но нуждавшиеся в пеньке, решили приобрести ее непосредственно в России. Однако, во всех русских портах - Риге, Петербурге, Архангельске - кто-то заранее закупил все количество наличного товара, а из внутренних губерний не было возможности быстро организовать его доставку. Пришлось им приобретать русскую пеньку по очень высокой цене. И, как позднее выяснилось, эту операцию с пенькой провернул все тог же купец Чернов, который сжег ее в Англии и на последней продаже вернул все свои убытки, да еще с крупным барышом2 Кстати, его отец, Макар Иванович Чернов, в начале XIX века был городским головой Калуги.

С этой комичной историей отчасти перекликается рассказ-быль из воспоминаний вятского старожила К.И.Клепикова: «Некоторые из вятских купцов пробовали отправлять товар для продажи в Лондон. Слободской купец Анфилатов в 1806 г. отправил лен. Два года лен лежал в Лондоне и не продавался; на третий - поехал Анфилатов в Лондон; товар осмотрел, который оказался в целости. Предлагал покупателям, но они давали очень дешево. Решил товар принять. Выпросил позволение свезти за город и сжечь. Англичанин сказал: "Отправь в Архангельск". Анфилатов отвечал: "В лес дрова не возят". Как сказал, так и сделал - лен сжег»3. Действительно, Анфилатовы из Слободского, выдвинувшиеся еще в XVIII веке, вели крупную торговлю через Архангельск и в целях организации кредитования купцов основали в городе даже коммерческий банк4. Но чаще всего в анекдотах действуют не конкретные лица, а абстрактные представители купеческой среды.

В одном анекдоте хлеботорговец, постоянно повышающий цены на пшеницу и рожь, независимо от складывавшейся конъюнктуры, отвечая на вопрос покупателя («Так какой же надо вам погоды, чтобы хлеб был дешевле?»), заявляет: «Да наш брат желает, чтобы не было никакой погоды, а так себе, середка на половине, - тогда и мы можем заработать лишнюю копейку»5. В середине XIX века Е.А.Чудинский записал в Москве анекдотическую историю о том, как «вздумал один купец говеть вместе с архиереем на первой неделе» Великого поста, да на всю жизнь зарекся от такого говения, сопровождавшегося приемом скоромной пищи в мизерном объеме6.

******

В произведениях устного народного творчества представлены разные типажи торговых людей: от народных вождей и патриотов (вроде Кузьмы Минина), участников земских соборов - в исторических песнях XVII века до плутов и скряг - в ряде преданий и сказок XVIII-XIX веков. Былины, исторические песни, сказки и прочие произведения устного народного творчества создавались не только в сельской местности, на окраинах России, где они в основном и были записаны, но (судя по детализации и точности в подаче бытовых реалий) и в городской торгово-ремесленной среде. Однако эти реальные черты торгового быта раннего Нового времени, во-первых, тесно переплетаются с гиперболизацией прошлого, а во-вторых, чаще всего смещены на временной шкале, не имеющей в народной памяти даже относительную точность. В сказках уделяется внимание главным образом быту и семейным отношениям купечества, а не его рыночным операциям. В них сквозит извечная мечта простых людей сказочно разбогатеть и повысить свой социальный уровень. Вместе с тем, завидуя зажиточным купцам, поднявшимся из низов, народ нередко считал источником их богатств грабеж либо случайную удачу, но не многолетний кропотливый труд. Как в исторических песнях, так и в сказках присутствуют стилистические трафареты и шаблоны, определенные каноны, повторяющиеся мотивы, традиционные устойчивые словосочетания и формулы7. Кое-кто из торговых людей XIX века, подобно ростовскому купцу П.В.Хлебникову, коммерсанту из г. Петровска П.Ф.Жукову и крестьянскому сыну из с. Угодичи под Ростовом Великим Александру Артынову, служившему одно время приказчиком, приобщался к собирательству фольклора8. Правда, фольклорные записи Артынова не документальны, а представляют собой вольный пересказ народных преданий. К тому же опубликованы они в литературной обработке издателя - филолога Ю.К.Бегунова. Естественно, к фольклорным записям такого рода следует относиться критически.

Фольклор оказал заметное влияние на русскую литературу XVII-XIX веков, в том числе на те произведения, в которых главным героем выступает торговый человек. Былинные персонажи торговых людей, за исключением Кузьмы Минина, носят обобщающий характер. Вот почему русские эпические произведения, в отличие от письменных материалов, нельзя использовать в качестве полноценного и самостоятельного источника по истории торговли и купечества допетровской России. Вместе с тем их можно и нужно привлекать при изучении отражения и преломления в устном народном творчестве (а стало быть, и в памяти народа) торговых реалий и купеческого быта Нового времени. Фольклор характеризует отношение к купечеству в народной среде, причем порой в более откровенной форме. И в этом плане фольклорные материалы XVIII-XIX веков существенно дополняют данные, извлеченные из письменных источников.



195 Исторические анекдоты из жизни русских государей. СПб., 1880. С. 58-60.
2Полипов Г.Т. (Северцев). Быт петербургского купечества в 1820-х -1840-х годах // Исторический вестник. 1901. Т. 85, № 7. С. 133-134.
3Купечество вятское. Киров-Вятка, 1999. С. 166.
4Чарушина С. Анфилатов и другие // Меркурий. 2006. 27 авг.
5Энциклопедия остроумия. СПб., 1904. С. 240, 264-265, 275-276.
6Чудинский Е.А. Русские народные сказки, прибаутки и побасенки. № 6. С. 47-48.
7Букатина Ю.Е. Русская былина в культурно-историческом контексте: проблемы интерпретации в XX в. // Источниковедение культуры: альманах. М., 2007. Вып. 1. С. 247-283.
8Предания Великого Новгорода, собранные Александром Артыновым / составление, предисл. и коммент. Ю.К.Бегунова. М., 2001. С. 266-268, 279.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3384

X