Народные предания
Образ торгового человека не обойден вниманием в русском фольклоре XVIII-XIX веков. На Смоленщине пересказывали предание о Петре I, нанявшемся инкогнито в работники к купцу, чтобы поехать в Ригу и научиться там пушечному литью. Царь прощает в конце купца, ругавшего его поделом, ведь «за незнания и царя бранят»1. Фольклорист Н.А.Криничная записала в Архангельской области несколько народных преданий о разбойниках, грабивших в старину богатых купцов на дорогах, в том числе у ямы на волоке возле Черной слободы2. Из Тверской губернии происходит предание о мужиках из одной деревни, которые, открыв клад с золотыми монетами, «разделили их промеж себя и все разбогатели так, все сразу в купцы первой гильдии пошли, а деревню прозвали городом»3.

Несколько народных преданий связано с именем Сергея Ивановича Поганкина - известного псковского купца XVII века, который упоминается впервые в одном из документов 1644 г. как простой посадский человек - «огородник». В последующее время он постоянно расширял сферу деятельности, приобретая дворы, сады, нивы, лавки (в мясном, сапожном, суконном рядах), активно включаясь не только во внутреннюю, но и во внешнюю торговлю. Только за два осенних дня 1671 г. Поганкин закупил на торге в Пскове, переработал и перепродал иноземным гостям 1321 пуд сала, продал 875 пудов псковского льна, 1878 пудов пеньки и 336 пудов выделанной кожи. Его громадное состояние было нажито далеко не праведными путями. Порой ему удавалось переправлять десятки возов с товарами в Прибалтику минуя таможню. В 1659 г. Поганкин был головой Псковского денежного двора. Одно время он находился в качестве земского выборного лица в числе пяти-шести крупных купцов, заседавших в Псковской земской избе, управлявшей Псковом и его пригородами. Венцом его купеческой карьеры стало зачисление в 1679 г. в государеву Гостиную сотню (жалованная грамота на чин была выдан 11 января 1680 г.) и позднее награждение за службу царским жалованным ковшом. В 1681-1682 г. он возглавлял Мытный двор в Москве, с 1688 г. - Большую таможню в Пскове. 15 июля 1686 г. Поганкин получил жалованную грамоту об освобождении его от службы и тягла по линии Гостиной сотни в Москве и уплате тягла и несении службы в Пскове вместе с посадскими людьми, а также подведомственности Новгородскому приказу. Скончался он в 1694 г., оставив после себя богатое наследство. Сергей Иванович был погребен, по всей вероятности, в Златоустовском монастыре, в котором Поганкиными была выстроена церковь во имя св. Иоанна Предтечи4. До сих пор стоят построенные С.И.Поганкиным каменные палаты Г-образной формы, носящие его имя - Поганкины. За их массивными стенами некогда жил этот богатейший купец, хранились ценные товары5.

Согласно псковским преданиям, на месте Поганкиных палат, в стенах которых были замурованы купеческие сокровища, когда-то стояла жалкая лачуга бедняка-бондаря-родоначальника Поганкиных, случайно обнаружившего (то ли в углу под куриным гнездом, то ли в огромном валуне на берегу р. Великой) клад золотых монет, на которые и были выстроены каменные палаты6. В одной из легенд прозвище владельца палат связывается с Иваном Грозным, который, прибыв вместе с опричниками в Псков, потребовал от него денег. «Сколько же тебе, государь, нужно?» - спросил купец. «Ах, ты, поганый! Да разве ты настолько богат, что в состоянии будешь вполне удовлетворить меня», - промолвил царь7. Другие же говорили, что Поганкины получили свое прозвище ст «поганок», звериных шкурок, которыми торговали; третьи - что они разбогатели на поганые (бесовские) деньги. Будто бы злая жена Поганкина, Ревнуя мужа к детям, бросила малолетних сына и дочь в дремучем лесу. Но несчастные, выжив, стали нищенствовать и однажды забрели на двор Поганкиных, где отец их признал, а Мать-преступницу обрек на смерть, привязав к хвосту дикого коня. В народе утверждали также, что Поганкин водил знакомство с разбойниками из Сорокового бора (Гдовский уезд), которые приезжали к нему бражничать в палатах8. В одной псковской легенде происхождение фамилии Поганкина объясняется в русле народной этимологии тем, что купец поддерживал тесные отношения с иностранными коммерсантами неправославного вероисповедания, т.е. с «погаными». Но, скорее всего, она ведет начало от нелицеприятного прозвища «Поганка», которое закрепилось за отцом С.И.Поганкииа9.

Одно из преданий, бытовавших в Среднем Поволжье, связано со знаменитой Макарьевской ярмаркой, напротив которой расположено Лысково, ставшее с XVII века вотчиной грузинского князя-царевича. Вспыльчивый вотчинник любил покуражиться не только над собственными крестьянами, но и над купцами. Никто из них не мог перечить барину царских кровей. И лишь один торговец из новеньких отказался продавать ему приглянувшийся товар по заниженной цене. Разгневанный самодур набросился на купца, а тот кинулся бежать из ярмарочных рядов в озеро, куда забрался по горло и князь. Так они стояли в воде, пока барин не остыл от гнева и не простил торгового человека10.

На Владимирщине во второй половине XIX века старожилы- крестьяне, вспоминая о разбойнике Кузьме Рощине, грабившем купеческие караваны, среди его сподвижников называли Баташовых (Баташевых)11. Согласно другому преданию, записанному в Выксинском районе Нижегородской области, Василий (а не Кузьма) Рощин первоначально работал мастером в Выксе, на заводе Баташова, который насильно отобрал у него красавицу-невесту. Бросив работу, Рощин ушел разбойничать на Оку, в Муромские леса, где однажды напал на лесной дороге на своего обидчика, ограбил его и приказал избить заводчика кнутом12. Династия Баташевых, известных предпринимателей-промышленников XVIII-XIX веков, происходит от тульского купца-оружейника. В народе сохранилось немало воспоминаний об их стяжательстве и злоупотреблениях, хотя один из Баташевых, Иван Родионович, возводивший храмы и больницы, прославился также щедрой благотворительностью13.

Купцы-толстосумы терпели немалые убытки во время народных бунтов, что отразилось и в фольклоре. Как-то Пугачев в одежде нищего появился в г. Цивильскс (Чувашия) на дворе богатого купца с просьбой о милостыне. Богач, хранившим деньги в сорокаведерных бочках, отказал ему в помощи. В отместку казачий атаман вместе со своими сподвижниками отобрал у скряги все ценности, а дом его приказал сжечь14. В народе не любили тех выбившихся торговцев, кто не привечал нищих и убогих15.

Старое поколение населения Среднего Поволжья и в советское время помнило о местных предпринимателях Бугровых, порой обижавших простых людей16. Согласно преданию, записанному в д. Овечкино Борского района Нижегородской области, у дороги на Вягку действовала разбойничья шайка Бугрова, который, не желая делиться награбленным с сообщниками, убил их. Разбогатев таким неправедным путем, Бугровы переехали в Нижний Новгород и стали именитыми купцами17. И далеко не просто выяснить, какую долю правды содержит народная молва.

А вот что можно почерпнуть о Бугровых из исторической литературы. Николай Александрович Бугров (1837-1911), дед которого, описанный в очерке В.И.Даля «Дедушка Бугров», происходил из удельных крестьян и разбогател на строительных подрядах, был крупнейшим нижегородским хлеботорговцем, владельцем многочисленных мельниц Поволжья. Он стал видным общественным деятелем одного из течений старообрядчества (беглопоповцев). На свои средства поддерживал Комаровский и Малиновский скиты, строил старообрядческие храмы, содержал чисто старообрядческую школу, проводил всероссийские съезды беглопоповцев, которых в просторечии тогда нередко именовали «бугровцами», «бугровским согласием». Придерживаясь реакционных взглядов, Н.А.Бугров, с одной стороны, оказывал финансовую помощь черносотенцам, в том числе при организации ими еврейских погромов, а с другой, тратил миллионы рублей на благотворительность и милостыню. На его деньги были построены здание городской думы, ночлежный дом и приют в Нижнем Новгороде, санаторий в Ессентуках, богадельня в Саратове18. «Среди старообрядцев это был первый человек, общепризнанный глава, покровитель н первый начетчик. У него на мельнице служили все свои, и это была настоящая вотчина из верующих. Даже мельницу его на ст. Сейма - огромную и образцовую - знала вся Россия... Я с Бугровым дружил. Мы часто ездили вместе. Бугров всегда ездил во втором классе со своей неизменной ситцевой подушкой», - отзывался о нем известный книгоиздатель И.Дм.Сытин19.

В надежде на торговую фортуну многие обращались к Богу. В XIX веке Г.Д.Книголюбов записал народный заговор на торговлю: «Дела. Господи, рек еси пречистыми усгы своими, яко без меня не можете творити ничто же. Господи мой, Господи, верою объем души нашей, помози мне грешному, рабу Божию (имя рек), сию нашу жизнь торговлею в купле, продаже и меняльстве и во всем. Ты владыка, Господи, сам ее соверши во имя Отца, и Сына, и Св. Духа, аминь. Св. Архангел Михаил во твое святое имя торгуем, спаси, сохрани и благослови своими святыми молитвами раба Божия (имя рек) начата и совершиги счастливую и благополучную торговлю. Во имя Отца, и Сына, и Св. Духа, и ныне, и присно, и во веки веков, аминь» (Из рукописной книжки Г.Д.Книголюбова)20. Лишь с помощью молитвы и покаяния один купец, остановившийся у знакомого мужика с большими деньгами в шкатулке, избавился от ограбления и спас себе жизнь21.




1Добровольский В.Н. Смоленский этнографический сборник. СПб., 1891. Ч. 1. № 25. С. 384.
2Криничная Н.А. Предания русского Севера. СПб., 1991. С. 126-128.
3Чудинский Е.А. Русские народные сказки, прибаутки и побасенки. М, 1864. №29. С. 120-121.
4См. более подробно о нем: Книги псковитина посадского человека Сергея Иванова сына Поганкина: особое приложение к «Археологической записке о Поганкиных К.Г.Евлентьева»: списал с подлинника К.Г.Евлентьев. Псков, 1870; Голикова Н.Б. Указ. соч. С. 348; Аракчеев В.А. Средневековый Псков: власть, общество, повседневная жизнь в XV-XVII веках. Псков, 2004. С. 249-256; Привилегированное купечество России во второй половине XVI-первой четверти XVIII в.: сб. док. / сост.: Т.Б.Соловьева (отв. сост.), Т.А.Лаптева. М., 2004. Т. 1. № 83. С. 332, 334.
5Евлентьев К.Г. Палата Поганкина в Пскове. Псков, 1870. (Изд. 2-е: Псков, 1881); Спегальский Ю.А. Псковские каменные жилые здания XVII века. М.; Л., 1963. С. 40-51. Рис. 22-23; Лабутин В. И. Сергей Поганкин, владелец каменных палат // Псков через века. Памятники Пскова сегодня. СПб., 1994. С. 51-60.
6Евлентьев К.Г. Археологическая записка о Поганкиных К.Г.Ев-лентьева. Псков, 1870. С. 6-8.
7Там же. С. 8.
8Там же. С. 8-9.
9Там же. С. 6-9.
10Степанов Ю. Легенды и предания Псковщины. Псков, 1993. С. 40.
11Монастырский С. Иллюстрированный спутник по Волге: в 3 ч. Казань, 1884. Ч. 1. С. 75-76. Разд. паг.
12Максимов С.В. Нечистая, неведомая и крестная сила. Куль хлеба. Смоленск, 1995. С. 377.
13Легенды и предания Волги-реки/ сост. В.Н.Морохин. Н. Новгород, 1998. №218. С. 233-234.
14Святая Русь. Большая энциклопедия русского народа. Русское хозяйство / гл. ред., сост. О.А.Платонов. М., 2006. С. 87-88. Димитриев ВД. Чувашские исторические предания. Чебоксары, 1993. С. 334.
15См.: Труды / Костромское научное общество по изучению местного края. Кострома, 1923. Вып. 29. С. 9; Легенды и предания Волги-реки. № 506-507. С. 476-478.
16Легенды и предания Волги-реки. № 170. С. 183.
17Там же. № 49. С. 60, 62.
18См.: Седов А.В. Кержаки. История трех поколений купцов Бугровых. Н. Новгород, 2005. С. 102-160; Вургафт С.Г., Ушаков И.А. Старообрядчество. Лица, события и символы: опыт энцикл. словаря. М., 1996. С. 58-59.
19Былое. 1993. № 12. С. 15.
20Русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия / собр. М.Забылиным: в 4 ч. М., 1880. С. 389.
21См.: Труды / Костромское научное общество по изучению местного края. Вып. 29. С. 10.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4954

X