Аннушка, Лизонька и большая политика

У Петра I и Екатерины родилось 12 детей, из которых десять умерли в младенчестве. Кроме названных выше Петра (1704 — до 1707), Павла (1705 — до 1707) и Екатерины (1707 — 1708), родители в один год потеряли Наталью (1713 — 1715) и Маргариту (1714 — 1715). Еще один сын, также получивший имя Петр (1715 — 1719), после смерти царевича Алексея Петровича был объявлен наследником престола, но и ему не суждено было пережить отца; Павел, родившийся во время заграничного путешествия, умер в 1717 году на следующий день после появления на свет. В 1723 году родился и умер еще один Петр, а в 1724-м — Павел. Младшую дочь, опять названную Натальей (1718 — 1725), императрица Екатерина Алексеевна хоронила одновременно с мужем(175).

Анна и Елизавета Петровны были погодками: старшая родилась 27 января 1708 года, а младшая — 18 декабря 1709-го. Девочки появились на свет до официального вступления их родителей в брак, что отчасти влияло на судьбу обеих. Правда, они утратили статус незаконнорожденных, когда были привенчаны[81] к родителям при их вступлении в официальный брак.

Первое упоминание об Анне в журнале повседневных занятий Петра I встречается в записи от 3 февраля 1711 года: «У его царского величества господа министры все обедали и довольно веселились, понеже в тот день была именинница маленькая царевна Анна Петровна»(176). Датский дипломат Юст Юль увидел ее впервые 16 (28) мая 1710 года, когда по возвращении русского флота из Кроншлота в Петербург вельможи, офицеры и иностранные дипломаты отправились к царю, чтобы поздравить его с благополучным прибытием на берега Невы. Разумеется, все гости были приглашены на обед. Напитками их обносила крохотная девочка, сидевшая на руках у няньки; это и была царевна Анна Петровна. Поскольку ребенок был крупным и развитым, Юль решил, что ей четыре года, хотя в действительности ей было лишь два с небольшим. К тому же месяцу относится первое упоминание Елизаветы в переписке ее родителей: 1 мая Петр передал привет «четверной лапушке», называя так Лизоньку, которая к тому времени начала ползать на четвереньках(177).

Сохранились известия об участии Анны и Елизаветы в свадьбе родителей 19 февраля 1712 года. Чарлз Уитворт сообщил британскому статс-секретарю Роберту Гарлею, что дочери Петра были «ближними девицами» невесты-матери: «…одной было около пяти лет, а другой — три года; но так как эти царевны по причине слишком нежного возраста не могли переносить усталости, то они присутствовали короткое время и затем их место заняли две царские племянницы»(178).

Сестры очень редко видели отца, участвовавшего в непрерывных походах. Когда и Екатерина уезжала к мужу, дети переходили под опеку сестры Петра, Натальи Алексеевны, или семьи Меншикова, который в каждом письме царю сообщал: «Дорогие детки ваши, слава Богу, здоровы». 11 июня 1717 года Екатерина сообщила супругу, что Елизавета заболела оспой, но «от оной болезни уже освободилась бес повреждения личика своего».

Девочки довольно рано научились писать — в возрасте не старше восьми лет. В 1717 году Екатерина в письме из-за границы просила восьмилетнюю Анну «для Бога потщиться писать хорошенько, чтоб похвалить за оное можно и вам послать в презент прилежания вашего гостинцы, на то б смотря, и маленькая сестричка также тщилась заслуживать гостинцы». Вероятно, Елизавета действительно постаралась — в начале 1718 года она получила письмо от отца: «Лизетка, друг мой, здравствуй! Благодарствую вам за ваши письма, дай Боже вас в радости видеть»(179).

Первое из сохранившихся писем царевен, хотя и не собственноручное, но за их подписями, датировано тем же годом. Оно было адресовано А. Д. Меншикову, которого девочки просили распорядиться о помиловании некой женщины, подвергнутой медленной и мучительной казни путем закапывания по горло в землю. Анна и Елизавета писали, что она «закопана уже ныне немалое время и при самом часе смерти ее», и просили «ее от той смерти… освободить и отослать в монастырь»(180). Как видим, дочерям Петра Великого с детских лет было присуще милосердие.

Сначала Екатерина Алексеевна «держала дочерей своих очень просто и не совсем открыто», но после свадьбы с Петром I она почувствовала себя вполне уверенно, что отразилось и на положении Анны и Елизаветы. Они получили собственное помещение, отдельный стол и особую прислугу. В 1716 году к девочкам была определена «дохтурица» гречанка Лавра Паликала. В ноябре того же года из Италии прибыла графиня Марианна Маньяни, занявшая место воспитательницы при царевнах. При них состояли также виконтесса Латур-Лануа и «мастер немецкого языка» Глик. Таким образом, девочки изучали немецкий, французский и итальянский языки, на которых впоследствии неплохо говорили, и знали также шведский, поскольку с раннего детства были окружены «мамками» и прислугой из числа уроженцев Ингрии, знавших этот язык. Под руководством танцмейстера Стефана Рамбура царевны обучались хореографии и впоследствии блистали на балах. Елизавета, кроме легкости в движениях, отличалась находчивостью и изобретательностью, беспрестанно выдумывая новые фигуры. В то же время образование дочерей Петра I носило достаточно поверхностный характер: основы грамматики, иностранные языки и танцы — это был необходимый минимум для девушек, которых готовили к вступлению в брак с европейскими принцами.

Анна и Елизавета привлекали внимание французской дипломатии в связи с матримониальными планами Петра I, имевшими крайне важное политическое и международное значение. 25 июля 1719 года Анри Лави сообщил Гийому Дюбуа, что русский царь рассчитывает заключить союз с французским королем Людовиком XV (он был на полгода моложе Елизаветы) и надеется «убедить со временем его величество принять в супружество принцессу, его младшую дочь, очень красивую и хорошо сложенную особу; ее можно бы даже назвать красавицей, если бы не рыжеватый цвет волос, что, впрочем, может измениться с годами; она умна, очень добра и великодушна». Конечно, о чертах характера Елизаветы Петровны, наверно, уже можно было составить впечатление, но вывод о телосложении царевны консул сделал заранее — девочке было всего десять лет. Однако Лави не ошибся в своем предположении. Кстати, спустя два года только что прибывший в Россию Бурхард Христофор Миних был очарован Елизаветой. Впоследствии знаменитый фельдмаршал вспоминал, что «еще в самой нежной юности… она была уже, несмотря на излишнюю дородность, прекрасно сложена, очень хороша собой и полна здоровья и живости. Она ходила так проворно, что все, особенно дамы, с трудом могли поспевать за нею; она смело ездила верхом и не боялась воды»(181).

Екатерина Алексеевна разделяла надежды супруга относительно брака Лизоньки и «не раз повторяла своей младшей дочери, прося ее учиться со вниманием и усовершенствоваться во французском языке, что она имеет важные причины желать, чтобы она изучила именно этот, а не другой язык»(182).

В том же донесении Лави описал и Анну: «Старшая из принцесс — вылитый портрет царя-отца, слишком экономна для принцессы и хочет обо всём знать»(183). А двумя неделями ранее он отметил: «Царь дает понять, что он назначает престол старшей из принцесс, дочерей своих»(184) (прошло менее трех месяцев со смерти в возрасте трех с половиной лет Петра Петровича). То же предположение было повторено им через месяц: «…царь желает сделать наследницей престола принцессу, свою старшую дочь, выдав ее замуж за какого-нибудь иностранного государя, который был бы в состоянии продолжать дело, столь блистательно начатое им. Некоторые политики предрешают, будто тут имеется в виду герцог Голштинский, сын сестры королевы Ульрики Шведской»(185).

Последнее предположение вскоре подтвердилось: в июне 1721 года в Петербург прибыл герцог Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский, которого Петр I прочил в женихи одной из своих дочерей. Заинтересованность русского императора в этом мелком германском владетеле объяснялась тем, что он приходился родным племянником покойного короля Карла XII и мог являться претендентом на шведский престол. В связи с этим он был нужен российской дипломатии в качестве средства давления на его тетку, королеву Ульрику Элеонору, и ее мужа, короля Фредрика I, которых необходимо было склонить к скорейшему заключению мира с Россией.

Герцогу недавно исполнился 21 год; Анне в это время было 13 лет, а Елизавете — 11. 25 июня 1721 года, вскоре по прибытии в Россию, голштинский камер-юнкер Фридрих Вильгельм Берхгольц описал свои впечатления от первой встречи с дочерьми российского монарха. «Взоры наши, — рассказывает он, — тотчас обратились на старшую принцессу, брюнетку и прекрасную как ангел. Цвет лица, руки и стан у нее чудно хороши. Она очень похожа на царя и для женщины довольно высока ростом. По левую руку царицы стояла вторая принцесса, белокурая и очень нежная; лицо у нее, как и у старшей, чрезвычайно доброе и приятное. Она годами двумя моложе и меньше ростом, но гораздо живее и полнее старшей, которая немного худа. В этот раз они были одеты одинаково, но младшая имела еще позади крылышки[82]; у старшей же они были недавно отрезаны, но еще не сняты и только зашнурованы. Сделаны эти крылышки прекрасно. Платья принцесс были без золота и серебра, из красивой двухцветной материи, а головы убраны драгоценными камнями и жемчугом, по новейшей французской моде и с изяществом, которое бы сделало честь лучшему парижскому парикмахеру»(186).

Девятого сентября 1721 года в торжественной обстановке Петр обрезал ножницами с платья Елизаветы маленькие белые крылышки, и она была признана совершеннолетней(187).

Тем временем герцог Карл Фридрих настойчиво ухаживал за обеими цесаревнами и вместе с тем оказывал восторженные знаки внимания их матери Екатерине Алексеевне. Она очень благоволила к будущему зятю и всё время помогала ему остаться наедине то с Анной, то с Елизаветой, но чаще с ними обеими. Герцог беседовал с девушками по-немецки. Старшая дочь Петра, красивая брюнетка, очень похожая на отца, была умна, серьезна, рассудительна и образованна. Она явно превосходила потенциального жениха интеллектом и эрудицией, что он чувствовал и несколько этим тяготился. Зато ее младшая сестра, веселая и непосредственная, очаровала герцога с первых часов их знакомства. Но Карл Фридрих помнил о политическом значении своей будущей женитьбы и поэтому не позволял себе выказывать предпочтение Елизавете. Лишь очень близкие к нему люди вроде голштинского министра и дипломата графа Геннинга Фридриха Бассевича и камер-юнкера герцогского двора Фридриха Вильгельма Берхгольца знали, что он мечтает получить руку именно младшей дочери Петра I(188).

Набор способов ухаживания был традиционен: танцы, прогулки, остроумные беседы на легкие темы, далекие от политики. В то же время герцог не упускал случая продемонстрировать свою находчивость и хороший вкус. Например, однажды во время ночного катания со свитой по каналу он приказал гребцам остановить барку под окнами цесаревен и находившиеся при нем придворные валторнисты исполнили прекрасный ноктюрн. Карл Фридрих был вознагражден сиянием девичьих глаз и радостными улыбками юных красавиц, прильнувших к стеклам окон.

Жених в течение трех лет жил в Петербурге, пребывая в неопределенности. Петр не спешил решать вопрос о браке. Бассевич объясняет колебания русского императора в деле заключения брачного и династического союза с герцогом Гольштейн-Готторпским происками французского посланника в России Кампредона. Франция являлась союзницей Швеции и активно поддерживала шведского короля Фредрика I, которому его жена Ульрика Элеонора передала власть в 1720 году. Чтобы помешать браку русской цесаревны с опасным претендентом на шведский трон, Кампредон поддерживал стремление Петра I выдать Анну или Елизавету за французского короля Людовика XV. Карл Фридрих в свою очередь «не спешил браком в надежде, что император, по пристрастию своему к принцессе Анне, предоставит ей столь выгодный союз и что в таком случае ему, герцогу, останется Елизавета, к которой он чувствовал более расположение»(189).

Впрочем, Версальский двор на самом деле вовсе не был склонен женить юного французского короля на дочери бывшей прачки. Более реальным являлся проект брака Анны и молодого герцога Луи Филиппа Шартрского, старшего сына регента Франции Филиппа Орлеанского. Эти планы всерьез обсуждались в дипломатических кругах. 10 января 1722 года российский посол во Франции барон Г. X. Шлейниц подготовил соответствующий проект:

«Царь объявит принцессу, свою дочь, наследницей и преемницей своею на престоле российском. Принцесса вступит в брак с герцогом Шартрским и получит в приданое Ливонию и Эстонию с условием, что, в случае, если бы принцесса умерла бездетной, провинции эти снова отходят к российской монархии.

При жизни царя молодые будут жить, где он пожелает: в Ливонии или во Франции. Принцесса остается в лоне православной греческой веры и во время пребывания ее во Франции будет пользоваться правом свободного и открытого отправления богослужения по обрядам этой церкви.

Будут сообща условлены и приняты меры к избранию герцога Шартрского в короли Польши, когда трон ее сделается вакантным, и даже постараются какими-либо подходящими средствами склонить короля Августа к добровольному отречению. На случай, если бы герцогу Шартрскому пришлось по праву своего рождения наследовать французскую корону, в брачном договоре будут заранее приняты основательные предосторожности к тому, чтобы российская монархия оставалась навсегда независимой от монархии французской, а равно в том же договоре будет определен порядок наследования того и другого престола детьми, рожденными от сказанного брака»(190).

Кампредону было известно об отношении Анны к этому матримониальному проекту. Эти сведения французская миссия получила от виконтессы де Лануа, находившейся в услужении у цесаревны. «Я знаю совершенно достоверно, — подчеркивал дипломат, — что сказанная принцесса, красавица собой, прелестно сложена, умница, ни нравом, ни манерами не напоминающая русскую, не любит герцога Голштинского… Когда принцесса прочла в газетах предположение о браке ее с герцогом Шартрским, она была этим приятно взволнована, расспрашивала, красив ли он, хороший ли человек и, наконец, по-видимому, не зная, что ей предназначено сделаться наследницей русского престола, сказала, что нежно любящий ее царь, ее родитель, выдаст ее замуж не иначе как за короля»(191).

Существовал еще один брачный проект: шведский король Фредрик I хотел женить своего младшего брата Георга Гессен-Кассельского на одной из дочерей российского императора, желательно на той, которая станет наследницей престола. Французская дипломатия учитывала возможность его женитьбы не на Анне, а на Елизавете «с тем, чтобы впоследствии возложить на его голову шведскую корону». Но вскоре Кампредон, получив письма от шведского короля и его отца, ландграфа Гессен-Кассельского, склонился к идее о необходимости способствовать браку Анны и принца Георга, что, по мнению французского посланника, связало бы интересы российского и французского дворов и уничтожило бы планы герцога Гольштейн-Готторпского, который считался врагом Франции — союзницы Гессенского дома(192).

Всё это было существенно, но можно назвать две более простые причины, по которым Петр не спешил породниться с герцогом Гольштейн-Готторпским. Во-первых, Анна и Елизавета могли казаться отцу слишком юными для брака. Они и в самом деле еще не были готовы к такому решительному перелому в жизни. В конце марта 1722 года Екатерина Алексеевна прислала к Карлу Фридриху одну из своих доверенных особ, которая «говорила ему, что обе царевны принимаются плакать, как только с ними заговаривают о замужестве, а принуждать их не хотят»(193). Во-вторых, по всей видимости, жених не слишком нравился императору. Хотя Петр постоянно демонстрировал Карлу Фридриху знаки дружеского расположения, но в душе не мог не понимать, что тот — человек недалекого ума, не склонный к серьезным занятиям. Между тем в случае женитьбы на дочери русского монарха ему предстояло играть весьма существенную роль в государственных делах России. Петр I не хотел завещать престол своему внуку, сыну покойного царевича Алексея Петровича, опасаясь, что он отойдет от курса деда. А о передаче верховной власти супруге император вряд ли помышлял: какая может выйти правительница из женщины с невысоким уровнем интеллектуального развития, едва умевшей читать и писать? Наиболее реальной кандидатурой на трон в тех условиях была цесаревна Анна Петровна. Именно поэтому вопрос о ее браке был так важен: ведь будущий супруг должен был, по существу, стать ее соправителем. Ничего подобного русская история еще не знала — до той поры престол в России передавался только по мужской линии, так что колебания Петра в этом весьма важном вопросе вполне объяснимы.

Приезд отпрыска шведских королей в российскую столицу отчасти ускорил заключение Ништадтского мира между Россией и Швецией, который был подписан 30 августа 1721 года. А затем Петр I сумел использовать пребывание Карла Фридриха в Петербурге в качестве козыря русской дипломатии при обсуждении условий союза России и Швеции, заключенного 22 февраля 1724 года.

Наконец, 24 ноября того же года, в день именин императрицы Екатерины Алексеевны состоялось обручение герцога с Анной Петровной. Прежде это было нежелательно еще и потому, что сторонники Карла Фридриха надеялись посадить его на шведский престол путем дворцового переворота, но при этом требовали в качестве приданого за Анной Лифляндию, Эстляндию и Карелию. После заключения русско-шведского союза с гарантией новых границ эта опасность отпала(194).

За день до обручения герцог вознамерился устроить большой концерт в честь тезоименитства императрицы. В шесть часов вечера он в сопровождении всей своей свиты в парадных костюмах и оркестра отправился к Зимнему императорскому дворцу. Место для концерта было отведено во дворе, перед комнатами императрицы и цесаревен; вокруг музыкантов стояли факельщики в герцогских ливреях. Анна и Елизавета слушали музыку, стоя у открытого окна. После концерта Петр и Екатерина пригласили герцога наверх, где императрица собственноручно поднесла ему и всем его кавалерам по стакану венгерского вина. Анна была необыкновенно любезна с Карлом Фридрихом. «Она, — замечает Берхгольц, — и в своем neglige походила на ангела. Вообще смело можно сказать, что нельзя написать лица более прелестного и найти сложение более совершенное, чем у этой принцессы. Ко всему этому присоединяются еще врожденная приветливость и обходительность, которыми она обладает в высшей степени»(195).

Таким образом, вопрос о браке Карла Фридриха и Анны Петровны решился окончательно, и с этого времени политические акции герцога в Петербурге начали расти. Однако при жизни Петра этот брак так и не успел состояться.


175. См.: Три века Санкт-Петербурга. Т. 1. Кн. 2. С. 121.

176. РБС. Т. 2. С. 189.

177. См.: Юль Ю. Указ. соч. С. 173; Анисимов Е. В. Россия в середине XVIII в.: Борьба за наследие Петра. М., 1986. С. 13.

178. Сб. РИО. Т. 61.С. 144.

179. Цит. по: Анисимов Е. В. Россия в середине XVIII в. С. 13.

180. См.: Наумов В. П. Елизавета Петровна // ВИ. 1993. № 5. С. 52.

181. Миних Б. Х. Очерк управления Российской империи // Перевороты и войны. М., 1997. С. 313.

182. Сб. РИО. Т. 40. С. 39-40.

183. Там же. С. 40.

184. Там же. С. 33.

185. Там же. С. 40 — 41.

186. Берхгольц Ф. В. Указ. соч. С. 136 — 137.

187. См.: Анисимов Е. В. Россия в середине XVIII в. С. 14.

188. См.: Наумов В. П. Герцог Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский в Петербурге // Петровское время в лицах — 2007. С. 195.

189. Бассевич Г. Ф. Указ. соч. С. 424.

190. Сб. РИО. Т. 58. С. 4-5.

191. Там же. С. 58.

192. См.: Там же. С. 36,60,69.

193. Там же. Т. 49. С. 90.

194. См.: Наумов В. П. Герцог Карл Фридрих Гольштейн-Готторпский в Петербурге. С. 196.

195. Берхгольц Ф. В. Указ. соч. (окончание). С. 261 — 262.


81 Привенчанные дети — рожденные до брака и признанные родителями во время его заключения. Термин происходит от старинного обычая, когда во время венчания таких детей вместе с матерью обводили вокруг аналоя.

(обратно)

82 Девочки из знатных семейств носили на спине изящные крылышки, символизировавшие ангельскую чистоту и невинность, которые торжественно обрезали после совершеннолетия.

(обратно)

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 7652