2. Еще один отбитый штурм
10/23 декабря
В 7 часов утра — 7°, ясно.

С 3 часов утра начался редкий орудийный огонь на левом фланге, который достиг к 6 часам значительной степени. С 7 часов начался там и частый ружейный огонь. Орудийный огонь замолк около 8 часов 50 минут, но ненадолго, чтобы снова загрохотать, казалось, с еще большей силой, залпами. Будто штурм по направлению форта V. За это время оживилась перестрелка и усилился орудийный огонь также на правом фланге, но не достиг степени штурмового и уже затихает. Видно, демонстрация для отвлечения внимания и резервов от места атаки на левом фланге.

Электрический утес и Золотая гора начали стрелять.

В 9 часов 35 минут прошипел первый «паровоз» (так прозвали у нас 11-дюймовые снаряды неприятеля) по направлению к Золотой горе или порту.

Первое, что узнал о левом фланге, это то, что вчера нам пришлось очистить промежуточную, так называемую Соловьевскую горку у Голубиной бухты, которая переходила уже не раз из рук в руки. Вчера японцы выпустили по ней одних 11-дюймовых снарядов около 170 штук, когда от роты осталось всего 15 человек, то было приказано отступать. Но когда японцы заняли горку, то наша артиллерия открыла по ней такой сильный огонь, что и японцы не могли удержаться на ней. Поэтому горка осталась сейчас нейтральной.

11 часов 15 минут утра. Японцы бомбардировали порт около часа времени, затем они развили довольно сильный огонь по нашему правому флангу. Наши батареи отвечали, и Перепелочная участила одно время сильно огонь. Замечательно, что японцы никак не могут заставить замолчать эту батарею, которая на хребте горы как на ладони.

У знакомого встретил Б., который сообщил очень интересные, хотя печального свойства, сведения.

Пароход «Маньчжурия», взятый японцами 27 января, принадлежит, по его словам, Восточно-Азиатской компании, в которой участвуют, и чуть ли не главным образом, иностранные капиталы, «Маньчжурия» была нагружена боевыми припасами и пушками для крепости и флота, на ней был воздушный парк — три шара со всеми приспособлениями и материалами и, наконец, ремонтная материя на случай повреждения военных судов. Словом, «Маньчжурия» была нагружена самым ценным для нас грузом, который уже нельзя было подвезти железной дорогой и который усилил бы крепость и флот наш в очень значительной степени.

Когда «Маньчжурия» зашла в Шанхай и замешкалась там, несмотря на то что в воздухе уже слишком явно пахло порохом, то командир нашего там стационера, канонерской лодки «Манджур», капитан Кроун278 потребовал от капитана парохода «Маньчжурии», чтобы он немедленно отправился по назначению, т. е. в Артур. Капитан хотел было отговориться неисправностью машин или котлов, но капитан Кроун назначил комиссию для освидетельствования состояния машин, и «Маньчжурия» вышла в Артур, простояв попусту в Шанхае четыре дня. После нее вышел из Шанхая в Артур пароход «Бари» и прибыл на место до начала военных действий.

По добытым дальше сведениям капитан «Маньчжурии», достигнув мыса Шандуня, застопорил одну машину, и ее начали чистить, тем временем работала только одна машина, и пароход двигался черепашьим ходом до тех пор, пока японские суда не взяли его как приз.

История очень подозрительного свойства.

Д. говорит, что даже в том совсем невероятном случае, если бы пароход не мог бы дойти до места назначения лишь вследствие плохого состояния машин, общество обязано возместить все убытки, понесенные нашим государством от запоздания парохода «Маньчжурия»279.

Но так как по всем данным тут имеем дело не со «взятием» японцами парохода, а с «отдачей» его — с предательской отдачей его капитаном, — то, по мнению Б., обстоятельное следствие и суд должны раскрыть это дело до мельчайших подробностей, беспощадно произнести свой приговор и этим успокоить общественную совесть280.

Не находишь слов, чтобы достаточно полно высказать все свое возмущение, всю досаду, всю обиду, взбудораженную вновь этими подробностями. Теперь нам более чем когда-либо ясно то, какое огромное значение имело бы для обороны Артура получение этого груза до начала военных действий.

Бедное наше Отечество! Кто только не наживался на счет твоего благоденствия, на счет твоего престижа!

3 часа дня. Около 2 часов японцы снова обстреляли Старый город и порт, но на этот раз мелкими (6-дюймовыми или 120-миллиметровыми) снарядами. В порту убит 1 русский мастеровой и 3 китайца.

Ко мне зашел С. и говорил, между прочим, что в штабе района невозможная волокита по награждению солдат заслуженными по статуту Георгиевскими крестами, многие уже убиты и умерли от ран, не получивши заслуженной высшей награды солдата.

Говорит, что следовало бы всякое награждение за подвиги упразднить, так как долг каждого воина и гражданина совершать подвиги за Отечество; но раз этот обычай в силе, то злоупотреблять им — преступление.

— Если бы вы видели, — говорил он нам, — как озабочены чины штаба, сами по себе жадные к незаслуженным наградам, как бы только кто из солдат не получил крест без достаточной формулировки. Будто в формулировке подвига вся суть! Скорее наоборот — раз солдат представлен к награждению, то не подлежит сомнению, что он достоин этой награды и если даже формулировка не отличается штабным стилем...

Как доказательство сказанного он показал приказ генерала Стесселя от 8 декабря за № 944, которым (пункты 120, 123 и 124) награждаются фельдшер Токраков и санитары Щербаков и Юрьев за подвиги, совершенные 12 и 13 мая.

Далее он говорил, что японцы не признают красного креста на военных госпиталях и не намерены щадить госпитальные здания, они признают лишь общество Красного Креста как санкционированное Женевской конвенцией и Гаагской конференцией.

Это, конечно, увертка, не делающая чести японцам. Притом они обстреляли и госпитальные суда, в том числе «Монголию», о существовании которой они уведомлены официальным дипломатическим путем.

Сегодня узнал, что в издающейся в Тяньцзине немецкой «Brigadezeitung» в номерах от 10 и 17 сентября намекают японцам, что они могли бы предпринять обходное движение на Син-минтин, так как соблюдение Китаем нейтралитета вообще не больше как фарс. Это напоминается японцам в двух номерах подряд — как бы с некоторой настойчивостью.

Германская колониальная пресса вела себя до сей поры корректнее прессы всех остальных стран, но «Brigadezeitung» пожелала составить в этом исключение, забывая, что обеспечение интересов Германии здесь, на Крайнем Востоке, тесно связано с успехом лишь русского оружия.

7 часов 11 минут вечера. В пятом часу вечера изредка тата-кал пулемет на правом фланге, за Опасной горой, в районе, до сей поры серьезно не атакованном.

Узнал от П., что японский штурм на наш левый фланг неудачен. Они начали сегодня усиленной бомбардировкой форта V и прочих укреплений и всех промежуточных вершин между Высокой горой и фортом V, где полковник Ирман соорудил окопы, трудноуязвимые для неприятеля, но расположенные так, что они поддерживают друг друга ружейным огнем. Он был уверен, что японцы попытаются подойти к форту V вплотную, а если это им удастся, то борьба с ними будет очень трудная. Имея в своем распоряжении немного войск, ему нужно было ухитриться расположить их так, чтобы они могли оказать сильное сопротивление натиску неприятеля. Окопы были расположены с таким расчетом, чтобы не уступить японцам даром ни одной вершинки, ни одного бугорка.

Когда японцы двинули сегодня свои штурмовые колонны — несколько батальонов — путем, укрытым от нашего артиллерийского огня, по долинам, на так называемую Рыжую горку, их подпустили очень близко без выстрела. Но когда наши стрелки взяли их под убийственный перекрестный огонь, то штурмовые колонны вскоре растаяли, не имея ни возможности продвинуться дальше вперед, ни отступить под ужасным градом пуль. Уцелевшие в этом аду остатки отрядов кинулись обратно открытым местом, через так называемую Фальшивую гору, надеясь этим путем избегнуть уничтожения. Но там встретили их артиллерийским огнем с форта IV и укрепления № 4 и истребили почти всех. Наши потери в этом деле, около 18 человек убитых и 9 раненых на позициях и 2 человека ранены на форту V.

Трудно думать, чтобы японцы еще раз попытались пойти в этом месте на штурм. Еще славная страничка в истории обороны281.

Д. пришел с дежурства и сообщил, что начиная с прошлой ночи и сегодня целый день японцы обстреливали с суши броненосец «Севастополь», попаданий пока не было, но нужно опасаться, что они начнут скоро стрелять туда из 11-дюймовых мортир. Во время стрельбы на горизонте виднелись два японских крейсера, которые, вероятно, наблюдали за падением снарядов. На «Севастополе» было приготовили дня них 12-дюймовые снаряды, но они не подошли на выстрел.

9 часов 30 минут вечера. На позициях изредка грохочут пушки и редкая ружейная перестрелка.

Поднялся довольно сильный ветер с севера.


278 Погибший 31 марта на «Петропавловске».

279 Убытки эти, помимо товарной ценности груза, столь огромны и столь чреваты ужасными последствиями, что не поддаются исчислению.

280 Ныне можем прибавить к этому лишь то, что тут необходим суд гласный, не келейный. Этот факт нужно считать в числе причин, приведших нас к позору и унижению.

281 Мне говорили потом, что полученные мною сведения преувеличены, что японские колонны состояли лишь из нескольких рот, но я не имел возможности проверить этот факт.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2474

X