Любить по-французски
КНЕС — так называлось космическое агентство Франции — действовало на два фронта. Их представители поэтапно готовились и в СССР, и в США, но уже на взаимовыгодной экономической основе.
В Центр подготовки были направлены два французских пилота — Жан-Лу Кретьен и Патрик Бодри. Причем первый в свое время служил в знаменитом подразделении «Нормандия-Неман», а затем стал испытателем «Миражей».
Как было положено, им выделили по трехкомнатной квартире в городке, и импозантные парни приступили к подготовке.

Интересный эпизод произошел в день представления французских летчиков командованию и инструкторам... Пробежав глазами по служебной характеристике Кретьена, Береговой заметил, что тот дважды разведен, имеет детей от разных браков и прибыл в Звездный с женщиной, которая якобы собирается стать его гражданской женой. Георгий Тимофеевич заинтересованно спросил Кретьена о том, как реагирует на эту ситуацию его командование. Жан-Лу ответил:
— Да им-то какое дело? Их моя личная жизнь не касается.
Удивленный Береговой посмотрел на замполита Климука и задумчиво произнес:
— Вот, Петруха! Везет же людям. Два развода, какая-то третья баба — и ни тебе взысканий, ни разборок!
Французы привнесли в жизнь городка какой-то шарм, легкость, раскрепощенность. При их появлении не возникало желания говорить о каком-либо идеологическом противостоянии двух систем. Они были такими же бесшабашными пилотами, как и наши, только более галантными. И, естественно, с барышнями у них все получалось как-то легко, непринужденно и без претензий.

Продолжая работу по обеспечению безопасности и этих космических проектов, мы не испытывали особых затруднений. Французы понимали правила поведения на спецобъектах и не предпринимали попыток получения сведений по направлениям, не касающимся их конкретно. Ну, в общем, французы не доставляли проблем ни КГБ СССР, ни его преемнице ФСБ РФ. Правда, как-то один чрезмерно вспыльчивый и часто конфликтующий с женой кандидат в космонавты стал утверждать, что КГБ контролирует его семью. Случилось так, что он с супругой ушел на встречу с друзьями в Дом космонавтов, а спящую маленькую дочь оставили дома. Девочка проснулась, попрыгала немного и, чего-то испугавшись, устроила истерический плач. Дома наши, естественно, особой звукоизоляцией не отличаются, и сердобольные соседи, знающие, что за стеной проживают французы, подняли панику. Они пытались узнать что-либо у девочки, но она еще не знала русского, а соседи не понимали ее плаксивого французского.
Далее, естественно, последовал звонок в милицию, те — в КГБ, и мы совместными усилиями вычислили, где отдыхает семья француза. Городок ведь небольшой. На следующий день француз начал говорить в отряде космонавтов, что его слушает КГБ. Ему не стали чего-либо доказывать, а просто повели домой и от соседей немного покричали. Он услышал и вопрос больше не поднимал. Самое интересное, впоследствии этот же француз, уже уехав для работы в США, когда ему что-либо не нравилось, говорил американцам: «А вот у нас в Звездном было по-другому!» Те раздраженно отвечали ему: «Ну и езжай в свой Звездный!»

Французам понравились русские девушки. Мишель Тоннини полюбил спортсменку из спортотдела ЦПК прекрасную Елену и увез ее во Францию, где она родила ему нескольких детей, и жили они, поживали...
Уникальный и поучительный случай произошел еще с одним французом, готовившимся в Центре. Как-то ребята из отряда космонавтов собрались с семьями на экскурсию в Суздаль. Чтобы не быть одиноким, Поль пригласил в поездку свою знакомую из Москвы. По дороге в Суздаль космонавты остановились в городе Владимире, где всех пригласили осмотреть областной исторический музей. Там, в одной из экспозиций, демонстрировалась учетная карточка проститутки за 1911 год, где были отметки о проверке состояния здоровья. Поль живо заинтересовался экспонатом, а весельчаки из молодых космонавтов решили его разыграть и спросили, проверял ли он такую карточку у своей подруги. Легковерный француз долго не отставал от девушки с данным вопросом, в конце концов доведя ее до истерики. Это было еще в те времена, когда российские девушки не продавали себя в открытую, и еще смущались.
С французами были связаны в основном любовные истории, и из-за одной из них серьезно пострадала материальная часть военной контрразведки — автомобиль Особого отдела.
Случилось все почти по французскому кинофильму «Мужчина и женщина». Обучающиеся в Звездном французы Жан-Пьер Энере и милая девушка Клоди как-то незаметно, во время постоянных совместных тренировок так сильно подружились, что стали почти родными. Но Жан-Пьер был женат и как истинный француз, естественно, не посвящал в детали своей личной жизни в России жену, находившуюся в Париже. С Клоди они уже почти не скрывали отношений и, в принципе, решили соединить свои судьбы, после того как оба станут космонавтами. Так и жили...

Жан-Пьер осуществил космический полет в составе российского экипажа и «приходил в себя» — по-научному, находился на реадаптации после невесомости. По рассказу Жан-Пьера, жена примчалась из Франции встретить его, но почувствовала, что он ей не рад. Естественно, допрос с пристрастием — и уставший от раздвоения личности Энере сообщил своей супруге, что он давно уже влюблен в Клоди и дальнейшую свою жизнь представляет только с ней. Разговор происходил в профилактории у озера в Звездном городке. И надо же такому случиться, что дальше все пошло, как в кино...

Расплакавшаяся жена, понимая, что она теперь уже бывшая, вышла из номера и вся в слезах села за руль мужниного «мерседеса». Нажала на педаль и помчалась по узкой дорожке до пересечения с главной дорогой. «Дворники» еле справлялись с потоками дождя, да плюс еще и слезы, заливающие лицо. И естественно, что она на полном ходу врезалась в бок «Жигулей» седьмой модели, принадлежащих... Особому отделу! Наш водитель ничего не нарушал, и, слава Богу, в сильно поврежденных автомобилях все остались целы. Так завершилась третья любовь Энере, но продолжалась четвертая. Он, как джентльмен, взял на себя все расходы по ремонту чекистского авто и долго убеждал всех, что ничего против КГБ СССР не имел.
История любви Жан-Пьера и Клоди имела продолжение. Оба уехали после полетов во Францию и стали первой «космической семьей» в своей стране. Он летал и занимал различные руководящие должности во Французской космической организации и Европейском космическом агентстве. Клоди достигла других высот — она стала министром экологии и природоохраны в правительстве Франции.

Жизнь, кажется, сложилась, и вдруг по международным каналам телевидения пронеслась весть, что Клоди, женщина-космонавт, доставлена в одну из парижских клиник после попытки покончить жизнь самоубийством. Затем прошла информация, что она случайно приняла слишком большую дозу снотворного, но осталась жива...
Что ж, надеемся, что ряды космонавтов ЕКА и участников российских международных программ долго еще не понесут потерь!

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3285

X