Медицинское вмешательство
В 1960-е — 1980-е годы телевидение часто давало репортажи из стран Латинской Америки, где набирало силу национально-освободительное движение и демонстранты все время скандировали слоган, который в переводе означал: «Если мы едины, мы непобедимы!»
Эти слова я часто вспоминал, когда приходилось наблюдать, как рушились надежды на достижение серьезных целей из-за пустячных, порой надуманных разногласий между хорошими, в принципе, людьми. Ведь еще восточные мудрецы утверждали, что если все проблемы взять за сто процентов, то десять из них вообще не решаемы, а девяносто — надуманы. Но именно неумение прийти к согласию и объединить все усилия и порождает эти девяносто.
О чем это я? Да все о том же. Как известно, в любой творческой среде — артистической, писательской и так далее — в том числе и в спортивной, где людям постоянно приходится соревноваться, дух соперничества зачастую перерастает в состояние неприязни к «коллеге по цеху». Не избежали этого, к сожалению, и космонавты. Как только их известность перешагнула рубежи страны, появились признаки легких, а иногда и хронических «заболеваний».

«Звездность». Мне частенько приходилось слышать незаслуженные упреки и критику одних в адрес других, что мешало восприятию космонавтов как коллектива единомышленников. До сих пор считаю, что во многом в этом виноваты и личные особенности каждого, но в еще большей степени — люди, занятые психологией взаимоотношений, и руководители различных рангов.
Когда в полеты пошли не одиночки, а экипажи, часто звучал такой термин, как психологическая совместимость. Да, вначале членов экипажей тщательно тестировали и высказывали им дельные рекомендации, но постепенно, как это у нас бывает, все-таки стали назначать по иным, зачастую многим непонятным критериям. И люди демонстрировали «слаженность экипажа» прежде всего потому, что очень хотели слетать. Для каждого стояла одна сверхзадача: стать космонавтом, потому что это была мечта всей жизни. На практике получалось, что в полете люди просто «терпели» друг друга, а после полета старались не встречаться либо вообще избегали друг друга. Да, бывало и такое. Так что какое уж там единство — к тому же если впереди заманчиво маячили высокие должности и надо было быть готовым поработать локтями. И работали. По этой причине, как я считаю, не дали возможности реализовать себя в полной мере космонавту, руководителю и специалисту высочайшего класса Алексею Архиповичу Леонову.

Затем путем обманов, уловок и маленьких подлостей «ушли» В. А. Шаталова, который, обладая большим управленческим опытом и влиянием в научной и армейской среде, смог бы удержать Центр от скатывания в аутсайдеры в сложные 1990-е годы.
Эта тема нуждается в дополнительном исследовании, но, как говорится, время еще не пришло, и оценки мои могут быть несколько субъективными...
Итак, теперь к поучительной истории... 1990-е годы, в Звездный городок с визитом ожидали президента братской Белоруссии Александра Лукашенко, которого уже тогда все звали «Батькой». Петр Ильич Климук, бывший в ту пору начальником Центра подготовки, готовил для земляков небывало обширную программу. Чего только ради «Батьки» не делали! И в скафандры его одевали, и в кораблях фотографировали, и даже подготовили к работе центрифугу, но покрутиться «Батька» скромно доверил своему управделами — сам не стал. А вот на застолье он проявил себя величаво и не торопился, хотя где-то в Москве его ждали по серьезным делам. Ему хотелось общаться с космонавтами, и уже было собравшись на выход, он вдруг решительным движением снял пиджак и повесил его на спинку своего стула. Этакий хозяйственный жест!

По словам «батькиной» охраны, это действо означало, что уезжать никто не собирается и процесс общения затянется надолго. Поднимались разные темы, рассказывались анекдоты, в общем, было весело. Ближе к полночи «Батьку» проводили и, по традиции, решили зайти в «Ореховый зал» для подведения итогов и закрепления всего процесса рюмкой.
Вот тут-то и началось! Не помню, но догадываюсь, с чьей подачи стали обсуждать не пришедшего на встречу космонавта Алексея Архиповича Леонова. Разговор в состоянии «усталости» от встречи приобретал уже некорректные формы, и самым мягким выражением в адрес «виновника» было: «Ах, этот рыжий...»

И тогда вдруг присутствовавший на встрече отставной медицинский генерал и прекрасный хирург Юлий Шапошников, которого все считали суперинтеллигентным человеком и тихоней, якобы уступавшим семейное лидерство своей именитой супруге Валентине Терешковой, тихо произнес: «Дорогие товарищи!» И что странно, его как-то сразу услышали. «Если бы мне кто-либо рассказал о вашем «базаре», я бы не поверил. Но поскольку слышу сам, хочу спросить: вам не стыдно? Имена многих из вас записаны в Большую энциклопедию, где также описаны ваши заслуги перед народом и государством. Так будьте же достойны тех слов! Я тоже знаю Алексея Архиповича, и если бы он присутствовал здесь, то вы могли бы в глаза высказать ему все претензии. Но его нет, а вы его хаете. Это просто неприлично!» Все слушали его простые слова, как провинившиеся школьники, и было заметно, что им стало стыдно и ясно, что генерал Шапошников и здесь, и дома авторитет непререкаемый.
Давайте будем объединять усилия: «Если мы едины, мы непобедимы!» — это не только в Латинской Америке.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2951

X