Приложение
СОЧИНЕНИЯ КРЕПОСТНЫХ ИНТЕЛЛИГЕНТОВ XVIII В.
ОПИСАНИЕ ХОЛОПСКОЙ НЕСЧАСТНОЙ ЖИЗНИ


О! горе нам, холопем, за господами жить!
И не знаем, как их свирепству служить!
А хотя кто и служит — так как острая коса;
Видит милость — и то как утренняя роса.
О! горе нам, холопем, от господ и бедство!
А когда прогневишь их, так отимут и отцовское наследство.
Что в свете человеку хуже сей напасти?
Что мы сами наживем — и в том нам нет власти,
Пройди всю подселенную — нет такова житья мерзкова,
Разве нам просить на помощь Александра Невскова?
Как нам, братцы, не досадно
И коль стыдно и обидно,
Что иной и равный нам никогда быть не довлеет,
И то видим: множество нас в своей власти имеет.
Во весь век сколько можем мы, безсчастные, пожить,
И всегда будем мы, бесчастные, тужить —
Знать, прогневалась на нас земля и сверху небо!
Неужель мы не нашли б без господ себе хлеба!
На что сотворены леса — на что и поле,
Когда отнята и та от бедных доля?
Зачем и для чего на свет нас породили?
Виновны в том отцы, что сим нас наградили.
Противны стали ныне закону господа,
Не верят слугам ни в чем и никогда!
Без выбору нас бедных ворами называют,
«Напрасно хлеб едим» — всечасно попрекают,
А если украдем господский один грош,
Указом повелять его убить, как вошь.
А барин украдет хоть тысяч десять,
Никто не присудит, что надобно повесить.
Умножилась неправда в российских воеводах:
Подарок принесет кто — тот прав и без доводов,
На власть Создателя перестали уповать
И нами, как скотом, привыкли обладать,
Все земли нас бранят и глупости дивятся,
Что такие глупые у нас в России родятся,
И подлинно в нас глупость давни вкоренена,
Что всякая здесь честь побродам отдана.
Боярин умертвит слугу, как мерина,—
Холопьему доносу и в том верить не велено,
Неправедны суды составили указ,
Чтоб сечь кнутом тирански за то нас.
В свою ныне пользу законы переменяют:
Холопей в депутаты затем не выбирают.
Что могут де холопы там говорить?
Отдали б им волю до смерти нас морить.
Знать мы все безсчастны на свет рождены,
Что под власть таким тиранам во век утверждены!
За что нам мучиться и на что век тужить?
Лучше согласиться нам царю служить.
Лучше нам жить в темных лесах,
Нежели быть у сих тиранов в глазах;
Свирепо на нас глазами глядят
И так, как бы ржа железо, едят.
Царю послужить ни один не хочет,
Лишь только у нас последнее точит.
В то и стремятся, чтоб неправдою мзду собирать,
И того не страшатся, что станут злою смертью умирать,
Власть их увеличилась, как в Неве вода;
Куда бы ты ни сунься — везде господа!
Ах! когда б нам, братцы, учинилась воля,
Мы б себе не взяли ни земли, ни поля,
Пошли б мы, братцы, в солдатскую службу
И сделали б между собою дружбу,
Всякую неправду стали б выводить
И злых господ корень переводить.
Прежде их затем тиранов пущали,
Чтоб они Россию просвещали,
А они уже так нами владеют,
Что и говорить холопы не смеют.
Когда холоп в господские слова вступил,
То так как сам себе он побои купил.
Когда в Россию набродов сих пущали,
Тогда нам лучшее правление обещали,
А они российских дворян со однодворцами определили,
А нас, безсчастных, по себе разделили,
Пропали наши бедные головы
За господами лихими и голыми!
Все мы в немилосердных руках связаны,
Как будто таким татством обязаны,
О! злые господа к царю нас не пущают
И милости своей к нам не обещают.
Все мы, безсчастные, обедняли:
Лучше бы чужую сторону спознали.
Как холопем на них не сердиться?
Я думаю, скоро с досады станут беситься.
Чистую рожь купцам всю продают,
А нам уж, как свиньям, невейку дают.
Несытые господа и в пост мясо едят,
А холопем и в мясоед пустыя щи варят.—
О! горе, братцы, наше:
Всегда нам, безсчастным, аржаная каша.
Господа пьют и веселятся,
А холопем не велят и разсмеяться.
Лягут спать на канопе, ни кричать,
Велят тихо ходить и ничем не стучать.
Если ж кто небрежением застучит,
Тот несносные побои получит.
Не выходит из голов господский страх,
Будто некакой сидит за плечами враг.
Сколько нам, братцы, ни рваться,
Знать по смерть нам их бояться!
А когда холопей в яму покладут,
Тогда и вольный абшид в руки дадут.
Нет холопем никакой надежды,
Не выслужить нам себе хорошей одежды,
Защитники их в Деделове хворостом торговали,
Да слух прошёл, что и те в провальную яму попали,
И потому не от кого ожидать застои *,
Разве нет ли на Саратовской степи ямы пустой,
Только их и веселить с табаком рог,
Да в чистом поле зеленый горох.
Хотя бы выпил с горя чарку винца,
Да взять негде и кислого пивца,
Господи наш Боже!
Даждь в небесном твоем поле ложе!
Ты бо нам Творец:
Сделай бедным один конец!
1767 г.
Почин. Сборник Общества любителей российской
словесности. / Публикация и предисловие Н. С.
Тихонравова. М., 1895, с. 11—14.


ПРОЕКТ И. И. ТРЕВОГИНА ОБ УСТРОЙСТВЕ
ПРОСВЕТИТЕЛЬНЫХ И УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ


Основание области знаний Иваном Тревого в 1783 году//

Основание ученой области

Часть первая. Вообще о основании

Глава I. Примерный штат оной

1.
Для лучшего управления всею областью полагается в оной от десяти до дватцати пяти тысяч душ.

2.
Для управления всею областью определяется генерал-профессор знаний или гросмейстер.

3.
Ученою областью правительствует полномочный совет.

4.
В оном заседают девять обер-профессоров и от пятнадцати до сорока душ профессоров знаний.

5.
В ученой области учреждается:
1. Генерал-профессорство памяти
2. » разума
3. Генерал-профессорство воображен [ия].

6.
Еще учреждается:
1. Обер-профессорство истории
1. Обер-профессорство философии
1. Обер-профессорство стихотворства

7.
При том в ученой области учреждается: //
храм знаний

Для лучшего управления храмом знаний полагается в оном сто душ из самых ученейших особ.
Для управления храмом определяется гросмейстер.
В храме знаний учреждается Совет. В оном присутствуют девять членов.
В храме знаний учреждается библиотека.
В храме знаний учреждается кунсткамора.
В храме знаний учреждается типография.
Член храма знаний иначе не называется, как профессором знаний. В оные избираются одни только профессора //

УЛОЖЕНИЕ ИМПЕРИИ ЗНАНИЙ

Часть первая//

Оглавления

Глава I. Обширность и разделение империи знаний.
Глава II. Род правления в сей империи.
Глава III. Прием членов и клятвенное их обещание.
Глава IV. О императоре знаний и его совете.
Глава V. О вере и законах.
Глава VI. О мире.
Глава VII. О весе.
Глава VIII. О деньгах.
Глава IX. О чрезвычайных собраниях. //

Глава X. О экзаменах.
Глава XI. О награждениях и орденах.
Глава XII. О выгодах и должностях членов.
Глава XIII. О учреждениях.
Глава XIV. О посольствах.
Глава XV. Заключение. //

УЛОЖЕНИЕ ИМПЕРИИ ЗНАНИЙ

Часть первая. О основании империи знаний
Глава I. Обширность и разделение империи знаний

1.
Для чего империя зна- Империя знаний, по лат. imperia,
ний называется сим для того так называется, что в
именем ней все науки, художества и ре-
месла будут ученым обществом
собраны и приведены в совершен-
ство //


2.
...* нов состоит импе- …*членов самых ученейших, то
рия знаний есть: из пятисот особ ученых, из трехсот особ художников и из
двухсот особ ремесленников.



3.
Обширность и простран- Империя знаний простирается по
ство империи знаний обширности своей на весь свет, то
есть: как во всей Европе, так в Азии, в Африке и в Америке чле-
ны её находятся.

4.
Из чего еще империя Еще оная состоит из других мно-
знаний состоит гих учреждений, консулов, слу-
жителей и проч. //


5.
На сколько частей она А разделяется она на четыре
разделяется главныя части, так то:
1-е на царство наук
2-е на царство художеств
3-е на царство ремесел
4-е на царство языков

6.
Как разделяются цар- Царство же сии разделяются еще
ства империи знаний на ученые наместничества, гу-
бернии, провинции и проч.

7.
Царствами управляют В каждом царстве выбираются
особые цари цари, которые титулуются Апол-
лонами и которые переменяются
каждые двадцать пять месяцев.


8.
В царствах бывают еще В царствах учреждаются еще уни-
университеты, Акаде- верситеты, Академии, факульте-
мии и проч. ты и проч.

9.
Верховное начальство Империи знаний верховное прав-
империи знаний в Рос- ление, как императорской, так и
сии находится королевские престолы, с иными
главными учреждениями в Рос-
сии находятся.



10.
Где находится импера- Император же империи знаний,
тор знаний с его сове- его совет, библиотеки, кунсткамо-
том и под чьим покро- ры и прочия вещи находятся в
вительством краине в Харькове, следователь-
но вся империя // знаний состоит
точно под покровительством Рос-
сийского скипера.


Глава II. Род правления в сей империи

11.
Какой род правления В империи знаний есть по боль-
находится в империи шой части демократическое, ибо
знаний как служители, так и дела при-
нимаются и решаются общими
советами.

12.
Как поступает импера- Император знаний, хотя и управ-
тор и цари в правлении ляет некоторыми делами...*, // бы-
и... * вает повелениям императорам
российским, так как цари импе-
рии знаний подвластны повеле-
ниям императора знаний, а царям
подвластны все служители и ме-
ста империи знаний, выключая
только членов, которые суть как
советники императора.

13.
В империи знаний прес- В империи знаний престолы не
толы не наследственны наследственны, но возводятся на
оныя из членов те, которые чрез-
вычайной совет способными к
правлению найдет //

14.
Кто как отличается Члены все суть равные между со-
империи знаний бою и не отличаются ничем, про-
чия же служители империи зна-
ний отличаются по чинам, заслу-
гам, награждениям и проч., одна-
коже как первые, так и послед-
ные всегда подвластны императо-
ру и царям.



15.
Члены парнаских служителей
суть следующая
1-го класса директор
2-го » интендант
3-го » куратор
4-го » ректор
5-го » адьюнкт-ректор
6-го » префект
7-го » ...*//

УЧРЕЖДЕНИЕ УЧЕНОЙ ОБЛАСТИ
ИЛИ СОКРОВИЩЕ КОРОНЫ.

Изобретенное и написанное и 1783 году

Часть I //
Оглавление. Содержащиеся в сей части.

I. Намерение общества, составляющего сию область.
II. Примерный штат оной.
III. Члены сея области.
IV. О государе и правителе сея области.
V. О его помощниках или тайном совете, правительстве или Парнассе.
VI. О покровителях ученой области.
VII. О консулпрудентах.
VIII. О факти-инквизиктиках.
IX. О учреждениях общих.
X. Вере сей области.
XI. Гербы.
XII. Ордины.
XIII. Мера.
XIV. Весе. //
XV. Деньги.
XVI. Разделение сея области.

О членах ученой области
О корреспондентах
О флаге
О тайном совете
О чрезвычайных собраниях
О экзаменах //

Часть первая. О основании ученой области

Глава первая. О намерении общества, составляющего сию область

1
Ученая область, или иначе Парнас, состоит из многих членов, которых намерение состоит только в том, чтобы все те вещи, которыя точно принадлежат к знаниям человеческим, привести гораздо в лучшее состояния.

2
В сей то области должно собрать все то, что находится во всей натуре, как то:

3
Во-первых, все науки, художества и ремесла как в изъяснении, так и в практике преподаваемы здесь будут

4
Все языки, какия только находятся в свете, собраны и преподаваемы здесь будут.

5
Вещи и дела, находящиеся в свете, можно всякому видеть в сей области.

6
Сочинения, гравирования, учреждения, новоизобретения механическия и других наук, одежды народныя, деньги, весы, меры, одним словом что между людьми находится собрано здесь
будет.//

7
Напоследок фабрики, заводы и прочил учреждения здесь будут учреждены.

8
Однакож ученая область к тем делам, которые не к знаниям принадлежат, как то войска, дворяне и сему подобное, никакого дела иметь не должно.

9
Но напротив того, и другия области по правам своим никакого дела к ученой области или делам иметь не могут.

10
Сочинения или новоизобретения, которыя будут в свету выходить, не могут никакого действа или привелегии своей иметь, пока или ежели в Тайном совете сея области не освидетельствуются.

11
Притом никакия училища, как то академии, университеты, гимназии, коллегии, семинарии и прочия, не могут никому пожаловать ученого чину, а особливо профессорского или другого, ежели он в его искустве не был свидетельствован в сей области и на то патенту не
получил. //

12
А хотя академии или университеты онаго и произведут, однако ученая область никогда его в его чин признавать не станет.

13
Равномерно все регламенты и инструкции ученыя новозаведенным училищам так же учители, профессоры и другия нужныя учения люди будут посылаемы отсюда туда, куда кто требовать будет.

14
Наконец все, что впред знать не можно, присовокупиться после к сему сим обществом.

Глава вторая. Примерный штат оной

15
Самой меньшей штат сея области полагается от тысячи до пяти тысяч, а в протчем для избежания погрешности положится оной после сим обществом.

16
Всего сиею ученого областью управляет главный правитель, носящий на себе титул Аполлона.

17
Да в помощницы ему еще даются девять девиц, которые титулуются музами. //

18
Консулпрудентов ученой области числом полагается до ста человек.

19
Факти-инквизиктиков также полагается до четырех сот человек.

20
Наконец, членов сея области полагается до пяти сот душ.

21
А прочих служателей оной полагается столько, сколько тайный совет надобных и нужных к тому найдет.

22
Наконец, покровителей же сея области так же столько полагается, сколько оных сыскать она может.

Глава третья. Чины сея области

23
Ученая область имеет свои особливыя чины, которыя она жалует или раздает заслуживающим так, как ей угодно, так то:

24
Аполлон первого класса
Музы. Второго
Консулпруденты и так далее
Факти-инквизиктики
Члены. Штаб-офицеры
Ректоры //
Адъюнкт-ректоры
Префекты
Адъюнкт-префекты

25
Обер-офицеры
Ценсоры
Профессоры
Адъюнкт-профессоры
Академики

26
Нижние, то есть унтер-офицеры
Аббаты
Учители
Инспекторы
Студенты

28
Прочия же чины будут означены в штатах, который тайным советом в регламентах означеных будут.

Глава четвертая. О государе или правителе сея области

29
Правитель ученой области должен быть человек ученый, путешествующий по разным землям, знающий многия науки, художества и ремесла, так как и разный языки, одним словом, чтоб начальник толь велико знаменитого ученого общества знал совершенно, что есть свет.

30
Но как с перваго разу не можно найти вышеописанного человека, то сие составляется наипредь. Разсуждение е. им. в., ибо бесполезно было бы, если б в первой // изберется такая особа, которая сего новоучреждаемого общества совершенно сим и притом еще полезнейшаго средства знать и разсположить не может, избегая великих денежных издержек и проч.

31
Но как Аполлоп должен переменяться каждые шестьдесят месяцев, то порядок его выбора описывается так.

32
Когда приходит время к перемене Аполлона, тогда тайной совет представляет е. и. в. в своем рапорте многих особ, заслуживающих получить сие место, а особливо из консулпрудентов, из которых е. и. в. выберает только двух новых да третьего старого для выбору в правители.

33
Потом в назначенный день съежаются и собираются многия члены и служители (?) в публичную залу великолепно убранную, где дожидаются приходу старого Аполлона и двух других особ означенных к выбору.

34
Между тем приходит старый Аполлон во всем своем великолепии и взходит на свой амвон, где по окончании своея к народу речи раздевается из своей правительской одежды, скидает с головы свой лавровый венок, оставляет лиру и наконец снисходит с амвона и седает на особливом месте с своими товарища, // к выбору означенными.

35
По том е. и. в. велит начинать оных выбор балотированием, которое начинается так:

36
Вначале е. и. в. берет себе десять шариков и оныя держит в руке, не полагая их в ящики. После раздаются оныя каждый особе, тут находящейся, по одному шарику. По раздаче которых говорится прежде имя старого Аполлона, на которое должены всякая особа, встав, положит свой шарик в ящик, которой разделен в две части, из коих на одной написано: избираю, а на другой: не избираю. А по окончании всех изволит полагать туда же и свои шарики е. и. в. И наконец и записывают, сколько пало шариков в половину того ящика — избираю и сколько в — не избираю. А по окончании балотирования всех трёх имен таким же образом смотрят, и на чием имени более всех шариков стоит избирающих, и той объявляется Аполлоном.

37
Наконец по объявлении такую то особу Аполлоном изволит е. и. в. тотчас сесть на свои имп. трон и, онаго приказав при- весть к аполлонскому трону, велит ему там же пред // евангелием в народ чинить нижеследующую присягу.

38
Клятвенное обещание Аполлона
Я (имя рек) обещаю и клянусь всемогущим богом пред светым евангелием и пред всем народом, что я принимаю правительскую власть над ученою областию не для чего иного, как только для сохранения сокровищ е. и. в. и для общаго благополучия, тишины, пользы и просвещения.
При том обещаюсь во все время моего правительства сохранить свою веру и зберегать государственныя сокровища, повиноватся законам е. и. в., старатся вкоренять знания в человеческия сердца; наблюдать спокойство, изгонять из отечества общий вред и пагубу, размножать и приращать сумму и сокровища ученой области, быть верным и послушным е. и. в., ненавидеть злобу и неправду, сколько моя человеческая возможность и разсудок допустить к сему может и сколько мне всемогущий бог душевно и телесно поможет, чтобы мне в противном случае пред е. и. в. и пред богом в // день судный ответу дать было можно. В заключении чего целую слова и крест спасителя моего. Аминь.

39
По присяге е. и. в. изволит допустить его к своей руке и потом возводится он на его правительский трон, где ему Меркурий с речию подносит правительскую одежду, которую на
него надевают с великою церемониею. После е. и. в. восходит на амвон и возглагает на него лавровый венец, поручает ему лиру и возлагает на него парнаские ордины, за что он возблагодаряет ей речью и подарком каким-нибудь, зделанным его руками или сочиненным.

40
Потом многия особы поздравляют его с его достоинством многими речьми, по окончании коих е. и. в. и новой Аполлон идут с великою церемониею в парнас, или тайный совет, где
бывает заседание на два часа, по окончании котораго бывает даваем чрезвычайный экзамен и проч. //А по экзамине бывает в ученой области стол, бал, маскарад и прочия увеселения. И сия церемония продолжается три дни, то есть первой день в царстве наук, второй день в царстве художеств, а третий в царстве ремесел пока новой Аполлон не примет всех
вещей, в оных находящихся. Однако е. и. в. по своему уже заблагоразсуждению те два дни там находится.

42
Таким образом, когда пред новым Аполлоном будет в сии три дни все то прочтено, что зделано уже в сей области, и когда он примет все вещи на свои руки, тогда он может поступать по своей инструкции, каторую ему от е. и. в. дана будет.

43
Аполлон и ученая область никому подвластны не бывают кроме под одним покровительством е. и. в., ибо ученая область имеет, так сказать, свой Сенат, или высшее правительство,
которое никому отчету ни когда не дает //

44
Однако Аполлон ничего главного зделать не может без общаго совету с музами.

45
Титул его оставляется на благоразсуждение е. и. в.

46
Герб его: на синем поле представлена двоеглавая летящая сова, которая держит в одной ноге лиру, а в другой солнце. В округе герба бывает его имя и проч.

47
Он должен всякой день входить в заседания по сему: по понедельникам и четвергам в парнис, по вторникам и пятницам в теликон, по средам и субботам в пиндары, где должен быть от десяти часов до перваго часу.

48
Девятой же и десятой час должно ему всегда осматривать работы, учения и прочия дела, под ведомом его состоящий.

49
Главная его должность состоит еще в том, чтобы задавал обществу проблемы, давал в перевод хорошия полезния сочинения, противние законам, вере и природе издания опровергал бы и запрещал. И особо отличившихся в искуствах и в заслугах награждал бы как деньгами, так ординами, медалями и проч.

50
Притом, чтоб он переписывался с своими консулпрудентами, факти-инквизиктиками и членами, находящимися в чужих державах, также со многими училищами, публичными учеными собраниями и обществами, и со всеми принсами и государями европейскими, азиатскими, африканскими и американскими.

51
Наконец, для пользы и большого просвещения своего отечества старатся ему учреждать училища, кабинеты, посылать факти-инквизиктиков для путешествия в чужия земля для описания оных, такоже посылать консулпрудентов к дворам разных владельцов, содержать своих членов у каждаго училища и иметь кореспондентов своих во всех землях четырех частей света, по средством которых мог бы знать все то, что делается во всем свете.

52
Чтобы он старался заводить // заводы, фабрики и проч., размножать купечество и приращать науки, художества и ремесла.

53
В отсутствие его управляет ученою областию тайной совет.

54
Однако, ежели случается в тайном совете е. и. в. призидентом, то он тогда занимает уже второе место, то есть как бы вице-призыдента и имеет только в совете три голоса.

55
Во время же его заседания на президентском месте имеет он девять голосов и делает самыя нужныя вещи с ведомом с. и. в.

56
Во время его правления титулуется он всегда принсом, а по перемене оставляется на произвол чрезвычайнаго совета, которой может ему дать оной чин навсегда в его потомство или нет.

57
По оставке же своей он имеет также все ордены свои и в чрезвычайнем совете первое место для того, что он почитается как за прежняго правителя, так и за перваго своего консулпрудента. Однакоже по прошествии пятнадцати лет или более, если случатся два или три или боле таких особ, которые находились на аполлонском месте, то тогда выбирать уже не из консулпрудентов на аполлонское место, но из тех самых, которые уже оное имели и
оставлены //

58
Еще повинен он но всю недели созывать чрезвычайные советы, где разсуждать, каким образом приводить в совершенство знания, или изобретать какие вещи, или располагать дела и проч.

59
Напоследок не должен он и последнейшему человеку или сочлену своему отказывать в прозбе, ежели она состоит в доставлении оному из чужих держав или из своей области каких-нибудь вещей за умеренную плату, ибо ученая область состоит только для того, чтоб посредством ея всякой человек в свете мог иметь у себя то, что ему надобно и нужно.

60
Наконец, должен поощрять подчиненных своих к трудам и учениям посредством награждений, также сохранять правосудие, избегать лехоимств и сему подобного и содержать свое правление в тишине и в спокойстве, как доброму и благоразсудительному человеку и патриоту принадлежит, дабы в короткое время могла щасливая Россия показать в свете осмое чудо, которое откроет миру все сокрывающиеся в природе вещи.

Империя знаний для того так называется, что в ней все науки, художества и ремесла будут собраны и приведены в совершенство.

Она состоит из тысячи человек самых ученейших.

Империя знаний простирается по обширности своей во весь свет, то есть что как во всей Европе, так в Азии, в Африке и в Америке члены ея находятся.

Оная состоит еще из многих других учреждений, консулов, служителей и проч.

А разделяется на три главный части, как то: 1-е на царство наук, 2-е царство художеств и 3 царство ремесел.

А царства сии разделяются еще на ученые наместничества, губернии, провинции и проч. //

Глава пятая. О помощниках аполлоновых или тайном совете

61
Сии также избираются из знатнейших в Европе особ, (мне кажется, что гораздо бы лучше было, если б оных выбирать из европейских принцес, которые бы, если они не могут сами
тут присудствовать, могли посылать на свое место от себя своих наперстниц, или, так сказать, наместниц, которых они из ученнейших могут сыскать, так как и Аполлон. Ибо хотя
главной правитель, так сказать, Аполлон е. и. в., однако она изволит на свое место поставлять наперстника, который присуствует всякой день в тайном совете. Главный же Аполлон и музы никого не переменяются)*, которые составляют тайной совет в ученой области.

62
Музы, так назвать его помощниц, должны быть также ученые девицы, которые бы имели от рождения своего уже пятнатцать лет.

63
Они так же переменяются каждые тритцать месяцов или как е. и. в. заблагоразсудится.

64
В каждом царстве выбираются цари, которые титулуются Апполонами и переменяются каждые дватцать пять месяцов // Император знаний должен быть природный россиянин, веры греко-католической веры, которой бы как путешествовал уже по миру, так и был много учен, чтоб мог разумно управлять империею знаний.
1783 г.
ЦГАДА, Госархив, VII разряд,
д. 2631, л. 282—301 об.



АВТОБИОГРАФИЯ И. И. ТРЕВОГИНА

Привезенный из Парижа называемом Иван Тревогин в Тайной экспедиции винился и своеручно написал без черна прямую свою историю о породе свой и о всех своих деяниях следующую:

В Париже министру и в трех допросах в Бастилии показывал он о известной истории, как то об одном принце, а потом о себе, что он делал великия вояжи и был потом в полону так, как и принц, и якобы он имеет в Голландии товарища с великими деньгами и вещами. Оное, одним словом сказать, всио лгал, слыша сии вести будучи на голландском корабле матрозом от одного також бродяги француза, а частию и сам сплетал. Сию ж лож он говорил по следующим причинам. Первое: как его представили к князю Борятинскому, то Борятинский по протчих разготворах сказал ему, ты де никак в России наделал много злодеяний и оттуда сбежал, то я тебя отправлю туда таки под караулом. Чего он испугавшись и сказал известную историю о принце, представля себя как бы от него поверенным. Сие де для того он лгал, чтоб министр
имел к нему некоторое уважение. Как же посол его отпустил и велел жить у актуариуса, то он и стал размышлять, как бы ему из Парижа уехать в Индию, ибо он в истории читал и от француза слышал, что есть Голкондское государство, то и примыслил, чтоб ему ехать туда не простым человеком, а поверенною особою от принца и для того сам делал орден. А как он рисовать умеет, то и нарисовал звезду, привезенную сюда. Но как надлежало на зделание оной употребить деньги, а у него их не было, то он в той квартире, где он жил с актуариусом, украл несколько серебренных стаканов и ложку. После сего сыскал он серебренника и велел звезду и орден зделать. Но как тот серебренник стал просить деньги, то он ему и отдал краденое серебро. Как же он ходил к мастеру то познакомился с одним абатом, коему также за конфеденцию разсказал несколько историй о принце. Напоследок, как хватился хозяин серебра, и приняли на него подозрение в краже оного, а наконец дошли и до того, что и серебро отданное им к мастеру найдено, которой и сказал, что он получил от него, в чем его и стали спрашивать. Он, зная, что во Франции и за малое воровство вешают, сего испугался и сказал, что де то серебро отдал ему абат, а сам он не крал. Однакож ему не поверили и отвели его в Бастилию, где также спрашивали его о краже и какой он человек. Но он говорил, что он не крал, а притом сплетал известную о себе и о принце историю, думая в себе, что сия самая лож спасет его от висилицы. В протчем другаго злаго против России намерения он не имел, а только сею сплетенною ложью хотел избавится от казни, или по крайней мере освободят и отошлют в Россию. Прямое его состояние суть таковое: отец ого Иван Тревога, уроженец польского города Луцка, выехал в Россию и жил в городе Изюме. Будучи живописец, писал иконы, выучившись оному художеству у мастера италианца Венедикта, который еще при Петре Великом выписан был в Изюм. Отец его, подговоря у одного малороссийскаго шляхтича дочь, противу воли отца ее женился (оная мать его живет в Харькове в беднейшем состоянии). Он родился в 761м году в городе Изюме (по виду его кажется толиких лет ему нет, ибо лицо весьма молодо так, что не имеет ни уса, ни бороды, да и в уме и в мыслях лехкомыслен и весьма робок, как человек незрелого разума). И еще у него есть два брата меньшия, кои так, как и он, воспитаны и обучались в Харкове в таможнем воспитательном училище на казенном котле. Он, Тревогин, учился по-русски, по-французски, истории, географии, математики, рисовать, танцевать и играть комедии и трагедии, в чом и успех имел. Но в 1781 году поссорился он с директором школы за то, что оной употреблял его и его товарищей в свои услуги, о чем привез жалобу губернатору Норову. После сего стал на него директор негодовать. И напоследок копеист один при школе дал ему из библиотеки казенных несколько книг для чтения, а после сих книг, так как и платья комидиального гардероба, каи были в его присмотре, стали свидетельствовать. Причем и не явилось несколько платья, так как и помянутых книг. Почему всех школьников обыскали, а по обыске нашли у него казенныя книги, за что сковали ого. И хотя он говорил, что ему дал копеист, но копеист от сего отрекся, за что и наказали его розгами. А потом обещали его написать вечно в солдаты. Чего он убоясь в
1781 году генваря 3 дня, разломав железы, из Харькова ушол и явился в Воронеже у наместника Щербинина, где написал оду, ему поднес и просил, чтоб его определить в наместничество. И Щербинин обещал его определить регистратором, но не определен за тем, что не было ваканций. После сего просил он Щербинина, чтоб он его взял с собою в Петербург. Щербинин его не взял за тем, что не было повоски, а приказал губернатору с первым курьером прислать его в Петербург, что губернатор и исполнил. И в 1782м году 4 февраля приехал он в Петербург. Щербинин обещал ему сперва дать место, но потом, как Щербинин против его желания оставлен, то сказал, чтоб он, так как и другие приехавшие с ним люди, искали себе место здесь. Почему он, Тревогин, не имея, что пить и есть, пристал к придворным певчим учить арифметике, а после того, сыскан Рубана, которой ему был знаком,
просил его о доставлении его к месту, которой и обещал помогать. Но после не стал уже ему и сказываться дома. После сего просил он шталмейстера Нарышкина о определении его в конюшенную команду, который сперва обещал, а наконец сказал, что места нет. После сего просил он генерал-прокурора об определении его в сенат, но оной ему сказал, что у него ваканций нет, и когда хочет, то может он принять быть на своем коште, доколе будет ваканция. После сего просился он в Сенатскую типографию коректором, ибо он довольно обучен российскому правописанию, но обер-секретарь Поленов, зделав ему екзамен, и от сего отказал. После сего просил он Домашняго о определении его в коректоры в Академию, куда и приказал его определить, где он упражняясь в работе месяца с три. Но наконец не дав ему за три месяца ни копейки от Академии, родня Богаевского, асессора и любимца Домашнева, из Академии его вытеснили. После стал он писать недельный листы под названием Парнаских ведомостей, кои у него с рук сперва сходили. Отчего он и думал иметь пропитание и содержание, а как ему сих листов писать у певчих было не можно, то он, наняв у купца Неймана квартиру, так и искупил несколько мебелей. Но на бумагу и за печатание надобны были деньги, а у него их не было, то принужден жить в доме, коего набрал до полутора ста рублев. Листочки ж его с рук сходить не стали, а вместо денег приносили ему кучами критики. И видя он, что в сем ремесле барыша не будет другова, как только выдет то, что ево за долг посадят в тюрьму, то и разсудил искать лутча способ ко избежанию тюрьмы принятся за мужичью деревенскую работу, для чего платьишко свое и бемели тайно ночью из
квартиры вынес и продал. А купя себе крестьянскую одежду, пошол как говорится зря, не знаю куда, на Выборгскую сторону. Дня с три не нашол никакой работы, ибо чухны, не зная по-руски, с ним никто и не говорил. После сего размышляя он, чтоб из России лутше удалится и тем избавится от долгов и тюрьмы, пошол // по петергофской дороге. Дошед до Оранинбома, переехал в шлюпке в Кронштат и, на бирже сошедшись с французом, сказал о себе, что он француз, но родился и воспитан в России, то и желает он ехать в Париж матрозом, где у него есть и родня. Француз сказал, что он ему сыщет матроское место на голландском корабле, называемом Кастор, что и исполнил. И на другой день по утру, в 16-е число августа 1782 года, севши на корабль, поехал в Голландию. Как же случился ночью на море штурм, а он проспал и работать с другими матрозами не пошол, то корабельщик его наказал тем, что не давал ему ни есть, ни пить двои сутки. После сего приехали в Амстердам, где он, бродя по городу сутки двои, ни пивши, ни евши, искал только Академии или университета. Но как сказали ему, что университет в Лейдене, то он дошол и туда. Но профессор ему сказал, что
тут, кто не умеет по-галандски, не принимают ни в какую службу. Оттуда пошол в Гагу, чтоб явится там послу князю Долгорукову или Голицыну с тем, чтоб попросить его, дабы его отправил в Россию, но там его не нашол. А сказал ему секретарь, что он уже больше не посол, и отослал его от себя прочь. Как пошол он от посольскаго двора, то встретился он
с французом, называемым констаблем. У коего он просил христа ради, чтоб его накормил, ибо он умирал с голоду и уже четверы сутки не ел. Француз, взяв его в квартиру или трактир, накормил. В то время просил француза сего, чтоб он ему хотя в матросах доставил место. Француз тотчас повел его в адмиралтейство, где он и принят матрозом и определен на корабль, называемой Кемпаном. При определении его в матрозы дали ему денег за месяц вперед жалования 15 флоринов и еще на одежду 100 флоринов. На сем корабле спознакомился он с французом, называемым Франка Лефудр, которой также был матрозом. Спустя несколько времени взят он в помощники боцмана Мату. В бытность же ево на корабле помянутой француз Франка Лефудр в разный времена разсказывал ему о известном по делу принце скаску, похожую почти совсем на его лганье. Как же на корабле весьма много было работы так, что и ночью мало удавалось ему спать, то, согласясь с сия французом, с корабля ночью зделали побег. Но однакож их тою же ночью поймали и, заковав в железа, отослали в Адмиралтейство. И по суду наказали их обоих: француза сто ударов линьком, сбросили с корабля трижды в воду; а ево, как он не знал законов, били линьком и потом, что он русской, из службы отпустили. После сего, как еще у него осталось несколько из данных из Адмиралтейства денег, то он на отьезжающем во Францию судне поехал в Анвер, а оттуда на дилижансе в Париж с тем намерением, чтоб тот час явясь послу, просить онаго, дабы он отправил его в Россию. С коим намерением, как выше он сказал, и явился. Но к нещастию его, как посол сказал ему, что он наделал много злодеяний в России, бежал, и для того я тебя отошлю туда под караулом, чего он убоялся известную слышанную им от француза скаску, вымышляя к тому и свои басни. Как
выше сего показано в парижских допросах явно, и разсказывал. В протчем никаких других намерений противу России он никогда не имел. И никаких злодеяний он не делал, а побег он учинил, боясь за долги тюремного заключения, а к тому ж он и не примыслил способа, чем бы ему иметь пропитание, ибо все его прошения, как выше показано, об определении его к делам были тщетны, что показалось ему тяхчайшим для него жребием.

ЦГАДА, Госархив, VII разряд,
д. 2631, л. 168-174,
Копия.


СТИХИ ДВОРОВОГО ЖИВОПИСЦА
КНЯЗЯ Н. С. ДОЛГОРУКОВА


Ох, как был-то я добрый молодец во неволюшке,
Во неволюшке, в доме господским.
Служил я своему князю верой — правдою,
Уж тому князю строгому,
Князю Николаю Сергеевичу Долгорукову;
Служил я ему тринадцать лет,
Не заслужил я себе славы добрыя,
Славы добрыя, чести — милости
Не видел я дней веселых,
А всегда я был во кручинушке.
Без резону он всегда гневался,
Без вины он нас наказывал,
Он наказывал нас всегда палочьем,
Апосля того под караул сажал,
Под караул сажал на хлеб, на воду.
Заставлял работать в зеленом саду.
По прешпехтам березовым,
По дорогам зеленыем.
Что копали мы пруды глубокие,
Огораживали дворы птичные,
Запретил он нам по ночам гулять,
По ночам гулять, в хоровод ходить,
Заказал он нам и пьянствовать;
Сего я от роду не знал и за то я присягу принял.
И тому князь вспыльчивый не уверился.
Уж он стал склонять во массонию,
Во массонию — веру проклятую.
И за то меня хотел жаловать:
Он давал мне платья цветныя,
Награждал меня золотой казной;
И он сим прахом не прельстил меня,
За которое беззаконие он прогневался,
Посадил меня на круглый стул,
Надел на меня ожерелочек,
Еще сковал мне ноги скорыя,
Ноги скорыя, руки белыя
и хотел меня наказать.
И того мне не случилося;
Все железцы с меня свалилися,
Ожерелочек с меня и так скочил.
Что с того времени я гулять пошел,
на чужую дальну сторону,
Что во ту ли землю шведскую,
В которой жил я ровно два года.

1787 г.
Снежневский В. И. К истории побегов
крепостных в последней четверти XVIII
и в XIX столетиях.— В кн.: Нижегородский
сборник. Нижний Новгород, 1890, т. 10,
с. 555—556.


АВТОБИОГРАФИЯ А. ЧЕМЕРОВЦОВА

Всеподданнейшее письмо Алексея Чемеровцова

14-го мая 1814 г. Париж.

Алексей Иванов Чемеровцов, музыкант, принадлежащий помещице Елизавете Семеновне Синявиной, проданный ею графу Алексею Григорьевичу Орлову, выехал с ним из России в 1796 году, оставил его в немецкой земле, пропитывался в течение осьмнадцати лет музыкою, давая концерты на флейте в знаменитых городах Германии и Франции, и обучением немецкому, французскому и русскому языкам, женат на француженке.

Быв обучен несколько истории, географии, арифметике и некоторым иностранным языкам, имея от самого юношества непреоборимое желание быть полезным отечеству моему, я не мог снести безчеловечных поступков с родителями моими вышеупомянутой сей помещицы, но долг мне повелевает предать оные вечному умолчанию.

Несносно терзаем состоянием невинного отца моего и имея может быть разсудок мой разсеянным, я решился оставить графа Алексея Григорьевича Орлова, намереваясь подать просьбу милостивому моему монарху; но случай отдалял меня далее и далее от моего отечества, как вдруг благословенное мгновение Франции и всей Европы настало, и в день Святыя Троицы, торжествуемый вашим императорским величеством в Париже, жена моя осмелилась вручить самим вам челобитную мою, в которой я рабски просил
милостиваго прощения в моем преступлении и высочайшего позволения поселиться с фамилиею моею в окружностях Саратова, или удостоиться счастия быть музыкантом в капелле благотворнаго моего государя.

Теперь еще, по совету господина Лагарпа, дерзаю возобновить сию просьбу; или, если вашему императорскому величеству разсудится за благо требовать от меня какой другой либо службы, то я с восхищением готов посвятить некоторый приобретенный познания для благосостояния отечества моего. Средства, коими я могу оному быть полезным, суть следующая:
1) земледельческая экономия российскоя корона,
2) способ умножить число российского народа
Потребность сих средств я никому иначе не открою, как лично самому Богом данному мне монарху, к которому любовь и преданность моя суть безпредельна.

Париж, 1814 г.
Русская старина, 1901, август, с. 284.




* Застои — защиты.
* Начала нет. Может быть, страница обрезана.
* Далее текст размазан.
* Слово неразборчиво.
* Вставка на полях

<< Назад  

Просмотров: 3331