Заключение
Ленинская концепция смены феодально-крепостнического строя в России капиталистическим включала и решение вопроса об изменении духовного облика крестьянства. Этот вопрос поставлен В. И. Лениным следующим образом: «Все... изменения старого хозяйственного строя (крепостнического.— М. К.) капитализмом неизбежно ведут также и к изменению духовного облика населения»1; «прогрессивное значение капитализма состоит именно в том, что он разрушил прежние узкие условия жизни человека, порождавшие умственную тупость и не дававшие возможности производителям взять в руки свою судьбу»2. В хронологических рамках настоящего исследования (вторая половина XVIII в.—первая четверть XIX в.) набирали силу те социально-экономические и культурные процессы, которые постепенно складывались в законченные формы в пореформенный период. Поэтому важно было исследовать на конкретном материале, как в реальной действительности этого периода шел процесс раскрепощения трудовых масс деревни, в каких противоречиях он развивался и какие трудности преодолевал на своих путях.

Конкретно-исторический материал не только показал необратимость этого процесса, но и позволил проследить поступательный ход борьбы крепостных масс за разрушение «прежних узких условий жизни человека», которые не давали народу самому взять в руки свою судьбу. Это был долгий и мучительный процесс, в ходе которого складывался новый социально-культурный тип крестьянина. Этот процесс совершался в недрах народа, хотя вследствие объективных общественно-экономических условий не стал и не мог стать достоянием большинства трудящихся. Даже в период пореформенный, но дореволюционный, как показал В. И. Ленин в статьях о Л. Толстом, подавляющая часть крестьянства пребывала во власти патриархального и традиционного сознания. Однако в тех же статьях В. И. Ленин показал, как ход капиталистического развития менял лицо деревни, как часть крестьянства, хотя и меньшая по сравнению с массой, преодолевала традиционный склад мировоззрения, патриархальную замкнутость.

Процессы в изменении общественного сознания крестьянских масс, поднявшихся на борьбу с крепостничеством и абсолютизмом, берут начало в тех тенденциях и проявлениях, которые складывались во второй половине XVIII в.

Деятельность крепостной интеллигенции порождена «изменениями старого хозяйственного строя», хотя содержание и формы этой деятельности ограничены условиями крепостного строя. Она содействовала росту элементов просвещения в крестьянских массах, его стремлению к образованию и знаниям, развитию народного протеста. Крепостная интеллигенция как историческое явление зафиксировала определенную стадию в «изменении духовного облика» народа, ее значение должно оцениваться в качестве субъективных факторов, подготовивших сознательное участие крестьянства в революционной ситуации 50-х — начала 60-х годов XIX в., а позже — его выступление как одной из движущих сил первой русской революции и союзника пролетариата.

Условия разложения крепостного и зарождения буржуазного строя вели к разрыву с наследием патриархального прошлого — к преобразованию внутреннего мира крестьянина на началах его самоутверждения, преодоления локальной замкнутости интересов и расширения умственного кругозора, простирающегося на интересы всего общества. Это не означало, что умственному взору открывалась во всей действительности картина окружающего мира,— это являлось достоянием очень немногих, хотя в среде крепостных интеллигентов были и мыслители, отличавшиеся философским взглядом на общество и природу. Это означало на первых порах, что крепостному интеллигенту было дело не только до событий, происходящих в поле его зрения, его интересовало все, происходящее в обществе, и не только на родине, но и за ее рубежами.

Образованные крепостные, как правило, не противопоставляли себя крестьянам. Вкусы, настроения, думы, чаяния широких масс закрепощенного крестьянства были наиболее близки им. С позиций угнетенного крестьянства они расценивали крепостничество и самодержавие. Как и идеологию крестьянства в целом, их идейные воззрения характеризовала ненависть к крепостничеству и дворянству.

Творчество народа во всем его многообразном проявлении влияло на темы и сюжеты сочинений писателей из крепостных. В предисловиях к своим книгам Комаров постоянно подчеркивает, что трудится в интересах народа. Предназначая свои сочинения для читателей из низших слоев общества, они пишут простым языком, широко используя в своих сочинениях народные песни, пословицы, поговорки. Как и в устном творчестве, повествующем о мыслях и чувствах простых людей, героями произведений крепостной интеллигенции являются выходцы из народа.

Характерно, что почти каждый писатель отразил стремление к «тишине и спокойствию», миру социальной гармонии и материального благосостояния. Это же передают и сказочные сюжеты.

В. И. Ленин, ознакомившись с рукописными сочинениями, распространившимися в России XVIII—XIX вв. в народной среде, указывал на то, как богато представлено в них народное творчество. По свидетельству В. Д. Бонч-Бруевича, В. И. Ленин говорил: «Вот удивительное дело,— наши ученые, все эти приват-доценты и профессора — возятся над каждой статейкой, написанной каким-либо горе-интеллигентом, вдруг почувствовавшим философский зуд,— а вот здесь подлинно народное творчество, и его игнорируют, его никто не знает, им никто не интересуется, и о нем ничего не пишут... Ведь это многовековое творчество масс отображает их миросозерцание в разные эпохи»3. Тесная связь с пародом развивала демократические тенденции письменного творчества крепостных интеллигентов. В то же время крепостные писатели разделяли предрассудки, иллюзии, заблуждения, типичные для крестьянства. Особенности крестьянского мировоззрения ясно выступали, когда речь заходила о царском авторитете или вере в «хорошего барина». Для образованных и грамотных крестьян еще неясны пути и средства изменения существующего строя. Отсюда утопические проекты Тревогина, касающиеся государственного устройства, далекие от жизни, хотя и демократические по своему содержанию. В то же время в народной среде рождались и такие произведения, как «Плач холопов», «Благовесть», в которых проводится мысль о необходимости объединения усилий в борьбе с крепостниками и которые имели огромное значение в пробуждении политического сознания трудового крестьянства.

Практика народной борьбы оказала огромное влияние на развитие сознания крепостной интеллигенции. Хотя по роду занятий она возвышалась над трудовым крестьянством, но по условиям жизни разделяла их нужду, бесправие. Это обостряло восприимчивость и отзывчивость её к нуждам народа. Свою образованность и грамотность она обращала на пользу парода. И в повседневных формах борьбы, и в период крупнейшего народного движения — крестьянской войны 1773—1775 гг.—в их среде рождались документы, отражающие настроения крестьян. Они писали челобитные, в которых отстаивались интересы крестьян. Они принимали участие в подготовке указов и манифестов в годы восстания Пугачева, открыто выражая требования трудового народа, боровшегося против эксплуатации и крепостничества в целом. Вооруженная борьба сочеталась с идейной борьбой, в ходе которой более четко определялись социальные требования трудового народа4.

И после восстания Пугачева идеология крестьянства развивалась сложным путем. Если среди одних, как свидетельствуют следственные материалы, жило определенное отношение к Пугачеву как народному вождю, жила надежда продолжать борьбу, то среди других не находим признания активных и открытых форм борьбы. Последнее обнаруживается в творчестве И. И. Варакина, даже если принять во внимание цензурные ограничения и отсутствие возможности передать свое истинное отношение к восстанию, раскрыть свои мысли. В то же время в своих поэтических произведениях Варакин выступает противником крепостного права. Таким образом, крепостная интеллигенция отразила и сильные, и слабые стороны крестьянского мировоззрения нового времени.

Как и в предшествовавший период, во второй половине XVIII в. основным направлением была борьба идеологий двух основных антагонистических классов. Сложность идеологических процессов и напряженность борьбы в условиях разложения феодальной системы вытекала и из факта вызревания идеологии нарождавшейся буржуазии. На этой основе развивалась русская общественная мысль позднефеодальной эпохи, характеризующая взгляды классов и отдельных социальных групп.

Развитие русской общественной мысли второй половины XVIII в. отличало распространение просветительства. Основными чертами этого идейного течения являлись горячая вражда к крепостничеству и всем его проявлениям, защита просвещения и вера в его огромную роль в жизни общества, стремление к установлению всеобщего благосостояния. Формирование просветительства шло в упорной борьбе с идеологами крепостничества, защищавшими и отстаивавшими незыблемость существующего строя.

Огромную роль в истории революционной мысли сыграла книга А. Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», которая вышла в свет в 1790 г. В отличие от многих предшественников, веривших в «просвещенного монарха», революционер-республиканец А. Н. Радищев призывал к уничтожению крепостного права, ликвидации монархии путем крестьянской революции и замене ее республиканским «народным правлением». Характерно, что Радищев заканчивал свою книгу «Словом о Ломоносове», которое звучало как гимн в честь русского народа и его представителя — «великого мужа, исторгнутого из среды народной».

Ни в рукописных, ни тем более в печатных произведениях крестьян мы не находим упоминаний имени А. Н. Радищева или других видных представителей передовой русской и западной общественной мысли. Лишь И. Н. Варакин, Е. И. Костров писали о влиянии на них трудов М. В. Ломоносова. Об отношении Кострова к Вольтеру говорит его перевод на русский язык сатирического произведения французского мыслителя «Тактика».

Но не только из этих фактов можно судить о том, что воззрения крепостных интеллигентов развивались под воздействием идей просвещения. На это указывает само содержание их трудов, и прежде всего осознание крепостного права как явления противоестественного. Вслед за просветителями они отразили вражду к крепостному праву, ко всякого рода духовному и социальному угнетению. Придерживаясь демократических убеждений, обличая и осуждая крепостничество, они ставили вопрос о необходимости ликвидации крепостного права. Если они не сходились во мнениях по всем вопросам, в своем протесте против крепостного права, в отстаивании духовной и социальной свободы они были единодушны. Эта черта объединяла крепостных вольнодумцев позже, в XIX в.5

Как и просветители, крепостные интеллигенты считали, что достоинство человека определяется не его положением, а его заслугами перед обществом. Достоинство человеческой личности они не ставили в зависимость от сословной принадлежности. Все это свидетельствует о том, что просветительство как крупнейшее идейное течение XVIII в. было широким и сложным. Оно охватывало разные слои общества, а не только верхи. Ответы на запросы эпохи шли от различных общественных кругов. Поэтому изучение просветительства должно вестись с привлечением материалов, касающихся разных по социальному положению слоев, в том числе непривилегированной части общества XVIII в.

Показателен факт появления крестьянских проектов, касающихся развития промышленности и торговли, получения большего экономического эффекта в производстве. Интерес к этим проблемам говорит об интенсивном втягивании крестьянства России в буржуазные отношения, отражавшем изменения в его мировоззрении. Это одно из свидетельств перелома в мировоззрении крепостного крестьянства во второй половине XVIII в.

Народное творчество, практика классовой борьбы, общественная мысль обогащали содержание произведений крепостных интеллигентов. Но для формирования мировоззрения этой социальной группы, находящейся в личной зависимости, внешние условия жизни имели большое значение. Дворянство всеми мерами старалось навязать свою идеологию подвластным крестьянам, особенно его образованным представителям, труд которых они использовали для удовлетворения своих потребностей и в лице которых хотели видеть покорных слуг. Каждый из тех, кого объединяла крепостная интеллигенция, по-своему усваивал и перерабатывал материал, шедший из жизни; отсюда не только сходство, но и различие во взглядах Давление господствующей идеологии не оставалось бег последствий — некоторые представители крепостной интеллигенции приспосабливались и служили дворянству, призывая крестьян к терпению и смирению. Но для большей части образованных служащих из крестьян таких путей приспособления не существовало, их положение как крепостных сближало со средой, из которой они вышли, и определяло в целом социальный облик крепостной интеллигенции.

Уход с исторической арены крепостной интеллигенции как особой социальной категории не уменьшает ее большого общественно-культурного значения. Крепостные интеллигенты жили и творили в окружении общества, поэтому не могли не влиять на это общество. Для многих этим обществом была та среда, из которой они вышли. В разных областях культуры они оставили плоды своего труда. В своей общественно-полезной деятельности образованные крестьяне руководствовались мыслями о пользе своему народу, своей родине. Несмотря на все препятствия, стоявшие на их пути в феодально-крепостническом государстве, они служили просвещению народа — и своим творчеством, и своим участием в классовой борьбе. Тот факт, что некоторые произведения не были напечатаны, а проекты не реализованы в условиях феодально-крепостнического строя, не влияет на общую оценку значения вклада крепостной интеллигенции в развитие русской науки и культуры.

Темы народа, Родины, патриотизма занимали центральное место в письменном творчестве крепостной интеллигенции. В XIX в. эти темы во весь голос зазвучали в трудах демократической интеллигенции, в произведениях классиков русской литературы. В этом немалая заслуга крепостной интеллигенции, приток которой в ряды разночинной интеллигенции способствовал общему процессу демократизации русской интеллигенции.




1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 3, с. 600.
2 Там же, т. 1, с. 433.
3 Цит. по: Бонч-Бруевич В. Д. В. И. Ленин об устном народном творчестве.— Сов. этнография, 1954, № 4, с. 119—120.
4 Преображенский А. Славная страница народной борьбы.— Правда, 1973, 28 сент.; Индова Е. И., Тихонов Ю. А., Преображенский А. А. Лозунги и требования участников крестьянской войны в России. Крестьянские войны XVII—XVIII вв. М., 1974, с. 240, 268.
5 Коган Л. А. Крепостные вольнодумцы (XIX век). М., 1966, с. 296, 297.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3327