Выполняя интернациональный долг

Советские моряки не раз оказывали помощь народам развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки, проявляя при этом мужество, стойкость и самоотверженность.

В 1972 г. по просьбе правительства Бангладеш с Тихоокеанского флота была направлена спасательная экспедиция, которая более двух лет трудилась в этой молодой республике, очищая акваторию порта Читтагонг от невзорвавшихся снарядов, бомб, мин и затонувших кораблей.

Условия были исключительно трудными. Водолазы все время работали при сильном течении и высокой температуре воды и воздуха. Вода в гавани была мутной от большого количества ила, выносимого рекой Карнапхули. Не исключался и подрыв водолазов на минах. Но советские моряки преодолели все трудности, проявив мужество и героизм, высокую специальную подготовку, а во многих случаях и моряцкую смекалку.

В процессе выполнения всех работ пришлось использовать десятки километров стальных тросов, разрезать 1500 м стальных конструкций. Наши водолазы провели под водой при работах в порту Читтагонг более 40 000 ч. Они впервые в мировой практике разрезали более 300 м металла электрокислородным способом при полном отсутствии видимости, произвели 200 направленных взрывов, подняли со дна 26 судов.

Подвиг тихоокеанских моряков получил высокую оценку. Министр коммуникации Бангладеш, выступая на митинге, посвященном проводам экспедиции на Родину, сказал: «Советские моряки в самый критический момент не дали умереть республике с голоду — восстановили ворота жизни». Все участники экспедиции удостоились наград республики Бангладеш, а наиболее отличившиеся адмиралы, офицеры, мичманы, старшины и матросы были награждены орденами и медалями СССР.

Весь мир стал свидетелем подвига тихоокеанских тральщиков, которые под командованием капитана 1 ранга А. Н. Апполонова (ныне контр-адмирал) провели в 1974 г. траление мин в районе Суэцкого залива. 3 июня отряд вышел из базы Тихоокеанского флота и, пройдя около 8000 миль, 15 июля начал траление.

Военно-политическая обстановка в районе траления сложилась исключительно сложная. Провокационные действия правящих кругов Израиля создали, по существу, обстановку прифронтовой зоны. Выполнение отрядом боевой задачи осложнялось отсутствием точных данных о расположении минных полей, наличием большого количества коралловых рифов, тропической жарой, накаляющей палубы и надстройки до 50...60°С, песчаными бурями, частыми штормами. Нельзя забывать, что район траления не имел необходимого навигационного оборудования. Очень трудно было обеспечить корабли достаточным количеством пресной воды.

И тем не менее траление велось с рассвета до захода солнца, а временами — круглосуточно, в любую погоду. Это действительно был массовый подвиг экипажей, проявивших стойкость, мужество и самоотверженность. Особо отличился экипаж тральщика «Сахалинский комсомолец» под командованием капитана 3 ранга Ш. Зияева. Трал этого корабля первым подсек якорную мину, комендоры расстреляли ее метким огнем.

* * *

Высокую техническую выучку и подготовку к борьбе за живучесть продемонстрировал экипаж тральщика под командованием капитана 3 ранга В. Свиридова. Во время боевого траления у борта корабля взорвалась мина. Взрывной волной контузило командира, отбросило на крыло мостика политработника старшего лейтенанта С. Михайлова. Корабль получил серьезные повреждения. Через 13 пробоин в румпельное, в оба машинные отделения, в топливные цистерны хлынула вода. Всего внутрь корпуса ее поступило около 100 т. Полностью вышло из строя электрооборудование, навигационные и радиотехнические средства, рулевое управление, получили повреждения отдельные трубопроводы.

Но экипаж корабля не дрогнул, все стойко и мужественно боролись за живучесть. Котельный машинист матрос Ю. Миронов, находившийся в момент взрыва на вахте, обнаружил, что вода поступает через топливную цистерну. И он совершил немыслимое — нырнул под слой топлива, на глубине полтора метра ниже ватерлинии нашел в полной темноте три пробоины и мастерски заделал их, забив в отверстия деревянные пробки.

Этот самоотверженный поступок Юрий Миронов совершил не случайно. В его действиях проявилась идейная убежденность, отличная физическая подготовка, прекрасное знание устройства корабля и своей специальности. Недаром отличник боевой и политической подготовки Миронов был специалистом 1-го класса по основной специальности котельного машиниста и специалистом 2-го класса по смежной специальности.

Решительно грамотно действовали в сложной обстановке борьбы за живучесть корабля командир электромеханической боевой части капитан-лейтенант В. Симонов и его подчиненные. За 10 суток непрерывной работы была полностью восстановлена боеспособность корабля.

Более 17000 миль прошли тральщики Краснознаменного Тихоокеанского флота с тралами в Суэцком заливе. Моряки отряда стремились в кратчайшие сроки выполнить ответственное правительственное задание. Отряд «пропахал» район 21 раз. Минные поля площадью 1250 квадратных миль были ликвидированы. 11 ноября тральщик под командованием капитана 3 ранга В. Тихонова сделал последний галс. Задание Родины тихоокеанцы выполнили с честью.

При проведении боевого траления в Суэцком заливе там находились также черноморские корабли — противолодочный крейсер «Ленинград» и большой противолодочный корабль «Скорый».

Самоотверженно действовал личный состав электромеханической боевой части корабля, командиром которой был капитан 2 ранга Н. П. Куделя.

От близкого взрыва в котельном отделении корабля на одном из паропроводов вырвало штуцерное соединение. Струя перегретого пара, прорвав изоляционное покрытие паропровода, ударила буквально в полуметре от вахтенного старшего матроса Н. Ковалева.

Помещение сразу наполнилось паром, стало трудно дышать. Первой мыслью Ковалева было не допустить повреждения котельной автоматики питания и горения, прикрыть ее и обеспечить нормальную работу котла и подачу пара на турбины. Котельный машинист не покинул вахты, пока не устранил неисправность паропровода. Только тогда он передал вахту товарищу. Благодаря хладнокровию и самоотверженности Ковалева корабль ни на минуту не терял заданного хода.

Работа по разминированию проводилась в условиях непривычного жаркого климата. Температура забортной воды поднималась до 35 °С, а температура воздуха постоянно держалась 40...45°С. Так сказывалось близкое соседство аравийских и африканских пустынь. Холодильные машины корабля работали на пределе возможностей. Вот здесь-то и потребовалось отличное знание устройства и использования корабельной техники и мастерство личного состава. Особенно отличились командир дивизиона живучести и его подчиненные — трюмные машинисты, которые обеспечили длительную эффективную работу холодильной системы.

Командиру электромеханической боевой части в этом трудном плавании не раз приходилось решать сложные проблемы, которые ставила сама жизнь.

В патрубке, по которому в холодильные машины поступала забортная вода для прокачки конденсаторов, образовался свищ. Его следовало заделать, но патрубок находился в топливной цистерне для мазута. Под руководством командира боевой части командир отделения котельных машинистов старшина 2-й статьи Н. Яровой справился с этим трудным заданием. Он спустился в цистерну, частично заполненную мазутом, пробрался к месту установки патрубка и в полной темноте заделал свищ.

Офицера Н. П. Куделю характеризует также личная смелость и решительность. Однажды, когда корабль находился в ремонте, рядом с ним у причала вели работы водолазы. На рассвете матрос разбудил только что уснувшего после ночной проверки службы Н. П. Куделю. Он доложил, что рядом с кораблем под водой придавило водолаза. Схватив на ходу легководолазное снаряжение, офицер выскочил на пирс, быстро надел костюм, включился в аппарат и погрузился в воду.

В мутной воде он разглядел, что водолаза придавило бетонным блоком. Офицер поднялся наверх. Недалеко стоял подъемный кран, но не было крановщика. Н. П. Куделя сам сел у пульта управления краном и взялся за рычаги включения силовых электродвигателей крана. Водолазы завели стропы, и он осторожно поднял бетонный блок из воды. Впоследствии офицер был награжден медалью «За спасение утопающих».

Работа экипажей кораблей Краснознаменных Тихоокеанского и Черноморского флотов получила высокую оценку на Всеармейском совещании идеологических работников. Там было отмечено, что разминирование Суэцкого залива стало настоящим испытанием «на мужество, боевую выучку, выносливость. Советские моряки с честью выдержали это испытание, показали высокую моральную стойкость и выдержку в критические моменты, неоднократно возникавшие в ходе боевого траления».

А в 1975 г. образцы отваги и стойкости тихоокеанцы продемонстрировали вновь. 11 февраля крейсер «Дмитрий Пожарский», выполнявший учебно-боевые задачи в Индийском океане, получил приказ идти к острову Маврикий. Остров пострадал от тропического циклона «Жервез». Вышли из строя линии электропередачи и телефонной связи, нарушились водоснабжение и канализация, тысячи жителей остались без крова.

Тихоокеанцы продолжили благородную традицию русских моряков: всегда первыми прийти на помощь пострадавшим от стихийных бедствий. Весь мир был свидетелем гуманности, бескорыстия и великодушия русских моряков еще в начале века в 1908 г., когда моряки с линейных кораблей «Цесаревич» и «Слава», крейсеров «Богатырь» и «Адмирал Макаров», канонерских лодок «Гиляк» и «Кореец» первыми пришли на помощь жителям пострадавшего от землетрясения сицилийского города Мессина.

Теперь же 12 суток работали тихоокеанцы в различных местах острова, повсеместно вызывая восхищение у местных жителей своей самоотверженностью. Они восстановили 132 км линии электропередачи, подключили к электросети сотни домов, ввели в строй телефонную связь, отремонтировали госпиталь, выполнили много других восстановительных работ, заслужив всем этим любовь и признательность маврикийцев.

Всегда и во всех случаях советские моряки проявляют чудеса мужества и самоотверженности при оказании помощи терпящим бедствие кораблям и судам. Вот один характерный пример. На югославском торговом судне при входе на Мурманский рейд возник пожар. На помощь терпящему бедствие транспорту вышло океанское спасательное судно «Памир» Краснознаменного Северного флота.

Обстановка осложнилась тем, что иностранные моряки, покидая судно, не успели загерметизировать переборки, люки и двери. На транспорте обнаружили баллоны со сжатым воздухом и емкости с бензином. Стоило спасателям проявить нерешительность, замешкаться только на минуту, взрыв стал бы неизбежен.

Но на «Памире» экипаж натренирован и дисциплинирован. Все учебно-боевые задачи, связанные с борьбой за живучесть, успешно отработаны во время пребывания в базе и в период морских походов. Важно, что отработка действий экипажа шла без послабления и упрощений.

Более 10 часов аварийно-спасательные группы, сменяя друг друга, вели бой с огнем. Мастерство, сноровка, самоотверженность победили. Пожар на борту иностранного судна был ликвидирован.

Мужество и отвагу проявили советские моряки танкера «Луганск», доставляя нефть в никарагуанский порт Сандино.

20 марта 1984 г. рейс подходил к концу. За кормой остались тысячи миль перехода из Одессы к берегам Никарагуа. Позади штормовые ночи, опасные проливы, плавание на виду у военных кораблей США, проявлявших назойливый интерес к советскому судну.

Приняты на борт лоцман и никарагуанские таможенники. Судно начало маневр для захода в порт. По трансляции прозвучал голос старшего помощника капитана: «Боцману — на бак! Палубной команде занять места по швартовному расписанию!». Незамедлительно прибыла баковая группа во главе с третьим помощником капитана.

В 22.52 по московскому времени над морем прозвучал взрыв. Танкер подорвался на мине, поставленной наймитами американских империалистов. Вода стала быстро поступать в помповое отделение. Вышли из строя носовая станция пенотушения, пожарные извещатели, получила повреждение бункеровочная магистраль.

Чудом удалось избежать взрыва нефти, ведь ее на борту было более 34 000 т. Судно спасло только то, что взрыв произошел вдали от танков с горючим. Немаловажную роль в предотвращении взрыва сыграло также тщательное соблюдение на танкере правил безопасности: все грузовые отсеки были надежно загерметизированы, пары топлива не «гуляли» над палубой.

Весь экипаж встретил беду достойно, действовал смело, решительно и грамотно. Четыре моряка получили при взрыве ранения, двоих из них пришлось для оказания квалифицированной медицинской помощи доставить в береговую больницу.

Под руководством капитана А. Азова экипаж самоотверженно боролся за спасение танкера. Находившиеся поблизости советские суда «Полесск» и «Илья Ульянов» сразу же предложили свою помощь «Луганску». Но луганцы заверили, что сумеют справиться с последствиями подрыва на мине самостоятельно. И все же не просто было прекратить водотечность. Взрывной волной сорвало с фундамента и повредило пожарный и осушительный насосы, работа которых в первую очередь необходима при борьбе за живучесть. От взрыва деформировались водонепроницаемые переборки танков, разрушились некоторые трубопроводы.

Но экипаж вышел победителем в борьбе за живучесть. Поступление воды внутрь корпуса было везде ликвидировано, носовое помповое отделение осушено, отремонтированы швартовные лебедки и насосы. Команда танкера стремилась не только спасти судно, но и предотвратить разлив нефти, который имел бы катастрофические последствия для всего побережья.

В порту Сандино создали специальную комиссию по расследованию этой диверсии. Ее возглавил заместитель начальника Главного управления безопасности Никарагуа. Было точно установлено, что ответственность за этот беспримерный акт государственного терроризма несут правящие круги США, которые вооружают и снабжают никарагуанских «контрас».

Завершив ремонт, «Луганск» снялся в обратный путь. Танкер благополучно прошел Панамский канал, Карибское море, Атлантику. Отважный экипаж торжественно встретил родной Новороссийск. И в этот раз мужество, стойкость и выучка советских моряков достойно противостояли провокациям и диверсиям врагов.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3674

X