Земский собор о мире с Польшей 1683-1684 гг.
Об этом соборе до исследования В. К. Никольского не было почти ничего известно. В 1928 г. появилась его небольшая монография, написанная на основе вновь привлеченного архивного материала1467. Некоторые документы автор опубликовал в приложениях. Наличие исследования Никольского позволяет мне не останавливаться на соборе 1683-1684 гг. специально, а ограничиться указанием на его общие с другими соборами черты и особенности.

Указ о созыве собора последовал 18 декабря 1683 г., когда под Смоленском велись мирные переговоры русских великих и полномочных послов (Я. Н. Одоевского и др.) с польскими комиссарами. Задачей собора явилось утверждение «постановления» о «вечном мире» и «союзе» (когда оно будет выработано). На собор (сам термин этот не употребляется) призывались только служилые люди и отставные дворяне и дети боярские первой статьи из тех городов, в которых имелись поместья и вотчины (это уточнение - особенность собора 1683-1684 гг.) по два человека из города, а из Новгорода Великого по два человека из пятины. «Выборные двойники» должны были быть «люди добрые и разумные и пожиточные». Срок явки в Москву назначался на 5 января 1684 г.1468

На основе царского указа была составлена в Разряде роспись городов, где были вотчинники и помещики и куда рассылались грамоты о выборах. В столбцах и книгах Разрядного приказа хранятся черновые материалы, относящиеся к подготовительной работе над списком городов и к рассылке грамот1469. По подсчетам Никольского, выборы были в 102 городах. На собор попали 242 человека (из них 69 московских «чинов»)1470.

Организация выборов мало отличалась от той, которая была в 1651 или 1653 гг. Времени на выборы было отведено мало - две недели. Уложиться в него было трудно. Отсюда случаи запоздания с явкой в Москву и случаи неявки. По-прежнему воеводы жаловались на отсутствие избирателей или таких людей, из числа которых можно было бы выбрать делегатов. Серпуховской воевода Л. Шишкин писал в Разряд 31 декабря 1683 г.: «И в Серпуховском уезде отставных дворян только два - Кондратей да Патрекей Соймоновы...». А в «сказке» Кондратия Соймонова читаем: он и Патрикей Соймонов «отставлены... за старостью и за увечьем, и ныне... лежат больны и выбирать им из отставных дворян добрых и разумных, и знающих, и пожиточных людей не ис ково»1471. Новгородский воевода сообщал 26 декабря, что из Вотской, Шелонской и Деревской пятин «дворяне не выбраны, потому что тех пятин в Великом Новгороде дворян малое число»1472. В доездной памяти коломенских рассылыциков 1 января 1684 г. рассказывается: «а иных коломничь полковые счужбы и отставных дворян и детей боярских и рейтар в домох их многих мы, пушкари, не изъехали, а люди их и крестьяне сказывали нам, что де они на Москве и в ыных городех в поместьях своих и вотчинах»1473.

Бывали случаи как неповиновения дворян воеводам, так и нарушения воеводами избирательной «конституции». Лихвинский воевода доносил в Москву, что в Лихвине всего 5 рейтар, из которых один Лаврентий Логвинов Тевяшов - «знатней и лутчи и пожиточней, первой статьи», а остальные - «однодворцы рейтара последней статьи»; дворян же и детей боярских полковой службы нет. Воевода решил послать в Москву Лаврентия Тевяшова, но его «товарищи» рейтары не дали на него «выбора» (один болен, другой уехал в Москву, двое «великих государей указу учинились непослушны»). Тогда воевода отправил Лаврентия в московский Разрядный приказ «без выбора», а непослушных рейтар посадил за караул1474. Это было явное самоуправство.

В. К. Никольский отмечает известную демократизацию как служилой среды избирателей, так и состава делегатов на соборе 1683-1684 гг. Может быть, в этом надо усматривать следствие недавних стрелецких восстаний. В Усмани выбирали дети боярские, прапорщики, пятидесятники-стрельцы, казаки, пушкари, казенные кузнецы, воротники. В Яблонове был выбран Григорий Антонов Косов «по окладу первой статьи из отставных салдацкие службы»1475.

«Выборные», явившись в Москву, оставались там в ожидании собора до 8 марта 1684 г., когда царским указом было им объявлено, что собор не состоится. Сохранился ряд челобитных, в которых «выборные» просят об отводе им дворов, жалуясь, что им «негде стоять», «людей поставить», «запас положить». В то же время в челобитных есть и такое указание: «и нашей братье по вашему, великих государей, указу дворы отведены»1476.

Русско-польские посольские переговоры в Смоленском уезде успехом не увенчались, были прерваны, и 8 марта 1684 г. последовал царский указ о роспуске из Москвы по домам городовых «выборных». В указе сказано, что если б на съездах русских послов с польскими комиссарами было бы что-либо «договорено и поставлено» «о вечном миру», то «выборным» было бы объявлено, «на чем тому миру быть и на каковых статьях» (т. е., очевидно, на земском соборе был бы доложен проект русско-польского договора). Но поскольку «на многих съездех» «о вечном мире договору не учинилось и отложили те дела до иного времени», то «выборные» получили распоряжение вернуться в те города, откуда были созваны. За прибытие в свое время в Москву «для такого великого царственного дела» им была выражена царская «милостивая похвала» и обещано «пожалование» соболями из царской казны1477.

Это был последний земский собор1478. Он оказался бесплодным, не принес ничего позитивного Русскому государству. Это не случайность и не простая неудача. Наступала новая эпоха, требовавшая других, более оперативных и гибких форм и методов решения внешнеполитических (а также иных) вопросов. Громоздкая и тяжело дававшаяся населению система созыва время от времени, в неопределенные сроки и не на основе какого-то постоянного, разработанного регламента больших земских соборных сессий изживала себя. Если они сыграли в свое время положительную роль в государственной централизации, то теперь они должны были уступить место сословным институтам формирующегося абсолютизма.

И все же даже в конце XVII в. чувствовалось, насколько институт земских соборов органически входил в общую политическую систему Русского государства. В соответствии с правовыми нормами феодального государства (отступления от них в свою очередь были нормой) в короткий срок провели выборы, и две с половиной сотни представителей дворянского сословия собрались в Москве для совещания с правительством. Государственный аппарат сработал быстро, но его работа оказалась ненужной.



1467 Никольский В. К. Земский собор о вечном мире 1683-1684 гг. - «Научные труды Индустриально-педагогического института им. К. Либкнехта. Серия социально-экономическая», 1928, вып. 2.
1468 ПСЗ-I, т. II, с. 569, № 1056.
1469 ЦГАДА, ф. 210, Московский стол, Записная кн. № 21, стб. 628; Белгородский стол, стб. 1059.
1470 Никольский В. К. Земский собор о вечном мире, Прилож., с. 53-54, № 2.
1471 Там же, с 54
1472 Там же, с. 55-56, № 3.
1473 Там же, с. 59, № 5.
1474 Там же, с. 58, № 4.
1475 Там же, с. 62, № 6.
1476 Там же, с. 63, № 7.
1477 ПСЗ-I, т. II, с. 578-579, № 1067. Полный текст указа см. в ЦГАДА, ф. 210, Московский стол, кн. 21, лл. 171-173 об.
1478 Некоторые исследователи говорят еще о соборе 1698 г. (Латкин В. Н. Указ. соч., с. 255).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6139