70-80-е годы XIX в.
Дальнейшее изучение земских соборов было связано с введением в научный оборот новых источников и более полным использованием уже известных в печати. Новые материалы, выявленные И. Н. Ждановым26 позволили более разносторонне осветить деятельность Стоглава 1551 г. как церковно-государственного совещания особого типа, которое он назвал «церковно-земским собором». С. Ф. Платонов извлек ряд сведений о земских соборах из «дворцовых разрядов» и «разрядных книг»27 И. И. Дитятин обнаружил в архивах Министерства юстиции и Министерства иностранных дел (ныне ЦГАДА) документы о соборе 1651 г. (соборный акт, воеводские отписки, призывная грамота на собор, приговор о выборах представителей) и другие материалы XVII в.28 Почти одновременно вышли в свет два документальных сборника (подготовленных В. Н. Латкиным29 и А. Н. Зерцаловым30). Собранные в них архивные источники актового и делопроизводственного характера (Латкин опубликовал и находки Дитятина) позволили наряду с соборными заседаниями и решениями в Москве познакомиться с организацией в XVII в. выборов в уездных городах, с перепиской местных воевод с центром, с челобитными выборных людей о своих нуждах. Поле наблюдений для исследователей значительно расширилось.

В связи с изучением земского собора 1648-1649 гг. мысль ученых обращалась в качестве источника к Соборному уложению. Одной из задач источниковедческого анализа памятника являлось установление того, в какой мере выборные люди принимали участие в его выработке. Условием решения этой задачи было применение разносторонней методики: изучение текста Уложения, помет на полях, сопоставление его с другими источниками и пр.31

Расширение круга источников и используемых методических приемов позволило дать более точную картину истории земских соборов. Профессиональным мастерством особенно отмечена небольшая статья С.Ф. Платонова «Заметки по истории земских соборов». Публикуя ее, автор писал: «нет надобности и доказывать», что прежние работы на эту тему «не стоят - и даже не стояли в момент своего появления - на должной научной высоте»32.

Научное обобщение фактического материала происходило в общественно-политической обстановке, возбуждающей интерес к проблеме земских соборов. Революционная ситуация 1879-1880 гг., кризис верхов, переход от лорис-меликовского режима к открытой реакции – все это явления, которые заострили внимание на взаимоотношении самодержавия и сословий в прошлом и настоящем.

В 1882 г. министр внутренних дел Н.П. Игнатьев проводил идею созыва земского собора как противоядия революционной крамоле. Он хотел приурочить созыв к коронации Александра III33.

Тема эта продолжает волновать умы. Иначе, чем Чичерин, ее решал В.И. Сергеевич. Исследователь сопоставил земские соборы с французскими генеральными штатами и первоначальным английским парламентом и пришел к выводу: «Сходства этих учреждений так многосторонни, что никак не могут быть приписываемы случаю, а должны быть объясняемы действием одинаковых причин». Черты сходства автор видит в составе сословно-представительных органов трех стран, в порядке выборов представителей, в неопределенности сроков созыва совещаний, в характере обсуждения поднимаемых на совещании вопросов и пр.

Сергеевич не соглашается с исследователями, считающими, что русские соборы «имели только совещательное значение», что правительство «искало в них совета и опоры, но нисколько не связывалось их мнениями». Нет, возражает автор, хотя «московские государи признают за собою право действовать и помимо соборов» и таким правом пользуются, «но рядом с этим они признают что-то и за народом, в силу чего и обращаются иногда к его согласию...». «С такою же неопределенностью юридического значения представительства встречаемся и в Западной Европе»34. В итоге своего исследования Сергеевич попытался дать общую оценку русским земским соборам: они «не идеал, потому что мы наблюдаем в них представительные учреждения в зародышевом их состоянии. Нужно было еще многое, чтобы из них выработалось правильное государственное учреждение. Но также несправедливо, что они не могли дать правительству ни помощи, ни совета»35.

Сергеевич сделал верные наблюдения, хотя и остался в плоскости преимущественно формально-правового анализа. Его упрекали также в односторонности подхода к проблеме, в том, что, увлекшись чертами сходства представительных учреждений России и других государств, он не подчеркнул весьма существенных между ними различий. Владимирский-Буданов в рецензии на труд Сергеевича указывал, что в России XVI в. не было попыток со стороны аристократии ограничить самодержавие, была лишь борьба придворных партий, опирающихся каждая на самодержавную власть. Особенностью русских соборов являлось и то, что заседания на них происходили не по сословиям, а по «статьям»36. Эти замечания нацеливали на всестороннее применение сравнительного метода к изучению сословно-представительных органов средневековья в плане выявления как общего между ними, так и специфики учреждений отдельных стран.

В известной море итогом исследования проблемы земских соборов явилась к середине 80-х годов XIX в. монография В. Н. Латкина. До сих нор она остается наиболее фундаментальным трудом в этой области, всесторонне охватывающим проблему и рассматривающим ее на международном фоне. Автор дает подробный исторический очерк, посвященный земским соборам, останавливаясь на обстоятельствах созыва и деятельности каждого из них, уточняя фактическую канву событий. Он доказывает что «древнерусские представительные учреждения появились не вследствие какого-нибудь каприза верховной власти, но как результат требований самой жизни...»37. За конкретной историей соборов следует очерк систематического характера, посвященный их классификации и дающий общее описание их организации и компетенции. Оценка Латкиным значения соборов, данная словами Н. П. Загоскина, чисто идеалистическая: они предоставили «возможность непосредственному единению царя с землею, дали возможность правительству собственными глазами видеть истинное положение своего государства, слышать из уст представителей самого народа заявления о нуждах и желаниях своих, которые не всегда совпадали с интересами лиц, непосредственно стоявших вокруг московского престола»38.

Вслед за Сергеевичем Латкин рассмотрел вопрос о древнерусском сословном представительстве в сравнительно-историческом плане. При этом он значительно расширил рамки наблюдений, дополнив материал Франции и Англии данными по Германии, Испании, Швеции, Венгрии. Каждой из этих стран посвящен в книге Латкина особый, причем достаточно развернутый очерк. «Параллельное изучение сословно-представительных собраний разных государств» привело автора к выводу о «поразительном сходстве, которое существует между ними, сходстве тем более поразительном, что история этих «разных государств» шла далеко не одним и тем же путем». Пытаясь объяснить подобную близость, исследователь приближается к мысли о том, что это явление общестадиального характера. Поскольку «одинаковые причины приводят к одинаковым следствиям», у всех европейских народов на определенной стадии «развились сословные собрания, хотя и различавшиеся в частностях, но в общем вполне аналогичные друг с другом»39.

На опыте Латкина дореволюционная историческая наука могла достаточно изучить сильные и слабые стороны применения сравнительно-исторического метода. Успех исследования зависел в значительной мере от умения уловить взаимосвязь общего и частного в сопоставляемых явлениях. Латкин главным образом обращал внимание на то, что роднило земские соборы России с сословно-представительными учреждениями Запада, а не на те различия, которые между ними были. Эта односторонность подхода к проблеме была отмечена в рецензии на книгу Латкина Н. И. Кареевым. По словам последнего, «сравнительный метод в истории важен между прочим потому, что помогает лучше понимать одно индивидуальное явление через аналитическое сравнение его с другими однородными явлениями». Задачей сравнительного метода, по мнению Кареева, является «установить известные типы собраний», на основе разработанной классификации «подвергнуть анализу все, относящееся к нашим земским соборам», и таким образом выяснить их характер. Выработка типологии сословно-представительных собраний - это путь к познанию существа их местных, национальных вариантов. «Не в том дело, чтобы похожее ставить рядом с похожим, а в том, чтобы объяснить несходства и обнаружить сходство там, где наименее можно его предполагать». В России, по Карееву, не было феодализма, и это объясняет, думает он, «почему наши соборы отличаются от западных учреждений»40.

Сергеевич упрекнул Латкииа в том, что, сопоставляя земские соборы с сословными институтами Запада, он привлекает материал, характеризующий разные стадии развития тех и других. «Учреждения, не имевшие истории и пережившие всего только один момент зачаточного состояния, сравниваются с учреждениями, большинство которых имело богатую историю, без всякого ограничения времени, в пределах которого делается сравнение»41.

В поисках «общего» и «особенного» подошел к соборам И. И. Дитятин. Он отметил, что, «являясь представительными учреждениями», они «принадлежат к явлениям той же стадии развития государства», что и «пресловутые États généraux Франции и начальные парламенты Англии». Но западноевропейские учреждения были «результатом борьбы отдельных классов феодального общества между собою и с королевской властью», в России же «никакой борьбы не существовало: власть царя московского объединяла вся и все...». Тем не менее Дитятин возражает против тезиса Чичерина о ничтожности земских соборов и говорит о «народной инициативе», проявляющейся, в частности, в челобитьях, и о «народном участии в законодательстве»42.

Научная дискуссия, вызванная появлением книги Латкина, способствовала уяснению вопроса о земских соборах как институте, известном и другим народам на определенной ступени их истории. Тем самым были поставлена под сомнение концепция Чичерина.

Но наряду с направлением, представленным Сергеевичем - Латкиным, было и другое, рассматривавшее земские соборы как явление русской истории, не выходя за пределы отечественной тематики. К этому направлению принадлежал II. П. Загоскин, труд которого (неплохой для своего времени) о земских соборах и по структуре, и по идеям близок к работе Беляева. Загоскин (как и Беляев) дает и историю соборов («золотым их веком» он считает время Михаила Федоровича), и сводный очерк, систематизирующий материал об их организации и деятельности.

Приведенная в книге Загоскина типология земских соборов (по задачам и характеру - избирательные, совещательные; по составу - полные, неполные, фиктивные)43 получила распространение в дореволюционной историографии. Типология эта - формально-юридическая, и в ее рамки иногда трудно уложить живую действительность.

Делалась и попытка сузить понятие «земский собор», подводя под него лишь «полные» совещания. Владимирский-Буданов дал такую дефиницию земского собора: это «орган власти общеземский», который включает в себя «три части, существенные и органические», - царя, боярскую думу, «собор в тесном смысле», состоящий из представителей различных разрядов служилых и тяглых людей. Отсутствие хотя бы одной из этих «частей» «делает собор не неполным, а невозможным»44. Такая дефиниция (с упоминанием еще «освященного собора») существует в исторической литературе и посейчас, но она не докрывает всего многообразия изменчивых конкретных явлений. Юридическая формула нужна, но нужна лишь как своего рода ориентир, помогающий понять внутреннюю историю изучаемого института, разобраться во всех его модификациях. Надо иметь в виду и то, что данная формула не взята исследователями непосредственно из источников как правовое (законодательное) определение того времени, а выведена из наблюдений над реальными фактами деятельности земских соборов как известное обобщение (отвлечение).

В широком историческом плане поставлен Владимирским-Будановым вопрос о взаимосвязи земского собора с более ранними политическими органами: вечем, съездами князей, боярской думой, церковными соборами. Эту тему поднял Павлов, а Владимирский-Буданов дал ей обоснование, показав, что унаследовали земские соборы от предшествующих институтов и какое место они заняли в истории власти и управления45.

Мимо научных достижений своего времени прошел Н. И. Костомаров, также написавший очерк о земских соборах. Учреждение соборов он считает делом Ивана IV и объясняет его действия «нравственными свойствами этого государя», «отличительную черту» характера которого от юности до старости составляла «трусость». Царя Ивана «перепугал народный бунт». Боясь за «собственную жизнь», он и попытался опереться на собор.

Костомаров отрицает, что было какое-либо сходство между русскими земскими соборами и западными сословными учреждениями. Он не признает за земскими соборами никакого значения. Они целиком зависели от царской воли, и сами выборные не стремились получить права, «а скорее смотрели на выборы и на поездку в Москву, как на повинность...» Для царя созыв соборов был средством узнать «народное умоначертание», так как «по причине всеобщей малограмотности» в России XVII в. не было газет и журналов46.

В целом надо признать, что общий уровень очерка Костомарова, и теоретический и чисто профессиональный, весьма невысок.



26 Жданов И. Н. Материалы для истории Стоглавого собора. – Сочинения, т. I. СПб., 1904, с. 171-272 (первоначально опубликовано в ЖМНП, 1876, № 9; он же. Церковно-земский собор 1551 г. - Там же, с. 361-380 (первоначально опубликовано в «Историческом вестнике», 1880, февраль).
27 Платонов С. Ф. Заметки по истории земских соборов. - Статьи по русской истории (1883-1912), изд. 2. СПб., 1912, с. 1 (первоначально опубликовано в ЖМНП, 1883, № 3).
28 Дитятин И. И. К вопросу о земских соборах XVII столетия. - «Русская мысль», 1883, кн. XII, с. 84-106.
29 Материалы для истории земских соборов XVII столетия (1619-20, 1648-49 и 1651 годов) Василия Латкина. СПб., 1884.
30 Новые данные о земском соборе 1648-1649 гг. Сообщил А. Н. Зерцалов. - ЧОИДР, 1887, кн. 3.
31 Загоскин Н.П. Уложение царя и великого князя Алексея Михайловича и земский собор 1648-1649 г. Речь, произнесенная в торжественном годичном собрании Казанского университета 5 ноября 1879 г. Казань, 1879; Владимирский-Буданов М.Ф. Новые открытия по истории Уложения царя Алексея Михайловича. – «Киевские университетские известия», 1880, « 2, критико-библиогр. отд. с. 7-27; Мейчик Д.М. Дополнительные данные к истории Уложения. - В кн.: Сборник Археологического института, книга третья. СПб., 1880, отд. I, с. 83-139; он же. По поводу сочинения Н.П. «Уложение царя и великого князя Алексей Михайловича и земский собор 1648-1649 г.» - В кн.: Сборник Археологического института, книга четвертая. СПб., 1880, отд. III, с. 33-42; Верховский К. Источники Уложения царя Алексея Михайловича. - «Юридический вестник», 1889, т. III, книга третья, с. 369-388; Сторожев В.Н. К вопросу об источниках Уложения (по поводу статьи г. Верховского). – Там же, 1889, т. III, книга четвертая, с. 663-666.
32 Платонов С.Ф. Указ. соч., с. 1.
33 Зайончковский П.А. Попытка созыва земского собора и падение министерства Н.П. Игнатьева. – «История СССР», 1960, № 5, с. 126-139.
34 Сергеевич В. И. Лекции и исследования по древней истории русского права, изд. 4, доп. и попр. СПб., 1910, с. 172, 174, 216 (первоначально напечатано в «Сборнике государственных знаний» под ред. В. П. Безобразова, т. II. СПб., 1875, под заглавием «Земские соборы в Московском государстве»).
35 Сергеевич В. //. Указ. соч., с. 187.
36 Владимирский-Буданов М. Ф. Рецензия на труд В. И. Сергеевича «Земские соборы в Московском государстве». - «Киевские университетские известия», 1875, № 10, с. 266, 268-270.
37 Латкин В. //. Земские соборы древней Руси, их история и организация сравнительно с западноевропейскими представительными учреждениями. СПб., 1885, с. 23.
38 Там же, с. 285.
39 Там же, с. 401, 410.
40 Кареев Н. И. Земские соборы древyей Руси. По поводу книги В. Н. Латкина «Земские соборы древней Руси». - «Юридический вестник», 1880, т. XXI, кн. 2, с. 259, 264 (курсив Н. И. Кареева); см. также: Латкин В. Н. Ответ на рецензию. Возражение г. Карееву по поводу его разбора книги «Земские соборы древней Руси». - Там же, 1886, т. XXII, кн. 1, с. 132-147; Кареев Н. И. Замечания на «Ответ» г. Латкина. - Там же, 1886, кн. 2 и 3, с. 435-445.
41 Сергеевич В. И. Рецензия на книгу В. Н. Латкина «Земские соборы древней Руси». СПб., 1885. «Юридическая библиография», 1885, № 5, с. 217; см.: он же. Разбор сочинения г. В. Н. Латкина «Земские соборы древней Руси». СПб., 1885 (Отчет о двадцать девятом присуждении наград гр. Уварова); Липинский М. А. Рецензия на книгу В. Н. Латкина «Земские соборы древней Руси», - ЖМНП, 1886, № 5, с. 106-143.
42 Дитятин И. II. Роль челобитий и земских соборов в управлении Московского государства. - «Русская мысль», 1880, кн. V, отд. VI, с. 86-87.
43 Загоскин Н. Я. История права Московского государства, т. I. Казань, 1877 (на с. 207-304 исследование о земских соборах); см. также рецензию М. Ф. Владимирского-Буданова («Киевские университетские известия», 1877, № 9, с. 299-326).
44 Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права, изд. 6. СПб. - Киев, 1909, с. 179 (первое изд. - 1886). Курсив М. Ф. Владимирского-Буданова.
45 Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права, с. 174.
46 Костомаров Н. И. Исторические монографии и исследования, т. XIX, изд. 3. СПб., 1887, с. 315-405 («Старинные земские соборы») (первоначально опубликовано в газете «Новое время», 1880, 16, 19, 24, 30 апреля, 7, 14 мая, № 1485, 1488, 1491, 1497, 1504, 1511).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6090