Очерк VI. Развлечения
   Послеобеденная часть дня отводилась в усадьбе отдыху и развлечениям. Самое простое и обычное из них – прогулка. Д.Н. Толстой вспоминал о том, что на прогулку отправлялись или в легком экипаже – дрожках «в поля», или пешком по саду[117]. В поместье генерала Недоброва «катались на линейке или гуляли, особенно в дубовом лесу, собирали грибы и поддубные орешки, из которых делали чернила»[118].

   Как заметил один помещик, сад заводился «для веселости»[119]. Прогулка по нему часто заканчивалась в беседке, куда в традициях сентиментального XVIII века удалялись, «чтоб давать мыслям волю», или просто, без затей, попить чайку. В усадьбе Бутурлиных был принят целый церемониал прогулки-чаепития: если после обеда не уходили собирать грибы, то садились в линейку и отправлялись в ближайшую рощу пить чай в старом деревянном доме, оставшемся от прежнего помещика и сохраняемого специально для таких выездов.[120]

   Дома вечером или в плохую погоду затевались игры. Модный при дворе Екатерины II преферанс, а тем более азартные карточные игры, в ходу не были. Мужчины играли в вист по маленькой, женщины в пикет «на изюм». Очень широко были распространены бильярд, шашки и шахматы.

   Еще одно обычное «удовольствие» – музыка. Играли сами: отец С.Н. Глинки по вечерам выходил на крыльцо дома и играл на флейте;[121] в семействе М.В. Толстого по вечерам пели[122]. Пели и у Недоброва: «А я в три косы косила», «Ай Феня, Феня, ягодка моя», «Деревня наша хороша, только улица грязна»[123]. Многие помещики средней руки держали небольшие домашние оркестры, и «музицирование» обязательным пунктом входило в порядок дня. Помимо русских песен, исполняли классическую камерную музыку[124].

   В последнее десятилетие XVIII века в моду вошел домашний театр. Сначала пьесы разыгрывали дети. Автора брали немецкого или французского, пьесу на русский не переводили. Считалось, что так лучше учить языки. Потом дети подросли, а увлечение осталось. Уже в самом начале Х^ века домашний театр, где играли не крепостные, а господа, стал явлением широко распространенным, если не сказать массовым. Большинство пьес, разыгрываемых в домашних спектаклях, брались из репертуара французского классического театра, а значит, были нравоучительными, что соответствовало первоначальной учебной задаче представлений. Так, например, одна из пьес, разыгранных в доме Архаровых, называлась "Ненависть к людям и раскаяние"[125].

   Бутурлины ко дню рождения хозяйки дома 25 июля 1916 года поставили пьесу, сочиненную старшей дочерью. Представляли ее в каменной риге (амбаре), но с «настоящими декорациями»[126]. Позже в репертуар домашних театров вошли пьесы русских авторов. Например, спектакль, поставленный в поместье А.Д. Закревского (тоже к именинам жены) уже в 40-е годы XIX века, назывался «Не любо не слушай, лгать не мешай». Комедия принадлежала перу князя Шаховского[127]. В имении Салтыковых Марфине театр стал главным развлечением. В специально для постановок построенном деревянном здании хозяева и гости разыгрывали не только драмы, но и оперы[128].

   Для веселого времяпровождения собирались небольшие кампании соседей и родственников, близких друг другу по положению, уровню образования, интересам. Вместе они проводили весь летний сезон, придумывая все новые и новые развлечения. Приведем описание одного из таких соседских кружков, сложившегося в 1812 году в усадьбе А.А. Плещеева, селе Черни:

   «В кружке Плещеева, кроме его жены, Жуковского, дочерей Е.А. Протасовой и близких приятелей и знакомых: Д.Н. Блудова, Д.А. Кавелина, помещика Апухтина участвовали многие из образованных пленных французов, в том числе генерал Бонами. Здесь проводили время очень весело, читали, разыгрывали французские пьесы, играли в распространенные тогда в избранных кружках jeux d" esprit[129], исполняли музыкальные пьесы»[130].

   И уж совершенно особым сельским «удовольствием» были празднества и гуляния, устраиваемые редко, 2–3 раза в году, но зато на широкую ногу, с приглашением 50-100 гостей. Чаще всего поводом к такому празднеству были именины хозяина или хозяйки поместья, иногда – храмовый праздник села, и, конечно, приятные события, затрагивающие соседей и родню, такие как свадьба или крестины.

   Праздник – одна из трех форм соседского общения. Две другие – визиты и гости – более обычны и регулярны, о них мы расскажем отдельно. Праздник – развлечение из разряда обязательных. Как в городе уважающий себя дворянин должен был давать «два бала ежегодно», так и в деревне он должен уважить соседей и созвать их к себе всех на праздник, хоть раз в году. К еще одному отставному фавориту Екатерины – С.Г. Зоричу собиралось по праздникам более ста соседей. Гости графа Чернышева съезжались на праздник в течение 2–3 дней, в конюшнях освобождалось место для пятисот лошадей, на которых приезжали гости[131]. Но и скромный помещик, приглашая только родню и ближайших соседей, не мог надеяться, что к нему съедутся менее 20 человек.

   Праздник начинался службой в церкви, и продолжался обедом, за которым следовали развлечения. Самое короткое описание праздника принадлежит Н.Н. Муравьеву-Карскому. Это именины его жены: «Роща и сад иллюминированы, была и музыка, все повеселились вдоволь»[132]. В одной лаконичной фразе поместились два главных атрибута праздника: он проходит на природе, объединяясь с гуляньем, и немыслим без музыки. Программа праздника составлялась заранее и включала ряд обязательных элементов, комбинация которых придавала празднику индивидуальную окраску. Для того чтобы убедится в этом, сравним два подчеркнуто разных праздника, данных в конце XVIII века и сохранившихся в памяти мемуаристов.

   Первый из них давал помещик Дурасов в 17 верстах от Москвы, в Люблине. Устроил его во французском стиле, что означало обед на открытом воздухе, среди цветников, прогулку по саду после обеда и театральное представление, включавшее драматическую пьесу, балет и фарс. Во время представления, даваемого крепостными актерами, «публику обносили подносами с фруктами, сладостями, мороженым, лимонадом, чаем и другими напитками»[133]. (В скобках заметим, что устроитель праздника Дурасов уже в те времена заслужил репутацию человека, которому некуда девать деньги).

   Второе же празднество организовал гораздо менее богатый тульский наместник Н.М. Кречетников. Описавший торжество А.Т. Болотов отметил, что проходило оно «так, как бывает в Англии». У англомана-наместника гости с утра получили свободу «гулять кто где хотел и делать что ему угодно». Обед, поданный по сигналу колокола, был «сытый и пышный», а после обеда началось «общее гуляние» по прудам и рощам, завершением которого стало чаепитие в особом, специально построенном шатре на другом берегу реки.[134] «Английский» вариант праздника не включал безумно дорогой театр, программа же в целом выдерживалась: обед – гулянье – чай.

   О том, что гулянье – это не просто прогулка по берегу пруда, вы, наверное, уже догадались. Но вот, чтобы все встало на свои места, более подробное описание гулянья в доме Бутурлиных 1 мая 1816 года. Оно проходило в Марьинской роще (не московской, а их собственной – бутурлинской) между Беседкой и Эрмитажем. Все время гулянья звучала музыка домашнего оркестра, крестьяне и крестьянки, одетые в лучшие наряды, водили хороводы для оживления пейзажа. Беседка на это время была «превращена в кондитерскую с мороженым, лимонадом, кофе и прочим». Это для гостей. Крестьян же угощали орехами и пряниками, что было дополнительным развлечением, особенно для детей.[135]

   Когда наступал вечер, праздник продолжался балом и фейерверком, как это бывало, например, в усадьбе Нарышкиных в селе Лопатино:

   «В половине второго (ночи – авт.) танцы закончились, и господин Юшков подвел нас к окнам смотреть на приготовленный им великолепный фейерверк. Потом ужинали, а после ужина господин Юшков стал показывать фокусы, и они продолжались, вероятно, еще и после того, как в третьем часу мы поехали домой»[136].

   Но это у богатых и титулованных. Обычно же праздник заканчивался танцами под небольшой домашний оркестрик, иногда состоящий только из одного скрипача, что, впрочем, не мешало им именоваться «бальными вечерами»[137]. Деревенский бал отличался от столичных не только своими более скромными размерами и провинциальной манерой танцев, но и временными рамками: столичный бал заканчивался под утро, деревенский – в 9-10 часов вечера.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6757

X