5. Кульминационная точка битвы в Атлантике

В директиве № 21 от 28 декабря 1940 г. о войне с Россией германскому военно-морскому флоту приказывалось основные усилия по-прежнему направлять против Англии. Для выполнения такой задачи он был настолько хорошо подготовлен, насколько это позволяли производственные возможности немецкой военной промышленности, вынужденной удовлетворять также огромные требования сухопутной армии и авиации. Количество и радиус действия подводных лодок{32} были увеличены; в первый же год войны количество вступающих в строй подводных лодок сравнялось с числом потерянных, а впоследствии стало даже значительно его превосходить. В мае 1941 г. постоянно вели боевые действия тридцать подводных лодок. Введение групповой тактики использования подводных лодок дало хорошие результаты и оказалось весьма успешным.

Но и противник всеми средствами совершенствовал свою оборону. Англичане использовали в составе своих конвоев торговые суда, имевшие на борту истребитель. Истребители с таких судов могли отгонять немецкие самолеты-разведчики, которые обнаруживали конвои и вызывали свои подводные лодки, а также выслеживать немецкие подводные лодки в открытом море. Еще более радикальным было включение в конвой осенью 1941 г. первого вспомогательного авианосца, переоборудованного из торгового судна. Этот авианосец имел взлетную палубу длиной 120 м и нес шесть самолетов. (Схема 1, стр. 67)

Радиус действия самолетов английской авиации постоянно увеличивался. Осенью 1941 г. он достиг 1200 км. Эти самолеты поднимались уже не только из Северной Ирландии, но также и с воздушных баз, сооруженных в Исландии, и усиливали разведку и прикрытие конвоев с воздуха. На кораблях и самолетах устанавливалось радиолокационное оборудование, так что борьба против подводных лодок могла вестись даже ночью и в условиях плохой видимости. В июле сдельные конвои впервые шли с охранением через всю Атлантику до Галифакса и до Сьерра-Леоне на побережье Западной Африки.

Кроме того, помощь со стороны Америки непрерывно усиливалась. В июле англичане получили разрешение ремонтировать свои поврежденные суда на американских судоверфях. Помимо выигрыша во времени, который получали англичане от того, что суда, поврежденные поблизости от американского побережья, уже не требовалось буксировать через весь океан, это означало заметное облегчение для английских доков – ведь они и так были перегружены до предела и не могли нормально работать из-за постоянных налетов немецкой авиации. В сентябре американские военные корабли даже стали некоторое время следовать за выходящими из американских портов конвоями, не выпуская их из виду, то есть фактически начали охранять их. Во время таких действий, равносильных открытому нарушению нейтралитета, 4 сентября был атакован один американский эскадренный миноносец. Этот инцидент побудил американский парламент изменить существовавший до того времени закон о нейтралитете в том смысле, что в будущем американским торговым судам разрешалось заходить в районы боевых действий вокруг Англии. Это решение имело далеко идущие последствия. Если раньше поток оружия и товаров доставляли через океан только английские и зафрахтованные англичанами нейтральные суда, то теперь в распоряжении Англии находилась большая часть американского торгового флота общим тоннажем 12 млн. брт.

Борьба между конвоями и подводными лодками, атакующими «волчьими стаями», становилась все сложнее. Об этом очень наглядно говорит рейс одного конвоя, продолжавшийся почти четырнадцать дней; он является только одним из многих примеров немецких атак, которые нередко оканчивались значительно большим успехом. 14 декабря 1941 г. английский конвой вышел из Гибралтара к Британским островам. Он охранялся самолетами до тех пор, пока это позволял их радиус действия. 16 декабря англичане заметили шесть немецких подводных лодок, которые вначале не атаковали. На следующий день одному из английских эскадренных миноносцев удалось уничтожить немецкую подводную лодку, в то время как другая немецкая подводная лодка потопила английский эсминец, но затем сама погибла. 18 декабря над конвоем показались немецкие самолеты типа «Фокке-Вульф», поднявшиеся с аэродромов во Франции, но были вскоре отогнаны самолетами с одного из новых вспомогательных авианосцев, шедших в конвое. 21 декабря появилась еще одна группа немецких подводных лодок. Они потопили вспомогательный авианосец и два торговых судна. Между тем конвой уже настолько приблизился к Британским островам, что ему оттуда могла оказать помощь авиация, базирующаяся на береговые аэродромы. Английские самолеты повредили одну подводную лодку, остальные лодки скрылись. Конвой сделал крюк, чтобы избавиться от немецких подводных лодок, и 27 декабря вошел в английский порт, не понеся больше потерь. Взаимодействие флота и авиации при отражении атак противника вблизи Британских островов уже было хорошо налажено.

Об улучшении обороны свидетельствовало также и уменьшение потерь судов. В июне 1941 г., согласно немецким данным, тоннаж потопленных судов составлял 417 тыс. брт. Затем потери значительно снизились, что в последние месяцы 1941 г. можно было отчасти объяснить и наступлением холодного времени года. В декабре они составляли, по немецким данным, только 250 тыс. брт.

В этот момент вступление Соединенных Штатов в войну коренным образом изменило обстановку. Англо-саксонское торговое судоходство вступило в свой сильнейший, но последний кризис, который оно преодолело лишь в ожесточенной борьбе с обеих сторон, продолжавшейся до середины 1943 года. Соединенные Штаты до декабря 1941 г. мало что сделали для охраны своего торгового судоходства; впрочем, они вообще мало сделали, чтобы подготовить страну к войне. Система обеспечения конвоев, не считая участия в английской системе конвоирования, не создавалась, торговые суда не были вооружены.

Германский военно-морской флот располагал теперь 260 подводными лодками. Ежемесячно могли вступать в строй 20 лодок, 500-тонные подводные лодки при их автономности плавания могли действовать у американского побережья три недели, 740-тонные подводные лодки могли примерно столько же находиться в Карибском море. Штаб руководства войной на море немедленно перенес центр тяжести операций немецких подводных лодок в американские воды и достиг там таких успехов, которые вызвали у противников серьезное беспокойство.

Американская экономика в значительной степени зависела от ввоза нефти, которую доставляли танкеры из Мексиканского залива. Другие танкеры, которые включались в конвои, идущие в Англию, шли из Венесуэлы в Галифакс. Важное сырье для производства алюминия, в том числе бокситы, ввозилось из Южной Америки. Все это были желанные цели для немецких подводных лодок. Их главной задачей было потопить как можно большее количество судов артиллерийским огнем, чтобы сэкономить ценные торпеды. Январь 1942 г. уже принес успехи: было потоплено много судов общим тоннажем 320 тыс. брт, в том числе шестнадцать танкеров. В феврале и в марте было потоплено по 500 тыс. брт. В марте цифры потоплении снизились только потому, что количество перевозок было сильно сокращено до принятия эффективных оборонительных мер.

Немецкие подводные лодки теперь действовали главным образом у устья реки Миссисипи и в районе между Кубой и Никарагуа. В мае и июне, по английским данным, было потоплено соответственно свыше 600 тыс. и 700 тыс. брт, а по немецким данным, свыше 900 тыс. и 886 тыс. брт. До мая у берегов Америки была потоплена только одна немецкая подводная лодка. В июле американцы, наконец, создали эффективную систему обороны, использование подводных лодок в мелких прибрежных водах и вблизи многочисленных аэродромов стало сопровождаться слишком большими потерями. Поэтому немецкое военно-морское командование решило отвести большинство подводных лодок из американских вод и использовать их для борьбы против конвоев в Атлантике.

Грузооборот конвоев, курсировавших между западными портами Англии и Соединенными Штатами и Южной Америкой, а также направлявшихся в сторону Гибралтара и приходящих оттуда, составлял в общей сложности 2,5 млн. брт месяц. Для сравнения следует привести и цифры потерь: подводные лодки за истекшие шесть месяцев потопили более 3 млн. брт, в том числе тоннаж потопленных танкеров равнялся 1 млн. брт. Если бы немецкий подводный флот и в дальнейшем имел такие же успехи, положение для западных держав могло стать серьезным, несмотря на то, что в 1942 г. они рассчитывали ввести в строй много новых судов общим тоннажем 7 млн. брт в последующие годы даже увеличить эту цифру. Дело в том, что потребность в транспортных перевозках тоже росла, особенно с того момента, когда вооруженные силы Соединенных Штатов начали боевые действия на суше и в воздухе. Уже в то время потери среди опытных моряков были весьма ощутимыми. Битва в Атлантике вступила в решающую фазу.

Западные державы еще более усиливали и умножали свои средства обороны. Опорные пункты в Исландии и Ньюфаундленде вступили в действие. Но все еще оставался пояс шириной около 500 морских миль в центре Северной Атлантики, где нельзя было обеспечить охранение конвоев авиацией, а радиального средства для борьбы с подводными лодками найти не удавалось.

Подводные лодки, действуя «волчьими стаями», по возможности при поддержке авиации, днем и ночью неустанно выслеживали и атаковали конвои противника численностью обычно до тридцати, а иногда и до шестидесяти судов и топили до половины всего состава конвоя. За период с августа по ноябрь, по данным англичан, потери составляли свыше 2 млн. брт, а по немецким данным – 600 тыс. – 1 млн. брт в месяц. Но и потери подводных лодок в значительно лучше обороняемом районе Атлантики также возросли. Во втором полугодии 1942 г. они увеличились втрое по сравнению с первым полугодием – были потоплены 64 подводные лодки. В этом росте потерь немецких подводных лодок западные державы видели хорошее предзнаменование.

В ноябре главной заботой англичан и американцев было благополучно доставить из Америки и Англии транспорты с войсками и различными грузами к побережью Северо-Западной Африки. Для этого требовалось, чтобы ни один крупный немецкий военный корабль не проник из норвежских портов Атлантику и чтобы Бискайский залив был очищен от подводных лодок противника и охранялся авиацией с целью воспретить противнику ведение воздушной разведки. Широкие меры предосторожности привели к тому, что транспортные флоты смогли незамеченными достигнуть африканского побережья. Лишь после успешной высадки десанта начались налеты немецкой авиации из Италии на район высадки, а атаки подводных лодок – на транспорты снабжения. Но, с другой стороны, защита крупных транспортных флотов привела к ослаблению нормальной конвойной службы, так что потери торговых судов в ноябре величились до 700 тыс. брт– по немецким данным, это были самые высокие потери за все время войны.

В декабре потери торгового флота западных держав, по их данным, составляли 323 тыс. брт, а по немецким данным – 447 800 брт. В январе 1943 г. в Атлантике господствовали особенно свирепые зимние штормы, так что потери снизились до 200 тыс. брт. В феврале они опять увеличились до 323 тыс. брт, а по немецким данным – до 576 800 брт. Март был последним месяцем, в котором потери опять угрожающе возросли. Конвои в борьбе с подводными лодками, которая иногда длилась по целым дням, несли очень тяжелые потери; к 20 марта последние уже составили 500 тыс. брт. Этот месяц грозил стать рекордным, однако, по английским данным, в последние дни декабря было потоплено только 100 тыс. брт. Немцы сообщали о потере 926 тыс. брт, англичане – 627 тыс. брт. Это была кульминационная точка. Немцам больше уже никогда не удавалось достигнуть таких успехов.

Союзники изобретали и вводили в бой все новые и новые боевые средства. Их самолеты были оснащены прожекторами, при помощи которых они могли ночью обнаруживать немецкие подводные лодки. Количество вспомогательных авианосцев непрерывно росло. Постоянные воздушные налеты на немецкие базы подводных лодок на французском побережье тоже дали свои результаты. Все эти и многие другие средства обороны привели к тому, что число вновь вступающих в строй подводных лодок уже не превышало количества лодок, потопленных противником. Главной причиной успеха западных держав было введение новых радиолокационных установок. Если работа применявшихся до сих пор радиолокаторов могла быть обнаружена установленным на подводной лодке приемником, так что подводная лодка часто успевала погрузиться и ускользнуть, прежде чем ее находили самолеты противника, то теперь приемники внезапно перестали принимать импульсы вражеских радиолокаторов. Самолеты противника неожиданно появлялись над подводными лодками в любую погоду и в любое время суток и атаковали их; во время ночных атак они использовали и прожекторы. Долгое время для немецких командиров и инженеров оставалось загадкой, каким образом англичане добиваются такого успеха. В конце концов удалось установить, что приемник подводной лодки посылал волны, которые воспринимались новой радиолокационной установкой противника. Это открытие поставило немецких подводников в почти безвыходное положение. Кроме того, противник увеличил радиус действия самолетов, базирующихся на аэродромы в Исландии и Ньюфаундленде, а также стал включать в состав конвоев небольшие вспомогательные авианосцы, число которых значительно возросло! Такие меры позволили ему закрыть «брешь» в Северной Атлантике и обеспечить все конвои прикрытием с воздуха. Чтобы оказать хоть какое-то сопротивление самолетам противника, немецкие подводные лодки уже не пытались погружаться, а вели с ними борьбу зенитным оружием. Немцы стали посылать на помощь своим подводникам бомбардировочную авиацию дальнего действия. Самолеты западных держав, правда, понесли значительные потери, но в конечном счете эти храбрые действия немецких моряков ничего не изменили.

Английский капитан 1 ранга Джон Кресуэлл, из книги которого «История войны на море в 1939-1945 гг.» взяты приведенные выше факты, заканчивает свое описание решающей битвы в Атлантике следующими лестными для немецких подводников словами: «Без сомнения, германский подводный флот понес тяжелые потери, но не дрогнул. Теперь положение стало настолько неблагоприятным, что ему пришлось временно уйти. Но затем он опять появился и вынес до конца бремя тяжелых потерь, хотя его надежды на конечный успех можно было поддерживать лишь весьма слабыми обещаниями… Команды подводных лодок проявили такое мужество, которое затмило достижения их предшественников в 1917 – 1918 гг…Против менее решительного противника победа была бы достигнута значительно быстрее и с меньшими жертвами».



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 5006

X