10. Действия немецких войск на Балканах

По экономическим и стратегическим соображениям для Германии было важно только то, чтобы положение в Юго-Восточной Европе оставалось спокойным. Мобилизация, широко развернувшаяся в некоторых Балканских государствах уже летом 1940 г., сократила производство сельскохозяйственных продуктов, избыток которых имел большое значение для снабжения Германии. Поэтому политика ослабления напряженности в этом районе полностью отвечала истинным интересам Германии. Подобная политика целеустремленно проводилась до осени 1940 г., но затем начали возникать другие идеи. Сближение с Румынией первоначально преследовало только оборонительные цели. Германия не могла допустить, чтобы Румыния подверглась опасности, так как от ее нефти зависела победа Германии в войне. Поэтому она охотно использовала напряженные отношения между Румынией и Россией и происшедшие в связи с этим политические изменения в Румынии как повод к тому, чтобы укрепить свои военные позиции в этой стране. Агрессивные цели Гитлера все больше выдвигались на первый план. В Юго-Восточной Европе ему нужно было создать такую обстановку, которая не только не помешала бы запланированной против Советского Союза войне, но, наоборот, даже благоприятствовала бы ей, поскольку некоторые страны Юго-Восточной Европы могли бы принять в ней активное участие. Кроме того, когда война между Италией и Грецией затянулась и стало ясно, что Италия сама не в состоянии добиться победы, прибавилась еще необходимость помочь Италии закончить эту войну.

Нельзя было допускать, чтобы Англия во время войны Германии против Советского Союза укрепилась в Юго-Восточной Европе и начала военные действия против Румынии в воздухе или на суше. Таким образом, в Юго-Восточной Европе складывалось очень сложное положение. В начале октября в Румынии была учреждена германская военная миссия, которой официально была поручена реорганизация румынской армии. Кроме этого, Румынии была обещана поставка танков, тягачей, противотанкового и зенитного оружия, пулеметов, истребителей и прочего вооружения. Чтобы ускорить ознакомление румынской армии с новой техникой, начиная с 11 октября в Румынию началась переброска учебных частей немецких сухопутных войск (фактически, одной танковой дивизии) и авиации. Переброска этих частей должна была осуществляться через Венгрию, крайне не желавшую военного усиления своего соседа, к которому она, несмотря на Венский арбитраж, еще имела территориальные претензии. Но у Венгрии не было иного выхода, и она вопреки своим желаниям была вынуждена подчиниться воле Германии.

Решающим шагом к подготовке наступления на Грецию, запланированного на будущую весну, была директива № 20 от 13 декабря 1940 г., носившая кодовое наименование «Марита».

В этой директиве отмечается, что определить исход боевых действий в Албании пока еще не представляется возможным. Однако ввиду угрожающего положения в Албании вдвойне важно помешать намерениям англичан создать под защитой балканского фронта авиационную базу, представляющую опасность прежде всего для Италии, а также для нефтяных районов Румынии.

Для этого в Южной Румынии в ближайшие месяцы нужно создать и затем постепенно усиливать ударную группу, которая с наступлением хорошей погоды в марте должна начать наступление через Болгарию для захвата северного побережья Эгейского моря, а если потребуется и всей материковой части Греции.

В состав этой группы выделяются уже находящаяся в Румынии 16-я танковая дивизия и в качестве первого эшелона еще семь дивизий. Должна быть предусмотрена переброска еще примерно 24 дивизий, а также подготовка саперными частями строительства моста через Дунай.

Обеспечение операции со стороны Турции возлагалось на болгарские войска, но усиленные частями немцев. Примет ли Болгария участие в наступлении – это пока еще так же трудно сказать, как и предвидеть позицию Югославии.

Немецкая авиация должна оказывать поддержку сухопутной армии и по возможности принимать участие в захвате английских опорных пунктов на греческих островах путем высадки воздушных десантов.

Все необходимые на Балканах мероприятия должны проводиться с максимальной осторожностью. Прохождение воинских эшелонов через Венгрию и прибытие их в Румынию должно осуществляться постепенно, и его следует объяснять как усиление имеющейся там военной миссии.

Этой директивой были заложены основы ведения войны в Греции, которая позднее должна была вылиться в войну и против Югославии.

В январе 1941 г. положение итальянцев в Греции стало настолько критическим, что Гитлер собирался перебросить туда немецкие войска силою примерно до корпуса – одну горную дивизию и танковые части. При встрече с Муссолини 19 и 20 января, на которой было решено перебросить немецкие силы в Северную Африку, итальянцы охарактеризовали свое положение как «хотя и не настолько прочное, чтобы иметь твердую уверенность в возможности удержать существующую линию обороны, несмотря на все атаки греков, но все же достаточно надежное, чтобы избежать опасности того, что албанские порты будут потеряны». Поэтому помощь в Албании не являлась настоятельно необходимой. Самолюбивый Муссолини хотел обойтись собственными силами хотя бы на этом театре, где военные действия начались по его вине.

Для запланированной немцами операции против Греции пока еще не было необходимых военных и политических условий – согласия Болгарии на стратегическое развертывание немецких войск у болгаро-греческой границы.

В ходе переговоров между командованием предназначенной для проведения операции «Марита» 12-й армии и представителями болгарского генерального штаба, происходивших в феврале месяце, выяснилось, что Болгария отказывается принимать активное участие в войне против Греции или Югославии. Однако она обязалась направить к турецкой границе шесть дивизий. Немцы обещали, что в случае турецкого наступления немецкие танковые соединения и военно-воздушные силы немедленно начнут боевые действия, чтобы отвлечь силы противника от болгарской армии, и что они находятся в боевой готовности для выполнения этой задачи. У греческой и югославской границ на тех участках, где немецкое командование не предполагало наступать, Болгария хотела ввести пограничные войска.

За тайным военным соглашением последовало открытое изменение политического курса. В отличие от Румынии, Венгрии и Словакии Болгария до того времени отказывалась присоединиться к пакту трех держав. Она боялась осложнений с Советским Союзом и с Турцией и принципиально проводила крайне осторожную политику по отношению ко всем своим соседям. С другой стороны, она принадлежала к странам, проигравшим первую мировую войну, и имела территориальные претензии к Греции, в руках которой находилась вся Фракия и удобные порты у побережья Эгейского моря.

Задолго до того, как Болгария сделала последний политический шаг, Англия развила на Балканах оживленную политическую деятельность. Гитлер был не так уже неправ, выражая в директиве от 13 декабря 1940 г. опасение, что Англия стремится создать балканский фронт. В конце января 1941 г. Черчилль обратился к президенту Турции Иненю и указал ему на опасность, которая угрожает Турции, если Германия вступит в Болгарию, чего, по мнению Черчилля, следует с уверенностью ожидать. Болгарские аэродромы уже готовятся принять немецкие авиационные части. Поэтому он предложил турецкому президенту последовать примеру Болгарии и тоже предоставить свои аэродромы иностранным самолетам, но только английским. Тогда Турция будет иметь не только средство давления на Болгарию, чтобы заставить ее соблюдать нейтралитет, она сможет даже угрожать воздушными налетами на румынские нефтяные промыслы, в случае если Германия вступит в Болгарию. Может быть, эта угроза заставит Германию воздержаться от вмешательства в итало-греческий конфликт. Кроме того, Англия готова послать Турции 100 зенитных пушек, которые уже находятся на пути в Египет.

Турция не сомневалась в том, что английские предложения были не совсем бескорыстными. Она отказалась от предложенных ей авиационных частей по тем мотивам, что их численность является слишком небольшой и такая половинчатая мера только побудит Германию принять активные контрмеры.

Несмотря на этот отказ, Черчилль не оставил мысли создать балканский фронт, где Югославия, Греция и Турция вели бы совместные действия по единому плану. Это казалось ему единственной возможностью придать событиям на Балканах благоприятный для Англии оборот. Во всяком случае, обязательной предпосылкой для этого, как показал отказ Турции, была переброска крупных английских сухопутных сил в Грецию. По этой причине английский главнокомандующий в Каире получил в начале февраля приказ прекратить наступление в Северной Африке и держать все имеющиеся в его распоряжении силы в боевой готовности для операций в Европе. Эта задача была важнее всех других задач на Ближнем Востоке. Англичане отдавали себе отчет в том, что борьба с германскими вооруженными силами на европейском континенте означает опасную игру. Но Черчилль хорошо понимал и другое: без сильной поддержки со стороны Англии Балканские страны не будут вести активной политики. Эта цель являлась основной для Черчилля, которого никогда не оставляли воспоминания о первой мировой войне. Для ведения войны ему был нужен второй фронт, который по меньшей мере сковал бы часть пугавших его и нигде не связанных немецких сил. В надежде достигнуть второго фронта Черчилль упрямо шел по намеченному им пути, не внимая предостережениям своих военных советников.

Однако и все последующие ответы Турции были не лучше первого. Турция отвергла всякую помощь и решила защищаться только от непосредственного нападения.

Югославия в начале марта также отклонила предложение существенно изменить положение на Балканах внезапным вступлением в войну против итальянцев в Албании. Всюду считали мощь Германии слишком большой и настолько превосходящей всякую помощь, которую щедро предлагала Англия, что находили целесообразным соблюдать величайшую осторожность. Дипломатическое давление на Болгарию, оказанное Англией, Советским Союзом и Турцией, не имело никакого успеха. Но аргументы Германии оказались сильнее. 1 марта 1941 г. Болгария присоединилась к пакту трех держав, 2 марта немецкие войска с согласия болгарского правительства переправились через Дунай, «чтобы выступить против английских замыслов расширения войны на Балканах и защитить болгарские интересы». Советский Союз в официальной ноте осудил действия Болгарии, не упомянув о Германии. Англия порвала с Болгарией дипломатические отношения.

Стратегическое положение Югославии в связи с вступлением немецких войск в Болгарию стало очень неблагоприятным. Теперь на севере и на востоке она была окружена Германией и государствами, принадлежащими к немецкому лагерю. Греция, граничащая с Югославией на юге, находилась в войне с Италией; кроме того, Греции угрожали немецкие войска, вступившие в Болгарию, так что и эта граница уже не являлась надежной. Политика Германии была направлена на то, чтобы втянуть Югославию в сферу своего влияния и побудить присоединиться к пакту трех держав. Однако на решения белградского правительства оказывали большое влияние внутриполитические противоречия и внешнеполитическая обстановка. Решение правительства о присоединении к пакту трех держав было вынесено 20 марта весьма сомнительным большинством голосов: десять против трех при пяти воздержавшихся. Соглашение о присоединении к пакту было подписано 25 марта в Вене. Одновременно Германия гарантировала границы Югославии и заверяла, правда, с некоторыми оговорками, что она не будет предъявлять никаких требований о переброске немецких соединений через Югославию во время войны.

Между тем в Белграде взяли верх подстрекаемые извне националистические круги, враждебно настроенные по отношению к политике держав оси. Когда югославские представители, подписавшие соглашение, возвратились из Вены, они были арестованы. В ночь с 26 на 27 марта в Белграде произошел государственный переворот, в результате которого правительство было свергнуто, а принц-регент Павел был вынужден покинуть страну. Служивший в авиации генерал Симович организовал военный путч, тщательно подготавливавшийся в течение нескольких месяцев по всей стране, создал новое правительство и посадил на трон еще несовершеннолетнего Петра II, сына убитого в октябре 1934 г. в Марселе короля Александра. В стране проходили бурные демонстрации, во время которых воспевалась политическая свобода и провозглашалась верность западным державам. Однако новое правительство было достаточно осторожным, чтобы не расторгать только что подписанное соглашение о присоединении Югославии к пакту трех держав. Все же относительно тайных симпатий правительства не могло быть сомнения.

Надежды Черчилля возросли. Он телеграфировал президенту Турции, что теперь наступил благоприятный момент создать общий фронт против Германии. Английскому министру иностранных дел Идену, который в то время вместе с начальником имперского генерального штаба генералом Диллом находился в Афинах, он сообщил, что Югославия, Греция, Турция и Англия имеют 70 дивизий. Немцы, по словам Черчилля, в лучшем случае могли бы выставить 30 дивизий, усиление которых они ввиду недостаточного количества дорог с большой пропускной способностью смогут осуществлять лишь очень медленно. Иден должен немедленно установить контакт с Турцией, генерал Дилл – отправиться в Белград для необходимых военных переговоров. Но Турция оставалась глуха и к новым аргументам. Генерал Дилл несколько дней пробыл в Белграде и сильно разочарованный возвратился 4 апреля в Афины.

Симовича никак нельзя было назвать волевым и решительным человеком, каким его считали англичане. Новые министры не хотели провоцировать войну с Германией, мощь которой довлела над ними, как кошмар. Югославская армия не была готова к войне, и прочного военного соглашения с Югославией, несмотря на все усилия генерала Дилла, достигнуть не удавалось. Черчилль, видя нерешительность Югославии, хотел спасти хотя бы то, что еще можно было спасти, и обратился лично к Симовичу.

Он убедительно изложил ему грозящую со стороны Германии опасность, которая, по мнению Черчилля, могла быть уменьшена только немедленным превентивным наступлением Югославии на Албанию. Югославия сможет захватить богатые трофеи и занять удобное исходное положение для ведения неизбежной войны против Германии.

В то время как англичане делали эти бесплодные попытки привлечь на свою сторону Балканские государства, Гитлер решил распространить военные действия против Греции, намеченные на начало апреля, и на территорию Югославии. Эта была одна из тех молниеносных реакций, которые больше всего соответствовали его темпераменту и для осуществления которых он располагал безотказно работающей военной машиной.

Еще вечером в день белградского государственного переворота в ставке Гитлера происходило совещание с главнокомандующими сухопутными и военно-воздушными силами и их начальниками штабов. Гитлер открыл совещание весьма огорчительным для него и, как выяснилось позже, чреватым тяжелыми последствиями сообщением, что начало операции «Барбаросса» должно быть отложено на пять недель. Обсуждение сложившейся обстановки нашло свое выражение в изданной затем директиве № 25. Эта директива констатировала, что военный путч в Белграде изменил политическое положение на Балканах. Югославию, даже если она и заявит о своей лояльности, следует рассматривать как противника, и поэтому она должна быть как можно скорее разгромлена.

Концентрическими ударами из района Фиуме, Грац и из района Софии в направлении на Белград и южнее следует вторгнуться в Югославию и уничтожить югославские вооруженные силы. Кроме того, необходимо отрезать южные районы страны от остальной ее части и захватить их как плацдарм для германо-итальянского наступления на Грецию. Нужно было стремиться также привлечь для участия в операции Венгрию и Болгарию, указав им на возможность получить обратно Банат и Македонию.

Для осуществления этой операции были даны следующие указания.

Военно-воздушные силы должны были непрерывными дневными и ночными бомбардировками разрушить югославские аэродромы и Белград, как только будут сосредоточены достаточные силы и позволит состояние погоды

Сухопутная армия по возможности одновременно с ударами авиации начинала операцию против Греции с задачей захватить район Салоник и использовать благоприятные возможности для продвижения до Олимпа. Наступление из района северо-западнее Софии должно было вестись более крупной частью сил в северо-западном направлении на Ниш, остальными силами – из района Кюстендил и южнее на Скопле. Для этой цели планировалось привлечь все имеющиеся в распоряжении войска в Болгарии и Румынии. Для охраны нефтяных районов Румынии предполагалось оставить только одну дивизию и достаточные силы противовоздушной обороны. Обеспечение болгаро-турецкой границы возлагалось на Болгарию; за болгарскими частями должна была находиться в боевой готовности немецкая танковая дивизия.

Хотя силы, предусмотренные для операции против Греции, и были готовы начать боевые действия, но для развития удара через южный выступ Югославии их следовало перегруппировать и усилить, а часть других девяти дивизий, необходимых для наступления на Югославию, следовало еще перебросить по железной дороге. Поэтому день начала операции еще не мог быть точно установлен. Главнокомандующий сухопутными силами высказал на совещании мнение, что наступление на Грецию может начаться 1 апреля, а наступление остальных сил – между 3 и 10 апреля, в зависимости от окончания их стратегического развертывания.

После того как немецкие планы были окончательно утверждены, Гитлер в письме, отправленном Муссолини вечером 27 марта, сообщил ему, что ожидает помощи со стороны Италии, и «одновременно сердечно просил» не предпринимать больше никаких операций в Албании, а всеми имеющимися силами прикрывать важнейшие проходы на югославско-албанской границе, чтобы предотвратить могущие возникнуть в течение ближайших двух-трех недель осложнения, и, наконец, как можно скорее и всеми средствами усилить итальянские войска на югославско-итальянском фронте.

Муссолини ответил на письмо Гитлера, которое было написано в подчеркнуто настойчивом тоне и точно определяло возможную угрозу со стороны Югославии, с хорошо разыгранным спокойствием. Он сообщил, что приказ о прекращении наступательных действий в Албании отдан, что оборонительные мероприятия против Югославии начались и что дано распоряжение снять с Восточных Альп семь дивизий и перебросить на восточную границу, где уже находились шесть дивизий.

Политические усилия Гитлера привели к согласию Венгрии десятью бригадами принять участие в операции начиная с 14 апреля и подчинить свои соединения немецкому командованию. Болгария же никак не могла решиться на активное участие в войне.

К 30 марта уже имелось представление о продолжительности стратегического развертывания, что позволило наметить следующие сроки проведения операции.

5 апреля. Начало наступления на Грецию, одновременно удар на Скопле и налеты авиации на югославские аэродромы и Белград.

8 апреля. Удар на Ниш.

12 апреля. Удар из района Грац.

Эти сроки были в основном выдержаны.

В тот же день главное командование сухопутных сил отдало приказ на наступление против югославских войск и издало дополнительную директиву о наступлении на Грецию. Расположение сил и их задачи соответствовали изданной 27 марта директиве № 25.

Ожидалось, что югославская армия будет вести только оборонительные действия. Рассчитывали также и на то, что ввиду национальных противоречий в стране югославы ограничатся обороной основных областей с сербским населением и будут там оказывать в горах упорное сопротивление даже после потери своих главных коммуникаций.

12– я армия фельдмаршала Листа, наступавшая на Грецию и наносившая удары на Скопле и Белград, имела шесть корпусов, в состав которых входили три танковые дивизии, две моторизованные дивизии, восемь пехотных дивизий, три горные дивизии, полк «Великая Германия» и дивизия СС «Адольф Гитлер».

Крупные подвижные соединения, наступавшие на белградском направлении, были объединены в 1-ю танковую группу под командованием генерал-полковника фон Клейста. 2-я армия генерал-полковника фон Вейхса, развертывавшаяся у северной границы Югославии, имела один танковый корпус в составе двух танковых дивизий и одной моторизованной дивизии и три армейских корпуса, состоявших из шести пехотных и одной торной дивизии.

Черчилль оценил численность немецких войск довольно точно. Но стремительное и мощное немецкое наступление опрокинуло все его надежды относительно дальнейшего хода событий.

Уничтожение югославских вооруженных сил

5 апреля, за день до того, как немецкие войска развернули наступление, Советский Союз и Югославия заключили пакт о дружбе и ненападении, который, по-видимому, подготавливался еще прежним правительством. Этот договор гласил, что в случае, если одна из договаривающихся сторон подвергнется нападению со стороны третьего государства, другая договаривающаяся сторона обязуется сохранять дружественные отношения со своим партнером по договору.

С военной точки зрения, договор не принес никакой пользы Югославии, которой грозило уничтожение. С политической точки зрения в нем заключалось предостережение Германии и открытое неодобрение ожидаемого выступления. Впервые Советский Союз официально отмежевался от своего партнера по договору 1939 г. Такая позиция еще более утвердила Гитлера в его намерениях против Советского Союза. Для его планов против Югославии этот недружеский жест не имел ровно никакого значения.

6 апреля германское правительство объявило, что немецкие войска были вынуждены в прошлую ночь вступить в Грецию и Югославию, чтобы окончательно изгнать Англию из Европы. В нотах, направленных этим обоим государствам, был, между прочим, брошен упрек в том, что начиная с 1939 г. они совершили ряд враждебных по отношению к Германии актов. Германия, указывалось в нотах, пыталась сохранить мир на Балканах, в то время как Англия постоянно стремилась его нарушить. В Югославии якобы действовала преступная заговорщическая клика, Греция питала явные симпатии к Англии и дала последней возможность создать новый фронт в Европе. Далее в нотах говорилось, что Германия не имела намерения выступать против народов Югославии и Греции, но теперь ее терпение истощилось, и англичане, находящиеся в этих странах, должны быть оттуда изгнаны.

Италия, которая уже вела войну с Грецией, присоединилась к выступлению Германии против Югославии.

Одновременно с наступлением на Грецию начались – сначала на юге и только силами авиации – военные действия и против Югославии, которая не была к этому подготовлена. Из ее 17 пехотных и 3 кавалерийских дивизий в конце апреля лишь две трети были доведены до штатов военного времени. Официальная мобилизация была намечена на 9 апреля. Затем собирались сформировать 13 резервных дивизий. Полностью отмобилизованы были только кадровые дивизии, стоявшие на болгарской границе и входившие в состав 3-го военного округа и 5-й армии{13}, а также некоторое количество пограничных частей. Войска 3-го военного округа, 5-й и 3-й армий, которые развертывались у северной границы Албании, входили в 3-ю армейскую группу. Между Железными Воротами и рекой Драва в районе Барча предполагалось развернуть 2-ю армейскую группу, состоящую из 6-й, 1-й и 2-й армий. Далее на запад до Риека (Фиуме) развертывалась 1-я армейская группа, в которую входили 4-я и 7-я армии. Две дивизии должны были захватить итальянский порт Задар.

Замысел югославского командования сводился к тому, чтобы оборонять восточную и северную границу и во взаимодействии с греческими войсками нанести удар по итальянским армиям в Албании. Таким образом, английский нажим все же оказал свое действие.

Югославская сухопутная армия, с точки зрения немцев, была вооружена недостаточно хорошо. Она совсем не имела танков, а из 1000 самолетов для использования на фронте были пригодны не более 300. Противотанкового и зенитного оружия было очень мало. Внутриполитические противоречия между сербами и хорватами проявились уже во время запоздалой мобилизации: 30-40 процентов призывников не явились на призывные пункты.

С военной точки зрения имелась только одна возможность для того, чтобы югославская армия могла вести боевые действия вместе с греками и англичанами: создание фронта на юге страны между греко-болгарской границей на востоке и греко-итальянским фронтом на западе. Это решение означало бы почти полное оставление страны на произвол судьбы и с психологической точки зрения было невозможным для югославских правителей. Они приняли другое решение, которое привело к уничтожению всей армии и к молниеносной победе Германии. Последняя затмила даже результаты осенней кампании на Балканах в 1915 г., достигнутые, правда, в значительно более трудных условиях.

5 апреля 12-я немецкая армия закончила перегруппировку и смогла на следующий день начать боевые действия одновременно против Греции и Югославии. Ее танковые и пехотные дивизии в трех местах перешли болгаро-югославскую границу, обороняемую войсками 3-го военного округа, и начали продвижение к реке Вардар. На южном фланге подвижные соединения, продвигаясь по долине реки Струмица, достигли района северо-западнее Дойранского озера и повернули здесь на Салоники для решающего удара по западному флангу греческой Восточномакедонской армии. Одна пехотная дивизия продвинулась по долине реки Брегал ница к реке Вардар, одно из подвижных соединений достигло важного узла дорог Скопле в долине реки Вардар. В результате этих ударов в течение двух дней были рассеяны соединения 3-й югославской особой армии и обеспечена свобода оперативного маневра для соединений, действующих против Греции.

В то время как 6 апреля для срыва стратегического развертывания югославских вооруженных сил немецкая авиация начала наносить удары по путям сообщения противника и особенно по Белграду, на остальных участках фронта в первые дни проводились лишь небольшие атаки, так как 2-я немецкая армия еще не закончила свое развертывание. 8 апреля начался второй этап наступления, целью которого было уничтожение югославской армии. Кроме того, чтобы облегчить положение итальянцев в Албании, необходимо было как можно скорее установить с ними связь. Решающие бои развернулись вначале в трех различных районах: на юге – в районе Скопле, на восточной границе – северо-западнее Софии, на северо-западе – в Хорватии и Словении.

Подвижные соединения, действовавшие на юге, повернули западнее Дойранского озера на Салоники. Соединения, наступавшие по долине реки Брегалница и на Скопле, направили одну танковую дивизию также на юг, на Прилеп, и 10 апреля их передовые отряды установили связь с итальянцами у Охридского озера. Затем они продолжали продвижение в западном направлении севернее Охридского озера, чтобы облегчить положение итальянцев, которые под натиском четырех югославских дивизий постепенно отходили за реку Дрин. Другие силы, повернувшие из района Скопле и восточнее на север, встретили у Вране и в верхнем течении реки Ибар сильное сопротивление югославских войск и не смогли сломить его вплоть до окончания кампании.

Зато полным успехом увенчалось наступление 1-й танковой группы, предпринятое из района северо-западнее Софии против южного фланга 5-й югославской армии. Наступление по обе стороны железной дороги София-Ниш, проводимое при эффективной поддержке крупных сил артиллерии и авиации, развивалось очень быстро и уже в первый день привело к прорыву. Этот успех немцев так сильно повлиял на командующего 5-й югославской армией, что он решил тотчас же отвести всю свою армию за реку Морава. Но полностью выполнить это решение югославам не удалось. Утром 9 апреля немецкие танки ворвались в город Ниш и немедленно начали продвигаться дальше на север по долине реки Морава.

В течение трех последующих дней 1-я танковая группа вела исключительно смелые действия, наступая по долине реки Морава. Пройдя сквозь самую гущу войск противника, частично отходящих через реку Морава, частично находившихся еще восточнее реки, немецкие танки вечером 11 апреля подошли к Белграду с юго-востока на расстояние 80 км. Здесь они натолкнулись на южный фланг отходившей 6-й армии противника, который на следующий день был ими смят. К исходу дня их головные части стояли уже на высотах южнее Белграда. Обе армии противника, фронт которых был прорван, были настолько ошеломлены и дезорганизованы, что у них не нашлось сил задержать продвигавшиеся вперед немецкие соединения или перерезать их коммуникации на двухсоткилометровом участке между городами Ниш и Белград. Войска второго эшелона 12-й немецкой армии повернули из района восточнее Ниш против частей 5-й югославской армии, еще остававшихся на восточном берегу реки Морава, и вскоре рассеяли их.

В то время как немецкие танки 12 апреля стояли южнее Белграда, передовые подразделения немецкой танковой дивизии из состава, 2-й армии, двигаясь с северо-запада, достигли столицы противника. Они прошли большой путь, так как 2-я армия перед началом военных действий сосредоточивалась у северо-западной границы Югославии в Штирии и Венгрии. Когда началась война, 2-я армия еще только развертывалась. Лишь некоторые ее части перешли границу Югославии с Германией и Венгрией и, продвигаясь в южном направлении, очистили от противника выступ границы севернее реки Драва. 46-й танковый корпус, сосредоточившийся в Венгрии, смелой атакой захватил мост через Драву в районе Барч и создал плацдарм для последующего продвижения. Этих немногих атак было уже достаточно, чтобы вызвать панику в сформированных главным образом из хорватов соединениях 4-й и 7-й югославских армий. Кое-где вспыхнули мятежи хорватов, которые в немецких солдатах видели своих освободителей от сербского ига. Разложение началось в 4-й армии и быстро перебросилось на соседнюю 7-ю армию. Когда 10 апреля немецкие войска начали наступление, внутреннее разложение уже достигло широких размеров. В то время как западный фланг 2-й немецкой армии широким фронтом двигался на юг, 46-й танковый корпус двумя танковыми и одной моторизованной дивизией начал продвижение с плацдарма в районе Барч. Одна танковая дивизия в тот же день достигла Загреба, две другие дивизии 11 и 12 апреля в районе южнее реки Драва продвигались на Белград, прокладывая себе путь среди отступающих и отчасти уже разложившихся войск 2-й армейской группы. Вечером 12 апреля они достигли Белграда. Части, переправившиеся через реку на надувных лодках, первыми ворвались в столицу противника.

Югославское командование надеялось после разгрома в Хорватии и потери района Скопле, Ниш удержать в Сербии по меньшей мере один ключевой район, который на юге охватывал историческую область Косово и Метохия, на востоке был ограничен рекой Морава и Белградом, а на севере – рекой Сава. В этом районе должны были упорно обороняться сербские войска, против Албании должно было продолжаться наступление.

Многие существенные пункты этого плана уже нельзя было выполнить в связи с действиями немецких войск в последние дни. Немецкое командование после завершения операции по охвату Белграда приняло немедленно дальнейшие меры, чтобы не дать противнику возможности создать новый сплошной фронт или организованно отступить. На северо-западе у немцев не было никаких забот. Здесь 11 апреля в Загребе усташи провозгласили независимую Хорватию. Они требовали немедленного роспуска всех хорватов из югославской армии, если они еще не освободили себя сами в результате мятежа или не бросили оружия. Только последние остатки 4-й и 7-й армий отступали на юго-восток за реку У на. Для преследования их в направлении на Сараево из Загреба была направлена танковая дивизия. Войска второго эшелона теснили остатки югославской 2-й армии за реку Сава. В районе западнее Белграда 46-й танковый корпус уже вечером 13 апреля повернул на Сараево и 14 апреля нанес глубокий удар во фланг и тыл югославской 6-й армии, занимавшей позиции южнее Белграда фронтом на восток. Бои восточнее реки Морава также близились к концу. Продвигаясь от дороги Ниш – Белград на запад и юго-запад, немецкие соединения вклинивались в боевые порядки отходящей 5-й югославской армии.

Положение югославских армий стало отчаянным. Генерал Симович, возглавлявший государственный переворот 27 марта, подал 14 апреля в отставку с занимаемого им поста главнокомандующего сухопутной армией. Его преемник, генерал Калафатович, был уполномочен начать переговоры о перемирии. Он приказал 17 апреля в 9 час. 30 мин. армейским группам и армиям на всех фронтах выслать парламентеров к противнику. Этот приказ с некоторой разницей во времени был выполнен повсюду, так что организованное сопротивление прекратилось. Тем временем немецкие войска продолжали действия с целью расколоть югославские силы. Так, немецкий танковый корпус, наступавший из Загреба и района западнее Белграда, 15 апреля достиг города Сараево и тем самым проник в самую середину района, занятого отступающими югославскими войсками. Итальянские войска, наступавшие из района Риека (Фиуме), не встречая существенного сопротивления, 17 апреля достигли города Дубровник (Рагуза), куда уже вступил один немецкий батальон. Венгерские войска, преследуя отступающую 1-ю югославскую армию, 12 апреля без боя заняли район между реками Дунай и Тисса.

17 апреля в 3 часа 25 мин. в Белграде был подписан договор о перемирии, который предусматривал безоговорочную капитуляцию югославских вооруженных сил и должен был вступить в силу 18 апреля. В результате 1500 офицеров и 224 тыс. солдат югославской армии стали военнопленными. После прекращения всех боев число их увеличилось до 344 тыс. человек. Королевство сербов, хорватов и словенцев перестало существовать.

Захват Греции

Греческий генеральный штаб уже в течение нескольких месяцев учитывал возможность того, что Германия рано или поздно придет на помощь своему итальянскому союзнику. В начале февраля 1941 г. эта угроза казалась еще не такой острой. Учитывая предыдущие успехи в Албании, начальник греческого генерального штаба генерал Папагос принял смелое решение предпринять наступление с тем, чтобы изгнать итальянцев из Албании, сбросить их в море и таким образом высвободить все свои силы для отражения угрозы со стороны Германии. Греческие войска должны были ликвидировать занимаемый итальянскими войсками выступ юго-восточнее Кельчюре охватывающими [201 – Схема 12] ударами с севера и запада и затем, развивая успех вдоль шоссе, прорваться к Влоре (Влоне). Этот план показывает, каким самонадеянным стало греческое командование в ходе войны против итальянцев.

Наиболее ожесточенные бои развернулись между 16 и 23 февраля. Грекам удалось взять штурмом командующие высоты у Тепелены, но у них оказалось недостаточно сил, чтобы завершить прорыв. Итальянцы же имели в Албании уже 21 дивизию и численно превосходили своего противника. Бои отличались крайним упорством. Так как современной техники не хватало, обе стороны прибегали к кровопролитным рукопашным схваткам. В конце февраля греки поняли, что их план провалился.

Теперь нужно было, не теряя времени, начать готовиться к обороне против ожидаемого наступления немцев. Крупная немецкая группировка в Румынии и переговоры с Софией, о которых греки знали еще до присоединения Болгарии к пакту трех держав, говорили о том, что следовало ожидать наступления немецких войск на восточную часть страны. Собственными силами греки не могли противостоять немецкому наступлению даже и в том случае, если бы они ушли из Албании и стали бы вести против итальянских войск только оборонительные действия. Все же при таком решении была бы возможна значительная экономия сил. Но начальник греческого генерального штаба, учитывая настроение народа, не мог решиться оставить территорию, захваченную у итальянцев ценой таких больших потерь, тем более, что греческие дивизии были малоподвижны. Он обратился с просьбой оказать поддержку войсками к англичанам, которые, по его мнению, должны были пойти ему навстречу.

22 февраля состоялись переговоры генерала Папагоса с английским министром иностранных дел Иденом и представителями высших военных кругов Англии об использовании британского экспедиционного корпуса в Греции. Имелись три возможных варианта организации обороны Греции.

Во– первых, можно было, используя сильно укрепленную линию Метаксаса, организовать оборону у греко-болгарской границы и стремиться соединить эти позиции с греко-итальянским фронтом на западе; во-вторых, можно было бы оставить Восточную Грецию и обороняться за рекой Струма, и, наконец, отдав порт Салоники, избрать кратчайшую линию для обороны полуострова, проходящую от нижнего течения реки Вистрица через горы Вермион к Каймакчалану. Как это часто бывает, политические соображения взяли верх над стратегическими. Греки не хотели заранее отдавать построенную с большими затратами рабочей силы и денежных средств линию Метаксаса, считавшуюся неприступной, и важные районы своей страны. Англичане правильно предвидели последующий ход событий и, следовательно, большую опасность, которая угрожала обороне всей северной границы в связи с возможным наступлением немцев между реками Струма и Вардар. Они предоставили грекам действовать по своему усмотрению, но не продвинули свои войска, располагавшиеся западнее линии Метаксаса, до границы. Они считали свои силы слишком слабыми, чтобы удерживать такую растянутую позицию, и решили выдвинуться только до реки Вистрица.

Греки, рассчитывая на неприступность своей обороны, расположили на линии Метаксаса на участке от турецкой границы до реки Струма только три с половиной дивизии и относительно сильные части пограничных войск. Район между реками Струма и Вардар они обеспечивали двумя дивизиями, надеясь, что югославы в случае нарушения тогда еще существовавшего нейтралитета Югославии смогут остановить наступление немецких войск севернее того места, где сходились границы трех стран. Две греческие дивизии занимали позиции у гор Вермион с задачей обеспечить сосредоточение английских войск и затем перейти в распоряжение английского командования.

27 марта произошел государственный переворот в Югославии. Теперь греки были уверены в югославской помощи, а также рассчитывали на то, что Германия теперь не сможет использовать против них все первоначально намеченные силы. Поэтому четырнадцать греческих дивизий были оставлены в Албании. Во время встречи, состоявшейся 4 апреля в районе южнее Битоль (Монастир), начальник греческого генерального штаба договорился с представителями югославской армии о том, что югославы в случае наступления немецких войск преградят им путь по долине реки Струмица, чтобы обеспечить греческие позиции между реками Вардар и Струма, и что оба государства будут совместно вести наступление против итальянцев в Албании. Югославия согласилась с 12 апреля четырьмя дивизиями принять участие в наступлении с северной границы Албании и хотела также присоединиться и к наступлению греков севернее Охридского озера. Таким образом, в последний момент все же было достигнуто соглашение между обоими государствами о совместном ведении военных действий, хотя вскоре оно оказалось совершенно бесполезным.

6 апреля соединения 12-й немецкой армии при поддержке 4-го воздушного флота одновременно с нанесением уже описанного выше удара на Скопле и Салоники начали на широком фронте наступление через греко-болгарскую границу на юг. Целью наступления было быстро захватить северное побережье Эгейского моря от Салоник до турецкой границы, уничтожить находившиеся в этом районе войска противника и затем немедленно овладеть расположенными в северной части Эгейского моря островами Тасос, Самофракия и Лемнос, чтобы воспрепятствовать захвату их англичанами или турками. После того как Балканы были втянуты в войну, этот морской район был незаменимым предпольем для обороны нефтяных районов Румынии. Хорошо укрепленная линия Метаксаса, построенная на удобной для обороны местности, упорно удерживалась греками на всем своем протяжении и особенно у реки Струма. Несмотря на применение немцами большого количества пикирующих бомбардировщиков, тяжелой артиллерии и танков, греческие войска несколько дней храбро отбивали немецкие атаки. Наиболее тяжелые бои пришлось вести 5-й немецкой горной дивизии за захват Рупельского перевала, где река Струма пробивает себе дорогу к морю через горы. Далее к востоку войска, наступавшие через горы по направлению к городам Драма и Кавалла, вначале также вели бои с переменным успехом, однако 7 апреля им удалось прорваться на Ксанти, а затем продвинуться и в других местах. Одновременно, как уже было сказано выше, подвижные соединения, наступая севернее греко-болгарской границы через реку Струма в западном направлении, отбросили югославов в долине реки Струмица и повернули на юг в районе западнее Дойранского озера. Здесь как раз находилось слабое место греческой обороны. Греческие войска, занимавшие позиции между рекой Струмой и Дойранским озером, были обойдены, смяты и оттеснены к реке Струма. Англичане чувствовали себя недостаточно сильными, чтобы принять участие в этих боях{14}. 9 апреля 2-я немецкая танковая дивизия достигла порта Салоники, тем самым отрезав пути отхода греческим дивизиям, находившимся восточнее Вардара. Еще 8 апреля они получили разрешение начать переговоры о капитуляции, которая на следующий день и была подписана в Салониках.

Теперь 12-я армия направила свои усилия против Центральномакедонской армии и английского экспедиционного корпуса. Главный удар она наносила из района Битоль (Монастир). Соединения, продвигавшиеся во время наступления на Югославию из района Кюстендил на запад, лишь частью сил продолжали наносить удар в направлении на Охридское озеро, где они 10 апреля установили связь с итальянцами. Их главные силы, в том числе два подвижных соединения, повернули на юг, чтобы прорваться между группировкой, созданной из Центральномакедонской армии и англичан, и противостоящей итальянцам Западномакедонской армией, и таким образом создать всем этим войскам угрозу с тыла.

В районе Флорина между 10 и 12 апреля велись очень тяжелые бои против оборонявшихся здесь двух греческих дивизий, из которых кавалерийская дивизия была переброшена с итальянского фронта, и английского танкового полка. В этих ожесточенных боях греки неоднократно переходили в контратаки. 12 апреля немецкие соединения при эффективной поддержке авиации прорвали во многих местах оборону противника и, преследуя англичан, начали стремительно продвигаться на юго-восток. Одновременно они расширили прорыв в южном и юго-западном направлениях.

Охват греко-английской группировки, располагавшейся восточнее Флорины, не удался. Англичане еще 10 апреля начали отходить с позиций в низовье реки Вистрица и к 12 апреля под прикрытием греческих арьергардов, действовавших между Вистрицей и горами Вермион, заняли новые позиции, которые тянулись от горы Олимп до района Хромион в излучине Вистрицы. В это время части 12-й армии, наступавшие из района Салоник, еще только вели бои с греческими арьергардами.

Зато для войск Центральномакедонской армии, находившихся западнее участка прорыва, и для действовавших против итальянцев греческих армий прорыв немецких войск оказался роковым. 11 апреля греческое командование с тяжелым сердцем решило отвести, начиная с северного фланга, свои непобежденные армии из Албании. Оно надеялось успеть своевременно осуществить этот маневр под прикрытием фланговой позиции, которая в районе Хромион примыкала к позициям англичан, а на севере доходила до озера Преспа. Этот план был сорван в результате быстрого продвижения 12-й немецкой армии. К 15 апреля одни немецкие танковые соединения продвинулись на юго-восток до Козани, другие от дороги Козани – Флорина повернули на юго-запад. Греческим войскам не удалось остановить противника на намеченном рубеже, они были оттеснены на юго-запад к району Пинда, а в отдельных местах их фронт был прорван. Отступавшие с разных сторон соединения создавали в труднопроходимом районе Северного Пинда большие пробки на дорогах. От англичан помощи уже ждать не приходилось. Они были слишком слабы и едва отбивались на своем участке.

Вскоре действия немецких войск решили судьбу армий, брошенных к Пинду и отходящих из Албании. Западномакедонская армия, которая вначале должна была отступать на юго-восток к Фессалии, не смогла продвинуться через горы. Она повернула на юг и, поскольку уже не была связана с Центральномакедонской армией, попала в район, где действовала Эпирская армия.

17 апреля соединения этих двух армий перемешались, получилась страшная неразбериха. К тому же в результате наступления немецких танков на перевал Мецовон греческим войскам грозил удар во фланг и в тыл. Командующие армиями, собравшиеся в городе Янина на совещание, решили настоятельно просить командование вооруженных сил разрешить им капитулировать. так как они не видели никакого выхода из создавшегося положения. Однако король и генерал Папагос отклонили эту просьбу. После этого старший по чину генерал решил сам предложить немцам капитуляцию шестнадцати дивизий, скопившихся в районе Янина и севернее. Капитуляция была подписана в городе Лариса 21 апреля. Но итальянцы выразили протест по поводу того, что они не приняли участия в подписании капитуляции, которую греки умышленно предложили только немцам. Документ был изменен и подписан задним числом 23 апреля в Салониках представителем итальянского командования.

С 14 апреля, когда англичане оказались отрезанными от главных сил греческой армии, война потеряла для них всякий смысл. Теперь они думали только о том, чтобы избежать уничтожения. Не считая усиленного танкового полка и частей австралийской дивизии, которые вели совместные действия в районе юго-восточнее Флорины и после прорыва немцев своевременно присоединились к западному флангу своих главных сил южнее Козани, экспедиционный корпус до сих пор не вступал в бой. 15 апреля английский командующий генерал Уилсон решил отвести свои войска дальше на юг на новую позицию, которая правым флангом в районе Фермопил примыкала к заливу Аталандис, а левым флангом в районе Эратини – к Коринфскому заливу. На этом предмостном укреплении северо-западнее портов Аттики должен был прикрываться отход английских войск для погрузки на суда. Решение о погрузке приняли после того, как с генералом Папагосом было согласовано, что английская армия покинет Грецию, чтобы избавить страну от дальнейшего опустошения. Промежуточная позиция была намечена у реки Пеней по обе стороны от Ларисы. Для обеспечения отхода английских войск у горы Олимп были оставлены арьергарды, которые должны были сдерживать сильный натиск немецких соединений. Немецкие танки, задержанные разрушениями, произведенными англичанами, и имевшие в районе между Пиндом и Эгейским морем ограниченную свободу маневра, тщетно пытались охватить фланги отступавших англичан. Действия немецкой авиации в эти дни были затруднены очень изменчивой погодой и не смогли серьезно воспрепятствовать отступлению англичан. 20 апреля преследовавшие англичан немецкие соединения находились перед сильно укрепленной позицией Фермопилы и в районе порта Волос, откуда первые английские части были уже эвакуированы. Чтобы избежать фронтального наступления на Фермопилы, немецкие войска быстро переправились на остров Эвбея, с целью в районе Халкиды снова переправиться на полуостров и обойти англичан с тыла. Это наступление, хотя оно и воспрепятствовало запланированной погрузке англичан на острове Эвбея, было ненужным, поскольку Фермопилы, удерживаемые только английским арьергардом, 24 апреля были взяты немецкими горными стрелками. В ходе быстрого преследования немецкие подвижные соединения 27 апреля достигли Коринфского залива и в тот же день вступили в Афины. Погрузка английских войск на суда началась уже в ночь на 24 апреля. Поскольку портовые сооружения, особенно в Пирее, были сильно разрушены немецкой авиацией и к тому же немецкие самолеты вели постоянное наблюдение за всеми портами, англичанам пришлось производить погрузку на открытом побережье. Если количество эвакуируемых здесь соединений было значительно меньше, чем в Дюнкерке, то зато не было и никакого существенного прикрытия истребителями. В Греции англичане вели погрузку в трудных условиях при абсолютном господстве немецкой авиации и вынуждены были ограничиваться короткими ночными часами.

Местами погрузки вначале служили маленькие рыбачьи стоянки у восточного побережья Аттики и в Сароническом заливе, а когда Коринфский залив был блокирован парашютистами – только порт Навплион на восточном побережье и Монемвасия и Каламе на юге Пелопоннеса. После того как все оставляемое тяжелое вооружение было уничтожено или приведено в негодность, части перебрасывались по железной дороге или автотранспортом на сборные пункты, находившиеся неподалеку от мест погрузки. Эвакуация войск продолжалась подряд пять ночей. Александрийская эскадра выделила для обеспечения эвакуации все легкие силы, в том числе шесть крейсеров и девятнадцать эскадренных миноносцев. В две первые ночи удалось эвакуировать 17 тыс. человек. Дальнейшая погрузка производилась при сильнейшем натиске немецких войск. В районе Навплиона англичане понесли тяжелые потери в людях, много судов было потоплено. Один транспорт задержался слишком долго, чтобы забрать как можно больше людей, и на рассвете подвергся атаке немецких самолетов. Судно затонуло. Двух подоспевших эскадренных миноносцев, которые приняли на борт большую часть людей с транспорта, через несколько часов постигла та же участь. Под конец погрузка на суда производилась только на крайнем юге. В районе Каламе немецким передовым отрядам даже удалось захватить в плен 5 тыс. человек, которых англичане уже не успели эвакуировать. Но в общей сложности из 62 тыс. англичан погрузились на суда 50 тыс., около 12 тыс. человек погибли или попали в плен. 20 судов было потеряно.

Попытка англичан помочь союзнику снова потерпела неудачу. Потеря престижа была тем более неприятной, что вопреки мнению большинства английских генералов посылка экспедиционного корпуса в Грецию из политических соображений была назначена на февраль. В это время наступление в Северной Африке развертывалось наиболее успешно, но его пришлось прекратить. Черчилль считал, что поражение в Греции могло привести к очень серьезным последствиям. Правда, он, может быть, слишком мрачно оценивал обстановку, когда в телеграмме американскому президенту указывал на возможность потери Египта и всего Среднего Востока и на то огромное влияние, которое окажет эта потеря на позицию Испании, вишистской Франции, Турции и Японии. Если Европа, большая часть Азии и Африки в результате войны или политического насилия будут потеряны, то война, которую тогда должны будут вести Англия, Соединенные Штаты, Канада и Австралия, станет трудной, длительной и бесперспективной. По его мнению, имеется только одно средство, чтобы устранить растущий пессимизм в Турции, на Ближнем Востоке и в Испании: Соединенные Штаты должны немедленно принять участие в войне.

На самом же деле у держав оси не было подобных далеко идущих планов; они пока пожинали плоды своей победы на материке, которая наряду с изгнанием англичан дала им в руки 218 тыс. пленных греков. Они оккупировали многочисленные острова в Ионическом и Эгейском морях и получили в связи с этим удобные опорные пункты для ведения войны на море и в воздухе против Англии. Итальянцам были оставлены острова на западном побережье Греции, в том числе остров Корфу, и несколько островов из группы Киклад, примыкающих к итальянским Южным Спорадам{15}, в то время как Германия оставила за собой острова, имеющие важное значение для господства в Эгейском море и контролирующие подходы к Дарданеллам. Кроме того, в качестве еще одной награды за победу итальянцам было предоставлено право разрешить хорватский вопрос по своему усмотрению. 12 апреля вождь хорватов Кватерник объявил по загребскому радио о том, что он принял власть в свободной и независимой Хорватии. 18 мая Италия заключила с ним государственный договор в Риме. Герцогу Сполето, племяннику короля Италии, был пожалован гитул короля Хорватии. В заключенных одновременно с этим договорах было произведено изменение итальянско-хорватской границы в пользу Италии. Кроме того, Италия получила многочисленные острова и опорные пункты на побережье Далмации и гарантировала политическую независимость королевской Хорватии и ее территориальную целостность.

Поскольку и греческие острова попали в руки итальянцев, их давняя мечта – безраздельное господство в Адриатическом море, стала теперь действительностью. Новоиспеченное королевство не принесло радости Италии. «Король Хорватии» так никогда и не взошел на трон. Итальянцы не смогли укрепить свои позиции в стране, которая по традиции относилась к ним враждебно. Господство надменных итальянцев в Хорватии и в оккупированной ими части Греции наряду с ошибками немцев в последующие годы в значительной степени способствовали тому, что эта часть Балканского полуострова стала очагом волнений и беспорядков. Всю тяжесть такого положения на Балканах после выхода Италии из войны суждено было испытать на себе немецким оккупационным войскам.

Захват Крита

Чтобы преградить английскому флоту вход в Эгейское море и тем самым обеспечить морские проливы и морской путь из Греции в Румынию и Болгарию, а также чтобы захватить у англичан их воздушные базы, с которых они могли совершать налеты на нефтяной район Плоешти, Гитлер решил овладеть островом Крит. Его захват планировалось осуществить главным образом с воздуха. Это была оригинальная, совершенно не похожая на прежние формы ведения войны операция, которая с тех пор еще ни разу не повторялась. Ее можно было провести только потому, что успеху немецких войск способствовал ряд благоприятных обстоятельств. Расстояния от Крита до немецких воздушных баз, созданных на материке и островах, колебались от 120 до 240 км. и не превышали радиуса действия немецких самолетов. Расстояния же до английских воздушных баз в Египте, на Мальте и в Мерса-Матрух составляли соответственно 700, 1000 и 500 км.

Кроме того, немецкая авиация имела подавляющее превосходство в воздухе, которое еще более увеличивалось в связи с близостью баз. Налеты английской авиации на немецкие аэродромы могли совершаться только ночью и небольшими силами. Действовать днем английским бомбардировщикам было очень опасно, так как радиус действия истребителей не позволял им сопровождать бомбардировщики. Расположить крупные силы авиации на самом Крите англичане не могли, потому что у них таких сил не было. Небольшому же количеству самолетов на острове постоянно угрожали удары авиации противника. Таким образом, немцы были уверены в абсолютном господстве в воздухе над районом Крита. Когда начались налеты немецкой авиации, подготавливавшей высадку десанта, последние английские самолеты, чтобы избежать уничтожения, перебазировались в Египет. Снабжение и переброску артиллерии по морю пришлось прекратить, так как потери транспортных судов от немецкой авиации были слишком большими.

Оборона острова вообще страдала большими недостатками. Сразу же после начала итало-греческой войны англичане в начале ноября 1940 г. заняли этот остров и сменили греческий гарнизон, который был необходим для ведения войны на материке. Правда, английские войска усилили оборону острова от атак с моря, но того, что когда-нибудь острову может угрожать нападение с воздуха, никто не предвидел. Противовоздушная оборона острова состояла только из трех легких и двух тяжелых зенитных батарей. Снабжение осуществлялось через удобный порт в заливе Суда, который одновременно представлял собой важную военно-морскую базу. Он расположен на северном побережье и связан с аэродромами Малеме, Ретимнона и Гераклиона единственной хорошей дорогой, проходящей по северному побережью. В остальной части острова были только тропы, пригодные для вьючного транспорта. Не было ни одной дороги, которая бы вела с севера на юг через горы, тянущиеся вдоль всего острова.

После эвакуации английских войск из Греции оборона Крита была поручена новозеландскому генералу Фрейбергу. Он имел в своем распоряжении 27 500 человек, главным образом эвакуированных с материка; около половины их составляли англичане, одну четверть – австралийцы и одну четверть – новозеландцы. Боеспособность находившихся на острове одиннадцати греческих батальонов, состоявших в основном из новобранцев, была весьма невелика. Все части были легко вооружены и плохо оснащены. Полевой артиллерии они совершенно не имели. Обороняющиеся располагали только довольно значительным количеством стационарных артиллерийских установок, девятью танками и примерно тридцатью бронетранспортерами. Транспортных средств не хватало, так что ведение боев с быстрой переброской войск в угрожаемые пункты было значительно затруднено. Кроме того, все передвижения по дорогам вследствие господства немецкой авиации в воздухе можно было совершать только в короткие ночные часы. Генерал Фрейберг создал четыре группы, которые расположил в Гераклионе, Ретамноне, у залива Суда и в Малеме.

Начиная с 12 мая английская воздушная разведка отмечала сосредоточение немецкой авиации на аэродромах, расположенных на материке и на островах, что свидетельствовало о подготовке немцами нападения с воздуха. Однако для отражения такого нападения, кроме правильной расстановки сил, нельзя было принять никаких энергичных мер. Даже сделанное Черчиллем 17 мая в палате общин заверение, что англичане будут удерживать остров до последнего человека, не могло повлиять на исход борьбы, хотя и способствовало тому, что немцы встретили крайне ожесточенное сопротивление.

Немецкие силы, предназначенные для захвата Крита – 7-я парашютная и 5-я горно-стрелковая дивизии – подчинялись командиру 11-го авиационного корпуса. Планировалось, что эти соединения будут сброшены на парашютах или доставлены на планерах и транспортных самолетах. Для прикрытия десанта с воздуха, подавления английского флота и поддержки на поле боя был выделен 8-й авиационный корпус в составе 280 бомбардировщиков, 150 пикирующих бомбардировщиков и 180 истребителей. Эту операцию должны были провести очень быстро и закончить еще до начала войны с Россией. Но пока парашютные войска еще были разбросаны на широком пространстве вплоть до Франции, транспортные авиационные части были заняты в Греции и не все соответствующим образом обучены для переброски парашютных войск. Наконец, нужно было еще создать сеть аэродромов в исходных районах вблизи портов.

Во время боев на самом острове парашютистов ожидали огромные трудности У них не было специального тропического снаряжения, и войска очень страдали от сильной жары. Густая растительность облегчала противнику маскировку. Поскольку противник ожидал нападения с воздуха, он правильно расположил свои силы и его нельзя было застигнуть врасплох. Наступающие должны были сначала обходиться только своим легким оружием. Предполагалось, что они, несомненно, встретят численно превосходящего противника.

Было сделано все возможное, чтобы тщательно подготовить операцию и добиться успеха. Нападение на остров было произведено 20 мая. Поскольку силы 8-го авиационного корпуса были недостаточно велики, чтобы поддерживать высадку парашютистов одновременно во всех четырех далеко отстоящих друг от друга местах Крита, высадка была произведена двумя волнами. Сначала в район южнее Кании и для атаки аэродрома в Малеме было направлено по одному усиленному полку парашютистов. В обоих пунктах немцы встретили ожесточенное сопротивление. В районе Малеме один батальон, сброшенный восточнее аэродрома, попал на занятые противником позиции на командующих высотах и был почти полностью уничтожен во время приземления. Парашютисты другого батальона, приземлившиеся западнее аэродрома, были вынуждены с пистолетами и гранатами в руках пробиваться через пулеметные позиции противника к сброшенным контейнерам с оружием. Только резервный батальон был сброшен в район, где не было противника, смог привести себя в порядок и начать наступление против высот, господствующих над аэродромом. Полк, сброшенный в районе Кания, хотя и закрепился, но не смог соединиться с полком, высадившимся в Малеме. К исходу дня аэродром, от занятия которого зависел а высадка горных стрелков и, следовательно, успех всей операции, еще оставался в руках англичан. Однако двум полкам удалось, хотя и ценой очень тяжелых потерь, закрепиться на острове.

Напротив, действия войск второй волны против аэродромов в Ретимноне и Гераклионе не имели почти никакого успеха. И здесь в точно намеченное время стартовали сначала бомбардировщики и истребители, чтобы бомбовыми ударами и атаками пикирующих бомбардировщиков загнать оборонявшие аэродромы войска противника в укрытия и прикрыть истребителями воздушное пространство над местами высадки десантов. Но транспортные самолеты с парашютистами появлялись с большим опозданием и прибывали очень небольшими группами.

На недостаточно хорошо подготовленных взлетных площадках поднявшаяся сильная пыль замедлила отправку самолетов, что, в свою очередь, привело также к нарушению последовательности высадки. Когда парашютные части, сбросив предварительно тяжелое оружие, приземлились, они натолкнулись на мощную оборону противника, который успел оправиться после воздушного налета. Сброшенная парашютная часть понесла очень тяжелые потери и не сумела захватить ни одного из двух аэродромов. Однако в обоих местах небольшие группы парашютистов упорно оборонялись. Они сковали войска противника, сделали в первую очередь невозможным использование шоссе и тем самым косвенно облегчили положение своих войск, которые вели бои в районе Малеме и Кании.

К исходу первого дня еще ничто не говорило об успехе. Пока немцы не захватили ни одного аэродрома, они не могли высадить 5-ю горно-стрелковую дивизию, которая перебрасывалась на транспортных самолетах. Возникал тревожный вопрос, смогут ли два батальона в районе Малеме, один из которых уже понес значительные потери, продержаться до утра следующего дня, когда должны были высадиться на Крите остальные части парашютной дивизии. Это зависело, главным образом, от поведения противника. К счастью, последний не сумел правильно оценить благоприятной для него обстановки. Он предпринимал лишь частные контратаки, которые стрелки были в состоянии отбить, и не вводил в бой находившуюся поблизости бригаду, по-видимому, опасаясь высадки морского десанта. Таким образом, утром следующего дня удалось выбросить истребительно-противотанковый дивизион парашютной дивизии и еще один батальон, сформированный из остатков дивизии. С помощью этих подкреплений и сильной поддержки с воздуха в течение всего дня удалось взять штурмом сильно укрепленный населенный пункт Малеме и настолько очистить от противника район аэродрома, что уже в полдень там смогли высадиться первые части горных стрелков. Это решило исход операции.

Полное господство немецкой авиации в воздухе дало возможность в последующие дни перебросить новые части горно-стрелковой дивизии, которые очистили от упорно оборонявшихся новозеландцев район вокруг аэродрома радиусом до 3,5 км.

В дополнение к атаке Крита с воздуха немецкое командование подготовило действия военно-морских сил, в результате которых на остров прежде всего должны были доставить тяжелое оружие, артиллерию и легкие зенитные пушки, поскольку их нельзя было перебросить по воздуху. Примитивный транспортный флот из многочисленных мелких судов и рыболовных катеров был переведен из порта Пирей к острову Милое, расположенному в 120 км от Крита, откуда он 22 мая должен был взять курс на Крит. Из-за неудачных действий офицера, командовавшего этим транспортным флотом, суда вышли в море так поздно, что наступившая ночь застала их еще в пути. Вскоре эти суда, не имевшие охранения с воздуха, были атакованы английскими военными кораблями. Большая часть судов пошла ко дну вместе со своим грузом, 300 человек из состава их команд погибли. Лишь немногим удалось добраться до Крита и спастись. Но и английские корабли на следующее утро понесли большие потери от непрерывных атак немецких бомбардировщиков. Два крейсера и два эскадренных миноносца были потоплены, один линкор и два крейсера тяжело повреждены. Такие потери были для англичан слишком тяжелыми. Английские корабли были отведены обратно в Александрию и, несмотря на требование из Лондона удерживать остров любой ценой и использовать даже военные корабли для перевозки туда войск, больше не выполняли подобных задач.

Теперь немцы могли подвезти по морю вооружение и организовать снабжение войск. Силы, переброшенные на транспортных самолетах в Малеме, были вполне достаточными, чтобы перейти к планомерному захвату острова. К 27 мая немецкие войска захватили Канию и очистили от противника западную часть. Крита. На следующий день отряд, в который входили мотоциклетно-стрелковый батальон, разведывательный батальон горных стрелков, артиллерия и несколько танков, повернул на восток, чтобы срочно оказать помощь парашютистам, высадившимся в районе Ретимнона и Гераклиона. 29 мая его передовые подразделения соединились с западной группой, окруженной западнее Ретимнона, и достигли самого города. Сопротивление противника быстро ослабевало. На следующее утро отряд, продолжавший наступление, освободил окруженную восточнее Ретимнона группу немецких парашютистов. а во второй половине дня – и окруженные подразделения в районе Гераклиона. Уже в тот же вечер отряд вышел на южное побережье острова в район Иера-петры, предварительно установив связь с итальянскими войсками, которые 28 мая высадились с острова Скарпанто на восточном побережье Крита.

Уже 26 мая генерал Фрейберг доносил, что положение на острове безнадежно. По его словам, нервы даже самых отборных солдат не могли выдержать непрерывно продолжавшихся в течение нескольких дней воздушных налетов; средств противовоздушной обороны не хватало. Потери в войсках были велики, большая часть стационарных установок береговой артиллерии была выведена из строя. После последней попытки заставить главнокомандующего английскими войсками на Ближнем Востоке продолжать оборону Черчилль отступил перед фактами. Поздним вечером 27 мая Фрейберг получил разрешение эвакуировать остров и перевести свои соединения в Египет. Еще раз корабли Александрийской эскадры с совершенно недостаточной воздушной поддержкой должны были отправиться на остров Крит. Погрузка войск началась в ночь с 28 на 29 мая на северном побережье Гераклиона. Соединение в составе трех крейсеров и шести эскадренных миноносцев потеряло при этом четыре корабля. В ту же ночь другие военные корабли смогли из 10 тыс. человек, ожидавших погрузки в Хора-Сфакион, на южном побережье Крита, за четыре часа принять на борт 7 тысяч. Когда наступил день, погрузку пришлось прекратить из-за опасности воздушных налетов. Эти корабли также понесли значительные потери. Тем не менее в ночь с 31 мая на 1 июня было эвакуировано еще 4 тыс. человек. Затем английский флот во избежание дальнейших потерь прекратил эвакуацию. Поэтому один немецкий полк горных стрелков, который 29 мая сумел совершить переход через горы, 1 июня столкнулся с значительными силами противника и взял их в плен. В общем, из английского гарнизона Крита, насчитывавшего 27 500 человек, спаслась примерно лишь половина. Потери английской эскадры были необычайно велики: 3 крейсера, 6 эскадренных миноносцев и 29 мелких кораблей и судов были потоплены. 2 линкора, 4 крейсера, 6 эскадренных миноносцев и 1 авианосец требовали серьезного ремонта.

Но очень высокими были и потери немецких войск. Если война на Балканах потребовала сравнительно небольших жертв (убитых – 1206, пропавших без вести – 548, раненых – 3901), то при захвате острова Крит было убито 2071 человек, ранено 2594 и 1888 человек пропало без вести. На Гитлера эти потери произвели такое удручающее впечатление, что он запретил подобные операции воздушно-десантных войск. Отчасти благодаря этому решению остров Мальта впоследствии не был взят.

Конечно, эта операция, как бы дорого она ни обошлась, стратегически себя оправдала. Действия английского Средиземноморского флота были еще больше стеснены, связь с островом Мальта затруднена, нефтяные районы Румынии оказались теперь вне досягаемости английских бомбардировщиков. Крит вместе с итальянским островом Родосом образовывал удобную позицию для ведения дальнейших операций в восточной части Средиземного моря. Успех немецких войск привел бы к еще большим результатам, если бы он был дополнен захватом острова Мальта и если бы германское командование последовало призыву судьбы сосредоточить основные усилия на борьбе против Англии. Однако Гитлер непоколебимо придерживался своих планов нападения на Советский Союз, и операция на Балканах была для него лишь крайне нежелательной задержкой. Таким образом, возможности, которые давал захват Крита, остались неиспользованными, как, впрочем, и поразительные успехи, достигнутые тем временем в Ливии Роммелем.

Укрепление позиций Англии на Ближнем Востоке

Англичане в это время еще не подозревали, что Гитлер вскоре предпримет нападение на Советский Союз{16}.

Они больше всего опасались, что Германия и Италия после успехов на Балканах и в Северной Африке используют завоеванные исходные позиции, чтобы сокрушить владычество Англии на Среднем Востоке. (Карта 3, стр.150)

Им казалось, что это подтверждается событиями в Ираке, с которым у них был заключен союз: 3 апреля там произошел государственный переворот, инспирированный, по-видимому, дипломатическими представителями Италии и Германии. Хотя новое правительство и уверяло англичан в своей союзнической верности, но, судя по его прошлому, было настроено враждебно к Англии, несли не дружественно по отношению к державам оси, то, по крайней мере, панарабски. Когда англичане под тем предлогом, что они должны защищать свои интересы в долине Шатт-эль-Араб, высадили войска и захватили район Мосула, новое правительство обратилось к Германии с просьбой о помощи. Германия послала самолеты, часть из которых сделала, промежуточную посадку на французских подмандатных территориях – Сирии и Ливане. Слабой помощи Германии было недостаточно, чтобы сделать вооруженные силы иракского правительства, которое почти не имело опоры в народе и не находило желательной поддержки в панарабском движении, достаточно сильными для успешной борьбы против англичан. Последние оккупировали страну и опять посадили на трон бежавшего было монарха и старое правительство.

Эта борьба, затеянная в очень неподходящий момент ответственными за переворот кругами, была только коротким эпизодом, но она имела большие последствия для соседних французских подмандатных территорий. Там находился верховный комиссар, который сохранял верность новому французскому правительству и располагал значительным количеством войск. Англичане испытывали большое неудобство оттого, что в этих областях в обширном предполье Египта и Суэцкого канала у них не было совершенно никакого влияния. Поэтому они охотно использовали посадку в середине мая на французские подмандатные территории немецких самолетов, направлявшихся в Ирак, как повод для вооруженного выступления. Английский министр иностранных дел использовал этот случай для выступления в парламенте, а английские самолеты сбросили бомбы на сирийские аэродромы, что вызвало жертвы среди обслуживающего персонала. Французы видели в действиях англичан повторение инцидентов в портах Оран и Дакар и решили защищать свои права государства-мандатария. Они потребовали прекращения английских налетов на том основании, что Франция строго выполняет условия перемирия с Германией. Однако англичане полагали, что такой довод не оправдывает действия французов, и считали себя вправе воспрепятствовать силой тому, чтобы ее враги извлекли из положения Сирии военные выгоды.

8 июня английские войска перешли южную границу французских подмандатных территорий; начались четырехнедельные военные действия экспедиционного корпуса, в состав которого входили англичане, австралийцы, индийцы и «свободные французы», против французских войск, находившихся под командованием генерала Деница. Последние, насчитывавшие 45 тыс. человек, в том числе 10 – 12 тыс. европейцев, сражались блестяще. Развернулись ожесточенные бои, в ходе которых обороняющиеся часто переходили в контратаки и достойно защищали честь французской армии. Сильное превосходство англичан в воздухе решило, наконец, исход боев. 11 июля было заключено перемирие, по которому Англия получила право на управление Сирией и Ливаном.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 8722

X