9. Борьба за итальянские колонии

Ливия зимой 1940/41 г.

После своего сентябрьского наступления шесть дивизий Грациани были расположены широкой дугой, выгибавшейся на юго-восток; один конец дуги упирался в море близ Сиди-Баррани, другой находился у Бир-Софафи. (Карта 3, стр.150)

В этом районе шириной примерно 70 км итальянцы не оборудовали ни одной позиции или хотя бы цепи опорных пунктов. Они располагались в нескольких больших лагерях, очень удаленных друг от друга и потому не имевших между собой никакой тактической связи.

Между самым южным лагерем в районе Бир-Софафи и ближайшим к нему лагерем в районе Нибейва находился необороняемый район протяженностью 30 км. Другие лагери, разделенные друг от друга еще большими расстояниями, были в Восточном и Западном Туммаре, в Мактиле и Сиди-Баррани. Англичане узнали о таком весьма неудачном с точки зрения обороны расположении итальянских войск и разработали план наступления. Если бы удалось подвижными соединениями внезапно прорваться между Нибейвой и Бир-Cофафи, то затем, обеспечив свой фланг от контратак со стороны Бир-Софафи, должно было бы повернуть на север и нанести удар с тыла по итальянским войскам, расположенным севернее участка прорыва. Этот дерзкий, но обещавший максимальный успех план был, однако, технически трудно осуществимым. Противники находились на расстоянии почти 100 км друг от друга, что отчасти может служить объяснением такого неосторожного построения итальянских войск. Англичане должны были вывести двумя ночными переходами силы, предназначенные для прорыва, на исходные позиции. Днем эти войска отдыхали в пустыне, лишенной всяких укрытий, и если бы их обнаружила воздушная разведка противника, то тактическая внезапность была бы потеряна.

Англичане располагали для наступления следующими силами: 7-й танковой дивизией, 4-й индийской пехотной дивизией, одним усиленным полком, одним полком пехотных танков. Особенно грозную силу представляли собой 275 новых танков, против которых были бессильны слабые итальянские танки и средства противотанковой обороны итальянских войск. Соединения, предназначенные для прорыва в районе между Нибейвой и Бир-Софафи – 7-я танковая дивизия и индийская дивизия, – совершили свой первый марш-бросок 46 км в ночь с 7 на 8 декабря. Днем 8 декабря они отдохнули, оставшись незамеченными, и на следующую ночь достигли исходных позиций для наступления. Утром 9 декабря английские войска начали прорыв.

Одновременно с этим английский флот обстрелял Мактилу, Сиди-Баррани, проходящее вдоль морского берега шоссе, а английская авиация совершила Меты на аэродромы противника, чтобы уничтожить итальянские самолеты на земле. Уже 9 декабря принесло полный успех англичанам, действовавшим против совершенно ошеломленных итальянцев, 7-я танковая дивизия после Вершения прорыва выделила части для обеспечения фланга со стороны Бир-Софафи и в 7 час. атаковала лагерь Нибейва, в котором находилось 3 тыс. итальянцев. После непродолжительного сопротивления, быстро сломленной превосходящими английскими танковыми силами, лагерь был взят. Командир английской дивизии, приведя в порядок свои части, в 13 час. 30 мин появился перед Западным Туммаром и взял штурмом и этот лагерь. Затем он направился к Восточному Туммару, которым к исходу дня почти полностью овладел. В то время как проводились эти атаки, в прорыв была введена индийская дивизия. Прикрываемая в своем наступлении частями танковой дивизии, она вышла в тыл итальянских лагерей и достигла на севере прибрежного шоссе между Сиди-Баррани и Букбуком.

10 декабря осуществлялось уничтожение отчасти окруженных, отчасти отрезанных от своих путей отхода итальянских войск. Сиди-Баррани бы, атакован с востока и запада и вечером был взят. Части танковой дивизии повернули на юг, чтобы воспрепятствовать отходу итальянцев, находившихся в лагере Бир-Софафи, другие части преследовали те итальянские войска которым в общем замешательстве удалось уйти из окружения. Основные сил четырех дивизий были уничтожены. Свыше 38 тыс. пленных, 400 орудий и около 50 танков попали в руки победителей, которые со своей стороны потеряли только 133 человека убитыми, 387 ранеными и 8 пропавшими без вести.

Используя свою победу, англичане продвигались на запад с целью захватить Бардию и Тобрук и иметь возможность использовать для дальнейшей продвижения прибрежное шоссе. В обоих городах стояли крупные итальянские гарнизоны. Между тем итальянцы оправились от испуга. Они хорошо укрепили Бардию и Тобрук, соорудили бетонированные огневые точки, противотанковые рвы, установили проволочные заграждения. Англичане должны были перейти к настоящей осаде, которая требовала участия большинство их соединений.

Разгром итальянских войск в Египте был для Гитлера полной неожиданностью. Еще в ноябре он считал положение итальянцев настолько благоприятным, что рассчитывал на их наступление в недалеком будущем. Планировалось, что как только итальянцы захватят Мерса-Матрух, в нем примет участие сначала немецкая авиация. Кроме того, часть вооруженных сил г директиве от 12 ноября должна была находиться в готовности начать боевые действия на том или ином участке североафриканского театра. Сухопутной армии надлежало выделить для этой цели одну танковую дивизию и оснастить ее всем необходимым для использования в тропических условиях.

Немецкие торговые суда, находившиеся в итальянских портах, следовало подготовить для перевозки большого количества войск в Ливию.

Германские военно-воздушные силы должны были нанести удар по Александрии и заминировать Суэцкий канал, чтобы по нему не могли проходи английские суда. Если бы все эти мероприятия были осуществлены лиц несколькими месяцами раньше во взаимодействии с итальянцами, то события в Северной Африке приняли бы совсем иной оборот. Однако неожиданное поражение в декабре коренным образом изменило обстановку. Помощь Германии, запланированная для развития успешного наступления, служила теперь лишь средством предотвращения катастрофы.

Поскольку приготовления к использованию сухопутных немецких войск еще не были закончены, а итальянцы, со своей стороны, все еще хотели из соображений престижа обойтись без помощи немецких войск, поддержка пока могла быть осуществлена только авиацией, 10-й немецкий авиационный корпус был срочно переброшен в Сицилию и сразу принес заметное облегчение. Это почувствовала в первую очередь британская эскадра в Александрии, которая до сих пор беспрепятственно оказывала с моря существенную поддержку продвижению английских войск, действовавших недалеко от побережья, а также помогала их снабжению. Захваченные англичанами порт и остров Мальта были заминированы поставленными немецкой авиацией магнитными и акустическими минами. Самолеты атаковали на бреющем полете английские военные корабли и суда, осуществлявшие снабжение войск вдоль побережья. Проводку конвоев через Средиземное море пришлось прекратить после того, как при последней попытке авианосец «Илластриес» был тяжело поврежден, а крейсер «Саутгэмптон» потоплен. Суэцкий канал был так сильно заминирован, что судоходство по нему до конца марта было прекращено и смогло возобновиться лишь после того, как канал был протрален прибывшими из Южной Африки минными тральщиками.

Но действия немецких авиационных соединений приобрели этот широкий размах только через несколько месяцев, и, естественно, одна авиация не могла вывести итальянцев из критического положения. Другая директива германским вооруженным силам от 11 января 1941 г. считала «помощь Германии на Средиземном море, где Англия ввела против союзников превосходящие силы, необходимой из стратегических, политических и психологических соображений». Сухопутные войска получили приказ сформировать «заградительное соединение», которое должно было оказать итальянским союзникам действенную помощь, прежде всего при отражении атак английских танковых соединений. Его переброска в Северную Африку планировалась на конец февраля, в связи с тем, что перед этим туда должны были прибыть еще одна итальянская танковая и одна моторизованная дивизии.

19 и 20 января Гитлер и Муссолини вели переговоры, в которых приняли участие их военные советники. Итальянцы все еще надеялись на то, что Тобрук окажет более длительное сопротивление, чем павшая 5 января Бардия, и что малочисленная пехотная дивизия вместе с бригадой, усиленной танками, сможет восточнее Дерны активными действиями остановить продвижение англичан. Итальянцы полагали, что таким образом им удастся удержать западную Киренаику до тех пор, пока из Италии не прибудет пополнение. Но Муссолини на этот раз уже не возражал против отправки немецких сухопутных войск, хотя еще в ноябре прошлого года он сам дал указание начальнику генерального штаба итальянских вооруженных сил ни при каких обстоятельствах не принимать предложения немцев об отправке в Африку их танковых дивизий. Характерно, что тогда он заявил: «Если только немцы у нас утвердятся, мы от них никогда не отделаемся».

Вскоре оказалось, что итальянцы, как этого и опасались немцы, слишком заблуждались в оценке своего положения и теперь крайне нуждаются в немецкой помощи. 22 января гарнизон Тобрука сложил оружие. В Бардии и Тобруке англичане взяли в плен 75 тыс. человек, захватили 700 орудий и 207 танков. Упорное сопротивление в Тобруке задержало англичан дольше, чем они того ожидали. Теперь у них было достаточно сил, чтобы начать решительные действия с целью завоевания Киренаики. Слабые итальянские силы восточнее Дерны и близ Эль-Мекили не могли помешать англичанам осуществить дои замысел. Итальянцы даже не пытались вести, как это первоначально Санировалось, активные действия против продвигающихся вперед англичан. Командующий английскими войсками воздержался от фронтального наступления на итальянскую дивизию, оборонявшую сильную позицию восточнее Дерны, и решил двинуться в обход через Эль-Мекили. Находившиеся там итальянцы отступили, и англичане, развивая успех, вышли к Бенгази. Ним самым все итальянские силы, которые еще оставались к западу от Бенгази, были отрезаны. Когда они сделали попытку пробиться к Бенгази, англичане атаковали их на прибрежном шоссе и вынудили капитулировать. Было захвачено 20 тыс. пленных, 120 танков и 210 орудий.

С 9 декабря 1940 г. по 7 февраля 1941 г. англичане почти полностью уничижили восемь итальянских дивизий, взяли в плен 130 тыс. человек, захватили 470 танков и свыше 1300 орудий. Их собственные потери составили 500 человек убитыми, 1373 ранеными и 55 пропавшими без вести. Достигнуть больших успехов помешало только то, что по политическим соображениям Черчилль считал крайне необходимой переброску британских сухопутных войск в район Юго-Восточной Европы. Поскольку англичане на Среднем Востоке не имели больше сил, армия в Ливии была ослаблена и ей было приказано перейти к обороне.

Этого сравнительно благоприятного оборота событий еще нельзя было предвидеть, когда Гитлер в начале февраля был вынужден вновь подумать о том, что еще можно сделать для поддержки итальянцев. 3 февраля во время совещания с главнокомандующими видами вооруженных сил, которое главным образом касалось подготовки войны против России, он выразил мнение, что хотя с военной точки зрения потерю Северной Африки и можно перенести, но такая потеря непременно окажет сильное моральное воздействие на итальянцев. Он считал даже возможным выход Италии из союза ввиду угрозы того, что после захвата Северной Африки Англия начнет бомбардировки итальянских городов. В таком положении могли помочь только решительные меры. Поэтому на совещании было определено следующее. Немецкая авиация, используя тяжелые бомбардировщики, должна будет нанести удар по английским войскам в Киренаике, а также нарушить английские морские перевозки, наряду с этим она будет вести борьбу с английским флотом и стремиться подавить сопротивление защитников Мальты. Итальянские истребители должны быть отданы в распоряжение немцев. Итальянцам предложили, чтобы все перебрасываемые в Ливию немецкие подвижные соединения и действующие там итальянские подвижные соединения находились под общим немецким командованием, планировалось, что немецкое «заградительное соединение», выгрузка которого в итальянских портах была намечена на 22 февраля, будет усилено танками, вслед за ними будет как можно скорее направлена одна танковая дивизия и затем немедленно создан штаб корпуса для руководства боевыми действиями.

Было симптоматично то, что эти решения во время совещания по вопросу войны с Россией принимались как-то между прочим. Северная Африка оставалась для Гитлера мешающим второстепенным театром военных действий, которому он хотя и придавал большое психологическое значение, но не считал его решающим с военной точки зрения. Об этом свидетельствовало также его обоснование необходимости оказать итальянцам помощь. Намечаемая теперь помощь была достаточной, чтобы не только стабилизировать положение в Северной Африке, учитывая ослабление англичан, но даже добиться его изменения в свою пользу.

Поскольку одновременно предстояло использовать немецкие войска и для восстановления положения на Балканах – втором очаге войны, возникшем в связи с провалом наступления итальянцев, – положение на Средиземном море складывалось для последних не так неблагоприятно, как этого опасались вначале.

Но в Восточной Африке, где итальянцы были предоставлены самим себе и англичане обладали полным господством на море, уже теперь наступил решительный перелом.

Потеря Итальянской Восточной Африки

При энергичной помощи Индии и Южной Африки англичане в последние месяцы 1940 г. собрали достаточное количество сил для захвата отрезанных от своей метрополии итальянских колоний в Восточной Африке. Чтобы подготовить операцию и заставить итальянцев распылить свои численно превосходящие силы, англичане всеми средствами разжигали волнения в еще не совсем умиротворенной Абиссинии.

Для захвата Эритреи они сосредоточили в Судане 5-ю индийскую дивизию. После победы над Грациани в Северной Африке и еще до того, как положение в Греции стало критическим, в Судан была переброшена и 4-я индийская дивизия. Целью наступления было захватить Массауа, единственный порт колонии на Красном море. 19 января индийские войска перешли в нескольких местах границу. Направление их главного удара проходило в центре. Вначале они быстро продвигались вперед, но затем наступление было остановлено близ Керен, чрезвычайно сильном укрепленном пункте в горах. Почти два месяца продолжали сопротивление итальянские войска. Лишь после планомерного изматывания сил итальянцев на фронте и в результате удара во фланг, который нанесла проникшая в Северную Эритрею английская колонна, сопротивление было окончательно сломлено. 27 марта был взят Керен. 1о итальянцам удалось отойти на юг. 1 апреля пала Асмара, 6 апреля англичане достигли Массауа. После этого колония практически оказалась в их руках.

1– я южноафриканская и 11-я и 12-я африканские дивизии в конце января были готовы к наступлению на Итальянское Сомали и южную границу Абиссинии. Решающее значение имело наступление моторизованной африканской бригады вдоль побережья. 24 января англичане начали наступление и, методически продвигаясь вперед, до 18 февраля заняли район западнее реки Джуба. После этого для захвата порта Могадишо была выделена моторизованная бригада. Стремительно пройдя 120 км, она 25 февраля заняла город. Ввиду слабого сопротивления итальянцев английское командование решило немедленно повернуть войска на север и перенести военные действия в самый центр Абиссинии. Через восемь дней был взят Дагабур, отстоявший на 900 км от того места, где английские войска впервые вошли в соприкосновение с противником. 17 марта неудержимо продвигавшаяся колонна англичан захватила Джиджигу. Теперь они могли снабжаться из порта Бербера, так как их коммуникации растянулись на 2500 км. Этот порт был занят десантной частью, сформированной в Адене.

Целью англичан был теперь Харар, второй по величине город Абиссинии. Но предстояло еще преодолеть проход Марда, который является очень выгодной для обороны позицией. К своему удивлению, англичане не встретили там почти никакого сопротивления и 25 марта находились уже в Хараре. С начала наступления из Могадишо ровно за четыре недели было пройдено 1500 км. Теперь англичане непрерывно продолжали двигаться к Аддис-Абебе, столице Абиссинии, в которую вступили 4 апреля.

Уцелевшие итальянские войска отступили на север и соединились в труднодоступном горном массиве Аладжи с вытесненными из Эритреи частями.

Англичане были крайне заинтересованы в том, чтобы быстрее завершить военные действия в Абиссинии. К этому времени греки оказались в крайне затруднительном положении, а в Северной Африке появился Роммель, в связи с чем войска, действовавшие в Абиссинии, были крайне необходимы. Поэтому с точки зрения войны в целом для [181 – Схема 10] держав оси имело очень большое значение, что итальянцам, упорно сражавшимся под командованием герцога Аоста, удалось кое-как продержаться до середины мая. 18 мая они вынуждены были капитулировать. В знак признания их храбрости и рыцарского ведения войны им было оставлено личное оружие.

Успех англичан был омрачен серьезными неудачами на Балканах и в Северной Африке. Очевидно, они сразу хотели добиться слишком многого. Для итальянцев потеря их колониальной империи в Восточной Африке, к которой принадлежала и Абиссиния, завоеванная лишь несколько лет тому назад ценой тяжелых материальных жертв итальянского народа, была весьма болезненной. Лишь успехи, достигнутые итальянскими войсками на Балканах и в Северной Африке благодаря помощи Германии, несколько ослабили горечь этой потери.

Первая победа Роммеля

Командование немецким «заградительным соединением», формирование и усиление танками которого начали в начале года, было поручено генералу Роммелю. Он особенно отличился во время военных действий во Франции, столь же смело, сколь и успешно командуя 7-й танковой дивизией.

Деятельность такого выдающегося человека, как Роммель, в течение почти двух лет накладывала свой отпечаток на военные действия в Северной Африке, а сам он стал легендарной личностью в глазах не только своих друзей, но и врагов. 6 февраля Роммель был принят Гитлером и Браухичем. Кроме 5-й легкой дивизии, уже подготовленной к отправке в Ливию, ему к концу мая обещали перебросить еще 15-ю танковую дивизию. До ее прибытия он должен был препятствовать тому, чтобы итальянцы отошли с достигнутых ими позиций у залива Сидра до Триполи. 11 февраля он прибыл в Рим, где впервые встретился со своими итальянскими начальниками, с которыми у него позже было много острых разногласий, и в тот же день вылетел в штаб немецкого 10-го авиационного корпуса. Там Роммель настоятельно потребовал немедленных действий крупными силами против английской базы снабжения в Бенгази. На следующий день он прибыл в Триполи. В этом городе он встретился с итальянским генералом Гарибальди, который принял командование итальянскими войсками вместо уходившего в отставку маршала Грациани.

Роммель увидел, что всюду царило подавленное настроение. На фронте было затишье, но люди целиком находились под тяжелым впечатлением сокрушительных поражений в предыдущие месяцы.

Роммель решил вывести итальянцев из их летаргического состояния. Когда 14 февраля в Триполи были выгружены первые части 5-й немецкой легкой дивизии, он немедленно бросил их на фронт, сам принял командование ими и передал им свой энтузиазм. Несколько удачно выполненных немецкими частями боевых задач убедили Роммеля в том, что он имеет дело с противником, ставшим очень осторожным. Во время беседы с Роммелем главнокомандующий итальянской сухопутной армией предостерегал его не начинать наступления на Аджедабию, куда англичане между тем отошли, раньше конца мая, когда должна будет прибыть 15-я танковая дивизия. Несмотря на это предостережение, Роммель решил уже в конце марта предпринять наступление с ограниченной целью, чтобы получить благоприятную позицию в юго-восточном углу залива Сидра.

К этому времени боеспособность английской 8-й армии сильно уменьшилась. Имевшая большой боевой опыт 6-я австралийская дивизия была переброшена в Грецию и заменена еще не обстрелянной 9-й австралийской дивизией. 7-я танковая дивизия находилась в Египте, где она отдыхала и получала пополнение. Ее место заняла 2-я танковая дивизия. Она также не была полностью готова к боям, ее танки – частично это были трофейные итальянские машины – имели большие технические недостатки.

Вследствие отправки большого количества автотранспортных средств подвоза в Грецию предметы снабжения приходилось подвозить силами войскового транспорта. Это было очень тяжело, тем более, что базой снабжения служил Тобрук, от которого войска находились на расстоянии 500 км. Дело в том, что с момента прибытия в Северную Африку 10-го авиационного корпуса в воздухе господствовали немцы. Поэтому от использования Бенгази, с прикрытия которого были сняты самолеты и зенитная артиллерия и направлены в Грецию, в качестве базы снабжения пришлось отказаться.

Когда в конце марта в Северную Африку прибыла 5-я немецкая легкая дивизия, 9-я австралийская дивизия без одного полка, оставленного в Тобруке, и главные силы 2-й английской бронетанковой дивизии занимали позиции восточнее Эль-Агейлы, в непосредственной близости от города. В начале марта английский главнокомандующий генерал Уэйвелл, несмотря на отправку части сил в Грецию, еще не считал положение угрожающим. Ему было известно, что две итальянские дивизии и одно немецкое соединение, численность которого он считал равной примерно одному усиленному танковому полку. прибыли в Триполи. Этих сил, по его мнению, хватило бы самое большее на то, чтобы оттеснить англичан до Аджедабии. На продвижение противника до Бенгази он не рассчитывал. Далее, он считал, что потребуется по меньшей мере два месяца для переброски двух немецких дивизий в Триполи, и что тогда возможности порта Триполи как базы снабжения будут полностью исчерпаны.

Наступление в жаркое время года казалось ему в высшей степени невероятным. Поэтому до конца лета, по мнению Уэйвелла, наступления итало-немецких войск не будет, а, возможно, его удастся оттянуть еще дальше атаками на конвои противника в Средиземном море. В конце марта Уэйвелл на основании новых сведений, а также ввиду энергичных действий немецких войск оценивал положение как уже более серьезное, но надеялся на то, что численность немецких сил сильно преувеличивается и что он, хотя и с некоторым трудом, сможет продержаться в течение нескольких месяцев, а к тому времени положение в Греции улучшится или прибудут новые силы в Египет.

Нельзя считать, что Уэйвелл был совсем неправ в своей оценке обстановки. Наступление с ограниченной целью, начатое Роммелем 31 марта против английских войск перед Аджедабией, только благодаря неожиданно удачной местной обстановке и смелого продвижения, на которое английский главнокомандующий не мог рассчитывать, вылилось в крупное наступление, запланированное Роммелем лишь на конец мая.

Когда вечером 31 марта наступление привело к полному успеху, и воздушная разведка на следующее утро подтвердила отступление англичан на Аджедабию, Роммель, как он сам выразился, не мог больше устоять перед искушением использовать благоприятный случай и решил наступать на Аджедабию. Этот удар также был успешным, англичане отошли в направлении на Бенгази. Явное стремление англичан уклониться от всякого решающего боя навело Роммеля на смелую мысль захватить также всю Киренаику. Роммель не захотел считаться с выраженным в резкой форме мнением итальянского главнокомандующего, которому он подчинялся и который, ссылаясь на полученное им из Рима указание о ведении исключительно оборонительных действии, настаивал на немедленном прекращении наступления. Он теперь твердо решил преследовать отступающего противника по пятам.

Прошло несколько тревожных дней. 4 апреля порт Бенгази уже был в руках немцев, но английская танковая дивизия находилась еще где-то в районе между Завиет-Мсус и Эль-Мекили в то время, как 9-я австралийская дивизия отступала к Дерне. Чтобы уничтожить ее, Роммель направил 5-ю легкую дивизию на Мекили, а менее крупную часть сил – на Завиет-Мсус для параллельного преследования. Итальянцы должны были наступать вдоль прибрежного шоссе. Немецкие войска, еще не привыкшие ориентироваться в пустыне, нередко сбивались с нужного направления, нехватка горючего часто замедляла продвижение, песчаные бури разъединяли колонны. Но и у противника была не меньшая неразбериха. Необычное отступление, местами проходившее в очень быстром темпе, привело к тому, что управление английскими войсками оказалось нарушенным, 2-я бронетанковая дивизия, находившаяся в районе Эль-Мекили, попала в затруднительное положение с горючим. Дальнейшие неудачи усилили путаницу у противника, который всюду подвергался ударам немцев, применявших очень гибкую тактику. Когда командующий английской армией генерал Ним вместе со своим предшественником генералом О'Коннором в ночь с 5 на 6 мая хотели сменить командный пункт близ прибрежного шоссе, они были атакованы моторизованным немецким дозором. Бои продолжались еще до 8 апреля. Хотя после их завершения основным силам австралийской дивизии удалось уйти по прибрежному шоссе, все же 2-я бронетанковая дивизия и индийская бригада, спешно переброшенная из Тобрука, были остановлены в районе Эль-Мекили и после тщетных попыток прорваться уничтожены. Другим частям, еще пытавшимся отойти к Дерне, немецкие войска отрезали пути отхода.

Теперь в распоряжении англичан, кроме спешно собранных небольших сил у ливийско-египетской границы, имелись только отступившая к Тобруку австралийская дивизия и стоявшая в Египте 7-я бронетанковая дивизия. Главнокомандующий английскими войсками решил сосредоточить основную массу сил в Тобруке, хорошо укрепленном итальянцами, и, если потребуется, вести бой даже в окружении. Английские войска преграждали важное прибрежное шоссе, сковывали основные силы противника и таким образом могли лучше всего воспрепятствовать вторжению Роммеля в Египет. Снабжение английских войск в Тобруке предполагалось осуществлять по морю. 7 апреля 7-я английская бронетанковая дивизия прибыла в Тобрук, 11 апреля эта крепость была окружена Роммелем. Английская эскадра в Александрии делала отчаянные усилия, чтобы воспрепятствовать притоку новых немецких сил и подвозу горючего, боеприпасов и продовольствия в Триполи. 15 апреля английским эскадренным миноносцам удалось перехватить конвой и потопить несколько транспортов и три итальянских эскадренных миноносца. 21 апреля английский адмирал с целью облегчить положение английских войск решился даже появиться перед Триполи с тремя линкорами и одним крейсером, чтобы обстрелять порт и потопить стоявшие там суда. Благодаря нежеланию итальянского флота вступать в борьбу и тому, что внимание немецкой авиации в эти дни было обращено в первую очередь на Грецию, этот безумно храбрый план удался. Он был навязан отрицательно относившемуся к нему адмиралу Черчиллем, который даже подал мысль потопить старый линкор для заграждения входа в порт Триполи, настолько серьезным он считал положение в Северной Африке. Черчилль не мог предполагать, что германское верховное командование удовлетворится неожиданными успехами, достигнутыми смелыми действиями Роммеля, и теперь будет радо только тому, что не надо больше посылать силы на этот театр военных действий. Оно предполагало вернуться к нему лишь «после „Барбароссы“.

Черчилль, напротив, видел главную опасность в потере «фланговой позиции в Северной Африке», которая могла опрокинуть все английские планы ведения войны на Ближнем Востоке. Давно запланированный захват острова Родоса, использовавшегося авиацией противника в качестве базы, пришлось отставить. Кроме того, германо-итальянские аэродромы теперь и на побережье Северной Африки находились уже на 1000 км восточнее своих первоначальных мест расположения.

Господство в воздухе держав оси в восточной части Средиземного моря стало невыносимым для английского флота. По мнению англичан, для продолжения войны в этом районе имелись огромные возможности. Исходя из такой оценки обстановки Черчилль требовал от всех действовавших там морских, сухопутных и воздушных сил величайшего напряжения. Черчилль полагал, что делом чести для английского флота является совместно с авиацией парализовать морское сообщение между Италией и Триполи и нарушить таким образом снабжение войск противника в Северной Африке. Тобрук должен быть не только удержан при всех обстоятельствах, но находившиеся там войска следует так усилить пехотой и танками, чтобы они могли постоянно беспокоить противника и вынудить его перейти к правильной осаде. У ливийско-египетской границы должны развернуться чрезвычайно активные бои, которые заставят противника все время быть в напряжении; в ходе этих боев даже в самых мелких стычках нужно все время стремиться сохранять инициативу в своих руках.

Эти стремления англичан и не меньшая активность Роммеля привели к ряду последовательных боев, в которых обе стороны до конца мая пытались взять инициативу в свои руки. Роммель прилагал все силы, чтобы как можно скорее овладеть Тобруком, который являлся для него весьма большой помехой. Первая попытка внезапно захватить крепость 13 и 14 апреля не удалась. Тщательно подготовленная атака 30 апреля также не имела успеха вследствие ожесточенного сопротивления австралийцев и возросшей оборонительной мощи крепости; несмотря на воздушные налеты, минирование порта и подходов к нему, в Тобрук постоянно прибывало по морю из Александрии все необходимое. Потери английских торговых судов стали, наконец, такими тяжелыми, что от использования их пришлось отказаться. Однако посыльные суда и эскадренные миноносцы попрежнему доставляли защитникам крепости все, в чем они нуждались.

На границе между Ливией и Египтом англичане 15 мая предприняли наступление и временно продвинулись до Эс-Саллума и Ридотта-Капуццо. Роммель немедленно подготовился к ответным действиям и двумя днями позже отвоевал захваченные английскими войсками опорные пункты.

Только проход Хальфайя оставался еще в руках англичан. Как единственное место для переправы танков через горную гряду, простирающуюся на 35 км. с северо-запада на юго-восток, этот проход имел важное значение для овладения всем районом. Роммель не хотел оставлять в руках англичан эти ворота, чтобы они не могли предпринять новое наступление. Проведенная 27 мая контратака имела полный успех. Попытки англичан отвоевать обратно перевал не удались.

15 июня англичане еще раз попытались тщательно подготовленной атакой захватить обратно перевал и пограничные укрепления, чтобы после этого пробиться к Тобруку и освободить окруженную крепость. Они обошли горную гряду юго-восточнее прохода Хальфайя и продвинулись в северном направлении через Ридотта-Капуццо почти до Бардии. Но уже на второй день англичанам не удалось добиться сколько-нибудь существенного продвижения, так как против них была брошена 5-я немецкая легкая дивизия и только

что прибывшая из Германии 15-я танковая дивизия. Попытки англичан фронтальным ударом овладеть проходом Хальфайя также были отражены. Роммель искусно использовал обстановку, собрал силы против западного фланга продвинувшихся на север англичан и 17 июня предпринял наступление, которое было для англичан совершенно неожиданным. Они вынуждены были поспешно отступать на юг, чтобы избежать грозившего им уничтожения. Очевидно, они недооценили гибкость немецкого командования. Даже появление на поле боя главнокомандующего английскими войсками, который еще надеялся придать борьбе благоприятный оборот, не могло исправить положения. От дальнейшего продолжения этого наступления, на которое возлагали вначале такие большие надежды, пришлось отказаться.

В последующие месяцы положение не изменилось. Силы Роммеля по-прежнему были ограниченными. Немецкая армия была более чем связана в России, а Италия, несмотря на первоначальные обещания выделить Роммелю значительное количество войск, не могла найти в себе сил для активного ведения войны. Англичанам требовались месяцы, чтобы пополнить свои разбитые соединения в Северной Африке, Греции и на Крите и снова сосредоточить в Египте многочисленные войска.

Генерал Уэйвелл, которого в последние месяцы преследовали неудачи, был заменен генералом Окинлеком. К счастью для Роммеля, Окинлек в скором времени тоже оказался под впечатлением выдающихся успехов немецкого Африканского корпуса и не сумел понять, что снабжение было слабым местом итало-немецких войск. Поэтому он отложил свое наступление на более длительное время, чем того требовала обстановка.



<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6020

X