Торговля Руси с греками. - Договоры X в. - Вопрос об их подлинности. - Походы русских князей на Византию. - Постановления о торговле в договоре 907 г. - Договор 945 г. - Договор 911 г. и береговое право. - Ездили ли греки в Русь? - Описание путешествий русов в Византию. - Соединение торговли с разбоем; объекты торговли; значение торговли в хозяйстве того времени
Исходную точку в области аграрного строя древней Руси составляет, по-видимому, то же групповое (общинное), а не индивидуальное землевладение, которое мы находим в наиболее раннюю эпоху хозяйственной жизни и других народов. Вопрос этот, правда, спорный, и за отсутствием данных его решить трудно. Но некоторые указания допускают такое толкование, что земля принадлежала родам26. По словам начальной летописи,"живяху каждо своим родом и на своих местах, владеюще каждо родом своим"27. Каждый род имел "свои места", определенную территорию. Дальнейший рассказ о трех братьях — Кии, Щеке и Хориве, из которых каждый жил отдельно от других, и имеет в виду, очевидно, такие роды — каждый из них являлся главой рода. Эти роды вели между собой постоянные войны, как это мы находим всегда в первобытные времена: "вста род на род и быта в них усобище и воевати почаша сами на ся" — повествует летописец в рассказе о призвании варягов28. И Святослав, взявши у греков дань, берет их "за убьеные, глаголя: яко род его возметь"29.

Такой родовой характер землевладения соответствует и свойствам первобытной обработки земли — выжигание и выкорчевывание лесов являлось делом настолько тяжелым, что его могла осилить лишь группа людей, лишь "большая семья", но никак не семья в современном смысле. На такой характер земельной собственности указывают и статьи "Русской Правды", относящиеся к верви, которая является земельным союзом, основанным, по-видимому, на кровном родстве, хотя и по этому вопросу есть иные взгляды.

Слово "вервь" Карамзин30 производил от германского hwarf, означающего округу или волость, с которой шла вира (по более новым объяснениям hwarf значит народное собрание, вече). Мрочек-Дроздовский и Соловьев выводили это название от веревки, вервия, указывая на то, что в грамотах участки пашни измеряются веревками и вервями ("отняли у нас, государь, деревенкуи пашни, государь, в ней пять веревок"). Первый указывает на то, что нашему языку свойственно называть население по тому земельному пространству, на котором это население живет, почему вервь есть вместе с тем та земская община, которая живет и сидит на этой земле, второй прибавляет, что как у нас, так и у других народов (евреев, римлян) название орудия измерения перешло и к отмеренной земле31. По И. М. Собестианскому, вервь обозначает в древности и веревку, и род, подобно тому как латинское linea и французское la ligne употребляются в смысле не только намерения, но и связи родства32,33.

Как бы то ни было, вервь, по "Русской Правде", являлась территориальной единицей, на которой лежала круговая ответственность как за убийство, так и за некоторые виды кражи."Аже ктоубиет княжа моужа в разбои, а головника не ищоут, то вервьноую платити в чей верви голова лежит, то 80 гривен; аще ли людин, то 40 гривен" (ст. 3). Но обязанность платить виру только тогда возлагается на вервь, когда последняя не желает выдать (или, по другим толкованиям, не старается отыскать) убийцу, причем платит та вервь, в которой найден убитый. Однако и в том случае, когда убийца известен, не он один платит виру, а вервь помогает ему в этом, уплачивает "дикую виру", т.е. платит ее сообща и за чужую вину. Сумма эта получается путем добровольной раскладки между членами верви ("тако ему платити по вервинне, еже ся прикладывают вирою"). Однако это участие верви предполагает, что виновный раньше вносил свою часть в общую складчину, если же кто-либо не вносил своей доли в дикую виру ("аже кто не вложится в дикую вину и виру"томоу людие не помогають, но сам платить"34. Из последнего видно, что вервь представляет собой постоянный союз, производящий раскладку своих платежей между своими членами. Есть основание предполагать наличность кровного родства между членами верви. Иное объяснение ее в качестве соседской общины предполагало бы принудительное соединение землевладельцев в полицейских целях — объяснение весьма искусственное, не соответствующее рассматриваемой ранней эпохе.

Ответственность верви имеет место и в некоторых других видах преступлений, именно в случае недозволенной ловли бобров в чужом лесу или уничтожения межи, бортей и т.д.; в этих случаях "по верви искати к себе татя, а любо продажа платити". Если община откажется искать вора, "то тем платити и татьба и продажа" (ст. 88). В связи с этим П. Л. Соколовский обращает внимание на то, что не только самое название верви, означающее меру длины, указывает на ее поземельное значение, но и упомянутые статьи "Русской Правды"35.

Сравнивши эти положения с другими статьями, относящимися к нарушению прав собственности, мы найдем, что в тех случаях, когда приходилось преследовать нарушение прав, связанных с поземельным владением, например, если были попорчены или уничтожены борти, древо на межи, знамение на земли, "им же ловлено", бобры, сети в местах ловли и т.п., вообще, когда нарушены были права на предметы, выходящие за пределы непосредственного личного владения и охранения, то вора искали "по верви", т.е. при участии всей общины, и в случае его исчезновения вервь платила 12 гривен продажи. Напротив, если дело шло о краже оружия, коней, скота и челяди, т.е. предметов личной собственности, то община не помогала при отыскании вора, а истец должен был действовать самостоятельно36. Из этого вытекает, что земля, в противоположность указанной движимости, не составляла индивидуальной собственности, а принадлежала группе лиц, верви, роду.

Наконец, в пользу нашего предположения можно привести и данные позднейшего времени, свидетельствующие о существовании на севере формы родового быта в виде "печища", соответствующего "задруге" юго-западных славян. Роду противополагаются другие роды (племена), ему враждебные. Большая семья — задруга, печище или дворище постепенно разлагается, и каждый член ее получает право на долю во всем деревенском хозяйстве, становится "дольщиком", "пайщиком", "подворником", "половинщиком". Родственные союзы с течением времени уступают место соединениям не родственных, только экономически связанных между собою, элементов-складников, сябров. Однако, печище не делится вполне, а часть его, в особенности в виде угодий, остается в общем владении родственников; и об этих совладениях говорится, что они состоят "в сябре, в складстве", так что можно предполагать, что в основах складства лежали первоначально чисто родственные отношения. И. В. Лучицкий нашел сябринное землевладение, основанное на родственном кровном начале, и в Малороссии37.




26 Летопись по Лаврентьевскому списку. С. 8.
27 Там же. С. 18.
28 Там же. 971 г.
29 Карамзин. История Государства Российского. Т. II. Прим. 72.
30 Мрочек-Дроздовский. Исследование о "Русской Правде". 1885. С. 134 сл. (сл. "вервь"). Соловьев. История России. Т. I. С. 232, прим. 5.
31 Собестианский. Круговая порука у славян по древним памятникам их законодатель ства. 2-е изд. 1888. С. 115 сл.
33 Павлов-Сильванский (Соч. Т. III. С. 104—105) прибавляет, что и в Англии в некоторых местах судебный округ называется rape, что значит веревка, и но его мнению, вервь хотя и происходит от веревки, но не как средства измерения, ибо границы в те времена не межевались, а от веревки, которой ограждалось место схода — отсюда оно (подобно слову погост) перешло на общину и ее земли.
34 Соловьев производит "дикий" от "общий", Дубенский от "чужой". "Русская Правда". Карамзииский список. Ст. 3—6. См.: Gdtz. Das Riissische Recht. Bd. III. S. 27 ff. Филиппов. Учебник истории русского права. Т. I. 1907. С. 218 сл.
35 Соколовский. Экономический быт земледельческого населения России и колонизация юго-восточных степей. 1878. С. 124. О верви см.: Летков. Русский народ и государство. С. 104, 110 сл., 114 сл. Погодин. Исследования, замечания и лекции о русской истории. Т. III. С. 384. Ясинский. Село и вервь "Русской Правды". 1906. Леонтович. О значении верви по "Русской Правде" // ЖМНГ1. IV. 1867. Сергеевич. Лекции и исследования но древней истории русского права. 3-е изд. 1903. С. 24(i Лаппо-Данилевский. Очерк истории образования главнейших разрядов крестьянского населения в России. 1905. С. 8. Ведров. О денежных пенях по Русской Правде // Чтения ОИДР. II. 1876. С. 92). См. также указ. выше соч. Совестианского, Филиппова, Мрочек-Дроздовского, Павлова-Силъванского, Рожкова.
36 По поводу аналогичной верви у западных славян (сохранился статут далматской общины Полипы 1400 г.). См.: Леонтович. О значении верви по "Русской Правде" и Полицкому статуту, сравнительно с задругою юго-западных славян // ЖМНГ1. 1867.
37 См.: Ефименко. Крестьянское землевладение на крайнем севере// Ефименко. Исследования народной жизни. 1884. Иванов. К истории крестьянского землевладения на севере // Древности. Труды археографической комиссии Московского Археологического Общества. Т. I. 1900. Его же. Сябры-помещики // ЖМНП. Кн. XII. 1903. Клочков. К вопросу о складниках // Там же. Кн. XI. 1901. Островская. Земельный быт сельского населения русского севера в XVI —XVIII ст. 1913. Гл. I. Лаппо- Данилевский. Критические замечания но поводу сочинения Никитского // ЖМНП. 1895. Сергеевич. Древности русского права. Т. III. 1903. См. также: Рож- ков. Обзор русской истории. Т. I. 2-е изд. 1905. С. 29. Покровский. М. Н. Русская история. Т. I. С. 16. Лучицкий. Сябры и сябринское землевладение в Малороссии // Северный Вестник. Кн. I и II. 1889.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3565

X