Торговля Руси с Востоком.- Куфические монеты. - Завоевания и торговля арабов. - Сообщения арабских писателей X в. о торговле арабов, о племени эртса (арта), о торговле русов с различными народами. - Путешествия русов; кто были русы? - Родина Руси. - Древнейшие русские монеты, заимствованные у арабов
“Восточные славяне, — говорит Ключевский, — заняли преимущественно лесную полосу равнины... Началась усиленная эксплуатация леса, продолжавшаяся целые века и наложившая глубокий отпечаток на хозяйственный и общественный быт и даже национальный характер русского народа. Лесной зверолов и бортник — самый ранний тип, явственно обозначившийся в истории русского народного хозяйства”4. И другие исследователи (Милюков, Довнар-Запольский, Рожков, Катаев, Келтуяла) на первое место выдвигают звероловство и пчеловодство (бортничество) в качестве наиболее ранних промыслов: лес питал население пушным зверем и лесной пчелой.

Начальная летопись, сообщая предание о Кии, Щеке и Хориве, прибавляет: “около града (Киева) лес и бор велик и бяхуловища зверь"5. Дальше рассказывается о том, что “Древляне живяху зверинским образом... ядяху вся нечисто... И Радимичи, и Вятичи, и Север (северяне) один обычай имаху: живяху в лесе, якоже всякий зверь”6. Под 859 г. читаем, что “козари имаху (взимали дань) на Полянех и на Северех и на Вятичех, имаху по белей веверице (белки) от дыма7.

Таким образом, как справедливо указывает II. Л. Рожков8, славянские племена еще до прихода варяжских князей жили в лесах, занимались зверо-ловством и уплачивали хозарам дань в пушных зверях.

И в дальнейшем летопись постоянно упоминает об охоте и лесном пчеловодстве. Олег взимает дань с древлян “яо черне куне” (кунице)9. Игорь одарил греческих послов “скорою (мехами) и челядью и воском”10. Ольга также обещает греческому царю “челядь, воск и скору”11, а Святослав, желая переселиться в Переяславль, заявляет, что туда идет из Руси искора и воск, мед и челядь”12. Под 975 г. летопись рассказывает о том, что Олег, встретив в лесу Лота Свенель- дича, выехавшего на охоту из Киева, убил его13. “Он сделал это, поясняет М. Н. Покровский, потому, что тот из Киева, т. е. из земли полян, приехал охотиться в древлянскую землю, очевидно, что территории племен именно в охотничьем отношении были резко отделены друг от друга... Охотиться на чужой земле все равно что вступить с войсками на чужую территорию в современном государстве... С другой стороны, политическое подчинение племени выражалось в том, что победитель получал неограниченное право охоты в земле побежденных: когда Ольга завоевала Древлянскую землю, она первым делом устроила там становища и ловища — это был самый прочный и выразительный признак господства полян над древлянами"14.

Однако одновременно со звериными промыслами и бортничеством существовала и обработка земли, как подчеркивают М. Н. Покровский, Г. В. Плеханов и М. Грушевский и как утверждал еще в 60-х годах Д. И. Беляев. “Кому неизвестно, — восклицает последний, — что славяне искони были земледельцами”. Земледелие было “повсеместным занятием наших предков”15. Земледелие первоначально производилось, как и у других народов, палкой, жердью, виловатым суком — это древнейшее значение слова “соха", которыми разрывалась земля. Во всех славянских языках, как указывает М. Н. Покровский, совпадает корень “жить" и название хлеба “жито", слово “брашно” означает более частным образом муку, затем пищу вообще, затем имение; “обилие" означает и “урожай”, и “богатство”. Всем славянским языкам знакомы обще- индоевропейскиетермины главнейших земледельческих операций — “пахать" (в форме “орать" — лат. огаге, греч. агоо и т. д.) и “сеять" (лат. serere, литовское seti и т.п.; общеиндоевропейское название плуга “орало" (греч. aratron, армянское araur) и серпа (harpe, лат. sarpere); жатва — общеславянское слово, точно так же, как и “нива"16.

Все это свидетельствует о том, что славяне еще до образования славян-ских наречий уже занимались возделыванием почвы. Существование земле-делия подтверждается и тем, что в древлянских курганах, относящихся к X в., найдены экземпляры серпов и обугленные зерна хлебных растений17. Под 883, 964 и 981 г. летопись упоминает и о дани, которая берется от “рала" — Олег ее взимает с радимичей, Святослав и Владимир с вятичей; эти племена, следовательно, занимались земледелием уже в IX—X вв.18 Ольга говорит древлянам: “Вси гради ваши предашаси мне и ялися и по дань, и делают нивы своя и земли свои, а вы хочете измерети гладом"19. Можно ли, спрашивает Плеханов, предположить, что этот рассказ возник в “охотничье-торговом государстве”, как характеризует Древнюю Русь Келтуяла в своем “Курсе истории русской литературы”? Ясно, что нет — отвечает он. Он возник в среде земледельцев, дорожащих возможностью “делать нивы своя и землю свою”20. Точно так же старец в осажденном Белгороде советует жителям “сберете аче и по горсти овса, или пшенице, или отроб”, а осадившим город печенегам он посылает сказать: “почто грубите себе? коли можете перестояти нас? аще сидите 10лет, что можете створити нам? имеем бо кормлю от земли”. Печенеги этому поверили и сняли осаду21. “Этот рассказ, — прибавляет Плеханов, — тоже мог сложиться лишь в народе, который, по яркому выражению, вложенному летописцем в уста хитроумного белгородского Улисса, получал свою “кормлю" именно от земли”22.

Наконец, упомянутый Д. И. Беляев уже обратил внимание и на то, что и в песнях, жатвенных праздниках и пословицах отражается земледельческий быт и труд земледельца23. Мало того, сам же Келтуяла, отрицающий значение земледелия, признает, что среди колядских песен, сохранивших на себе следы языческих представлений, т.е. наиболее древних, многие носят земледельческий характер. “В одной песне поющий приглашает хозяина встать и посмотреть, как Господь ходит по двору и приготовляет плуги и волов; даже поется о том, что Господь приготовляет коней, ходит на току, кладет снопы в три ряда, пшеницу — в четыре, устраивает пчеловодство и готовит пиво”. Он сам указывает на то, что образ Бога здесь является, по-видимому, отражением языческого Даждь-Бога (дай-богатство), и прибавляет, что и главным предметом гаданий в древности было, по-видимому, богатство, зависевшее от “Даждь-Бога”, между тем последний являлся Богом солнца, Богом земледелия24.

И в других песнях слышим земледельческие мотивы: весна является с радостью, с высоким льном, с высоким корнем, с обильными хлебами, она приехала “на сошечке, на вороночке, на овсяном снопу, на ржаном колосу”; во время гаданий поют: “катилося зерно по бархату"25. Любопытна и хороводная песня, изображающая сеяние проса в связи с выбором невесты. Девушки поют про то, как они просо сеяли, а парни им отвечают, что они это просо вытопчут. В связи с этим указывают на то, что в древнейшую эпоху, по-видимому, земледелием занимались женщины, мужчины же охотой. Это мы находим и у древних германцев в эпоху Тацита, и у неевропейских первобытных народов. В связи с обработкой женщинами земли они и питались плодами ее, тогда как мужчины — убитыми на охоте животными. Потребление пищи производилось отдельно теми и другими.




3 Ключевский. Курс истории России. 5-е изд. Т. I. 1914. С. 145.
4 Летопись по Лаврситьевскому списку. 1872. С. 8—9
4 Там же. С. 12—13.
5 Там же. С. 18.
6 Рожков. Очерк истории труда в России // Архив Истории Труда в России. Кн. V. С. 59—60.
7 Летопись но Лаврентьевскому списку. 883 г. С. 23.
8 Там же. 945 г. С. 61.
9 Там же. 955 г. С. 61.
10 Там же. 966 г. С. 66.
11 Там же. 975 г. С. 272-273.
12 Покровский. Очерк истории русской культуры. 2-е изд. Т. I. 1917. С. 45—46.
13 Беляев. О земледелии в древней России // Труды Вольного экономического общества. I. 1866. С. 168, 178. См.: Грушевский. Киевская Русь. I. С. 306. Его же. Очерк истории украинского народа. 2-е изд. С. 31.
14 Покровский. Очерк истории русской культуры. Т. I. С. 29, 42.
15 Антонович. Черты быта русских славян по курганным раскопкам // Русская история. Под ред. Довнар-Запольского. Т. I. С. 139.
16 Летопись по Лаврентьевскому списку. С. 23, 63, 80.
17 Там же. 946 г. С. 57.
18 Плеханов. История русской общественной мысли. Т. I. 1919. С. 37.
19 Летопись по Лаврентьевскому списку. 997 г. С. 125.
20 Плеханов. История русской общественной мысли. Т. I. С. 38.
21 Беляев. О земледелии в древней России. С. 168 сл.
22 Келтуяла. Курс истории русской литературы. Т. I. 105 сл.
23 Там же. С. 107 сл. Плеханов. История русской общественной мысли. Т. I. С. 40 сл.
24 Покровский. Очерк истории русской культуры. Т. I. С. 50. Плеханов. История русской общественной мысли. Т. I. С. 41. Рожков. Очерк истории труда в России. С. 58 21
25 См.: Кулишер. Лекции по истории экономического быта Западной Европы. 6-е изд. Ч. I. С. 22.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3892

X