Торжки.-Ярмарки
О расширении рынка в XVI—XVII вв. свидетельствует и значительное количество вновь возникших торговых мест, встречаемых в памятниках. Рожков справедливо обратил внимание на многочисленность торжков, где производилась торговля1933. Е. Д. Сташевский возражает против этого, указывая на то, что правительство вело борьбу с мелкими торжками1934. Однако не следует упускать из виду, что, преследуя свои фискальные интересы, оно было по общему правилу заинтересовано в их размножении, ибо с торгом было связано взимание пошлин, которые либо собирались наместниками, либо сдавались на откуп, большей частью церквам и монастырям1935. Монастыри, в свою очередь, извлекали выгоду из рынков и соединенных с ними сборов и нередко сами хлопотали об учреждении новых торжков. Борьба с последними велась только в том случае, если новые торжки нарушали интересы уже ранее устроенных и сокращали поступления торговых сборов с последних или если это были самовольно созданные торги, не доставлявшие казне дохода. Однако, по-видимому, и борьба с такими незаконно возникшими торгами была далеко не всегда успешна.

В грамоте 1569 г. перечисляется, например, ряд торговых пунктов, находящихся в уездах Городецком, Углицком и Ярославском в царских подклетных селах, в боярских вотчинах, в особенности же у различных церквей и монастырей — в трех местах "у Пречистые" далее " у Здвиженья Честного Креста", у церкви Бориса и Глеба, у церкви Леонтья Святого. Против них ведет усиленную борьбу Симонов монастырь, взявший на откуп таможенные пошлины в Веси-Егонской. Он жалуется на то, что от этих многочисленных расплодившихся в разных местах торжков монастырю в сборе их "убыток и недобор великой", и добивается того, чтобы "никому ничем торговати не велели, опричъ села Веси Егонской". Действительно, велено "кликати не по один день, чтобы торговые люди на все на те торжки не съезжались и на тех торжках однолично не торговали никаким товаром"1936. Неизвестно, удалось ли монастырю добиться для себя монополии и упразднить все эти торги, в которых, очевидно, ощущалась потребность у населения.

И в других местах находим еженедельные торжки, где взимается тамга и куда съезжаются волостные крестьяне со "всяким деревенским товаром".

В Тверском уезде имелись в различных селах торги с лавками. Так, например, в селе Лотошине Микулинского стана был торг, "а торгуют в нем еженедельно по средам всяким деревенским товаром, а с приезжих людей и с товаров пошлины емлют откупные таможники, а лавок в торгу 17" и, кроме того, еще 15, а на местах "порозжих" меж лавок ставятся горшечники"1937. Там же торг в селе Городище: "А торгуют в нем еженедель по четвергом", живущих лавок 21, а пустых выморочных 81938. В селе Кушалине Шезского стана того же уезда также было на торгу 29 лавок, где торговали по пятницам "волостные крестьяне всяким деревенским товаром"1939. В одном митрополичьем селе Вятцком Костромского уезда (около 1560 г.) еженедельно торговали "хлебом, солью и всяким мелким товаром", "а тамги собирают в год на митрополита до 1 ½ рубли, а иногды болши, а иногды менши"1940. Точно так же в Пошехонском уезде устроен был торг в селе Спасском, принадлежащем Новинскому монастырю. По ходатайству последнего, "торговать велено в неделю один день в среду во весь год и собирать пошлину по указу на монастырь" (грамота 1676 г.)1941. В Угличском уезде торжок существовал в селе Прилуках и там взимали "в торговые дни по вторникам пятно и явку"1942. В Каширском уезде торговля производилась за городом даже после того, "как лавки пожгли крымские люди": "Торгуют на торгу на неделе два дня из сел с хлебом и всяким мелким товаром ", но сверх того там же "по торжком у Пречистые, у Гостоновские, да у Оптопья Св., да на берегу Оки реки у Спаса в Тешилове" имелись откупные таможники1943.

Нам известно и об учреждении, по царским грамотам (вернее, об утверждении), и новых торжков. Так, по челобитию Кирилло-Белозерского монастыря, ссылавшегося на то, что "монастырским крестьянам хлеба и иного товару купити и продать негде, а па Белоозеро и на Вологду ездить и ходить далече", было разрешено в 1602 г. производить торги на Волочке Словинском, и хотя, вследствие этого, торговые люди стали съезжаться на Волочке в таком количестве, что на Белоозере "таможенных пошлин сбирати" стало "не па ком", все же рынок на Волочке и впоследствии не был отменен1944. На учреждении новых рынков, ссылаясь на их недостаток и отдаленность существующих, настаивают и другие монастыри.

Так, Ярославский Спасский монастырь на этом основании устроил у себя несколько рынков и добился их утверждения. Он бил челом царю Федору Иоанновичу в 1595 г., что в монастырском селце Федоровском "торгу нет и от городов де и от торгов то село поудолело, от Ярославля 50 верст, а от Костромы 50 же верст, и от Любима 45 верст и крестьяном-де их летом" в эти города "торговать ездети не можно, грязи будет", монастырь добивался того, чтобы "я селе Федоровском торг учинити ново в первые и тамгу б дати в откуп того же села крестьянину Савке Антонову". Ему и была выдана грамота "о торговании по пятницам" в этом селе1945. За несколько лет до того (в 1589 г.) монастырь получил такое же разрешение на устройство торга в другом своем селе Еремейцеве, ссылаясь также на то, что это село "от городов и от торгов далече верст по 20, и по 30, и по 40"1946. Наконец, в 1615 г. был учрежден Торжок и в монастырском селе Левашеве, и там тоже велено "было имать с того торгу" по уставной грамоте1947. Исходной точкой является, таким образом, предположение, что на каждые 20—50 верст должен быть торжок.

В 1642 г. монастырь жалуется царю Михаилу Федоровичу на то, что крестьяне Степана и Григория Непоставова, которым отдана на откуп таможенная пошлина с торжков в этих трех селах, монастырским крестьянам "обиды и продажи и всякое насильство" чинят и в этих селах "в торговые дни монастырскую вотчину пустошат, огороды в полях и в гуменниках ломают", хлеб и сено "травят" и крестьян "побивают" и пошлины с них и емлют не в меру за правежом" и "оттого-де их великого насильства и продажи монастырские крестьяне ни с каким товаром, ни хлебом, ни с животиною, на торг ездить не смеют". Вследствие этого, по челобитью архимандрита, таможенные пошлины были отданы на откуп самому монастырю1948. В 1660 г. кроме тех же трех торжков, опять упоминаемых, появляется еще четвертый "вновь в селе Фефилове", утвержденный грамотой царя Алсксея1949.

Много торжков или рядков, как они там именовались, мы находим в Новгородской области в XVI в. Эти рядки представляли собой торговую площадь с построенными торговыми помещениями для временного рыночного торга. Были постоянные лавки, амбары, прилавки, шалаши, где во время рынка торговали, было "гостинное дворишко торговых людей на приезд", наконец, окрестные крестьяне ставились и просто на площади, продавая товары с возов. Так, например, во Млеве на р. Мете на погосте в ряду 225 лавок, "я ставят те лавки помещикове крестьяне..., а дают в тех лавках приезжим гостем торговати до Петрова дни и по Петрове дня всего две недели". В погосте Никольском по р. Шуе, по описи 1566 г., "торгуют приезжая новгородцы и тутошние жилцы всяким мягким товаром". В Осеченской волости на погосте "у Воскресенья торг, а торгуют по воскресеньям одипово в педелю мелкими товары" — "хлебы и калачи и солью, и мылом, а приезжают торговые люди из Торжку"1950.

Эти рынки посещались, однако, не одними крестьянами, но и посадскими людьми, которые наряду с торговлей в лавках и шалашах, на скамьях и полках на торгу в городе производили и кочевую торговлю, разъезжая по деревням и торжкам, причем сбывали произведения и своего труда; городской ремесленник (нередко в то же время и торговец) работал и для деревни. Так, в писцовой книге Боровска читаем: "Торгует луком и чесноком, отъезжая по деревням", "делают кожевной товар и отвозят и продают по городам и по ярмаркам", "скупает по деревням кожи и мед и всякой товар", "скупает по деревням скотину, да бьет на продажу"1951. В деревнях закупаются, следовательно, скот для городского потребления и кожи для городских ремесленников, а изделия из этих кож развозятся по деревням и ярмаркам. О такой же кочевой торговле встречаются записи в писцовой книге г. Ростова: "Ездит по базаришкам с иглы и с булавки", "ездит по торшком с луком и с чесноком". Торговлю в отъезд находим и в Торопце, Туле, Серпухове, Вязьме: "Торгует отъезжая щепетинным товаром", "торгует отъезжая мягким товаром" (пушниной), "торгует отъезжая всяким товаром"1952. В писцовой книге по Великому Новгороду встречаются "купчины корыстные", "купчины сельские", "купчины отъезжие прасолы"1953.

На монастырской земле в дни годовых храмовых праздников происходили ярмарки, отличавшиеся, по-видимому, от обыкновенных торгов тем. что они привлекали население не только из окрестностей, но и из более значительного района. В Кирилло-Белозерском монастыре имели место ярмарки два раза в год, в день памяти преподобного Кирилла, основателя монастыря, и в храмовой праздник монастыря. Позже они совершались 3 раза в год и продолжались по 3—4 дня после каждого праздника, причем место торгов находилось, по-видимому, подле стен самого монастыря. Ярмарка происходила далее и на самом Белоозере, в волости Углы (ее мы встречаем еще в XV в.), привлекая торговцев из различных местностей — из московских, тверских и новгородских земель. Торговали самыми разнообразными товарами — скотом, птицей и дичью, мясом, сыром и яйцами, рыбой и солью, льном, лошадьми, луком и чесноком, яблоками и т.д., наконец, продавали и людей. Однако сверх этих объектов торговли, перечисляемых уже в грамоте 1497 г., грамота 1550 г. упоминает и ряд других — хлеб, меха, сукно, перец — торговля, следовательно, расширилась1954.

На севере, к востоку от Архангельска находим два раза в год ярмарку в Лампожне, на Мезени, где совершалась мена товаров с самоедами, кочевавшими за Мезенью и Печорой. Они здесь "свои ухожаи ведали, рыбные ловли и зверя всякого били", хотя печеряне и пермяки пытались отнять у них эти земли; самоеды приезжали на Лампожню "торговати с русаки", привозя туда пушной товар и "рыбий зуб"1955.

В Весь-Егонскую отправлялись торговать "всякими товары" угличане и ярославцы и костромичи, и торг происходил "ежепедель по вся дни". Приезжали и из иных городов "и Тверские, и Новагорода Великого, и Псковитин и привозили "воск, хмель, мед, соль, рыбу, икру и мягкой товар: бобры, куницы, белки и сукна". Однако делались попытки перевести торг в "Старой Холопей, к Борису и Глебу, а там лавки ставили и кабаки держали, торг был великий и гостей в то время в Весь-Егонскую не пропускали"1956. Здесь, в устье Мологи, близ прежнего Холопьего городка, существовала некогда оживленная ярмарка, которая еще происходила при Герберштейне, тогда как писавший о ней в конце XVII в. дьякон Каменевич-Раевский уже не видел ее, он пишет, что "бывшие тогда в память свою нам поведаша, яже от отец своих слышаша"1957.

О роли ярмарки, имевшей место в Тихвинском посаде на земле большого Тихвинского монастыря, можно усмотреть из книг, которые вел монастырь: " Отводные местам приезжим торговцам ", "лавочные и онбарные па гостинном дворе". Книги же, заведенные в Таможенной избе для торговцев из городов каждого района, свидетельствуют о том, из каких отдаленных районов торговцы приезжали в Тихвин. Упоминаются не только новгородцы, псковичи, ладожане, олончане, но и торговые люди заонежских, московских, поволожских, заокских и понизовских городов. Сюда же приезжали и "Свитцкие земли" торговые люди. Привозилась рыба и соль, юфть, пригонялся скот, но доставлялись и "англинские" и "анбурские" сукна, бумага писчая, металлы1958.

В Брянском уезде в конце XVII века славилась свинская ярмарка: "Из разных торговых городов посадские лучшие люди съезжают к городу Архангельску, и на Макарьевскую, и на Свинскую, и на иные ярмарки для торговых своих промыслов и в домы свои не приезжают многое время"1959. Свинская ярмарка поставлена здесь в числе первоклассных ярмарок, наряду с Архангельской — средоточием обмена Руси с Западом, и Макарьевской, происходившей около Нижнего Новгорода (впоследствии Нижегородской). Последняя совершалась ежегодно в июле под монастырем св. Макария Желтоводского, и уже в то время находим здесь оживленный товарообмен между Европейской Россией и Сибирыо. Ярмарка составляла важную статью дохода для монастыря, так как пошлины Михаил Федорович подарил ему "на свечи и ладан и на церковное служение и брати па пропитание", и этот доход сохранялся за монастырем и впоследствии1960.



1933Рожков. Сельское хозяйство Московской Руси в XVI веке. С. 270.
1934Сташевский. Московский уезд по писцовым книгам. С. 37.
1935Кроме торговых сборов, они доставляли и полавочный сбор. Об этом упоминается уже и в духовной Ивана III. 1504 г. (СГГД. Т. I. № 144. С. 389, 397).
1936ААЭ. Т. I. № 269. О такой же борьбе г. Торжка с 5 соседними торгами см. грамоту 1537 г. (ААЭ. Т. 1.№ 188).
1937Писцовые книги Московского Государства. Ч. II. С. 340.
1938Там же. С. 343.
1939Там же. С. 361.
1940Сотницы, грамоты и записи. Изд. Шумаковым. Вып. II. С. 4.
1941ДАИ. Т. IX. № 8.
1942Писцовые книги Московского Государства. Ч. I. С. 35.
1943Там же. Ч. II. С. 1305.
1944ААЭ. Т. II. № 21.
1945Исторические акты Ярославского Спасского монастыря. Изд. И. А. Вахрамеевым Т. I. № 67.
1946Там же. № 65.
1947Там же. № 74.
1948Там же. № 86.
1949Там же. № 92; см. также № 98, 99.
1950Ильинский. Городское население Новгородской области в XVI в. VI. С. 216, 218,252,254.
1951Писцовая книга по Боровску 1685 г. // Материалы для истории города XVII—XVIII вв. С. 43—47, 54 сл., 81.
1952Переписная книга Ростова Великого второй половины XVII в. С. 14, 18—19, 21. Побойнин. Торопецкая старина. С. 276. Виноградов. Исторический очерк г. Вязьмы. Прил. X. Симеон. История г. Серпухова. Белоцерковский. Тула и Тульский уезд в XVI и XVII вв.
1953Книга писцовая по Новгороду Великому конца XVI в. Изд. Майковым. С. XXI, XXVI сл.
1954ААЭ. Т. I. № 134, 230.
1955Там же. № 204. О торговле с самоедами см.: Штаден Генр. О Москве Ивана Грозного. Записки немца-опричника. С. 64, 75, 117
1956ААЭ. Т. I. № 262, 263, 269.
1957сгрд. Т. I. № 144. С. 396. Герберштейн. Записки о Московии. С. 42. Карамзин. История Государства Российского. Т. IV. Прим. 323. Штаден Генр. О Москве Ивана Грозного. Записки немца-опричника. С. 66.
1958Летопись занятий Археографической комиссии за 1913 г. Т. 26. (Отчет Б. Д. Грекова) С. 25 сл.
1959Полное Собрание Законов. Т. II. С. 340. Костомаров. Очерк торговли Московского государства XVI—XVII вв. С. 138.
1960АИ. Т. V. С. 155.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6786

X