Основы боевого применения артиллерии

Войны (начала XX в. (англо-бурская, балканская и особенно русско-японская) дали довольно богатый материал по боевому использованию артиллерии. Большинство воюющих государств перед началом войны 1914-1918 гг. уже учитывало значительно возросшее значение артиллерии в бою. Правда, это признание еще не было массовым и исходило обычно от отдельных лиц, но они были достаточно авторитетны для того, чтобы [Таблица 8] добиться качественного и количественного усиления артиллерии до тех пределов, которых армии достигли к началу войны.

Однако, недостаточно правильный подход к изучению опыта минувших войн и отсутствие надлежащей опытной проверки привели к тому, что везде были недооценены возможности обороны, представляющиеся ей даже в маневренной войне, не были учтены все препятствия, которые могут встретиться на пути наступающего. Следствием этой недооценки явилась установка не на тесное взаимодействие артиллерии с пехотой, не на совместное с пехотой ведение боя, а лишь на возможность содействия артиллерии другим родам войск.

Русская артиллерия в отношении боевого применения исповедывала французскую доктрину, благодаря чему во всех официальных наставлениях проповедовалось следующее положение:

«Артиллерия должна обеспечить наступление пехоты, поддерживая ее огнем... Основное назначение артиллерии — содействие в бою частям других родов войск. Вся боевая деятельность артиллерии должна быть проникнута стремлением помогать другим»2.

Таким образом, задачи подготовки атаки пехоты, борьбы с артиллерией противника, разрушения различного рода сооружений не ставились артиллерии, и последняя выполнению их не обучалась.

Аналогичные взгляды были и во французской армии. Для характеристики устойчивости этих взглядов во французской артиллерии следует указать, что уже после окончания войны в ней находились незаурядные артиллеристы, проведшие всю войну на фронте в штабах дивизий и корпусов, но оставшиеся при убеждении, что «непосредственная поддержка пехоты не является конечным назначением артиллерии», и продолжавшие возражать против подчинения артиллерии пехоте (Роже, Артиллерия при наступлении, стр. 136 — 137 и др.).

Значительно правильнее ставился этот вопрос в германской армии, которая придавала очень большое значение могуществу огня артиллерии, возлагала на артиллерию

подготовку пехотной атаки и борьбу с артиллерией противника и давала ясные указания на необходимость тесного взаимодействия артиллерии с другими родами войск и в первую голову — с пехотой и конницей. В германском уставе полевой и пешей артиллерии изд. 1908 г. мы читаем, что «боевые действия артиллерии ни во времени, ни в пространстве не отделимы от действия пехоты. Артиллерия всегда должна бороться с теми целями, которые наиболее опасны для своей пехоты».

Знакомство общевойсковых начальников почти всех армий с боевыми свойствами артиллерии, а также тактическая подготовка артиллеристов оставляли желать много лучшего. Среди артиллеристов крепко укоренилось мнение, что им достаточно только уметь стрелять, а общевойсковые начальники сплошь и рядом совершенно не знали, что делать с артиллерией, подчиненной им для боевого взаимодействия.


2Русское «Наставление для действий полевой артиллерии в бою», изд. 1912 г., § 1 и 2.


<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3978

X