Методы стрельбы артиллерии

Все методы стрельбы артиллерии, существовавшие до войны и в ее начале, опирались на пристрелку. При сосредоточении значительных масс артиллерии на небольших участках фронта пристрелка всех орудий затягивалась на многие часы, занимая 10 — 15% всего времени, отведенного на артиллерийскую подготовку. Такая продолжительная пристрелка, во-первых, выдавала замыслы наступающего, а во-вторых, не достигала своей цели: условия, сопровождающие стрельбу (метеорологические и баллистические), настолько менялись, что по окончании пристрелки последней батареей для первой было впору начинать пристрелку сначала.

Выход из этого мог быть только один: надо было научиться решать задачу, выполняемую пристрелкой, без стрельбы. И этот выход был найден в новых методах стрельбы, позднее получивших целый ряд названий: «исчисленная стрельба» «немая пристрелка» и др.

Суть всех этих новых методов заключается в следующем. Условия, сопровождающие стрельбу, заметно влияют на дальность и направление полета снаряда. Так, например, если температура заряда в жаркий летний день значительно повысилась против нормальной (нормальной температурой принято в артиллерии считать + 15°), то дальность полета снаряда от этого значительно увеличится; если плотность воздуха увеличится, то дальность полета снаряда уменьшится; старое, расстрелянное орудие сообщает снарядам меньшую скорость, чем это предусмотрено в таблицах стрельбы, и орудие бросает свои снаряды не на ту дальность, которая указана в таблицах, и др.

От этого получалась такая картина: если стреляющий совершенно точно знал дальность и направление на цель и придал соответствующие установки прицельным приспособлениям своего орудия, но не мог принять во внимание влияния этих условий, то его снаряды все равно не попадали в цель. Задача пристрелки как раз в том и заключается, чтобы падением снарядов показать стреляющему, в какую сторону и насколько ему следует исправить дальность и направление полета снарядов, чтобы они стали падать в районе цели.

А так как стрельба, даже при точных предварительных расчетах, все равно должна была начинаться с пристрелки, то стреляющий и не находил нужным принимать какие бы то ни было меры для учета отклонений условий стрельбы от нормальных и для уточнения предварительных сведений о месте расположения цели. Дальность до цели определялась почти исключительно на глаз, вся работа по определению исходных данных для стрельбы производилась грубо, приблизительно, с помощью очень несложной и неточной аппаратуры. Применение для этого карты большой популярностью не пользовалось, и методика такого ее использования отсутствовала вовсе.

Таким образом, ясно, что основой новых способов стрельбы, если ими надо было заменить пристрелку, должно было быть, прежде всего, возможно более тщательное определению топографических исходных данных — расстояния от орудия до цели, направления на нее и разности их высот. Это требовало определения точек стояния орудий, целей и целого ряда вспомогательных точек.

Наибольшие трудности представляла необходимость точно определять место стояния целей как точек, являющихся недоступными, т. е. не допускающих подхода к ним с нужными приборами. Приспособление к решению всех этих задач гражданской топографии и геодезии привело к развитию в артиллерии специальной вспомогательной службы — топографического обслуживания артиллерии.

После окончания топографической подготовки начиналась работа, которая, собственно, и должна была заменить собою процесс пристрелки, — учет всех тех влияний, которые оказывают на снаряд различные причины, имеющие место при стрельбе. Для того чтобы учесть эти влияния, необходимо их знать. Так появилась метеорологическая служба в артиллерии, задачей которой было давать сведения о состоянии атмосферы: о наличии ветра, о том, как изменяется по силе и направлению этот ветер с высотой, о температуре и влажности воздуха, о его плотности. Сначала эта служба была, конечно, очень примитивна, но впоследствии значительно усовершенствовалась и, как все целесообразное и жизненное, развилась сейчас в особую службу.

Одновременно с этим были рассчитаны таблицы, дающие возможность определять величину поправок при данном изменении того или другого условия стрельбы; были учтены требования, предъявляемые к поступающим на батарею боеприпасам: более точная навеска зарядов, распределение снарядов по весам, определение начальных скоростей, развиваемых зарядам из, различных партий пороха (так называемый «тараж» зарядов), клеймение партий пороха и другие мероприятия.

Одно время этими новыми способами, так называемой, точной стрельбы во всех армиях очень сильно увлекались и полагали, что можно совершенно отказаться от пристрелки. Но довольно скоро все должны были признать, что новые способы не могут все же заменить пристрелку полностью, а только облегчают ее и позволяют выполнить в более короткий срок с меньшим расходом снарядов. Совершенно исключить пристрелку методы точной стрельбы (по современной терминологии — с полной подготовкой исходных данных) не могут потому, что никто еще не овладел вопросами топографической, баллистической и метеорологической подготовки стрельбы настолько, чтобы безошибочно и точно производить все измерения и расчеты. Поэтому, если есть возможность наблюдать результат огня, ошибка в подготовке данных должна быть исправлена пристрелкой. При стрельбе по ненаблюдаемым целям, где наблюдение за результатами огня невозможно, эти методы допускаются, но вследствие возможных ошибок в расчетах требуется довольно большой расход снарядов.

Кроме того, точная подготовка исходных данных требует много времени, которого у стреляющего может не хватить в силу сложившейся обстановки и боевой задачи. Это отношение к необходимости тщательной подготовки исходных данных путем расчетов и к не менее тщательному выполнению пристрелки очень хорошо выражено во французской «Общей инструкции по стрельбе артиллерии»: «Подготовка и пристрелка взаимно дополняют друг друга: как общее правило, стрельба должна быть подготовлена так, как если бы она должна была бы вестись без пристрелки; затем следует пристрелка, выполняемая так, как будто бы ей не предшествовала подготовка».

Возросшая роль артиллерии очень серьезно поставила вопрос о противобатарейной борьбе. Это была нелегкая задача: артиллерия стояла на хорошо укрытых позициях и была в громадном большинстве случаев совершенно недоступна наблюдению с наземных наблюдательных пунктов. Первоначально ее можно было довольно легко обнаружить с воздуха при помощи самолетов, но очень скоро артиллерия учла своего нового противника — самолет — и начала обманывать его с помощью маскировки не менее хорошо, чем наземного наблюдателя.

Но все-таки долгое время единственным выходом из положения было корректирование огня с помощью самолетов. Это вызвало довольно интенсивное развитие различных средств связи летающего самолета с землей и передачи им своих наблюдений: были использованы и ракеты, и эволюции, и сбрасывание донесений. Но более полно этот вопрос был разрешен только с появлением радиосвязи.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3461

X