Нижегородские правоохранительные органы при Временном правительстве
2 марта 1917 года граждане губернского центра заполнили Благовещенскую площадь (ныне пл. Минина), уже зная о сложившейся ситуации в городе Петрограде, требуя ареста губернатора Гирса, вице-губернатора Ненарокова, прокурора, полицмейстера и других должностных лиц. Возбужденные направились к зданию губернского полицейского управления на улице Варварской, открыли ворота первой нижегородской тюрьмы, выпустив на свободу сотни профессионального уголовного элемента. Было захвачено и здание жандармского управления. В нем возник пожар, в огне которого погибли агентурные донесения, досье на сотрудников этого управления и агентов жандармской охранки. Также были разоружены десятки полицейских1.

В начале марта 1917 года Временное правительство России провозгласило замену полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного управления. Губернскому комиссару от имени правительства предоставлялось право решать вопросы о приеме в милицию «достойных из числа бывших чинов милиции и корпуса жандармов». 22 марта решением губернского комиссара организуется временная милиция «не стесненная законами, относившимися к бывшей полиции». Однако в адрес комиссара приходит телеграмма из столицы информировавшая, что «руководство полиции считать уволенным с двадцать седьмого марта 1917 года». Причем, все чинам полиции, уволены или «устраненных от должности местной властью», полагалось удовлетворять «полностью всеми видами довольствия»2.

Правовые основы нового правоохранительного органа определялись постановлением «Об учреждении милиции» и «Временным положением о милиции».

В Нижнем Новгороде комиссией по выработке положения об органе по управлению охраной общественного порядка и спокойствия было подготовлено два документа «О реорганизации городской нижегородской полиции, переименованной в «народную самоохрану»» и «Проект временной инструкции для милиции, учрежденной в городе Нижнем Новгороде с пригородами».

В первом документе обосновывались штаты наружной и судебной (сыскной) полиции. Во втором - использован исторический опыт по руководству охраной общественного порядка в губернском центре. Нижний Новгород с пригородами делится на шесть милицейских участков: три – губернский город, ярмарочная, Молитовская и Сормовская части. Для осуществления функций по охране порядка утвержден следующий штат: четыре начальников милицейских участков, четыре помощника, шестнадцать младших помощников, четыре секретаря, двухсот восьмидесяти младших милиционеров3.

Кадры милиции должны были содержаться за счет городского бюджета. Определен их штат и соответствующие оклады. Для приема в милицию требовались рекомендации общественных организаций и двух работников милиции. Сотрудник милиции должен был отслужить в армии. Предусматривался суд чести. Вопрос о форменной одежде находился в стадии рассмотрения.

При задержании гражданина, подозреваемого в преступных деяниях, а также при сопротивлении власти и задержании гражданина в пьяном виде, работникам милиции предоставлялось право ареста на 24 часа. Проникновение в жилище гражданина предусматривалось исключительно по распоряжению суда. Милиционеры должны иметь знаки различия, удостоверение личности, личное оружие, которое могло применяться для самозащиты, для обороны других лиц, против совершившего преступление и арестованного, совершающего побег4. В помощь сотрудникам милиции учреждалась добровольная милиция, работа которой не оплачивалась.

До 20 марта 1917 года службу по охране общественного порядка выполняли студенты нижегородского университета и гимназисты-старшеклассники в количестве 528 человек, поделенные на 16 отрядов. Несколько ранее, с 12 марта к охране подключили также воинскую часть из 220 человек под руководством командующего войсками Московского военного округа полковника Верховского.

Исполняя закон «О милиции», аппаратом Нижегородского губернского комиссара было предложено: послать инспекторов по организации милиции, вооружить ночных сторожей, пригласить студентов, милиционерам выдать для служебного пользования револьверы.

Охрана общественного порядка была возложена на коменданта города, которому предписывалось «предупреждать возможность народных волнений, принимать меры к охране имеющихся в городе складов вин и спирта для чего усилить караулы, организовать охрану общественного порядка». Для борьбы с преступностью начальник охраны города Нижнего Новгорода на совещании 15 апреля 1917 года признал необходимым освободить сотрудников уголовного сыска от призыва в армию. Начальнику уголовного сыска при нижегородской губернской полиции Георгию Степановичу Левикову было предложено срочно создать уголовный сыск и организовать борьбу с преступностью5.

На следующий день Г.С. Левиков прибыл с рапортом, в котором содержалось следующее: «Вследствие обязательного производства дознаний по преступлениям и спекуляции я пригласил на службу семь бывших чинов полиции. Отмечаю, что ежедневно в среднем в городе совершается более пятнадцати преступлений. Среди них бывают убийства, грабежи, очень крупные кражи. Розыском занимаются только восемь человек, другие имеют иные функции. В законе «О милиции» сыскные отделения не предусмотрены. Могут ли служить чины бывшей полиции, имеются ли правовые основания для уголовной полиции?» - спрашивал Г.С. Левиков.

Его данные убедили руководителей губернской и городской администрации, губернского комиссара и руководителя комитета охраны губернского центра. Вскоре был утвержден временный штат уголовной милиции из двадцати одного человека, в число которых были включены фотограф и заведующий регистрационным бюро6.

Начальник охраны полковник В.И. Степанов ходатайствует не только об оставлении уголовной милиции под руководством Г.С. Левикова, но и о капитане Александре Николаевиче Анисове, одном из руководителей нижегородской городской милиции. В то время А.Н. Анисов написал рапорт об увольнении из милиции, в связи с направлением в ряды действующей армии. Вопрос с оставлением на службе А.Н. Анисова был решен положительно. Общий расход на содержание милиции города Нижнего Новгорода, в том числе и уголовной милиции, которая не предполагалась в законе «О милиции», был запланирован в сумме 20 000 рублей.

Кадровые военнослужащие плохо справлялись с милицейскими обязанностями и были заменены милиционерами, прошедшими трехмесячную курсовую подготовку при губернском суде. С 1 июня 1917 года они заступили на службу по охране общественного порядка в губернском центре.

Укрепить народную милицию не могло и ее пополнение солдатами. «Я не поверил своим глазам, - пишет в губернскую газету 6 октября 1917 года корреспондент, – эти милиционеры сами были скорее похожи на преступников, чем те, которые оказались убийцами»7.

Преступники действовали дерзко, нагло. Так, известный населению города Нижнего Новгорода в дореволюционный период вор Анисим Алушкин, отпущенный на свободу из первой нижегородской тюрьмы (в народе таких людей называли «птенцами Керенского»), был задержан сотрудниками нижегородского уголовного сыска в октябре 1917 года. На имя губернского комиссара В.И. Сибирякова он дерзко писал: «Поскольку люди не имеют ничего, даже мало-мальского пальто, то я решил взять у того, кто много имеет и поделить между сирыми людьми-братьями, хотя я понимал, что инициатива будет наказуема, так как следовало бы обратиться к Керенскому…Паркет не испачкал, а только поужинал»8. Ужин обошелся ему двухмесячным заключением. К слову отметим, что этот вор, ставший в первый год после установления советской власти бандитом, руководителем крупнейшей банды в более чем 40 человек уголовников-рецидивистов, в конце января 1919 года при задержании нижегородским уголовным розыском застрелился.

Однако Главное управление милиции Временного правительства о положении дел на местах от 2 августа 1917 года в отношении милиции Нижегородской губернии отмечало, что «сельская милиция, несмотря на высокие оклады, не справлялась со своими обязанностями»9. В докладе министру внутренних дел от 15 сентября 1917 года нижегородский губернский комиссар доносил: «В уездах происходят самоуправные захваты земли, рубки помещичьих лесов, хищения движимого имущества, живого инвентаря и поджог строений»10.

С нарастанием социально-экономического и политического кризиса, исполнительная власть пыталась использовать для наведения порядка солдат, дислоцированных в губернском центре. Однако существовали определенные трудности по их использованию. Так, воинская часть, направленная в Лукояновский уезд, отказалась применять оружие против крестьян. С большим трудом начальник местной милиции добился ее отзыва.
Оперативная обстановка требовала принятия срочных практических мер по защите порядка. Комитет общественной безопасности Нижнего Новгорода организует 300 человек из местного населения, которые с учебным батальоном Московского военного округа, вместо потерявшей доверие милиции, стали осуществлять охрану важных объектов. Так называемые «вольные дружины» самоохраны обучаются умению уничтожать «темный элемент, выступающий под флагом большевизма».

Несмотря на принимаемые меры по обеспечению охраны общественного порядка, раскрываемость зарегистрированных преступлений сокращалась. 25 сентября 1917 года Нижегородская городская дума принимает проект постановления «Об организации самоохраны», и положения «О домовых и районных обывательских комитетах», «Об охране в ночное время».

Совещание, состоявшееся 29 сентября 1917 года, отметило увеличение преступности, которая стала отличаться особой дерзостью, и что милиция бессильна бороться с этим злом11. Предлагалось отменить запрет использования как холодного, так и огнестрельного оружия, продажу алкоголя, с одновременным усилении охраны города в ночное время.
Заседание первого съезда начальников милиций Нижегородской губернии пятого-шестого октября 1917 года было посвящено состоянию охраны общественного порядка в губернии. Особо отмечалось «повсеместное скопление солдат, которые проводят агитацию с погромной целью» . Видя неспособность милиции Временного правительства осуществлять свои функции, граждане города Нижнего Новгорода пытаются защитить себя сами от надвигающейся катастрофы.

7 октября 1917 года в циркуляре Временного правительства «О защите государственного достояния Республики» говорилось, «чтобы милиция установила наблюдение особенно в ночное время по охране достояния народа от ограблений и разгромов». Двумя днями позже Временное правительство констатировало, что «ныне существующая милиция не в состоянии обеспечить внутренний порядок». А поэтому признано необходимым набирать в милицию уволенных из армии в запас солдат, особо охранять железные дороги, пополнение конно-полицейской стражи12. «Мы не должны допустить анархии», - говорил министр внутренних дел Г. Сидаман-Эрастов. А командующий Московским военным округом генерал-майор Верховский отмечал: «Вся территория Республики разделяется на участки запасных бригад, районы бригад – на полки. Каждый комиссар или орган самоуправления должен обращаться к ближайшему начальнику. Милиция должна быть создана из лучших военных»13.

Уездный комиссар Арзамасского уезда Ю.А. Тархов, сообщая в губернский центр о чинимых беспорядках, информировал, что «милиция Арзамаса вышла из подчинения уездных властей». 25 октября 1917 года группа вооруженных милиционеров, недовольная действиями своего начальника, арестовала его, а также начальника милиции А.М. Полякова с помощниками. Весть об их аресте облетела весь город. По требованию населения был произведен обыск у должностных лиц и владельцев продовольственных товаров. Опасаясь конфликта, арестованные были отправлены в Нижний Новгород. Обстановка в городе Арзамасе, других крупных населенных пунктах губернии была накалена до предела.

Следует отметить, нижегородская милиция не была расформирована. Комитет служащих нижегородской милиции обратился к городскому совету с просьбой о сотрудничестве и с 2 марта 1918 года сотрудники милиции выполнят задачи по обеспечению охраны общественного порядка, поставленные советской властью. К концу 1918-началу 1919 года руководство милицией распускается. С принятием декрета «О советской рабочее-крестьянской милиции» было предписано «не иметь в своих рядах сотрудников бывшей полиции.

Можно отметить, что несколько десятков сотрудников бывшей полиции оказались в местах лишения свободы. Это касалось не только руководства бывшей милиции, но и рядовых сотрудников, которые работали в полиции. Известно, что после гражданской войны бывшие сотрудники полиции в соответствии со статьей 65 Конституции РСФСР были лишены права голоса, что предполагало ограничение не только в избирательных правах, но и ограничение участия в других жизненно важных вопросах. В списках по избирательной кампании 1927 года значилось 4026 человек бывших полицейских, жандармов и их агентов. А к началу тридцатых годов их стало еще больше. Советская власть специальным распоряжением о восстановлении нижних чинов полицейского и тюремных служащих в избирательных правах14 отмечает снятие запрета на ограничение в правах лицам «отработавшим не менее пяти лет и доказавшим свою лояльность советской власти». Конституция СССР 1936 отменила ограничения в правах этой категории граждан.

Как можно заменить, сотрудникам нижегородской полиции в новый временной период была уготована сложная судьба.

Подводя итоги заключительного раздела можно отметить следующее.

Во-первых, нижегородская полиция к середине девятнадцатого века функционирует в новых условиях: на основе «Временного положения о полиции» утвержденного двадцать пятого декабря 1862 года земская и городская полиция объединяются и получают единый центр управления. Это помогает решать поставленные задачи по охране общественного порядка и борьбе с преступностью. Социально-экономические и политические условия изменяются. С падением крепостного права в России развиваются капиталистические отношения: развивается промышленность, растут города, из сельских мест многонациональной России происходит приток населения в города, центры торговли и новых рабочих мест на производстве. Это особенно заметно по городу Нижнему Новгороду – всероссийскому центру торговли.

Во-вторых, в семидесятые – восьмидесятые годы девятнадцатого века появляется настоятельная необходимость полиции по различным направлениям деятельности. Организуются новые виды полиции: речная, ярмарочная, фабрично-заводская, частно - владельческая, адресный стол, сыскная полиции. С резкой алкоголизацией населения изменяются условия деятельности наружной полицейской службы. Укрепление принципа законности в административно-полицейской деятельности позволило реагировать на изменения социально-экономических и политических условий.

В-третьих, к началу двадцатого века наблюдается подъем общественно-политической активности населения, решается вопрос о конституционной монархии в России. И опять же, волнения различных групп населения особенно заметно по Нижегородской губернии и Нижнем Новгороде. Полиция старается перестраивать свою деятельность.

В-четвертых, одной из проблем низового полицейского звена является низкий общеобразовательный ценз (двадцати двух процентов грамотных по губернии, еще ниже по стране) и в этой связи частые нарушения законности и элементарных норм служебного этикета. Определяющую роль в организации и деятельности нижегородской полиции рассматриваемого периода сыграли ее руководители, такие как Н.Г. Каргер, П.Я. Яковлев, А.А. Таубе, А.В. Богородский и др. И поэтому рассматриваемый период развития нижегородской полиции является противоречивым: с одной стороны несомненные успехи в ее организации и деятельности, с другой – нарушения законности, обусловленные в основном выше перечисленными обстоятельствами. Однако в последующем население не простило полиции нарушение основных принципов деятельности. Такие явления не заставили себя ждать: в марте 1917 года полиция в России прекратила свое существование.

В-пятых, надо отметить, что после падения монархии, в первой половине 1917 года, полиция, даже ее название, практически было вычеркнуто из лексикона граждан в силу представлений о политическом характере деятельности этого органа. Полицейские силы заменяются другими органами. Этим органом становится милиция, но чисто номинально. В кризисных ситуациях временное правительство опирается на войска15.

И наконец, в-шестых, политическое лавирование – это способ сохранения власти, но не принцип деятельности полиции. Ее принцип – борьба за закон и законность. Властью на рубеже девятнадцатого – начала двадцатого веков полиции были навязаны политические функции участия в подавлении выступлений широких масс населения, недовольных политикой правительства. И в массовом сознании населения от этого полиция только проиграла. Этот урок российская полиция не выдержала.

Таким образом, веками отлаженная государственная система управления страной показала свою неспособность к управлению в новых условиях. Вместе с этим полицейская система, как и все силовые структуры дореволюционного государства, были подвергнуты жесткому прессингу населения и, прежде всего, правительства Советской республики, состоявшего в основном из членов РСДРП (большевиков).



1 Победа Великой Октябрьской социалистической революции в 1917 году: сборник документов. Горький, 1957. С.204
2 ЦАНО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1170. Л. 11
3 См.: Беляков А.В. Становление нижегородской милиции / Проблемы социально-экономической и политической истории России: сборник статей к 80-летию доктора исторических наук, профессора ННГУ А.В. Седова. Н.Новгород, 2005. С.200-207
4 Нижегородские губернские ведомости. 1917. 28 июня
5 ЦАНО. Ф.1882. Оп.1. Д.11. Л.70.
6 ЦАНО. Ф.1887. Оп.1. Д.22. Л.3-4
7 Нижегородские губернсие ведомости. 1917. 6 октября
8 ЦАНО. Ф. 105. Оп.1. Д.7. Л.70
9 Победа Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года в Нижегородской губернии: сборник документов. Горький, 1957. С. 143-144
10 Там же. С.144
11 Нижегородская милиция: становление //Нижегородская милиция: страницы истории: сборник статей. Н.Новгород, 2005. С.9-26
12 ЦАНО. Ф.5. Оп.1. Д.1117. Лл.7
13 Там же. Л.90
14 СУ РСФСР. 1927. №.19. Ст.127.
15 ЦАНО. Ф.342. Оп.1 Д.4421. Л.71.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 158