Ружейные и пулеметные патроны

Нормы снабжения и запасы патронов к началу войны. Вопрос об установлении норм запасов патронов на винтовку и пулемет обсуждался в мобилизационном комитете Главного штаба в 1906–1907 гг. Комитет, приняв во внимание данные о расходе патронов в русско-японскую войну, установил следующие нормы запасов патронов:

На каждую винтовку для полевой и резервной пехоты 1000
На каждый войсковой пулемет 75000
На винтовку в крепостях от 1500 до 2000
На пулемет в крепостях от 30000 до 50000

Подсчет, произведенный согласно этим нормам и тогдашнему штатному количеству винтовок и пулеметов, определил запас 3-лин. патронов в 3346000000. Состояло же тогда в наличии лишь 1600000000 патронов. Необходимо было изготовить еще 1,75 миллиарда патронов, на что требовалось 78,5 миллиона рублей. Ассигнование было сокращено до 55,5 миллиона рублей; на эту сумму можно было заготовить около 1,23 миллиарда патронов. По финансовым соображениям пришлось определенный выше запас сократить до 2892000000 патронов.

Эта норма запаса патронов была утверждена в январе 1908 г., как временная; однако она не подвергалась пересмотру вплоть до 1914 г., т. е. до начала войны.

Наоборот, как будто с целью еще уменьшить эту норму, были введены следующие ограничения: для винтовок и пулеметов, содержащихся в запасе для пополнения убыли, не было положено совсем патронов; для 448000 ополченских 3-лин. винтовок положено было, вместо 1000, иметь только по 200 патронов; для конвойных и других команд местного значения иметь лишь по 30 патронов на винтовку.

Б результате указанных сокращений должно было состоять ко 2 августа 1914 г., вместо 2829000000, всего около 2745674500 патронов, а в действительности состояло 2446000500 (не считая запаса 4,2-лин. бердановских патронов, которых состояло 209149500), т. е. нехватка к началу войны до положенного числа составляла до 300 миллионов патронов, или около 11%.

Если же принять во внимание, что к концу мобилизации, в августе 1914 г., все оказавшиеся в наличии 4,3 миллиона 3-лин. винтовок и около 3500 пулеметов выданы были на вооружение армии, и на каждую винтовку требовалось по 1000 патронов, а на каждый пулемет по 75000, то потребность в 3-лин. патронах выразилась бы в 4,5 миллиарда и нехватка патронов на самом деле оказалась в начале войны не в 300 миллионов, а в 2 миллиарда.

Бывший начальник ГАУ генерал Кузьмин-Караваев в своих докладах военному министру и военному совету указанный недостаток 3-лин. патронов «всегда выставлял причиной неготовности армии по артиллерийской части к продолжительной войне» и объяснял при этом, что «главнейшей причиной медленного пополнения патронного запаса служит недостаток денежного ассигнования»560.

Ввиду свойств бездымного пороха, которым снаряжались 3-лин. патроны, разлагаться после 10-летнего хранения в негерметической укупорке, патронный запас мог храниться в готовом виде только в той части, которая могла быть в течение 10 лет освежена ежегодным отпуском на практическую стрельбу в войска (на практическую стрельбу расходовалось в среднем ежегодно около 200 миллионов патронов); остальная большая часть патронного запаса хранилась в виде составных частей патронов (порох отдельно в герметической укупорке). Снаряжение этих составных частей предполагалось производить в первые месяцы по объявлении мобилизации в особых мастерских, на оборудование которых требовалось 3 миллиона рублей. Расход этот не был произведен своевременно, и снаряжательные мастерские к началу войны не были оборудованы, что крайне вредно отразилось на снабжении армии 3-лин. патронами во время войны.

Потребность в патронах во время войны. ГУГШ считало, что по части 3-лин. патронов вопрос обстоит вполне благополучно. Поэтому за год до начала войны были отпущены 3-лин. патроны: Болгарии — 30 миллионов, Черногории — 21 миллион и Монголии — 9 миллионов, а в начале войны еще 10,5 миллиона военно-морскому ведомству и 200 миллионов Сербии; всего же 270,5-миллиона.

По части ружейных и пулеметных патронов царило удивительное спокойствие до 1915 г. не только в ГУГШ, но и в ставке главковерха; с января же 1915 г. в ГАУ посыпались требования на патроны в таких огромных непредвиденных размерах, что удовлетворять их не представлялось возможным.

ГУГШ предполагало, что во время войны потребуется сверх мобилизационного запаса на пополнение ежемесячно около 50 миллионов 3-лин. патронов.

Между тем, с января 1915 г. требования из действующей армии стали в 3–4 раза больше, а в дальнейшем требования на ружейно-пулеметные патроны неудержимо возрастали как для ежемесячного пополнения, так и в особенности на те единовременные потребности, которые возникали вместе с многочисленными новыми формированиями. Таких единовременных потребностей набралось за время войны до 3 миллиардов патронов.

В 1916 г. норма ежемесячного пополнения установлена была в 225 миллионов патронов, а на 1917 г. заявлена была ежемесячная потребность в 350 миллионов и единовременная в 2,5 миллиарда патронов. Но затем единовременная потребность была сокращена до 1 миллиарда и всего, как видно из табл. 48, требовалось на 1917 г. 5464 миллиона патронов или, округленно, по 1/2 миллиарда в месяц.

Таблица 48. Потребность в 3-лин.
патронах на 1917 г. (в миллионах)

Название патронов Ежемесячная Годовая Единовременная
3-лин. русских 325 3900 600
Австрйских 25 300  —
Японских 45 540  —
Гра-Кропачек 15 180  —
Лебеля 7 84  —
Ветерли 5 60  —
Английских (для пулеметов)  — 400 400
Итого  — 5464 1000

559 ЦГВИА, личный архив Барсукова. Свод сведений, собранных для верховной следственной комиссии, учрежденной 25. VII 1915 г. О численном составе войск, ружьях, пулеметах и патронах к ним.

560 ЦГВИА, личный архив Барсукова. Показания генерала Кузьмина-Караваева.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2913

X