Он не любит пришлых, но сам - человек пришлый
В Петербурге, как и в других промышленно развитых городах России, основная масса вольнонаемных рабочих в те годы была представлена выходцами из деревни. Одни из них приходили в город на сезонные заработки, а потом возвращались домой, в деревню. Другие перебирались на постоянное место работы и жительства. В столице, бурно развивавшейся и строящейся, умножались артели рабочих: строительные, плотницкие, малярные, каменщицкие и пр. Всего, по данным полиции, на 1869 год в городе было зарегистрировано 1176 артелей. Обычно артели формировались по земляческому принципу: артельщики-вытегорцы набирали себе работников, знакомых и незнакомых, из Вытегорского уезда Олонецкой губернии; уроженцы Солигалича Костромского — своих, солигалицких земляков, тотемские-вологодские жители — своих и так далее. Кроме артельщиков множество крестьянских выходцев прибывало в город поодиночке. Мужчины шли на заводы и фабрики, на дорожные и строительные работы; крестьянки — в услужение: в кухарки, няньки, горничные; крестьянские мальчишки попадали «в учение», то есть за жилье и харчи служили на побегушках, помогали в трактирах, лавках, мастерских. Особенно много в Питере было трудящихся из Петербургской, Новгородской, Тверской, Ярославской и Костромской губерний. Существовала специализация по регионам: костромские составляли артели маляров, столяров и плотников; грузчиками («крючниками») трудились тверские и смоленские артельщики; индивидуалисты-ярославцы служили половыми в трактирах и приказчиками в лавках; они же составляли большинство пригородных огородников, снабжавших город овощами; чухонки чаще всего устраивались кухарками; эстонки слыли хорошими экономками; извозом занимались новгородские, тверские, а также финляндские уроженцы.

Рабочие-каменщики. Фото К. Буллы. Конец XIX в.
Рабочие-каменщики. Фото К. Буллы. Конец XIX в.

Как показывают экономические исследования, для населения нечерноземных областей России «отхожий промысел» в конце XIX века составлял источник дохода более значительный, чем сельское хозяйство. Выходцы из деревни по документам числились в крестьянском сословии. В пореформенные годы их численность в столице измерялась сотнями тысяч; плюс еще около 50-80 тысяч человек (8-12% населения города) прибывало в Петербург на сезонные работы, преимущественно летом.

Крючник. Картина К. А. Савицкого
Крючник. Картина К. А. Савицкого

Швейные мастерские, служащие одновременно жильем для швей. Фото. Конец XIX в.
Швейные мастерские, служащие одновременно жильем для швей. Фото. Конец XIX в.


Разумеется, большинство выходцев из деревни были не прочь остаться здесь навсегда, основываясь на соображениях гоголевского Осипа: «Если пойдет на правду, так житье в Питере лучше всего. Деньги бы только были, а жизнь тонкая и политичная...» Прочие питерские жители, которые сами были в подавляющей массе людьми пришлыми, недолюбливали вновь прибывающих. Да наверно, и было за что. Немалое количество бойцов преступного мира рекрутировалось из этих «крестьян на заработках» — например, жуткая убийца Дарья Соколова (об этом см. в ч. И, гл. «Знаменитые убийства»). Впрочем, и жертв преступлений среди них было немало — убили же злоумышленники доверчивого чухонца-извозчика Андерса Паксу (об этом см. в ч. III, гл. «Дворяне в Мещанской»).

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3454

X