Он всюду ходит с паспортом. Или без паспорта
В России существовала жесткая, архаичная и очень неудобная паспортная система. Основы ее были заложены еще законами Петра Великого; при Николае I в 1833 году был принят «Свод уставов о паспортах и беглых».

Паспорт (или, что то же самое, «вид на жительство») служил не только (и не столько) документом, удостоверяющим личность, но, главное, пропуском, разрешающим пребывание и перемещение в пределах государства Российского. Статья 1 «Свода уставов о паспортах» гласила: «Никто не может отлучиться от места своего постоянного жительства без узаконенного вида, или паспорта». Эта норма была введена еще указом Петра Великого в 1719 году и за полтора столетия не претерпела изменений. Устав определял также: «Постоянным местом жительства (водворения) является то место, 1) где кто обязан службою или состоит в ведомстве оной; 2) где находится недвижимое его имущество...; 3) где кто был записан в книгах дворянских, городовых, ревизских...» (статья 2). Паспортная система привязывала человека к службе, имению или податной общине (в паспорте делались отметки об уплате подати). При этом наряду с имущественным и служебным критерием для определения места жительства применялся и критерий сословный (дворянские, городовые книги — списки лиц дворянского, купеческого и мещанского сословия; ревизские книги — данные переписи податных крестьян). После отмены крепостного права население стало неизмеримо более подвижным, назревала необходимость коренного реформирования податной системы, но таковая реформа была осуществлена лишь на рубеже XX века. Старые нормы, определяющие место жительства, явно устарели... И тем не менее долго продолжали применяться.

Паспорта полагалось иметь всем лицам мужского пола. Женщины считались ограниченно правоспособными и обычно вписывались в паспорт мужа (незамужние — в паспорт отца). Отдельный вид на жительство женщина могла получить в случае смерти мужа (отца); при расторжении брака; в случае, если супруги жили раздельно и муж был согласен на выдачу паспорта жене; а также в тех случаях, когда жене по суду удалось доказать невозможность совместного проживания с мужем (например, вследствие его жестокого с ней обращения). Можно было, конечно, получить паспорт проститутки, так называемый желтый билет... Но об этом — ниже.

Уставы предусматривали два вида паспортов: бессрочные и срочные. Бессрочные паспорта выдавались только офицерам и чиновникам, уволенным в отставку, их вдовам и дочерям, а также выслужившим срок нижним чинам военной службы. Для последних местом водворения становились крестьянские или городские общины, к которым они приписались.
Все остальные получали паспорта на срок Служащие дворяне при необходимости отлучиться от места службы испрашивали служебный паспорт у начальства. В нем указывались чин, имя, фамилия, служба, должность, место, куда отпущен, и срок. Духовным лицам паспорта выдавали епархиальные архиереи и консистории (монахам — настоятель монастыря). Лицам купеческого сословия и мещанам — городские думы или магистраты; крестьянам — волостные правления. Евреям паспорта выдавались для временного пребывания только в черте оседлости; для проживания вне ее требовалось особое разрешение полицейских властей.
За соблюдением паспортных уставов следили полиция, дворники и домохозяева. По действовавшим правилам «всякое лицо, прибывшее в Санкт-Петербург, обязано дать заведывающему домом, в котором остановится, вместе с видом на жительство сведения о себе и о малолетних детях».

Таким образом, лицо, отлучившееся надолго от постоянного места жительства, должно было своевременно, до истечения срока, вернуться и получить новый паспорт. Тот же, кто оказался вне постоянного места жительства без паспорта или с просроченным паспортом, должен быть административным порядком, по этапу, в кандалах, водворен на место. Можно представить себе, сколько опасных неприятностей подстерегало российского жителя вследствие действия такой паспортной системы. Особенно часто сталкивались с ее мрачными проявлениями крестьяне, жившие отхожим промыслом и городскими заработками. Все они должны были время от времени получать новые паспорта, а для этого — покидать рабочие места, ехать домой, ждать, когда волостное правление соизволит заняться оформлением бумаг... Можно было, конечно, выправить паспорт и по почте, но волостные писари предпочитали получать взятки при личном свидании... Не лучше было и положение мещан и инородцев, проживавших не в тех городах, к которым были приписаны. В результате крупные развивающиеся города, и особенно Петербург, были буквально наводнены нарушителями паспортного режима, большинство которых становились таковыми невольно. Между тем все они, наравне с отпетыми угловниками и убийцами, подлежали в случае поимки отправке в указанные места в кандалах и по этапу.

Ненормальность положения была очевидна; об этом писали многие юристы и публицисты. А. Ф. Кони, в бытность свою прокурором Петербургского окружного суда, специально водил одного из сыновей Александра II, юного великого князя Сергея Александровича, в пересыльную тюрьму в Демидовом переулке, дабы показать ему ужас положения вольных и невольных нарушителей уставов о паспортах (см. ч. III, гл. «Тюрьмы императорского Петербурга»). Несколько раз была собираема комиссия для разработки новых паспортных законов; в состав ее входили сенаторы и министры... И все это (типичная для России ситуация!) заканчивалось ничем. Архаичная, не соответствовавшая времени, тормозившая развитие общества и нравственно ущербная система сохранялась практически без изменений вплоть до 1895 года, когда наконец был принят новый, более прогрессивный Закон о паспортах и видах на жительство.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3705

X