Он не то чтобы жаден, но любит копейку
Петербург был самым дорогим городом Европейской России. Здешние цены позволяли жить, не переходя черты бедности, на 300-400 рублей в год. Впрочем, понятие бедности и богатства — относительное. Петербург был поистине городом контрастов, и в то время как богатые люди проживали здесь, бывало, по нескольку сотен тысяч в год, средний петербургский обыватель существовал на жалованье или иной доход в несколько сотен рублей в год.
Вот кое-какие разрозненные данные, позволяющие почувствовать масштаб доходов жителей Петербурга пореформенных десятилетий.
Заработок прислуги или дворника, при бесплатном жилье и столе, составлял около 100 рублей в год.

Жалованье чиновника средней руки, самого характерного представителя петербургского среднего класса, составляло 500-600 рублей в год.
Чтобы быть членом коллегии присяжных в столице, надо было владеть недвижимостью не менее чем на 2 тысячи рублей или получать 500 рублей ежегодного дохода (что соответствует капиталу в 8-9 тысяч рублей). Присяжные — в основном средний класс, в имущественном отношении стоящий несколько выше черты бедности. Для кандидатов в мировые судьи, то есть для людей состоятельных и материально независимых, устанавливался втрое более высокий ценз.

Хорошо оплачиваемые государственные служащие, например штатные профессора университета или учителя гимназий, получали 1000-1500 рублей в год (профессора еще и казенную квартиру, что при дороговизне престижного жилья в Петербурге было очень существенно). Высокопоставленные столичные чиновники — на порядок больше: прокурор Петербургского окружного суда — около 8 тысяч; директор департамента в министерстве — около 10-12 тысяч рублей.

Наиболее весомые статьи расходов составляли траты на жилье, прислугу и свой выезд, если таковой имелся (свой выезд — признак богатства; прислугу же нанимали даже лица весьма среднего достатка). Цены на всё в «городе контрастов» были в полтора-два раза выше, чем в провинции. Проживание в недорогом номере респектабельной гостиницы стоило 3-5 рублей в день. В дешевых трактирах переночевать можно было за 20-30 копеек В грязной и преступной «Вяземской лавре» (см. ч. III, гл. «Преступное сердце Петербурга») за ночлег брали пятак Копеек 30-40 стоил обед в кухмистерской. Зато в дорогом ресторане за ужин с
вином можно было выложить 10-15 рублей. За фунт говядины (около 400 г) на Сенном рынке просили гривенник (10 копеек) или пятиалтынный (15 копеек). Французская булка стоила пятак, а соленую салаку «чухонцы» продавали всего по 15 копеек за сотню! За проезд от Николаевского вокзала на Васильевский остров извозчик запрашивал полтину; впрочем, надо было торговаться. За 3-4 тысячи можно было купить маленькое именьице, по-нашему — дачу; а за 15-20 тысяч — вполне приличное поместье. Надо, однако, отметить, что цены в пореформенные годы сильно менялись, жизнь быстро дорожала, а деньги обесценивались.

На Международной выставке легкой промышленности в Таврическом дворце. Фото К. Буллы. 1902-1903
На Международной выставке легкой промышленности в Таврическом дворце. Фото К. Буллы. 1902-1903


Курс русской национальной валюты во второй половине XIX века — со времен Крымской войны до денежной реформы С. Ю. Витте — был весьма неустойчив. В 1860-1870-е годы колебаниям курса способствовали, во-первых, последствия Крымской войны и завершившейся только к 1860-м годам войны на Кавказе; эти войны осложняли экономическую жизнь страны и способствовали росту государственного долга. Во-вторых, огромные государственные расходы на проведение реформ (прежде всего крестьянской, в частности, на ссуды крестьянам для погашения выкупных платежей помещикам). В-третьих, распространившиеся биржевые спекуляции, игры на курсе, шаткость нарождающейся банковской системы: как раз 1860-1870-е годы ознаменовались целой серией громких и драматичных банковских крахов, унесших сбережения массы средних вкладчиков и подорвавших доверие к русскому рублю. Наконец, в-четвертых, Русско-турецкая война 1877-1878 годов, победоносная, но стоившая огромных расходов, способствовала резкому росту цен. Укрепить рубль удалось только во второй половине 1890-х годов, когда Министерство финансов, руководимое Витте, смогло накопить достаточные запасы золота и валюты, чтобы ввести золотое обращение и привязать стоимость кредитного рубля к золотому эквиваленту.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3330

X