N88-89. Дело о прошении омского купца Л.М.Баранова о награждении его медалью, 1861 г.

N88. Прошение омского купца Л.М.Баранова о награждении его медалью, 1861 г.



Докладная Записка Омского 2-й гильдии купца Луки Маркелова Баранова Ноября «15» дня 1861 года г. Омск.

Его высокопревосходительству Господину генерал-губернатору Западной Сибири, генерал от инфантерии, Сенатору и кавалеру Александру Иосифовичу Дюгамелю.

С лишним 20 лет состоя в числе граждан г. Омска, я производил до сего времени торговлю по праву купца 3-й и 2-й гильдии красными товарами. В это время по выбору общества и утверждению начальства я находился год торговым депутатом; затем отправлял службу девять лет в опекунском звании; три года в звании судьи омского городового суда и трехлетие с 1855 года омским городским головою, каковым есть и в настоящее время с начала 1861 года. Выполняя и другие общественные должности, я безоговорочно нес все повинности, установленные для граждан г. Омска; никаких дел, могущих бы помрачать мою личность, за мною нет.

Торговые дела мои, основанные на чистый капитал, до 1856 года шли хорошо, хотя и было неизбежным следствием розничной торговли, что у меня завелись местные долги на разных лицах, преимущественно служащих в государственной коронной службе, коим я по высокому их назначению не верить не мог. В этот 1856-й роковой для меня год, разные непредвидимые дела, возбужденные против меня по должности городского головы, подвергли меня удалению от этой должности, отвлекли от торговых дел моих и тем дали им сильный толчок к упадку.

Удаление меня от должности городского головы произошло вследствие несправедливых на меня доносов, сделанных в мае месяце 1856 года докладными записками, здешним полицмейстером и донесением омского коменданта генерал-майора де-Гравье. Первый доносил, что я и омская городская дума действуем самоуправно, превышаем власть и ослабляем действие полиции, и будто со вступлением моим на должность городского головы в целом городском обществе начал проявляться дух своеволия и неповиновения местным властям. Так будто бы я с членами дозволял постройки, упорствовал против полиции в выдаче взятых мною у одного частного лица по долговым расчетам двух лошадей; а последний, что я нарушил порядок в крепос ти г. Омска, приказав схватить торговавших там приезжих евреев, оцепил дом генерал-майора Сильвергельма своим караулом и тому подобные несправедливости.

Господин бывший генерал-губернатор Западной Сибири, не удостоверяясь в справедливости этих доносов, и, не истребовав от меня как бы следовало по закону предварительного объяснения, распорядился 30-го мая того же 1856 года за № 78-м удалить меня от должности городского головы как человека вредного в обществе; а дела передать для рассмотрения и строгого обсуждения тобольского губернского совета и совета Главного управления Западной Сибири. Таким образом, возникло довольно сложное дело, и тянулось слишком четыре года.

Общество граждан г. Омска, зная меня более двадцати лет как гражданина полезного в нем, аттестовавшее уже меня еще в сентябре месяце 1854 года с хорошей стороны, вскоре по удалению меня от должности, и именно 20 апреля 1857 года, вновь дало мне одобрительный приговор и просило меня ходатайствовать у высшего начальства о разрешении вопроса: могу ли я избирать и быть избранным на общественные должности, так они решительно не имеют причины удалять меня из среды своей, а напротив находят человеком полезным и нужным обществу.

Вследствие сего, и неудовлетворительного распоряжения Совета Главного Управления, дело о удалении меня от должности городского головы по жалобе моей восходило на рассмотрение правительствующего Сената, который нашел, что я удален генерал-губернатором Западной Сибири неправильно, так как без приговора судебного места сделать этого нельзя, да и обстоятельства выведенных против меня в доносах преувеличены, несправедливы и ни в каком случае не могли быть поводом к удалению. О чем и воспоследовал на имя господина бывшего генерал-губернатора от 8-го марта 1860 года за № 9551-м указ.

Вскоре по удалении меня от должности городского головы недоброжелатели мои распустили в народе разные предрекания - что меня ожидает впереди тяжкий кризис и выселение из города. Злые языки этим воспользовались, породили в обществе и народе молву, всюду носились вредные для меня слухи, всякий говорил, перетолковывая по своему понятию; появились подметные безымянные письма к лицам, ведущим со мною торговые дела, коими предупреждалось успевать прекращением со мной наималейших торговых дел. Унять эти толки по праву закона не было никакой возможности, по важности лица господина генерал-губернатора, от коего последовало удаление; да и его высокопревосходительство получил такое сильное убеждение в виновности моей, что и слушать не хотел о правоте моей! Таким образом, всякий говорил и делал, хотел; не было и конца толкам, предположениям, заключениям и даже личным насмешкам! Неотвратимым следствием всего этого было - что торговые дела мои упали, кредит подорван, местные должники мои перестали платить мне долги, и имея против меня высшее начальство, смотревшее на меня с невыгодной стороны, заводили со мной процессы; а правительство на всякую справедливую мою жалобу смотрело как на мрачную склонность к сутяжничеству! А потому и исковые дела мои, находящиеся в разных местах, не имели никакого движения. Губернская власть, коей я несколько раз изливал мои жалобы на пристрастие в делах моих бездействовала, как и до сих пор бездействует; жалобы мои передавались - удостовериться в какой степени справедливы - тем, на кого я жаловался! Словом эти четыре года стоят мне целого благосостояния: ибо я понес по торговле невозвратимые убытки, да и теперь день ото дня встречаю гибельные следствия бывшего моего стеснительного положения, которые ежедневно заставляют задумываться о поддержании доброго звания, которым я имею честь пользоваться в общественном мнении весьма долгое время.

Не менее важным лишением считаю и то, что я по той же причине удостоился монаршей милости на получение медали в день священного их императорских величеств коронования, установленной, хотя время, проведенное мною вне службы, будучи удаленным, и зачтено вышеупомянутым указом правительствующего Сената за действительную службу, и хотя я ходатайствовал об этом в прошлом 1860-м году у тобольского гражданского губернатора, но до сих пор не получил никакого известия.

Повергая все вышеизложенное к стопам Вашего Высокопревосходительства, как обстоятельство против желания вынудившее меня, минуя других лиц и мест, обратиться к Вашему содействию и почтительнейше просить: приложенные при сем просьбы милостиво принять и учинить зависящее распоряжение о взыскании согласно каждой из них с должников моих; по тем же из них, по которым допущено упущение в производстве своевременного вычета, сделать распоряжение о удовлетворении меня на счет виновных. Равным образом не оставить Вашим милостивым ходатайством о удостоении меня чести на получение установленной всемилостивейшим манифестом 26-го августа 1856 года медали. На что я осмеливаюсь ожидать благодетельной Вашего высокопревосходительства резолюции.

К сей докладной записке омской 2-й гильдии купец Лука Маркелов Баранов руку приложил.

ГАОО. Ф. 3. Оп. 3. Д. 4850а. Л. 1-3 об. «По прошению омского купца Луки Баранова об исходатайствовании ему высочайше установленной всемилостивейшим манифестом 26 августа 1856 г. медали».

N89. Справка Тобольского общего губернского управления по жалобе Л.М.Баранова, 1861 г.



Тобольское общее губернское управление.
Отделение 1.
Стол 1.
Декабря 13 дня 1861 г.
№ 7242
г. Тобольск.

Его высокопревосходительству Господину генерал-губернатору Западной Сибири.

Омский купец Лука Баранов, в числе прочих лиц купеческого сословия, не был представлен к награждению установленною всемилостивейшим манифестом 26 августа 1856 года медалью в память войны 1853-1856 [г]г., потому, что по правилам приложенным к высочайше утвержденному положению комитета гг. министров 2 июля 1857 года, удостаиваются награждения помянутой медалью те только из купцов, которые пожертвовали не менее 10-й части капитала, присвоенного той гильдии, в которой они состоят; Баранов же пожертвовал на военные надобности только 85 рублей.

О чем имею честь донести Вашему высокопревосходительству на предписание от 28 ноября за № 1384.

Гражданский губернатор Виноградский.

ГАОО. Ф. 3. Оп. 3. Д. 4850а. Л. 5.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3424

X