На мирные рельсы

24 декабря 1920 года Совет Труда и Обороны под председательством В. И. Ленина принял постановление, известившее мир о победе над Врангелем. Гражданская война и борьба с иностранными интервентами была закончена.

Необходимо было резко сократить численность Красной Армии, чтобы вернуть одетых в солдатские шинели рабочих и крестьян к восстановлению разрушенного войной народного хозяйства и в то нее время сохранить боевую мощь вооруженных сил для отражения любого нового нападения империалистов на молодую Советскую республику. Этот переход от длительной вооруженной борьбы к мирному созидательному труду оказался необычайно тяжелым и сложным.

«...Мы должны были пережить суровый период демобилизации, перехода армии на мирное положение, тяжкой разрухи всего хозяйственного организма страны, — писал об этом периоде К. Е. Ворошилов. — Голод и истощение не могли не сказаться самым болезненным образом на жизни Красной Армии. Количественно огромная Красная Армия в мирных условиях превратилась в громоздкий, ослабевший организм. Нужны были героические усилия партии и рабочего класса, чтобы приобретенные в период гражданской войны боевые навыки и организационные принципы сохранить и сделать их фундаментом для дальнейшего развития красных войск»101.


1-я Конная армия совершила еще один переход — из освобожденного Крыма в район Екатеринослава. Здесь она должна была сократить свою численность, дать отдых бойцам и принять участие в ликвидации кулацко-петлюровского бандитизма, покончить с бандами Махно.

На 5-й Всеукраинской конференции Компартии Украины, состоявшейся в ноябре 1920 года, К. Е. Ворошилов был вновь избран в состав ЦК КП(б)У. Возвратившись в Екатеринослав, он с еще большей энергией укрепляет связи политаппарата Конармии с местными партийными организациями, вместе с командирами и политработниками включается в практические хозяйственные дела.

По инициативе Климента Ефремовича 12 декабря 1920 года состоялся 1-й съезд бойцов Конармии, на котором были представлены делегаты от всех частей и подразделений. Его участники обязались усилить боевую и политическую учебу, уделить большое внимание налаживанию мирной работы.

Недобитые враги революции — кулацко-петлюровские бандитские шайки — стремились тогда сорвать восстановление разрушенного войной народного хозяйства. Особенно свирепствовали махновцы, они убивали и грабили мирных жителей, пытались всячески помешать утверждению власти Советов.

1-й Конной, как и другим воинским частям и соединениям, приходилось вылавливать бандитские шайки в лесных трущобах, балках и болотах, выискивать их агентуру в селах и деревнях, нести в этих схватках немалые потери. Одной из самых тяжелых утрат в тот период явилась гибель от руки бандитов начдива 14-й кавалерийской дивизии, замечательного большевика А. Я. Пархоменко.

Конармия и трудящиеся Екатеринославщины с большими почестями похоронили А. Я. Пархоменко и его боевых товарищей — начальника штаба 14-й кавдивизии В. К. Мурзина, начальника связи дивизии В. С. Сергеева, начальника управления формирования Конармии А. А. Богенгарда и военкома Г. Ф. Белякова. Бойцы, рабочие и крестьяне клялись у свежих могил покончить с бандитизмом, отдать все силы строительству новой жизни.

На траурном заседании Екатеринославского городского Совета совместно с представителями фабрик и заводов, партийных и профсоюзных организаций с большой речью, посвященной памяти погибших товарищей, выступил К. Е. Ворошилов. Особенно подробно он остановился на заслугах перед партией и народом своего верного друга и соратника по революционной борьбе А. Я. Пархоменко102.

Ни одно государство в мире не испытывало такой экономической разрухи, которую оставила гражданская война и борьба с интервентами молодой республике Советов. В восстановлении промышленности, транспорта и сельского хозяйства страны В. И. Ленин видел не только закрепление победы над внутренней и внешней контрреволюцией, но и основное условие построения социализма. Разработанный по инициативе Владимира Ильича и единодушно одобренный VIII Всероссийским съездом Советов план электрификации страны (ГОЭЛРО) стал первым народнохозяйственным планом Советской республики, рассчитанным на 10 — 15 лет. Ленин сказал тогда: «Коммунизм — это есть Советская власть плюс электрификация всей страны»
103.

К. Е. Ворошилов и С. М. Буденный были участниками этого съезда Советов и вместе со всеми делегатами голосовали за план ГОЭЛРО — ленинскую программу построения в нашей стране основ социалистического общества. Возвратившись в Конармию, они организовали широкое разъяснение конармейцам обращения VIII съезда Советов к Красной Армии и Флоту, в котором содержался призыв ко всем рабочим, крестьянам, трудовому казачеству и красноармейцам дружно включиться в героическую борьбу на трудовом фронте, за победу над разрухой и голодом.

Важным этапом в жизни партии и страны явился X съезд РКП(б), состоявшийся с 8 по 16 марта 1921 года. Он принял решение о переходе к новой экономической политике (нэп), наметил очередные задачи партии в национальном вопросе, уделил большое внимание укреплению обороноспособности Советской республики.

К. Е. Ворошилов был делегатом X съезда партии от партийной организации 1-й Конной армии. Но его участие в работе съезда было прервано чрезвычайными обстоятельствами. Почти треть состава X партийного съезда была направлена на подавление контрреволюционного мятежа в Кронштадте, и К. Е. Ворошилову было поручено возглавить эту группу. Такое поручение было выражением большого доверия к нему со стороны партии и В. И. Ленина, и оно было еще раз подтверждено на заключительном этапе работы съезда: К. Е. Ворошилов был впервые избран тогда в состав Центрального Комитета партии.

В ночь на 17 марта красные войска вступили на лед Финского залива и под ураганным огнем противника двинулись вперед — к фортам Кронштадта. В первых рядах наступавших были К. Е. Ворошилов, П. И. Баранов, А. С. Бубнов, В. П. Затонский и другие делегаты съезда. Преодолев упорное вражеское сопротивление, советские воины ворвались в крепость и завязали там уличные бои.

Вскоре пришла телеграмма от В. И. Ленина и М. В. Фрунзе: «Если только есть малейшая возможность, настоятельно просим отправить немедленно в Москву Ворошилова, Баранова, Затонского. Просим известить о времени выезда»104. Однако такой возможности не оказалось: враг еще продолжал упорное сопротивление. 18 марта с контрреволюционным мятежом было покончено. Участвовавшие в разгроме мятежа делегаты съезда докладывали вновь избранному Центральному Комитету партии и В. И. Ленину:

«...Мы победили и прежде всего победили морально. Провокация белогвардейцев разоблачена. Кронштадт снова станет твердыней революции.

Мы, члены съезда, работавшие в Кронштадте, приветствуем избранный X съездом ЦК и поздравляем его с Красным Кронштадтом.

По поручению делегации X съезда

Ворошилов,

Затонский,


Бубнов.


18 марта, 13 час. Кронштадт, бывш. Морское собрание»105.



Многие участники подавления контрреволюционного Кронштадтского мятежа были награждены орденом Красного Знамени. В их числе был и К. Е. Ворошилов Приказ от 18 марта 1921 года гласил: «За проявленное при штурме Кронштадтской крепости исключительное мужество, смелость и искусство наградить орденом Красного Знамени комиссара Южной группы т. Ворошилова (вторым орденом)»106.

20 марта, уже после окончания работы X съезда, состоялась встреча участников ликвидации мятежа с В. И. Лениным и с членами ЦК партии нового состава. Владимир Ильич поблагодарил вернувшихся из Кронштадта делегатов за успешное выполнение задания партии, сообщил им о решениях съезда.

К. Е. Ворошилов доложил о подробностях проведенной боевой операции. В заключение В. И. Ленин сфотографировался с делегатами X съезда — участниками разгрома кронштадтских мятежников.

Предстояла реорганизация 1-й Конной армии. Еще до X съезда партии Реввоенсовет армии ставил вопрос о том, что дальнейшее пребывание Конармии в том положении, в каком она оказалась, грозит постепенной ее ликвидацией, настаивал на быстрейшей переброске ее в районы Северного Кавказа, где она получила бы необходимый фураж и смогла бы нормально вести боевую подготовку.

После возвращения К. Е. Ворошилова со съезда они с С. М. Буденным телеграфировали Реввоенсовету республики: «Положение с продфуражом в армии настолько обострилось, что дальнейшее промедление в применении радикальных мер повлечет за собой серьезные последствия. РВС видит единственный выход в немедленной переброске армии в район Маныч и Среднего Егорлыка... Положение катастрофическое. Ждем ответа немедленно»107.

И хотя это предложение было поддержано командующим войсками Крыма и Украины М. В. Фрунзе, Троцкий снова не посчитался с мнением РВС 1-й Конной. 5 апреля он приказал оставить Конармию на Украине, сократить ее на одну треть, расположить ее соединения и части в Кременчугской и Николаевской губерниях УССР, а одну дивизию — в Тамбовской губернии. При этом переведенные в Кременчугскую губернию 4-я и 11-я кавалерийские дивизии попали веще более тяжелые условия: фуража там тоже не было, и, кроме того, район оказался зараженным сапом.

Встревоженные всем этим, М. В. Фрунзе, К. Е. Ворошилов и С. М. Буденный 12 апреля 1921 года обратились в Реввоенсовет республики и ЦК РКП(б) с письмом, в котором сообщали, что оставление Конармии на Украине будет гибельным для нее. «Уничтожение хорошо слаженного армейского аппарата и прекрасно организованных, крепких политически и технически дивизий, — сообщали они, — представит незаменимую утрату для Республики. Для создания вновь такой силы потребовались бы целые годы»108.

ЦК РКП(б) принял по письму немедленные меры. В постановлении Политбюро ЦК от 20 апреля 1921 года было поручено РВСР и РВС 1-й Конной в кратчайший срок сократить состав Конармии до размера двух дивизий, сохранив весь армейский аппарат, и перевести ее в район Маныча.

С переводом 1-й Конной на Кавказ Реввоенсовет республики 28 апреля 1921 года решил образовать Северо-Кавказский военный округ (СКВО). К. Е. Ворошилов назначался командующим войсками округа.

Огромная территория, занимаемая округом, наличие в нем не только кавалерийских, но и стрелковых соединений, а также неотложность решения задач, которые были поставлены перед армией и страной X съездом партии по военному вопросу, потребовали от командиров и политработников СКВО напряженной работы.

X съезд партии отверг предложения троцкистов о немедленном переходе вооруженных сил страны на милиционную систему, что означало бы полную ликвидацию Красной Армии, одобрил выработанные ЦК меры по сохранению кадровой Красной Армии, с повышенным пролетарским составом, по возможности сокращенной за счет старших возрастов.

«Мы добьемся того, — говорил Ленин, — что при сокращении армии мы сохраним такое основное ядро ее, которое не будет возлагать непомерной тяжести на республику в смысле содержания, и в то же время при уменьшенном количестве армии мы лучше, чем прежде, обеспечим возможность в случае нужды снова поставить на ноги и мобилизовать еще большую военную силу»109.


Эти указания вождя были положены в основу проводимых мер по реорганизации вооруженных сил.

Предусматривалось развитие в армии артиллерийских, авиационных, автоброневых, пулеметных, инженерных и других специальных частей и обеспечение их всем необходимым, усиление партийного влияния в армии и на флоте, сохранение партийно-политического аппарата в том виде, как он сложился в годы гражданской войны. Намечалось также укрепление командных кадров, очищение их от классово-чуждых элементов, усиление связи армейских коммунистов с местными партийными организациями.

Обстановка на Северном Кавказе к моменту создания СКВО была сложной. Наряду с реорганизацией требовалось вести боевые действия по ликвидации политического бандитизма на территории входивших в округ областей. Часть политаппарата была отвлечена на оказание помощи местным партийным органам в налаживании хозяйственной и политической работы.

В первом своем приказе по войскам СКВО от 27 мая 1921 года К. Е. Ворошилов писал:

«Смолк орудийный гул, молчит винтовка в твердой руке красного воина. Враг разбит. К мирному трудовому строительству приступает великое рабоче-крестьянское государство... Революционно-военный совет, прежде всего, отдает по всем красным полкам, бригадам и дивизиям боевой приказ — охранять мирный труд, содействовать возрождению экономического благосостояния края, беспощадно истреблять врагов рабочего люда, укреплять боевую мощь Красной Армии»110.


По опыту К. Е. Ворошилов знал, что начинать надо с укрепления наиболее важных командных и политических постов. По просьбе К. Е. Ворошилова его заместителем и членом Реввоенсовета СКВО был назначен командующий Конармией С. М. Буденный, заместителем по строевой части — М. К. Левандовский, заместителем по политической части — О. А. Сааков, начальником штаба округа — А. М. Перемытов, образцовую штабную работу которого в 7-й армии Климент Ефремович заметил при подавлении Кронштадтского мятежа. Вторым членом Реввоенсовета округа и членом РВС 1-й Конной был назначен А. С. Бубнов (находился на этом посту до марта 1922 года).

Опираясь на этих опытных командиров и политработников, командующий округом в короткий срок добивается резкого подъема уровня боевой и политической подготовки, укрепления дисциплины и организованности войск, оживления работы партийных организаций частей и подразделений.

На Северном Кавказе в то время действовали банды генералов Пржевальского (он же Марченко, Афросимов), Ухтомского, полковников Назарова, Трубачева, подполковников Юдина, Кривоносова, сотников Дубины, Рендскова и десятки других, общей численностью около семи тысяч человек. Их активно поддерживали казачья верхушка и кулачество, осевшие во многих станицах и деревнях белогвардейцы. Надо было изолировать бандитские шайки, разъяснить их рядовым участникам, что если они добровольно порвут со своими главарями, то им будет предоставлена возможность вернуться к мирному труду.

Армейские коммунисты и члены местных партийных организаций вели в станицах, селах и аулах большую работу — разъясняли политику Советской власти, задачи мирного строительства, решения X съезда партии о новой экономической политике и замене продразверстки продналогом. Большим подспорьем в этой работе были специально выпускаемые политуправлением округа листовки: «С кем бандиты и против кого», «Бандитизм и Антанта», «Бандит, кулак и офицер» и др.

Для руководства ликвидацией бандитизма и координации действий всех гражданских организаций и воинских частей, участвовавших в этой борьбе, были созданы специальные органы — Краевое военное совещание по борьбе с бандитизмом в Ростове-на-Дону и аналогичные ему совещания в областях, губерниях, уездах. Они действовали под руководством Юго-Восточного бюро ЦК партии, областных, губернских и уездных партийных комитетов. Председателем Крайвоенсовещания был утвержден К. Е. Ворошилов.

21 июня 1921 года был издан приказ № 1 Северо-Кавказского краевого военного совещания «О помиловании всех добровольно сдавшихся бело-зеленых отрядов». В нем объявлялась амнистия всем трудящимся казакам и крестьянам, обманом, по своей темноте и несознательности вовлеченным в бандитские отряды, а также и тем главарям отрядов, которые сдадутся и приведут с собой весь отряд со всем оружием и имуществом. Последним днем добровольной явки было объявлено 1 сентября. «После указанного срока, — гласил приказ, — никакой пощады оставшимся в бело-зеленых отрядах не будет»111.

Этот туманный акт сыграл большую роль и помог многим бывшим бандитам вернуться в ряды честных советских тружеников. Однако часть бандитских отрядов, наиболее обозленная, продолжала заниматься грабежами и убийствами. К. Е. Ворошилов непосредственно руководил борьбой по ликвидации банд этих головорезов.

Благодаря умелому сочетанию политической работы в массах и боевых действий войск вскоре с политическим бандитизмом на Северном Кавказе было покончено. Это позволило командованию Северо-Кавказского военного округа сосредоточить внимание командно-политического состава на непосредственно боевой учебе в частях и подразделениях.

Положение Советской республики было по-прежнему тяжелым и сложным. «Семилетняя война, — говорилось в обращении ЦК РКП(б) к воинам-коммунистам, — истощила страну в невероятной степени... Требуется дружная, сплоченная, героическая, самоотверженная работа всей нашей партии, всех трудящихся масс для преодоления этого распада, для улучшения хозяйства, для подъема его, для организации его на новых началах...»112

Одновременно ЦК партии предупреждал о необходимости помнить об обороне страны: наряду с демобилизацией красноармейцев старших возрастов требовалось улучшить боевую и политическую подготовку тех, кто оставался в строю.

Эти указания ЦК народу и армии командование СКВО проводило в жизнь, опираясь на местные партийные и советские организации. Климент Ефремович показывал в этом личный пример — активно участвовал в работе Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), а также и в работе местных советских органов. Того же он требовал и от всех своих подчиненных.

Партийные организации Северного Кавказа уделяли в то время особое внимание правильному осуществлению ленинской национальной политики, сплочению всех народов и народностей, проживающих там, в единую братскую семью. Этой работе Климент Ефремович отдал немало сил.

В конце ноября 1921 года он участвовал в работе Учредительного съезда Советов Кабардинской автономной области, положившего начало самостоятельному существованию нынешней Кабардино-Балкарии, от имени ЦК РКП(б) и ВЦИК приветствовал делегатов этого съезда. «Советская власть, — говорил он тогда, — сильна тем, что она дает возможность всем трудящимся, к какому бы народу, к какой бы нации или вере они ни принадлежали, свободно определиться, существовать и строить свою жизнь, как им подсказывает их история, как им выгодно, как легче устроиться и поднять свой культурный, нравственный и экономический уровень».

В октябре 1922 года К. Е. Ворошилов был включен в состав комиссии ЦК РКП(б) по Чечне, которая высказалась за выделение чеченского населения из состава Горской республики в самостоятельную административную единицу. Позднее, в январе 1923 года, он вместе с А. И. Микояном, работавшим тогда секретарем Юго-Восточного бюро ЦК РКП(б), С. М. Буденным и М. К. Левандовским выезжал в Чечню, выступил с речью на первом съезде трудящихся, положившем начало образованию автономной Чеченской области.

Народы и народности Северного Кавказа видели в К. Е. Ворошилове и других представителях Красной Армии верных защитников их свободы и безопасности, надежных друзей, приглашали их на свои торжества в аулы и сакли. Климент Ефремович высоко ценил это дружеское отношение горского населения к Красной Армии. В конце июля 1923 года, когда он и С. М. Буденный не смогли принять участие в торжествах по поводу первой годовщины провозглашения автономии Черкесской (Адыгейской) области, они ответили на приглашение теплым посланием. В нем говорилось:

«Крайне сожалея, что не можем лично присутствовать на Вашем празднике, льстим себя надеждой, что впереди еще много лет и много годовщин, которые дадут нам возможность еще неоднократно быть у Вас гостями.

...Праздник еще раз свидетельствует о торжестве национально-освободительных лозунгов, провозглашенных Российской Коммунистической партией и претворенных в жизнь Советской властью»113.



С большой заботой К. Е. Ворошилов, весь командный и политический состав округа относились к демобилизуемым из армии бойцам. Политотдел 4-й Петроградской кавалерийской дивизии выпустил специальную листовку: «10 заповедей отпускного».

«...Благодаря своей беззаветной революционной отваге и руководству своих славных командиров и комиссаров ты спас Республику от разгрома ее капиталистами, — обращался политотдел к воину. — Беззаветным трудом под руководством Коммунистической партии ты разгромишь страшного врага революции — разруху и восстановишь мощь Республики.

...Береги в себе священный пыл революционера, — это лучшее, что можешь дать своим детям...

Будь готов по первому призыву рабоче-крестьянской власти стать в ряды родной дивизии для отпора врагам революции»114.



Подобные листовки и памятки выпускались и в других соединениях. Покидая свои части, демобилизуемые не порывали с ними связи. Многие из них писали товарищам и командирам о своих делах, обращались за поддержкой в различных житейских вопросах. Получал такие письма и командующий округом.

Климент Ефремович был одинаково внимателен как к рядовым бойцам и их нуждам, так и к видным военачальникам. Он стремился, чтобы ни одно их полезное начинание не осталось без поддержки, ни один их подвиг не был забыт. В декабре 1922 года он обратился к главнокомандующему всеми Вооруженными Силами РСФСР с рапортом:

«Ввиду того, что ряд товарищей были награждены орденами Красного Знамени за Польский фронт, полагал бы необходимым представить к повторному (второму) ордену Красного Знамени и тов. Буденного, проведшего ряд успешных операций на Польском фронте и проявившего не раз личную храбрость.

Комвойск СКВО Ворошилов»115.



Это ходатайство было поддержано. Приказом Реввоенсовета республики С. М. Буденный был награжден вторым орденом Красного Знамени.

Повседневно занимаясь военными делами, К. Е. Ворошилов постоянно интересовался экономикой Северного Кавказа. Вместе с командирами и политработниками он делал все возможное для того, чтобы войска округа принимали посильное участие в труде рабочих и крестьян.

Еще весной 1921 года во время перехода 1-й Конной из Екатеринославщины в район Ростова конармейцы под руководством С. М. Буденного и К. Е. Ворошилова на пути своих стоянок распахали более 50 тысяч гектаров земли, главным образом для беднейших крестьян, организовали 124 кузницы для ремонта сельскохозяйственного инвентаря.

К тому времени относится и следующая телеграмма В. И. Ленина:

«Ворошилову

Прошу Вас дать распоряжение комсоставу Конармии и проверить специально, чтобы во время перехода Конармии оказывалось всемерное содействие местным продорганам ввиду необходимости экстренной и быстрой помощи Москве хлебом.

Ленин»
116.



В ответной телеграмме К. Е. Ворошилов сообщил Владимиру Ильичу:

«Вашу № 108/III получил. Все необходимые распоряжения сделаны. Будет прослежено за точным выполнением возложенного Вами задания»117.


Борьба с голодом, обрушившимся на нашу страну в связи со страшной засухой 1921 года, стала тогда всенародной задачей. Бойцы, командиры и политработники СКВО устраивали сборы средств в пользу голодающих, отчисляли из своих пайков хлеб и другие продукты для отправки рабочим Москвы, Петрограда и других промышленных районов.

В одной из сводок Политического управления округа сообщалось о работе, проделанной за период 20 — 31 декабря 1921 года:

«2-я кавдивизия. Помощь голодающим. На митинге в 5-м полку красноармейцами и гражданами собрано голодающим ? фунта серебра, 15 пудов пшеницы, 42 пуда ячменя, 60 пудов кукурузы.

4-я кав дивизия. 19-м кавполком отчислен 10-дневный паек ежемесячно, кроме мяса, до нового урожая. По подписному листу гражданами пожертвовано 903 780 руб.

...Чонгарская кавдивизия. С 2-х аукционов, устроенных в пользу голодающих, поступило 692 000 руб.

22-я стрелковая дивизия. В частях дивизии постановлено принять за счет пайков на полное иждивение 41 голодающих детей, отчислено 3 пуда 20 фунтов крупы и выручено от лотереи 259 000 руб.

Тыл части СКВО. Сотрудниками и красноармейцами окрвоенхозупра отчислено по ставкам военведа с жалования и пайка 10% ежемесячно, а с получающих по ставкам профсоюза 2% из жалования ежемесячно и двухдневный заработок единовременно...»118



Военный округ помогал местным организациям в хозяйственном строительстве. По распоряжению командующего войсками округа из запасов СКВО было выделено 2272 пуда динамита для горнодорожного строительства в Дагестане.

В большой и сложной работе по руководству военным округом К. Е. Ворошилов стремился использовать опыт других командующих. Особенно многое он перенял у М. В. Фрунзе, возглавлявшего тогда войска Крыма и Украины. Михаил Васильевич обладал богатой военной эрудицией, делился с ним опытом в организации взаимодействия войск и управления ими в ходе двусторонних общевойсковых и штабных учений.

Командующий СКВО требовал от всего комсостава совершенствования военных знаний. М. К. Левандовский вспоминал впоследствии: «Вопросы боевой учебы при т. Ворошилове впервые были поставлены в разрезе современных требований высшего оперативного и тактического искусства»119.

К. Е. Ворошилов находился на посту командующего войсками Северо-Кавказского военного округа три года (с 27 мая 1921 года по 13 мая 1924 года). За этот срок вместе с командным и политическим составом он сумел превратить войска округа в хорошо слаженный и отлично действующий военный организм, готовый решить любую боевую задачу. Служба в войсках СКВО стала для многих тысяч рабочих и крестьян школой идейного возмужания, осознания своего служебного и гражданского долга. Накопленные в армии знания и организаторские навыки они использовали в мирном труде, на руководящей работе в местных партийных организациях, Советах, на производстве, в кооперативах и т. п.

Дав высокую оценку К. Е. Ворошилову как командующему войсками СКВО и члену Юго-Восточного бюро ЦК, секретарь Юго-Восточного Бюро ЦК РКП(б) А. И. Микоян сказал на 2-й Юго-Восточной краевой партконференции (5 — б мая 1924 года), что Климент Ефремович оставил воспоминание «лучших товарищеских отношений, плодотворной политической работы в нашей сложной обстановке»120.

Большая работа К. Е. Ворошилова на Северном Кавказе по укреплению Советской власти, связи армии с народными массами и прежде всего по организации боевой и политической подготовки войск Северо-Кавказского военного округа была высоко оценена партией и правительством. В 1925 году ЦИК СССР наградил К. Е. Ворошилова третьим орденом Красного Знамени — «За заслуги в бытность командующим войсками Северо-Кавказского военного округа».



101 К. Е. Ворошилов. Статьи и речи, стр. 98.
102 По инициативе К. Е. Ворошилова имя А. Я. Пархоменко было присвоено 14-й кавдивизии, начальником которой он был до конца своих дней. Впоследствии и село Макаров Яр, где он родился и вырос, было переименовано в село Пархоменко.
103 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 159.
104 Ленинский сборник XX, стр. 54.
105 «Военно-исторический журнал», 1961, № 3, стр. 34 — 35.
106 ЦГАСА, ф. 190, оп. 3, ед. хр. 514, л. 78.
107 ЦГАС/V, ф. 4, оп. 1, ед. хр. 268/с, л. 178.
108 Там же, ед. хр. 294/с, л. 18.
109 В И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 130 — 131.
110 «Молот» (Ростов-на-Дону), 4 февраля 1941 года.
111 ЦГАСА, ф. 25896, оп. 1, ед. хр. 7, л. 30 — 30 об.
112 «КПСС о Вооруженных Силах Советского Союза». Документы 1917 — 1968. М., 1969, стр. 164.
113 ЦГАСА, ф. 25898, оп. 3, ед. хр. 27, л. 95.
114 ЦГАСА, ф. 25896, оп. 2, ед. хр. 27, л. 20.
115 ЦГАСА, ф. 25896, оп. 3, ед. хр. 24, л. 2.
116 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 52, стр. 177.
117 Там же, стр. 396.
118 ЦГАСА, ф. 9, оп. 3, ед. хр. 60, л. 27 — 28об.
119 «Красная звезда», 4 февраля 1931 года.
120 «Молот» (Ростов-на-Дону), 4 февраля 1941 года.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 2985