В годы военной реформы

К осени 1923 года Красная Армия и Военно-Морской Флот завершили переход на мирное положение. К концу 1924 года их численность сократилась с 5,5 миллиона до 562 тысяч человек.

Демобилизованные из армии и флота рабочие и крестьяне получили возможность активно включиться в восстановление разрушенного войной народного хозяйства. Однако опасность нападения империалистических государств на нашу страну продолжала оставаться. В. И. Ленин неоднократно предупреждал об этом партию и народ.

«Взявшись за наше мирное строительство, — говорил Владимир Ильич в декабре 1921 года, — мы приложим все силы, чтобы его продолжать беспрерывно. В то же время, товарищи, будьте начеку, берегите обороноспособность нашей страны и нашей Красной Армии, как зеницу ока...»121


Вопросы дальнейшего укрепления обороны Советской республики и военного строительства обсуждались на X, XI и XII съездах партии, проходивших под личным руководством В. И. Ленина. При этом особое внимание обращалось на необходимость усиления партийного руководства армией и флотом, недопустимость любых форм ревизии основ партийного строительства в Вооруженных Силах со стороны кого бы то ни было.

На сентябрьском пленуме ЦК РКП(б) (1923 года), на котором обсуждался вопрос о положении внутри партии, был рассмотрен также вопрос об усилении партийного влияния в Реввоенсовете СССР. Для укрепления партийного руководства Вооруженными Силами пленум, вопреки возражениям председателя РВС Троцкого, ввел в его состав членов ЦК партии К. Е. Ворошилова, Г. К. Орджоникидзе, И. В. Сталина и других.

В связи с усилением происков международного империализма против нашей страны ЦК РКП(б) 2 июля 1923 года принял решение о проверке боевой готовности Вооруженных Сил СССР. В созданную с этой целью 14 января 1924 года комиссию вошли: С. И. Гусев (председатель), А. А. Андреев, А. С. Бубнов, К. Е. Ворошилов, Г. К. Орджоникидзе, И. С. Уншлихт, М. В. Фрунзе, Н. М. Шверник и другие.

21 января 1924 года скончался Владимир Ильич Ленин. Весть об этом глубокой скорбью отозвалась в сердцах всех трудящихся нашей страны и пролетариев всего мира. Прощание с Ильичем вылилось в невиданную демонстрацию безграничной любви народных масс к своему вождю и учителю, непреклонной решимости рабочих, крестьян, всех трудящихся уверенно идти вперед по ленинскому пути. Для организации похорон В. И. Ленина Президиум ЦИК СССР образовал комиссию во главе с Ф. С. Дзержинским. В состав этой комиссии был включен и К. Е. Ворошилов.

Смерть В. И. Ленина явилась тяжелой и невосполнимой утратой. Но партия, народ и Красная Армия сохранили мужество, бодрость духа, прониклись еще большей решимостью претворить в жизнь ленинские заветы. Выражая волю народа, об этом твердо и решительно заявил II Всесоюзный съезд Советов. О горечи утраты, преданности партии и народных масс идеям марксизма-ленинизма говорили на съезде И. В. Сталин, Н. К. Крупская, Н. Н. Нариманов, рабочий завода «Красный путиловец» А. Н. Сергеев, крестьянин А. Б. Краюшкин и другие. Слово от имени Красной Армии и Военно-Морского Флота было предоставлено К. Е. Ворошилову.

«Товарищи, Красная Армия и Красный Флот вместе со всеми трудящимися нашей страны переживают острую боль утраты нашего дорогого вождя и учителя Владимира Ильича, — сказал Климент Ефремович.

...Владимир Ильич Ленин учил нас не теряться, не падать духом в тяжелые моменты жизни. И Красная Армия это учение усвоила полностью и целиком. Мы смело можем сказать, что те великие завоевания, которые достигнуты рабочим классом России, что те великие задачи, которые стоят перед всей нашей страной, будут выполнены до конца, под охраной, под защитой наших передовых отрядов Красной Армии и Красного Флота.

Как ни тяжело сознавать, что мы сейчас остались без вождя, что мы потеряли величайшего стратега и руководителя мирового пролетариата в его борьбе, мы тем не менее должны твердо помнить, что наша задача состоит в том, чтобы те пути, те дороги, которые были указаны Владимиром Ильичем всему борющемуся международному пролетариату, были бы обеспечены для дальнейшего поступательного движения рабочих и крестьянских масс и всего человечества. Эти пути будут бдительно охраняться Красной Армией и в этот тяжкий для нас момент, утратив дорогого Ильича, Красная Армия удесятерит свою бдительность. Она сделает все, чтобы завоевания рабочего класса были сохранены, сделает все, от нее зависящее, чтобы дело Владимира Ильича было доведено до конца...

Наша партия унаследовала от Ильича его мощный дух, его великое учение, его железную волю; наша страна под руководством Коммунистической партии, созданной гением Владимира Ильича, пойдет по пути завоевания лучшего будущего для всего мирового пролетариата»122.



На II Всесоюзном съезде Советов К. Е. Ворошилов был избран в состав Центрального Исполнительного Комитета, а затем и в состав Президиума ЦИК СССР.

Созданная ЦК для проверки боеготовности Вооруженных Сил военная комиссия вскрыла крупные недостатки в обучении и воспитании личного состава Красной Армии. Она особо отметила неудовлетворительное руководство Вооруженными Силами со стороны Реввоенсовета СССР, возглавляемого Троцким.

Доклад председателя комиссии С. И. Гусева был обсужден на пленуме ЦК партии, который состоялся 3 февраля 1924 года. Выступившие на пленуме И. С. Уншлихт, Г. К. Орджоникидзе, М. В. Фрунзе также вскрыли ряд серьезных недостатков в работе центрального аппарата военного ведомства. К. Е. Ворошилов в своем выступлении заявил, что ни Реввоенсовет республики, ни штаб РККА не предпринимали всех необходимых мер для ликвидации недостатков.

Исключительно резко он критиковал Троцкого за стремление поставить Красную Армию и аппарат Наркомвоенмора в особое положение, изолировать их от контроля и руководства ЦК РКП(б) и подчеркнул, что без руководства партии и ее Центрального Комитета нельзя укрепить оборону страны, повысить боеспособность Красной Армии. «Оборона страны, — заявил К. Е. Ворошилов, — должна быть обеспечена во что бы то ни стало. За это несут ответственность не отдельные лица, а весь ЦК, вся партия в целом»123.

3 марта 1924 года решением Политбюро ЦК РКП(б) Военной комиссии ЦК было поручено совместно с Реввоенсоветом разработать и представить на утверждение Центрального Комитета партии проект мероприятий по улучшению состояния Красной Армии и реорганизации ее центрального аппарата. Через три дня ЦК РКП(б) утвердил предложения комиссии, и они легли в основу военной реформы.

11 марта 1924 года постановлением Совнаркома СССР М. В. Фрунзе был назначен заместителем председателя Реввоенсовета СССР и заместителем народного комиссара по военным и морским делам. Вскоре он был утвержден по совместительству и в должности начальника штаба РККА.

В тот период была упразднена должность главкома, как ненужная в мирное время, а громоздкий штаб РККА, ведавший всеми вопросами организации обороны и военной подготовкой населения, был разделен на три самостоятельных органа, подчиненные непосредственно РВС СССР: штаб РККА, Главное управление РККА и инспекторат Красной Армии и Флота. Политуправление РВС СССР было преобразовано в Политическое управление РККА. Были уточнены структура и функции всех других управлений центрального аппарата: Военно-Воздушных Сил, Военно-Морских Сил, снабжения РККА, управления военно-учебными заведениями и др. В результате этого к концу 1924 года численность центрального аппарата военного ведомства по сравнению с 1923 годом сократилась, управление упростилось, повысилась оперативность и ответственность в работе. Удельный вес коммунистов в центральном аппарате военведа за этот же срок увеличился с 12 до 25 процентов.

Апрельский пленум ЦК РКП (б) (1924 года) одобрил проведенную Реввоенсоветом СССР реорганизацию аппарата и управлений военного ведомства, особо подчеркнув правильность решительного выдвижения коммунистов на ответственные посты в армии. Пленум отметил, что реорганизация управления Красной Армии вполне гарантирует проведение военной реформы, и поэтому постановил работу военной комиссии ЦК считать законченной.

В мае 1924 года К. Е. Ворошилов по предложению М. В. Фрунзе, поддержанному ЦК партии, был назначен командующим войсками Московского военного округа (введенный ранее в состав Реввоенсовета, он вскоре стал и членом его Президиума). Это было сделано с определенной целью — М. В. Фрунзе хотел иметь рядом с собой стойкого большевика и надежного товарища.

Он надеялся на то, что, возглавив войска МВО, Климент Ефремович, опираясь на коммунистов-ленинцев, сумеет внести свежую революционную струю во все сферы боевой и политической работы, превратит Московский военный округ в своеобразную лабораторию для проверки на деле всех нововведений и требований военной реформы. Не сомневался он и в том, что, используя свой революционный опыт, К. Е. Ворошилов избавит от троцкистов и иных фракционеров командно-политический состав столичного округа. И он не ошибся в этом.

Заместитель председателя Реввоенсовета СССР и народного комиссара по военным и морским делам М. В. Фрунзе при активном участии нового пополнения РВС и командно-политического состава военных округов широко развернул работу по осуществлению военной реформы. Она проходила в острой идейной борьбе с Троцким и троцкистами, которые еще до кончины В. И. Ленина, воспользовавшись его болезнью, повели ожесточенные атаки на партию и ее ЦК.

Троцкий и троцкисты стремились противопоставить политорганы Красной Армии Центральному Комитету партии и местным партийным организациям. Партия нанесла удар и по этим попыткам троцкистов, изгнала их со всех руководящих командных и политических постов в армии и на флоте.

Широко развернувшаяся работа по осуществлению военной реформы получила полное одобрение XIII съезда партии (май 1924 года). «Съезд приветствует шаги, предпринятые Центральным Комитетом для проведения вполне назревшей реформы в военном ведомстве и усиления его партработниками, — говорилось в резолюции съезда. — В связи с ролью территориальных формирований в деле обороны страны съезд обращает внимание партии на необходимость самой энергичной работы по укреплению в них коммунистического влияния. Съезд поручает Центральному Комитету принять ряд мер для увеличения числа коммунистов среди красноармейцев и моряков»124.

Климент Ефремович как делегат съезда активно участвовал в его работе — был избран в президиум, председательствовал на одном из его заседаний, был включен в состав комиссии по подготовке проекта решения о работе среди молодежи.

В постановлении съезда «Об очередных задачах партийного строительства» говорилось: «Существующий некоторый отрыв партийной работы в Красной Армии и Красном Флоте от общепартийной работы... должен быть изжит, причем должны быть пересмотрены соответствующие положения и уточнены организационные взаимоотношения парткомов с политорганами воинских частей»125.

В июне 1924 года Оргбюро ЦК РКП (б) назначило специальную комиссию во главе с К. Е. Ворошиловым для подготовки положения о взаимоотношениях местных партийных комитетов с армейскими политорганами. Комиссия успешно справилась с порученной ей работой; по докладу К. Е. Ворошилова Оргбюро ЦК РКП (б) 11 августа приняло постановление «О взаимоотношениях политаппарата Красной Армии и Флота и партийных организаций» и одновременно утвердил Положение по этому вопросу.

Выполняя указания партии об очищении военного аппарата от троцкистских элементов, укреплении связей партийных организаций частей и соединений с местными партийными и советскими органами, командование Московского военного округа освободило троцкистов и других оппозиционеров от занимаемых ими должностей и заменило их преданными делу партии командирами и политработниками.

Общими усилиями командования и политаппарата МВО, губкомов партии укреплялись деловые контакты между военными и гражданскими партийными организациями. Командиры и политработники стали шире привлекаться к проведению военных занятий и политической работы среди местного населения, улучшилась шефская связь заводов, фабрик, учреждений, сел с воинскими частями. На очередных партийных конференциях и на выборах в местные Советы многие командиры и политработники были избраны в состав местных партийных и советских органов.

Командующий округом К. Е. Ворошилов был избран в состав Московского комитета партии, членом бюро МК, а также членом Президиума Моссовета. Большого напряжения сил требовала также его работа в качестве особоуполномоченного Реввоенсовета СССР при Совнаркоме РСФСР.

Одним из важнейших направлений военной реформы было осуществление строительства Красной Армии на основе смешанного — территориально-кадрового — принципа. Суть его состояла в том, что наряду со сравнительно небольшим ядром кадровых дивизий создавалась широкая сеть территориальных формирований, в которых кадровые командиры, политработники и красноармейцы составляли примерно 16 — 20 процентов численности дивизии, а остальные бойцы являлись так называемым переменным составом. Они работали в промышленности, в сельском хозяйстве и время от времени проходили военно-учебные сборы: трехмесячный — в первый год воинской службы, месячные — в каждый из последующих четырех лет.

Это была временная и вынужденная мера, вызванная недостатком у страны материальных и финансовых возможностей, необходимостью использования их на неотложные нужды восстановления народного хозяйства.

Военная реформа предусматривала перестройку всей системы боевой подготовки войск применительно к новым требованиям жизни, военной науки, к особенностям новых видов боевой техники. Московский военный округ организует боевую подготовку таким образом, чтобы она максимально приближалась к условиям подлинных боевых действий. Результаты этой работы проверялись и совершенствовались в ходе двусторонних учений.

Требуя от командиров и политработников постоянного повышения уровня боевой и политической подготовки личного состава частей и подразделений, К. Е. Ворошилов внимательно следил за материальным обеспечением войск округа, заботился о питании, быте и отдыхе бойцов. Когда он обнаружил плохое санитарное состояние казарм, в которых размещались части 14-й стрелковой дивизии, то объявил выговор командиру и военкому этой дивизии.

Укрепление дисциплины и воинского порядка в частях и подразделениях округа, повышение ответственности командно-политического состава за состояние боевой работы благотворно влияли на повышение боеготовности войск. Один из видных советских военачальников, Г. Д. Базилевич, писал:

«...Мне довелось в 1925 году работать под непосредственным руководством тов. Ворошилова в МВО. Сжимаясь количественно, Красная Армия вела напряженную работу по реорганизации. Создавались материальные предпосылки для бесперебойной учебы. Шла напряженная борьба за качество. Ни одна деталь этой разнохарактерной работы не ускользала от руководства и воздействия т. Ворошилова,

От ближайших сотрудников т. Ворошилов неукоснительно требовал: 1) всесторонней заботы о красноармейце и начсоставе, 2) полной и своевременной осведомленности об учебе дивизий, 3) знания насущных нужд частей и немедленного реагирования на них, 4) умения не только приказывать, но и следить за выполнением, 5) поддержания абсолютно устойчивого политико-морального состояния в частях и классовой сплоченности рядов Красной Армии»126.



В политической сознательности и идейной убежденности каждого бойца, командира и политработника К. Е. Ворошилов видел основу их стойкости, инициативы и самоотверженности в мирной и боевой обстановке, залог непобедимости Красной Армии. Он требовал от командиров и политработников постоянного и тесного сочетания боевой и политической работы в войсках.

Ноябрьско-декабрьский пленум Реввоенсовета СССР (24 ноября — 1 декабря 1924 года) с участием командующих войсками и членов Военных советов округов и флотов, начальников центральных управлений Наркомата по военным и морским делам и штаба РККА подвел итоги проделанной работы по осуществлению военной реформы. В принятой резолюции было отмечено: «В настоящее время всю реорганизацию частей и управлений Красной Армии и Флота необходимо считать законченной»127.

Завершение реорганизации армии и флота явилось важным этапом военной реформы, однако предстояло еще очень многое сделать: осуществить переход к единоначалию, укрепить национальные формирования, обеспечить высокий уровень боевой и политической подготовки войск, создать широкую сеть военных учебных заведений для подготовки командных кадров и политработников всех степеней. Эта работа продолжалась в течение ряда лет.

Троцкисты саботировали военную реформу, срывали укрепление обороноспособности страны. Зная об этом, партийные организации требовали принять к председателю Реввоенсовета необходимые меры, отстранить его от работы в Народном комиссариате по военным и морским делам.

Январский пленум ЦК РКП (б) (1925 года) признал невозможным дальнейшее пребывание Троцкого на работе в армии. На основании этого Президиум ЦИК СССР 26 января 1925 года снял Троцкого с поста наркомвоенмора и председателя Реввоенсовета СССР.

Народным комиссаром по военным и морским делам и председателем РВС СССР был назначен М. В. Фрунзе, а его заместителем — К. Е. Ворошилов. Став заместителем М. В. Фрунзе, К. Е. Ворошилов продолжал командовать Московским военным округом.

В армии в целом, и в частности в Московском округе, осуществлялась работа по введению единоначалия.

К. Е. Ворошилов вместе со штабом, своими помощниками и политорганами глубоко продуманно решал вопросы наиболее целесообразной расстановки кадров, помогал командирам-единоначальникам быстрее освоиться с их новыми обязанностями, с большим тактом осуществлял перемещения и назначения командно-политического состава. В ряде случаев он смело выдвигал на командные должности наиболее подготовленных и способных в боевом отношении комиссаров и политработников.

Многое было сделано в МВО в тот период и для углубления политических и военных знаний командиров и партийно-политических работников. «В нашем округе, — писал тогда К. Е. Ворошилов, — все комиссары частей знают военное дело»128.

Работа на посту командующего войсками Московского военного округа при непосредственной помощи и руководстве М. В. Фрунзе, совместная работа с ним в Наркомате по военным и морским делам и в Реввоенсовете СССР явились для К. Е. Ворошилова серьезной школой. Он восхищался обширными познаниями Михаила Васильевича в военном деле и во многих отраслях науки и техники, его принципиальностью, простотой, естественностью и отзывчивостью к беде и нужде любого труженика, глубоко уважал и ценил его.

За сравнительно короткий срок своего пребывания на посту председателя Реввоенсовета СССР и наркомвоенмора М. В. Фрунзе сделал так много для укрепления обороны СССР и развития военной науки, что начатая им работа на многие годы определила главное направление развития Вооруженных Сил нашей страны в духе ленинских указаний. К сожалению, его жизнь оборвалась в полном расцвете сил — 31 октября 1925 года М. В. Фрунзе скоропостижно скончался после операции, немного не дожив до сорокалетнего возраста.

Безвременную и тяжелую утрату М. В. Фрунзе глубоко переживали партия и народ. Вставал вопрос: кем заменить его на посту наркомвоенмора и председателя Реввоенсовета СССР, кто сумеет оправдать это высокое доверие?

«Наша партия, — писал видный военный и государственный деятель И. С. Уншлихт, — без... колебаний остановилась на луганском рабочем, старом большевике-ленинце, закаленном в боях со всеми классовыми врагами, прославившем свое имя на вооруженных фронтах гражданской войны.

Помню это назначение. Помню, как Климент Ефремович отказывался от поста военно-политического руководителя Красной Армии. Доводы его признаны были неубедительными. К. Е. Ворошилов подчинился воле партии и приступил со свойственной ему энергией и настойчивостью к завершению дела обороны»129





121 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 300.
122 Второй съезд Советов Союза Советских Социалистических Республик. Стенографический отчет. М., 1924, стр. 48 — 49.
123 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 116, л. 17.
124 «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», изд. 8-е, т. 3. М., 1970, стр. 41.
125 «КПСС в резолюциях...», изд. 8-е, т. 3, стр. 55.
126 «Рабочая Самара», 4 февраля 1931 года.
127 «50 лет Вооруженных Сил СССР». М., 1968, стр. 173.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3342

X