Торговля через Тобольск, Тару, Тюмень и Томск
В первой половине XVIII в. стала усиленно развиваться торговля с Китаем в Селенгинске и Нерчинске, а также через Ямышево озеро и крепости Семипалатинск, Петропавловск, Усть-Каменогорск и Бухтарминск, расположенные по Иртышской линии. Однако несмотря на то, что Тобольск, Тара, Тюмень и Томск утратили свое былое значение в торговых отношениях со Средней Азией и Джунгарией, сюда, хотя и реже, прибывали приезжие бухарцы с товарами.
Так, 13 декабря 1703 г. Тобольск посетил приезжий бухарец С. Баким с двумя тюнями китайки1. В течение марта и декабря 1705 г. таможенная книга отмечала прибытие приезжих бухарцев без товаров. Лишь один из них, бухарец Т. Маметев, привез 4 тюня китайки2. По всей вероятности, эти купцы приезжали с Ямышева озера с остатками непроданных там товаров. Когда же приезжие бухарцы прибывали непосредственно из среднеазиатских владений, количество их товаров было весьма внушительным. Так, 30 декабря 1712 г. из Средней Азии Т. Хиджиным было привезено 680 зенденей и выбоек, 160 тюней китайки складной, 11 пудов чаю зеленого, 200 бахчей чаю черного, 10 мерлушек; Сеитовым — 90 тюней китайки складной, 15 поставов камок, 50 бахчей чаю черного, 5 пудов 25 фунтов чаю зеленого, 30 кушаков полушелковых; М. Мабадаевым, Б. Шемаметовым, Н. Бадаевым, Ч. Тайрым — 2960 зенденей, выбоек и бязей, 160 тюней китайки складной, 145 бахчей чаю черного; С. Уразметевым — 120 тюней китайки складной, 2 ф. бадьяну; К. Долым — 1500 зенденей и выбоек3. О приезде среднеазиатских купцов в Тобольск отмечала и таможенная книга 1713 г. В частности, 16 ноября К. Кочиков привез 300 зенденей и выбоек, 20 камок, 18 тюней китайки складной, 160 мерлушек черных4. Кроме того, приехали еще два бухарца с китайскими тканями.
Приведенные данные показывают, что ассортимент товаров приезжих бухарцев оставался тем же, что и в предыдущем столетии. Он был представлен в основном тканями. Причем в начале XVIII в. среднеазиатские ткани привозились в Тобольск в весьма большом количестве. Об этом свидетельствуют следующие материалы: 14 мая 1705 г. «За пометою дьяка Матфия Мискина» было выдано из «таможенных доходов» жалованье товарами мангазейским служилым людям: 188 зенденей, выбоек и бязей, 4 чалдара, 215 аршин еркенских тканей, 4 кушака бумажных, 2 кушака полушелковых, 245 аршин пестредей, 26 овчин; 5 декабря тарским служилым людям — 900 зенденей, 850 выбоек, 2 бязи; 17 декабря слободским драгунам — 2143 зендени, бязи и выбойки и 2 кушака бумажных5.
Если учесть, что товары приобретались в размере десятинной пошлины, то весь объем их составлял: 40 410 зенденей, выбоек и бязей, 2500 аршин еркенских тканей, 2450 пестредей и т. п.
Приезжие бухарцы прибывали с товарами в Тобольск в 1738 и 1739 гг. (30 человек), 1741 и 1742 гг. (68 человек)6, в основном с наступлением зимы и вели торговлю почти всю зиму7. Они останавливались у живущих в Тобольске бухарцев — родственников или знакомых8, так как построенный для них «гостиный двор» сгорел во время пожара и не был .восстановлен. Среднеазиатские ткани, которые они привозили на продажу, были прочными, дешевыми и пользовались широким спросом среди населения Сибири, в том числе у военных лиц.
14 марта 1741 г. командир вновь созданного драгунского полка майор де Траве обратился со специальным донесением в Сибирскую губернскую канцелярию с тем, чтобы местная администрация не допускала злоупотреблений по отношению к бухарским купцам: «Когда прибудут в город купцы бухарцы с торгом, то команды моей драгуны и прочие покупают с них бухарцев себе на рубахи выбойки, понеже здесь холста в продаже мало имеется. И из кузнецкой воеводской канцелярии требуют на оную покупную выбойку у бухарцев двойную пошлину. И просят команды моей драгуны понеже де здесь при границе привозного холста и в продаже не имеется, чтобы и на рубахи покупать выбойку без пошлины»9. Это донесение специально разбиралось в Сибирской канцелярии, и 9 апреля 1741 г. было принято решение, обязывавшее местную администрацию у приезжих бухарцев «товаров не сматривать, из них пошлин брать всемерно не велеть, а вместо того те товары у российских купцов, которые они б купят, осматривать и пошлины с них обыкновенные брать»10.
По данным Г. Ф. Миллера, приезжие бухарцы помимо других товаров привозили также сушеные фрукты, яблоки и огурцы11. Однако они не были зафиксированы ни в одной таможенной книге. По всей вероятности, эти товары были беспошлинными.
Среднеазиатские и другие восточные товары привозились в Тобольск и юртовскими бухарцами. Так, 16 апреля 1705 г. тюменский юртовский бухарец К. Ишметов привез «по выписям московским да по казанской» 20 косяков выбойки кизылбашской и 2 выбойки индийских12. Изредка привозились кумач и овчинки туркменские. По-прежнему среднеазиатские товары доставлялись купцами из Тары. Отсюда 28 декабря 1707 г. юртовским бухарцем М. Максютовым было привезено 90 зенденей и выбоек13, в декабре 1708 г. юртовским бухарцем А. Чюняшевым — 200 зенденей и выбоек14, 31 декабря 1712 г. юртовским бухарцем А. Сагачиевым — 180 кушаков, 10 пудов бумаги хлопчатой, 4 косяка выбойки тевризской, 5 завес тевризских и др.15
Мы располагаем отдельными данными о русских товарах, вывезенных в Среднюю Азию. 31 июля 1705 г. приезжий бухарец Т. Летсепов купил 30 мехов заячиных хребтовых, в октябре 1707 г. были зафиксированы покупки приезжих бухарцев Б. Перметова—10 мехов русачьих и 20 выдр, М. Халфетева—150 кож сырых яловечных, 50 кож копильных больших, средних и малых. Значительно обогащают наши представления по данному вопросу сведения об обмене русских товаров на среднеазиатские. Так, в 1705 г. на Ямышевом озере был совершен следующий обмен: 100 горностаев на 3 тюня один конец китайки, 326 белок на 50 зенденей и выбоек, 142 белки на 10 зенденей я выбоек, 20 мехов заячьих на 80 зенденей и выбоек, 21 (мех русачий на 7 тюней 2 конца китайки, 11 корсаков на 15 зенденей и выбоек, 182 юфти кож красных большой, средней и малой руки на 35 тюней 5 концов китайки16. Таможенная оценка перечисленных русских товаров составляла 436 руб.
С Ямышева озера русские товары вывозились во все районы Средней Азии. Иногда русские товары довольно в значительном количестве вывозились из самого Тобольска. Так, 15 марта 1745 г. оттуда выехало 156 приезжих бухарцев с различными русскими товарами17.
В начале XVIII в. в Тобольске, Тюмени и других городах широко велась контрабандная торговля заповедными пушными товарами. Особенно много ценной пушнины вывозилось в Среднюю Азию и Китай приезжими бухарцами. Царское правительство в целях прекращения тайной торговли пушниной разослало свои указы во все города Сибири. В них предписывалось применять самые суровые меры к нарушителям закона о заповедных товарах. 6 сентября 1706 г. последовал указ Петра I к воеводам Туринска, Верхотурья, Красноярска, в котором говорилось: «Да в Сибирские ж гор оды приезжают бухарцы и выкупают всякую мягкую рухлядь и отвозят чрез Ямышев..., а в Сибирских городех знакомцам своим дают деньги и товары и на те деньги и на товары знакомцы их в Сибирских городех покупают им всякие товары и привозят до пограничных мест тайно. И ныне мы, великий государь, указали... и во всех сибирских городех смотреть того накрепко чтоб всякого купетского и служилого чину люди заповедных товаров никаких к Москве и никуда не возили, бухарцам бы не продавали...»18.
По этому указу местная администрация городов должна была устанавливать строжайший надзор, чтобы приезжие бухарцы не покупали заповедных товаров — «собольи пупки, собольи хвосты, лисицы черные, красные и бурые, песцы белые, горностаи, ушканины, белки и заячьи меха»19. Кроме того, запрещалась свободная торговля лосиной, олениной и медвежатиной20. Приезжим бухарцам разрешалось продавать шкурки бобров, выдр, песцов черных и голубых,, норок, барсов, волков, сафьяны, юфти, сукно всяких сортов и другие русские товары21.
В указе были определены и меры наказания по отношению к тем, кто нарушил установленные порядки. Так, местной администрации городов Сибири поручалось «чинить смертную казнь, не отписываясь безо всякие пощады» над русскими и татарами в случае продажи ими заповедных товаров бухарцам22. В случае же покупки этих товаров бухарскими купцами местная администрация должна была «тех бухарцев допрашивать крепко, где они те заповедные товары взяли и у кого купили...». Затем все их товары и имущество подлежали конфискации в пользу государственной казны23. По всей видимости, суровые наказания были вызваны тем, что контрабандная торговля заповедными товарами в Сибири с участием как местного населения, так и приезжих бухарцев приняла колоссальные размеры, и это не могло не ущемлять интересов государственной казны. Не зря в рассматриваемом указе сообщалось местным властям Сибири, что «в прошлом 1704-м году по ведомости в Сибирском приказе от купчины, что в Китайском государстве бухарский караван при нем был, а с теми бухарцы об той мягкой рухляди в привозе было множество и продажею той обской рухляди в Китайском государстве русским товарам остановка была немалая...»24 Копии рассматриваемого царского указа были отправлены и в Тюмень25.
Таким образом, торговля ценными видами мягкой рухляди была полностью монополизирована государством, что препятствовало более широкому развитию торговых отношений между Средней Азией и Сибирью.
В рассматриваемое время, хотя и реже, чем раньше, приезжие бухарцы бывали и в Таре. Свои товары они, в основном, реализовывали на Ямышевом озере. Так, 29 августа 1701 г. Асан Ходжа привез в Тару 210 голов зенденей, бязей и выбоек, 42 тюни китайки складной, 10 чевдарей, 10 кушаков бумажных; Т. Муллин—100 голов зенденей, выбоек и бязей, 8 тюней китайки складной; 3 декабря того же года Г. Ачжикожин — 200 зенденей, выбоек и бязей, 42 тюни китайки складной; 7 декабря Н. Кур б а нов — 100 голов зенденей, выбоек и бязей, 80 концов китайки складной средней и малой руки; 27 апреля А. Шихов — 65 голов бязей, выбоек и чевдарей; 25 мая Аширбаки Муллин — 36 концов китайки складной, 9 чевдарей белых, 27 бязей белых; 30 сентября 1703 г. Б. Этбулатов—14 тюней китайки; 28 ноября И. Надыров— 18 тюней китайки; 26 сентября 1702 г. Т. Баяндин — 40 зенденей, выбоек и бязей26.
Российские купцы, в том числе и юртовские бухарцы, привозили среднеазиатские товары и в Тюмень. Приезжие же бухарцы нечасто прибывали из Средней Азии непосредственно в Тюмень. Среднеазиатские товары в основном привозились сюда из Тобольска, с Ямышева озера, Ирбйтской ярмарки, а также иногда из Уфы и Казани. По отдельным данным, приезжие бухарцы привозили товары: в январе 1730 г.— 423 головы выбойки, 1000 зенденей и 13 тюней китайки27. 23 июля 1733 г. было привезено с Ямышева озера юртовским бухарцем И. Махмудовым — 514 корсаков, 27 волков, 7 волков малых, 12 рысей, 124 выбойки двойной, 54 зендени двойных, 196 зенденей одиноких, 143 хама двойных, 9 чалдаров двойных, 150 выбоек одиноких, 63 чалдара одиноких, 36 бязей одиноких, 9 кушаков синих одиноких, 89 зенденей одиноких28; 30 января 1742 г. С. Шабабиным — 200 выбоек ташкентских, 100 выбоек полуторных, 89 выбоек одинаковых29. Из Тобольска юртовскими бухарцами было привезено: 14 ноября 1704 г. — 40 зенденей и 10 выбоек, I января 1705 г.— 200 зенденей30, в январе 1726 г.— 150 зенденей и выбоек, 2 пуда 10 фунтов бадьяна31, в январе 1726 г. — 50 голов зенденей и выбоек32, в январе 1730 г. — 700 голов зенденей, выбоек и бязей33, в январе 1730 г. — 250 голов зенденей ж выбоек34. О прибытии из Тобольска юртовских бухарцев со среднеазиатскими товарами отмечается и в источниках 1732 г.35
Имеются сведения о привозе товаров из Томска. Оттуда, например, в феврале 1748 г. юртовский бухарец М. Исмаилов привез 250 хамов разных цветов, 400 выбоек, 480 зенденей разных цветов и 30 чалдаров36.
Из приведенных данных следует, что из среднеазиатских тканей в Тюмень привозились зендени, выбойки, пестреди, бязи и чалдары. Это наглядно подтверждает и ассортимент товаров, привезенных с Ирбитекой ярмарки. Отсюда, например, юртовскими бухарцами было доставлено в январе 1704 г. — 100 аршин пестреди, в феврале 1732 г. — 30 аршин пестреди синей, в феврале 1735 г. — 100 кумачей красных, в феврале 1736 г.— 20 ф. бумаги хлопчатой, 400 концов (500 аршин) пестреди, 100 бязей двойных, 50 выбоек двойных, в январе 1748 г. — 5 мерлушек бухарских серых и черных37, в марте 1743 г. — 40 занавесей ташкентских38.
Мы располагаем отрывочными данными о привозе юртовскими бухарцами товаров из Казани и других городов. Например, 14 ноября 1704 г. юртовский бухарец Ш. Ишметов привез оттуда 600 аршин пестреди синей, 1,5 пуда бумаги хлопчатой, другим купцом было доставлено 390 аршин пестреди и 1 пуд бумаги хлопчатой39. В 1743 и 1748 гг. юртовские бухарцы привезли из Оренбурга — 8 косяков пестреди красной тебризской, 7 изабратов персидских разных цветов40.
Тюменские юртовские бухарцы с русскими и среднеазиатскими товарами ездили далеко за пределы Тюмени. Однако на протяжении всего XVIII в. по Иркутской и Иртышской линиям действовало правило, по которому они должны были иметь разрешение и паспорта на выезд в Верхотурскую, Оренбургскую и другие местности России. В частности, 14 июля 1780 г. юртовский бухарец Е. Мурзин подал челобитье в Тюменскую воеводскую канцелярию, сообщая о своем желании «отбыть ис Тюмени Тобольской, Иркуцкой и Оренбургской губерен и Колыванской области в городы и дисткрыты до Кяхтинского форпоста и во все прожектированные из Иртышской линии в крепости и великороссийские города, даже до Москвы для распространения купеческой коммерции с возвратом на три года»41.
Таким образом, бухарцы располагали широкими возможностями для своей торговой деятельности. Они вывозили из Тюмени и других мест разного рода товары, в том числе и среднеазиатские. Например, юртовские бухарцы, отпущенные из Тюмени, повезли в уезды и слободы Тобольска, Верхотурска и Екатеринбурга: 15 июня 1701 г. — 33 зендени и 24 конца выбойки, в ноябре 1704 г. — 4 кумача красных, 150 аршин пестреди, в ноябре 1705 г. — 100 голов зенденей и выбоек, 14 июня 1709 г. — 5 концов бязи, в мае 1710 г. — 20 бязей, в марте 1711 г.— 120 голов зенденей и выбоек, в начале января 1712 г.— 550 голов зенденей и выбоек, в конце— еще 300 голов зенденей, в феврале 1712 г.—350 голов зенденей и выбоек, в феврале 1713 г. — 50 голов зенденей и выбоек, 10 овчинок туркменских, в декабре
1714 г. — 2700 голов зенденей и выбоек, в декабре 1715 г.— 180 голов зенденей и выбоек, в феврале 1721 г. — 500 аршин пестреди, 4 косяка пестреди, в мае 1730 г. — 300 голов зенденей и бязи, в декабре 1733 г. — 500 зенденей одиноких, в марте 1748 г. — 30 зенденей и 20 выбоек42.
2 января 1704 г. юртовский бухарец К. Казымов вывез в Уфу 300 зенденей и выбоек43, т. е. из Тюмени вывозились среднеазиатские ткани и иногда довольно в большом количестве. В данном случае юртовские бухарцы занимались перепродажей этих товаров, являясь, таким образом, посредниками в распространении среднеазиатских товаров в Сибири.

В рассматриваемый период среднеазиатская торговля велась и через Томск. В июле 1746 г. 185 приезжих бухарцев, а в сентябре — 30 уехали на родину44. В то же время три крупных бухарских каравана прошли через Ирбитскую заставу на Томск45. По свидетельству Г. Ф. Миллера, бухарские караваны часто приходили сюда, отчего Томск получал «нарочитую прибыль»46.
Администрация Сибири всячески способствовала торговле со Средней Азией, но это во многом зависело и от калмыцких и казахских ханов, владевших не только караванными путями, но и несколькими торгово-ремесленными городами Средней Азии. Междоусобная борьба и разграбление при этом караванов сильно препятствовали регулярному развитию торговых отношений. Поэтому местные власти Сибири старались наладить добрососедские отношения со своими южными соседями, что .могло бы обеспечить дальнейшее развитие торговли. С этой целью 27 февраля 1715 г. генерал-губернатор Сибири М. П. Гагарин обратился к калмыцкому кантайше с письмом следующего содержания: «В Сибирских городах торговых бухарцев пускать без задержки... Торговые люди кто куды похотят и с какими людьми, о том в Тарской, в Кузнецкой, в Красноярской и во все городы указы посланы, дабы бухарцев везде с торгами пропускали, и купить что похотят кроме одних соболей да лисиц черных... ссоры и обиды никто бухарцам чинить не будет»47.
Ради развития торговли со Средней Азией и Казахстаном М. П. Гагарин предоставлял бухарцам различные льготы. Интересно его письмо казахскому хану от 29 ноября 1717 г. «Ваши люди и бухарцы, — говорилось в письме, — с вашими людьми к нам с торгами будет, то торг велю дать довольной и безобидной, и пошлины с ваших людей с казачьей орды и с бухарцев брать не велю»48. Вероятно, здесь имелось в виду освобождение от пошлин тех бухарских купцов, которые прибывали в качестве посланников самого казахского хана с казенными товарами. Однако и это имело важное значение в обеспечении безопасности караванных путей сообщения.
В XVIII в. в Сибирь привозился ревень. По данным Г. Н. Потанина, он привозился два раза — в 1744 и 1747 гг. в объеме 568 пудов 17 фунтов49. Торговля ревенем приняла особенно широкий размах в Кяхте, куда с 1772 г. ежегодно приходили бухарские караваны из 30 или 40 верблюдов с ревенем, который по-прежнему находился в государственной монополии и определенная часть его отправлялась в Европу50. Бухарцы приезжали в Кяхту и в Иркутск «во весь год на телегах и верблюдах»51, где свободно занимались торговыми сделками. Имеются сведения о продаже в Кяхте «песошного золота» приезжими бухарцами.
5 января 1701 т. специальным указом приезжим бухарцам было разрешено торговать в Нерчинске с условием, чтобы они торговали «на гостином дворе сами» и не покупали заповедных сортов мягкой рухляди52.
Итак, в XVIII в. по-прежнему основным в ассортименте среднеазиатских товаров, привозимых в Сибирь, оставались различные сорта тканей. Однако Тобольск, Тара и Тюмень постепенно утрачивают свою былую посредническую роль в распространении среднеазиатских товаров по всей Сибири. Сюда все реже прибывают приезжие бухарцы, которые ограничивались торговлей на Иртышской линии.



1ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 1368, л. 228; кн. 1427, л. 9 об., 11, 12 об.
2Там же, кн. 1409, л. 95 об.
3Там же, кн. 1578, л. 137 об., 139.
4Там же, кн. 1588, л. 124—124 об.
5Там же, кн. 1427, л. 126—127.
6Оренбургский областной архив, ф. 2, оп. 1, д. 10, %л. 57, 62.
7Миллер Г. Ф. Описание о сибирских торгах. — Ежемесячные сочинения. СПб., Сентябрь 1755, с. 200.
8Миллер Г. Ф. Описание о сибирских торгах. — Ежемесячные сочинения. СПб., Май 1756 г., с. 415, 416.
9ЦГАДА СССР, ф. Сибирская губернская канцелярия, д. 107,
л. 1
10Там же, л. 2, 3—5.
11Миллер Г. Ф. Описание о сибирских торгах. — Ежемесячные сочинения. СПб., Май 1756 г., с. 421.
12ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 1409, л. 3, об., 84 об.
13Там же, кн. 1462, л. 94.
14Там же, кн. 1555, л. 171 об.
15Там же, кн. 1578, л. 158.
16ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 1427, л. 122—
122 об.
17Омский областной архив, ф. 1, оп. 1, д. 3, л. 393.
18Архив АН СССР, ф. 21, оп. 4, д. 4, 7, 20, л. 122.
19Там же.
20Там же.
21Там же.
22Там же, л. 123.
23Там же, л. 123 об.
24Там же, л. 123.
25Там же, д. 9, л. 200—202.
26ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 1301, л. 292—292 об., 296 об., 327 об, 328—328 об, 447, 454; кн. 1394, л. 12, 75;
кн. 1339, л. 306.
27Тюменский областной архив, ф. 29, оп. 1, д. 146, л. 17 об.
28Там же, д. 130, л. 9. Перечисленные товары были обменены на русские товары — 96 юфтей кож красных, 75 бобров башкирских и др.
29Там же, д. 241, л. 48.
30ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 1398, л. 243 об, кн. 1429, л. 437.
31Тюменский областной архив, ф. 29, оп. 1, д. 122, л. 13.
32Там же, д. 134, л. 3.
33Там же, д. 146, л. 17 об.
34Там же, л. 18 об.
35Там же, д. 174, л. 2 об., 3,3 об., 4 об.
36Там же, д. 303, л. 4.
37Там же, д. 38, л. 38 об.; д. 175, л. 8; д. 13Q, л. 27; д. 193.
л. 7, д. 216, л. 2; д. 296, л. 9 об.
38Там же, д. 247, л. 12, д. 265, л. 1.
39ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 1398, л. 405, 434 об.
40Тюменский областной архив, ф. 29, оп. 1, д. 246, л. 20, д 303,
т. 19,
41Там же, д. 3777, л. 3.
42Там же, д. 18, л. 5; д. 34, л. 16; д. 57, л. 28 об.; д. 186, л. 1;
д. 64, л. 15; д. 67, л. 1 об.; д. 62, л. 16; д. 8, л. 2, 68 об.; д 74; л. 4; д. 79, л. 77—77 об.; д. 78, л. 72, 74; д. 84, л. 1; д. 101, л. 4 об.; д. 146, л. 203; д. 255, л. 26.
43ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 1429» л. 613.
44Омский областной архив, ф. 1, оп. 1., д. 9, л. 287.
45Там же, л. 19, 23—24 об., 55.
46Миллер Г. Ф. Описание о сибирских торгах. — Ежемесячные сочинения. СПб., сентябрь 1755, с. 236.
47Памятники сибирской истории, XVIII в. Кн. 2, СПб., 1885,. с. 68.
48Там же, с. 157.
49Потанин Г. Н. О караванной торговле..., с. 33.
50Там же, с. 34. По указу царского правительства была сделана попытка выращивать ревень на Кяхте, но она не дала желаемых результатов. — Трусевич К. Указ. работа, с. 107.
51ЦГАДА СССР, ф. 214, Сибирский приказ, кн. 180, л. 926—934; ф. 259, Дела секретной экспедиции сената, д. 615, л. 12—19 об.
52Полное собрание законов Российской империи. Т. IV, с. 111.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 6016

X