Глава II. Торговые отношения между Средней Азией и Сибирью в XVII в.
К началу XVII в. в Сибири сложились благоприятные условия для деятельности среднеазиатских купцов. "Покровительство царя способствовало появлению в Сибири и узбекских послов, целью которых было развитие торговых отношений с Россией. Правительство разрешило среднеазиатским выходцам селиться на территории Сибири. Так, в Тобольске, Тюмени, Таре образовались поселения выходцев из Средней Азии. Добровольно принявшие подданство русского государства, они в официальных документах назывались по месту жительства: «тобольские юртовские бухарцы» и «тюменские юртовские бухарцы». Среднеазиатские купцы, временно посещавшие Сибирь по торговым делам, именовались «приезжими бухарцами».
Юртовские и приезжие бухарцы сыграли немаловажную роль в экономических и политических связях России со Средней Азией, рядом восточных стран.
Архивных материалов о состоянии торговли в конце XVI—начале XVII в. почти не сохранилось. Есть лишь отдельные сведения о том, что в 1600 г.1 и 1611 г.2 бухарские купцы отправлялись в Тюмень через Уфу; в 1612 г. калмыки ограбили бухарский торговый караван, шедший в г. Тару3; в 1613 г. группа бухарцев прибыла в Тару4; в 1618 г. бухарский купец привез из Казани в Тобольск 2 пуда хлопка, 2 ансыря шелка и др.5 Отрывочные данные содержатся в росписной книге Тобольска, которые свидетельствуют о том, что в 1623 г. в Тобольске в гостином дворе располагались лавки бухарских купцов6. В этой же книге при описании церковных принадлежностей, в частности из ткани, упоминаются «выбойка бухарская» и «фата бухарская»7.

В росписной книге, составленной в 30-х годах XVII в., приводятся десятки имен бухарских купцов, которые вели торговлю в Тобольске. У одного из них было русских и восточных товаров на 725 руб.8, у другого — на 227 руб., у третьего — на 209 руб.9 В общей сложности торговый оборот бухарцев в 1633 г. составлял 3106 руб., в 1634 г. — 2738 руб. и в 1635 г.— 1827 руб.

Следует особо отметить, что торговля бухарцев долгое время была беспошлинной. Это наносило ущерб государственной казне, так как было одним из источников доходов, а кроме того, в известной мере приводило к ущемлению интересов русского купечества. Беспошлинная торговля была отменена, как явствует из переписки туринских воевод с верхотурскими, в конце первого десятилетия XVII в. Так, в 1609 г. в Туринске с одного бухарца, привезшего 50 зенденей, 20 кушаков, 3 ф. шелка, 4 ф. бумаги синей «шитьи» и 2 пестреди, была взята «государева десятая (десятинная. — X. 3.) пошлина»10. В переписке это обосновывается тем, что «государевы пошлины у бухарцев в сибирских городах, и в Тобольску и на Тюмени и в Туринском остроге с их с товаров и с мягкой рухляди, которую они выменивают на бухарские товары, и в Тобольску, и на Тюмени у них, у бухарцев государеву десятинную пошлину емлют для тово, что они ходят издавна»11.
Таким образом, с бухарцев, которые «издавна» бывали в Сибири, за товары брали десятинную пошлину. Что касается впервые прибывших бухарцев, то с их товаров пошлина не взималась. Это касалось в частности и бухарцев, привезших в Туринск 17 зенденей, 135 кушаков, 5 пестредей, 4 ф. шелка и 2 ф. бумаги синей «шитьи»12. Вот что говорилось по этому поводу в переписке: «А в Туринском... остроге у них (бухарцев.—X. 3.) пошлина не имывана для тово, чтоб им было вперед повадно ходить»13.
По всей вероятности, обложение бухарцев десятинной пошлиной привело к ослаблению среднеазиатской торговли, так как она впоследствии была заменена двадцатой пошлиной. О. Н. Вилков объясняет это и тем, что польско-шведская интервенция привела к экономическому разорению страны, что в свою очередь, отрицательно отразилось на снабжении Сибири всем необходимым «с Руси». В это время экономическая необходимость диктовала расширить связи Сибири со Средней Азией, Китаем, другими восточными странами, ради чего русское правительство вынуждено было пойти на сокращение размера таможенного обложения восточных товаров, выразившееся в замене десятинной пошлины двадцатой14. В действительности это послужило, по всей вероятности, лишь поводом для сокращения объема пошлины, так как двадцатая пошлина оставалась неизменной в течение всего XVII в., тогда как экономические связи Сибири с европейской частью русского государства все укреплялись. Главной причиной введения двадцатой пошлины следует считать стремление правительства обеспечить развитие среднеазиатской торговли в Сибири.
Когда именно начали взимать двадцатую пошлину, уточнить не удалось, но уже в 1622 г. с приезжих бухарцев в Сибири двадцатая пошлина взималась15. Между тем русские и прочие купцы облагались десятинной пошлиной16. Юртовские бухарцы облагались десятинной пошлиной, если в их торговом обороте имелись русские и восточные товары. Только с восточных товаров, принадлежавших приезжим бухарцам, взималась двадцатая пошлина.
Вся внутренняя и внешняя торговля в Сибири контролировалась и фиксировалась таможнями, которые впервые появились в 1600—1603 гг. в Верхотурье, Тобольске, Тюмени, Таре, Сургуте, Березове и Маигазее17. С этого времени правительство стремилось ограничить сибирскую торговлю строгими рамками регламентации. В этом ответственном деле принимали участие и представители бухарского купечества. Вместе с тем они привлекались к выполнению и других государственных дел. Так, переписная книга 1632 г. отмечала: «А по выборам юртовские бухарцы в целовальниках бывают в году в Тобольску в таможне 1 человек, да в отъезде для таможенного сбору на реке Киртасе да к Ямышеву озеру 2 человека, да для покупки всяких запасов на Устюг Великий 1 человек, да для хлебной покупки в сибирские городы 2 человека»18.
Подобным же образом бухарцы привлекались на государственную службу в Тюмени и Таре. Как свидетельствуют таможенные книги Тобольска, Тары и Тюмени XVII в., одним из служащих таможни был обязательно бухарец, который участвовал в сборе пошлины. В 1621 г. дозорная книга отмечала, что «оброку те бухарцы в государеву казну не платят и гоньбы с татары не гонят, служат с тобольскими с посадскими людьми вместе у государевых дел в целовальниках»19. Таким образом, бухарцы пользовались доверием властей.

Бухарские купцы не ограничивались торговыми сделками в самой Сибири. Они ездили далеко за ее пределы. В 1640 г. бухарец М. Алимасов с товарами был отпущен из Сибири в Архангельск, а оттуда прибыл в Москву, где он бывал и прежде, в частности в 1635 г. По его словам, бухарцы ездили в Москву и другие города России20. По таможенной книге 1637 г., из Тобольска отдельные бухарцы сами отправлялись или посылали свои товары через доверенных лиц на Русь и в Казань21.
Следует указать, что были и такие случаи, когда представители местной администрации как в самой Сибири, так и за ее пределами притесняли бухарцев. В связи с этим тобольские юртовские бухарцы во главе с Длимом Сулемановым в 1645 г. подали челобитье царю Михаилу Федоровичу, в котором писали: «В прошлых, государь, годех при прежних государех и при твоей великоцарской державе выехали мы, сироты твои, з женишками и з детишками из Бухарские земли на твое царское имя в Сибирь, в Тоболеск, оставя в Бухарской земле род свой и племян»22. Далее, описывая свое участие в государственных делах, они сообщили о том, что воеводы ям «чинят, продажи и убытки великие, и хлеба нам пахать и про себя не дают и емлют с нас посулы и поноровки они великие. А в преж, государь, годех, твои государевы бояре и воеводы того нам, сиротам твоим, не заповедывали и хлеба про себя пахать давали и убытков, и продажи не бывало»23.
Как видно, местные власти стремились уравнять права и обязанности бухарцев с русскими и татарами, допуская при этом злоупотребление властью. Бухарцы в своем челобитье, именно на это обращая внимание царя, отмечали, что приезжие бухарцы, видя притеснения юртовских бухарцев, могут отказаться от своего желания остаться в Сибири.
В 1645 г. в ответ на челобитье бухарцев царь Михаил Федорович направил грамоту воеводам Тобольска, в которой он, считая жалобы бухарцев обоснованными, указывал: «И как к вам ся наша грамота придет и вы б тобольских бухарцев Алима Сулеманова с товарищи с тобольскими посадцкими людьми в тягло приписывать и с ними, посадцкими людьми, тягла тянуть не велели, потому что они иноземцы и преж сего в тягле не бывали, в городовые и отъезжие наши всякие службы с тобольскими с посадцкими людьми служили по вся годы в пяди и таможне и те наши всякие пошлины платили, да и с пашен их бухарских, которые пашни пашут на их земле и у татар на татарских займищах выдельного хлеба имать для их иноземства не велели же, чтоб им, бухарцам, в том оскорбленья не было, и на то б смотря иные бухарцы и всякие торговые иноземцы, выезжая из Бухар и из иных земель, в Тобольску жить оставалися и наши б сибирские городы всякими приезжими торговыми людьми полнились»24.

Итак, царское правительство, предоставляя льготы юртовским бухарцам, прежде всего преследовало цель: привлекать бухарских купцов в Сибирь и тем самым развивать торговые отношения со Средней Азией.
Алим Сулеманов вместе с другими бухарцами одновременно с первой направил царю и вторую челобитную, в которой сообщалось, что они в 1644 г. «торговали с своими товары у города Архангельского на корабельной пристани и тебе, государю, в казну с своего товаренка пошлины платили больше тысячи рублев, а теперича, государь, нам бедным, последним твоим
государевым сиротам, из Сибири к Русе с своими товаренками, с лосинами и с мяхкою рухлядью в русские городы и к городу Архангельскому ездить не смеем для твоих, государевых, воевод и приказных людей, потому что емлют с нас, сирот твоих, они, воеводы, грабежом: и насильством и научают сторонных русских людей, поклепом и поклажеям искать на нас, сиротах твоих, к они ищать и убытчат нас, сирот твоих, всячески»25.
Как видно, бухарцы по вине местных властей потерпели в Архангельске довольно большие убытки. Касаясь этого вопроса, они писали царю в челобитной: «От их, воеводских, насильств и великих продаж мы, сироты твои, обнищали и одолжали великими долги и в конец погибли»26. Они просили царя дать им грамоту, позволявшую «ездить из Сибири в русские городы и к Архангельскому со своими товаренки...»27, а также о прекращении всяких притеснений со стороны местных властей.
Царское правительство положительно реагировало на челобитную бухарцев. Так, в 1645 г. были разосланы две грамоты царя Михаила Федоровича. Одна из них была послана боярам, воеводам, дьякам и служителям таможней Казани, Астрахани, Поморских городов и Соликамской, и от Соликамской до Колмогор и города Архангельска. В ней представители местных властей обвинялись в том, что «емлют де с них (бухарцев. — X. 3.) на всяком городе воеводы и дьяки и всякие приказные люди от отпуска посулов себе перед нашею таможенною пошлиною втрое, вчетверо и больше»28. В грамоте осуждалось недостойное обращение с бухарцами со стороны местных властей, действовавших «для своей корысти...»29. В ней все должностные лица обязывались в дальнейшем не чинить ни малейших препятствий и злоупотреблений по отношению к бухарским купцам. Если же кто из последних, как указывалось в грамоте, «учнут из Сибири с Тобольска в русские городы в Казань, и в Астрахань, и в поморские и к Архангельскому городу ездить для торговли с мяхкою рухлядью или с иными какими товары и по городам, боярам нашим и воеводам и дьякам и всяким приказным людем их, тобольских бухарцев, ничем теснить и задержанья никакова чинить и суда на них, опричь кабальных долгов и татинного и разбойного и убиветвенного дела с поличным давать на них не велели, потому что по нашему указу никому бес кабал в долг давать и поклажеев без письма класть ни у кого не велено»30.

Следовательно, правительство обязывало местные власти создавать все необходимые условия для торговой деятельности бухарцев. Им было разрешено ввозить не только русские, но и другие товары, в числе которых, несомненно, подразумевались и восточные.
Вторая царская грамота была послана в Тобольск. В ней бояре, воеводы, дьяки и другие административные лица обязывались всячески содействовать бухарцам, беспрепятственно, по изъявлению желания, отпускать их за пределы Сибири по торговым делам: «Тех тобольских бухарцев с товары их велеть пропускать тотчас без задержанья и под товары их подводы им
наимавать и суды им покупать ке заказывать, и посулов31 с них и поминков32 себе не имать и суда на них, на бухарцев, никаких людем оприч заемных кабал и татинных и разбойных и душегубных дел с поличным не давати, чтобы им, бухарцам, в городех задержанья и убытков и оскорбленья никаково не было»33.
Вышеуказанные льготы, предоставленные бухарскому купечеству в Сибири, вызвали живой отклик в торгово-ремесленных кругах и среди правителей Средней Азии. В Сибирь стали прибывать не только купцы, но и послы. В 1622 г. в Тобольск вместе с купцами прибыл посол бухарского хана Имамкули34. В 1640 г. сюда же прибыл караван из 79 человек, в том числе бухарский посол. Караван привез самые разнообразные товары35 и в первую очередь ткани: выбойка узкая — 19569, 5 аршин, выбойка широкая бухарская — 479 концов, выбойка широкая арабская — 4 конца, бязь узкая — 53997 аршин, бязь узкая короткая 8- и 10-аршинная — 429 концов, бязь широкая бухарская —779 концов, пестредь —2460 концов, пестредь широкая цветная — 26 концов, полукисея —232 конца, из них 3 конца тонкой, мели — 212 концов, из них 2 конца толстой, зендени дюменди — 3759,5 конца, зендени семенди — 1475, 5 конца, из них цветных—20 концов и червчатых—108, зендени пурбени—217 концов, из них 1 пурбень червчатая, кутни—101 конец, из них дорогильных—29, выбойчатых —6, бумажных —14, зенденных —52, кумач — 1 конец, завес выбойчатых — 40, фат —636. В общей сложности было привезено более 73 тыс. концов и 10 тыс. аршин различного рода среднеазиатских тканей, что свидетельствовало об их широком сбыте в Сибири.

В том же караване была привезена и готовая одежда: кафтаны—1722, кушаки—1512, чалмы, одеяла и др. В числе привезенных мехов значится 1014 мерлушек, 38 лисиц красных, 72 корсака, 2 бобра, 23 недолиска, 54 овчины. При караване оказалась также бумага хлопчатая —65 п. 5 ф., бумага синяя «шитьи» 1 п. 5,5 ф., луков бухарских —53, гилямов —52, арканов —3, котлов «чюдинных»—21 и др. Кроме того, было привезено 97 верблюдов, 299 лошадей, 417 баранов и 3 козы.
В рассматриваемый период Тобольск играл важную роль в развитии торговых отношений между Средней Азией и Сибирью. Он был узлом местных и транзитных дорог, соединявших его с городами Тобольского разряда, европейской и азиатской частями России, со Средней Азией, Джунгарией, Монголией и Китаем. Он являлся военно-административным и экономическим центром Сибири, самым населенным ее городом36. Здесь же принимали узбекских и калмыцких послов и прибывавшие с ними торговые караваны. В других городах Сибири местные власти отказывались их принимать. Так, в 1647 г. калмыцкие послы и купцы в составе 32 человек, шедшие в Тюмень, были предупреждены правителем города о том, что «по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всея Руси указу и по тобольской отписке калмыцких послов на Тюмени принимать не велено и с Тюмени велено их посылать с провожатыми в Тобольск, а на Тюмень пословать и торговать не велено»37.

Купцы прибывали из Средней Азии с большими и малыми караванами, во главе каждого из них стоял караваибаши, который в таможенных книгах назывался «караванной головой». В книгах отмечается, что в 1639—1640 гг. в одном таком караване было 33 чел., а в другом — 79. В общей сложности, по неполным данным, за 1639—1672 гг. численность людей, прибывших
в Тобольск с торговыми караванами, составила более 450 человек.
Ассортимент среднеазиатских товаров, привезенных исключительно приезжими бухарцами, выражался в 13 наименованиях (см. табл. 1). Это были ткани (в основном, зендени, бязи, выбойки, пестреди, фаты), одежда, меха, кожи, хлопок и др. Причем следует отметить, что двадцатые пошлины с приезжих бухарцев взимались, как записано в таможенной книге, «теми ж их товарами»38.

Таблица 1. Ассортимент товаров, привезенных прлезжими бухарцами в июле—августе 1660 г.
(ЦГАДА СССР, ф. 214, Сибирский приказ, кн. 412, л. 1—7 об., 36—37 об.)



Интересен ассортимент товаров, привезенных в сентябре того же года другим караваном39. Так, купец М. Казыев привез 160 зенденей семенди, 20 азямов зенденных, 20 выбоек узких, 80 китаек, М. Райимов — 20 пестредей, 40 козлин деланных, 60 мерлушек; Ш. Абизов — 960 китаек, 20 фатишек, 20 полукисейшек, 15 камок китайских, 4 пуда чаю травы; Б. Бозогоров — 440 китаек, 8 пудов чаю травы; У. Абдеев — 40 зенденей семенди, 40 бязей лощеных, 40 выбоек узких, 400 аршин бязи узкой; О. Шатмаков — 240 китаек, 8 пудов чаю травы; К. Улугчаков — 140 китаек, 4 пуда чаю травы; Д. Муллаханов —20 лисиц красных, 40 зенденей дюменди, 20 кожанов козлинки; Б. Бакилятинов — 80 зенденей семенди, 40 зенденей дюменди, 20 бязей лощеных, 20 фатишек бумажных, 200 аршин выбоек узких; А. Садыров — 40 зенденей дюменди, 200 мерлушек; М. Лятипов —20 тулупов овчинных, 40 мерлушек, 400 аршин бязи узкой; Т. Гилдеев — 2000 аршин бязи узкой, 60 зенденей дюменди, 40 тулупов овчинных; Б. Досумов — 40 зенденей дюменди, 20 тулупов, 40 мерлушек, 600 аршин бязи узкой; Ш. Абдушукуров —400 аршин бязи узкой, 20 фатишек бумажных, 100 мерлушек, 20 тулупов овчинных, 2 пуда бумаги хлопчатой; Я. Курманов —20 зенденей дюменди, 100 аршин бязи узкой, 40 мерлушек, 1 пуд бумаги хлопчатой, 3 пуда чая и 20 кож яшировых.
Таким образом, ассортимент товаров сентябрьского каравана был более богатый, чем предыдущий, за счет житайки, тулупов овчинных, камки, чая, лисиц красных и кож яшировых40.
Следует указать, что хлопчатая бумага и мерлушки привозились и в более раннее время. Так, в 1640 г.41 и 1648 г.42 было продано по одному пуду хлопчатой бумаги, а мерлушка продавалась еще в 1637 г. в количестве 54 шт.43
Однако основным товаром по-прежнему оставались различные ткани. Это положение сохранилось и в дальнейшем. Так, по таможенной книге Тобольска за 1666/67 г. в двух караванах было привезено зенденей семенди — 4240, зенденей дюменди 7200, выбойки узкой 760, бязи узкой — 680, бязи лощеной — 460, пестредей — 340, кушаков бумажных— 180, скатертей — 160 и
луков бухарских — 344.
Бухарские и другие купцы привозили иногда арабскую ткань и иранский шелк из г. Фарабата. Так, в 1648 г. в Тобольске было продано 6 ф. шелка ансыря45, а в 1660 г. — более 5 ф. шелка ансыря из Фарабата46.
О торговле шелком из Фарабата отмечалось и в таможенной книге 1662/63 г.47 В 1660 г. в Тобольске было продано 5 киндяков арабских48. Вероятно, незначительный объем привоза этих товаров был связан с тем, что в Сибири на них не было спроса.
Приведенные выше данные свидетельствуют о торговой деятельности «приезжих бухарцев» в отдельные годы. Более полная картина о торговле в XVII в. представлена в табл. 2. Из этой таблицы явствует, что в числе товаров были ткани 32 наименований. В общей сложности за 1639—1671 гг. в Тобольск было привезена 85 145 концов и 155 756 аршин зенденей, выбоек, бязей, пестредей и др. Регулярно привозились кушаки бумажные, азямы зенденные и скатерти. 6 1644—1645 тт. были привезены 4 завеси арабские. Меха и кожи значатся в 18 наименованиях, чаще других в списках фигурируют мерлушки и лисицы красные.

Таблица 2. Ввоз восточных товаров разного ассортимента в Сибирь
(Вилков О. Н. Ремесло и торговля в Западной Сибири, с. 174)






В течение 1639—1656 гг. приезжие бухарские купцы торговали скотом: лошадьми, верблюдами, коровами, овцами, баранами и др. За лошадей также взималась, двадцатая пошлина деньгами, о чем свидетельствует таможенная книга 1648 г.49 В ней также отмечалось, что за отдельных лошадей и верблюдов с бухарцев пошлина не взималась, поскольку они «на них едут назад в Бухару»50. Вообще на среднеазиатский скот в Сибири потребность была не так велика. Достаточно сказать, что общее количество лошадей, проданных в Сибири за 6 лет, составило всего 485 голов. В дальнейшем их привоз прекратился. В числе разных товаров регулярно привозились в небольшом объеме бумага хлопчатая и котлы чугунные.
Приезжие бухарцы привозили в Тобольск и «корень ревень копытчатый и черенковый». Так, в 1637 г. из Тобольска в Казань было отправлено «пуд семь фунтов коренья ревеню» sup>51. Как утверждает X. Трусевич, первоначально торговля ревенем была вольной, и он вывозился за границу. Сначала его употребляли только в качестве красителя для шерстяных тканей, но потом, примерно в середине XVII в. стали употреблять и во «врачебных целях». В связи с этим с 1649 г. за вольную торговлю ревенем грозила даже смертная казнь, которая в 1706 г. была заменена «ссылкою на работы»52.
Стоимость ревеня определялась представителями местной администрации, они же полностью его закупали и отправляли «ко государю к Москве»53. Таким образом, торговля ревенем строго контролировалась, и была превращена в государственную монополию. В таможенной книге приводятся интересные данные о привозе в 1653 г. ревеня приезжими и юртовскими бухарцами. Так, приезжие бухарцы привезли 168 пудов копытчатого и 304 пуда черенкового ревеня — всего 472 пуда, юртовские же — 99 пудов и 95 пудов соответственно, в общей сложности 194 пуда. Следовательно, приезжим бухарцам принадлежало первенство в
торговле ревенем. Среди них были крупные торговцы, такие, как Ч. Досов с оборотом около 600 руб. и С. Сеитов с оборотом около 300 руб.

Согласно оценке таможни, стоимость товаров, привезенных приезжими бухарцами в Тобольск (табл. 2), составляла: в 1639/40 г. — 14 633 руб., в 1644/45 г. — 2174 руб., 1647/48 г. —440 руб., 1649/50 г. —1202 руб., 1655/56 г.—4563 руб., 1656/58 г.—3709 руб., 1668/69 г.— 3173 руб., 1669/70 г. —6570 руб., 1670/71 г. —3883 руб. Приведенные выше данные свидетельствуют о том, что объем привоза товаров приезжими бухарцами к началу семидесятых годов в целом значительно сократился. Это можно объяснить двумя обстоятельствами. С течением времени успехи местного ремесла и земледелия все более укрепляли связи Сибири с другими районами России, что, в свою очередь, способствовало обеспечению населения необходимыми товарами. Кроме того, междоусобные войны на территории Средней Азии и Джунгарии, а также нападения кочевников на караванных путях сообщения, сильно препятствовали бесперебойному развитию торговых отношений. Однако даже при этих неблагоприятных обстоятельствах взаимовыгодная торговля между Средней Азией и Сибирью не потеряла своего значения.
«Разного рода среднеазиатские товары в Тобольск» привозили наряду с приезжими бухарцами также юртовские бухарцы, русские посадские люди, служилые татары. Еще в 1621 г. дозорная книга отметила, что юртовские бухарцы «торгуют в Тобольску в лавках отъезжая в сибирские городы и в калмыки с послы для торгов и ездят»54.

К сожалению, до нас не дошли таможенные книги за 1602—1632 гг., что не дает возможности осветить торговые отношения Средней Азии за этот период. По этому вопросу некоторые данные содержит таможенная книга 1633 г., согласно которым юртовские бухарцы (А. Бакеев, А. Азеев и др.) вели торговлю среднеазиатскими товарами на большую сумму. По отдельным сведениям, в 1660 г. «приехал из Бухар» в Тобольск юртовский бухарец М. Тарханов с товарами: зенденей семенди и дюменди —400 концов (1000 аршин), выбоек узких —4055. Другой бухарец, К. Ходжемаметов, привез 40 зенденей семенди56. В 1866 г. купцами М. Надыровым, К. Медбакеевым, С. Бакеевым было привезено 410 зенденей, 100 бязей узких, 30 бязей лощеных, ПО выбоек узких, ПО кушаков бумажных57.
Юртовские бухарцы привозили среднеазиатские и китайские товары не только из самой «Бухары» но и с Ямышева озера, куда их доставляли приезжие бухарцы.
Так, в 1674 г. юртовские бухарцы привезли оттуда ткани (среднеазиатские и китайские) различных сортов, мускус58. По некоторым данным, они привозили и мед.
В 1657 г. у купца С. Бакеева было «бухарского товаров в привозе 15 пуд. меду цена 30 рублев». А в общей сложности в этом году в Тобольск было привезено около 50 пудов меду59.
В 1687 г. юртовским бухарцам была выдана царская грамота, подтверждавшая грамоту 1645 г., которая давала разрешение «на свободный приезд в Казань, Астрахань и Поморские города по торговому промыслу»60.
Юртовские бухарцы были одними из богатейших купцов и занимали весомое место во внутренней и внешней торговле Сибири. «Бухарцы, живущие в Тобольске,— писал в 1666 г. один из английских путешественников, — происходят из страны их Бухары. Это богатые люди, они живут в прекрасно построенных деревянных домах, имеющих большие окна и двери на немецкий образец. Их комнаты украшены красивой резной утварью и дорогими китайскими коврами; живут они чисто и опрятно, одеваются в красивые одежды...»61. Тот же английский путешественник рассказывал и о товарах, привозимых бухарцами в Тобольск, Бухарцы,— писал он, — «... приводят сюда по 4, 5 и больше верблюдов, тяжело нагруженных дорогими товарами, как например, хлопком в больших мешках, китайкой, как называется их хлопчатобумажный холст, затем зендени различных цветов, также из хлопка, киндяком, а также различно окрашенными тканями, домашкой, украшенным с замечательным искусством цветами золотым и серебряным шитьем, сделанными розами, тюльпанами и другими прекрасными узорами из серебра
и золота, а также шелками и атласами, много полосатых шелков, очень искусно сделанных, а также иными из специй, как например, бадьяном, который имеет запах и вкус аниса, но более сильный, затем странным родом перца, корицей, драгоценными камнями, которые продаются в Сибири из под полы, и много другим..., этими вышеназванными товарами торгуют они открыто
и имеют в верхнем городе Тобольске свои соответствующие лавки и ларьки, в которых они сидят и продают»62.
Таким образом, ассортимент восточных товаров был весьма разнообразен, а отделка тканей — очень искусной. Бухарские купцы привозили и драгоценные камни, однако в связи с тем, что они продавались тайно, в таможенных книгах не были зарегистрированы. О привозе в XVII в. драгоценных камней и хлопчатой бумаги свидетельствовали и другие очевидцы63.
Бухарцы привозили на Ямышевскую ярмарку и селитру. В 1686 г. здесь был куплен и доставлен в Тобольск 31 пуд селитры, которая затем была послана в Москву. Из селитры изготовлялся порох64.
Среднеазиатские и китайские товары привозились в Тобольск также русскими служилыми людьми и татарами. Последние приобретали указанные товары у Ямышева озера. Обычно здесь устраивались ярмарки с участием среднеазиатских и российских купцов. Возникновение ярмарок было связано с добычей соли из Ямышева озера.
Поездки за солью, к 20-м годам XVII в. ставшие регулярными, совершались на нескольких десятках тяжелых 12-саженных казенных и частных дощаниках65. В 60—70-х годах XVII в. число казенных дощаников, возросло до 40. Их сопровождали иногда более 700 человек66.
Вместе с соледобытчиками на дощаниках ехали и торговцы с различными товарами. После завершения работы по добыче соли открывалась Ямышевская ярмарка, продолжавшаяся две-три недели. Взамен своих товаров российские купцы брали ткани различных сортов, хлопчатую бумагу, мерлушки, ревень и др. Так, в 1660 г. тобольский конный казак В. Кетменев «привез из калмыков китайского и бухарского товару: 500 аршин бязей, 50 китаек, 29 пестредей, 3 пуда бумаги хлопчатой, всего на 93 руб.»67 В 1666 г. тобольский конный казак П. Малинин привез в Тобольск 50 зенденей семенди, 70 бязей узких и 30 выбоек узких68, тобольский посадский человек К. И. Шапошников — 75 бязей и выбоек узких69, стрелец В. Притунов —50 бязей, 50 китаек и других товаров70. Были годы, когда российские купцы ездили на Ямышево озеро в большом количестве, в 1685 г. там побывало 48 российских купцов71.

Ввоз восточных товаров в Сибирь через Тобольск российскими торговыми людьми


8 1686 г. в Тобольск «из Калмыцкой земли через Ямыш-озеро с китайскими и бухарскими товарами приехали человек купца Филатьева Дмитрий Константинов (Гречанин) и важенин торговый человек Андриян Крюков»72.

На Ямышевской ярмарке и в Средней Азии бывали и татары. Так, в 1666 г. служилый татарин А. Мамадалеев привез с Ямышевской ярмарки 70 аршин бязи узкой, 10 выбоек узких, 7 зенденей, 5 китаек, 36 мерлушек и 7 тулупов73. В 1694 г. татарин по имени Таушко из Тобольска «ходил в Бухарию с товары своими торговать дважды»74.

Приведенные данные отражают деятельность отдельных представителей российского купечества и юртовских бухарцев. Объем и ассортимент товаров, привезенных русскими купцами за 1639—1703 гг., представлены в табл. З75. Основную часть привезенных товаров составляли различного рода ткани (18 наименований): зендени, выбойки, бязи, пестреди, полукисеи, мели, кутни, фата, бархат, атлас, камка и др. Была здесь и китайка, которая провозилась через Среднюю Азию. Так, в 1674 г. в тобольской таможенной книге отмечалось, что «приехали из Бухар к соле Ямышеву озеру, а из соли на государевых соляных дощанках приплыли в Тобольск приезжие бухарцы Шомамет Нуррашихов с товарищи 7 человек»76. Он привез 340 зенденей, 40 бязей лощеных, 100 бязей середних, 160 китаек, 80 выбоек узких, 20 кушаков бумажных, 20 фунтов бумаги хлопчатой, 160 зенденей дюменди, а у других купцов было 280 китаек больших, 20 бязей китайских, 4 пуда травы чаю, 20 чашек ценинных, 12 блюд ценинных и др.77
Вполне вероятно, что в таможенной книге бязи ошибочно названы китайскими. Вызывают сомнения и данные других книг, где зендени, полукисея и ревень отнесены к китайским товарам78. Между тем они были традиционными предметами торговли между Средней Азией и Сибирью. При этом камка и атласы также производились в Средней Азии. Когда эти товары привозились со стороны Ямышева озера, то они могли быть и среднеазиатского происхождения. Данный вопрос требует своего дальнейшего уточнения.
Как явствует из табл. 3, за период 1639/40—1703 гг. российскими купцами было привезено в Тобольск тканей — 14 844 концов, 35 199 аршин, 2890 поставов, 1768 тюков, 1028 косяков и 702 портища, одежды и изделий из тканей — 694 шт., меха и кожи —4387 шт. Такие предметы торговли, как скот, луки бухарские, бумага хлопчатая, ревень привозились в небольшом объеме и нерегулярно. В отдельные годы покупки восточных товаров были весьма незначительными. Однако общая стоимость всех товаров, приобретенных российскими купцами, колебалась от одной тысячи рублей до тридцати тысяч рублей и более.

В общей сложности стоимость среднеазиатских и китайских товаров, привезенных бухарскими и российскими купцами в 1639—1640 гг. составляла 15 737 руб., в 1655—1656 гг.—5391, а в 1670—1671 гг. —4 218 руб.
Согласно исследованию О. Н. Вилкова, после 1674 г. среднеазиатские торговые караваны уже не доходили до Тобольска за исключением отдельных купцов. Это было связано с частичным переносом восточной торговли из Тобольска в Тару, на Ямышевскую ярмарку и в другие районы Сибири79. В последней четверти XVII в. с Ямышева озера среднеазиатские и китайские товары привозили в основном российские купцы, в том числе юртовские бухарцы. Так, в течение 1676, 1684, 1688, 1689, 1700 гг. они привезли в общей сложности зенденей —3129, выбоек — 786, бязи —506, китайки — 1913 и др.
Среди купцов были люди с крупным оборотом капиталов, так О. Филатов привез восточных товаров по таможенной оценке на 578 руб., С. Лузин — на 400 руб. В рассматриваемые годы некоторые приезжие бухарцы торговали серднеазиатскими и китайскими товарами и в Тобольске. В частности, в 1693 и 1699 г. несколько бухарских купцов привезли 660 концов китайки и разной мягкой рухляди80. В 1699 г. группа бухарцев привезла 5 пудов «кореню ревеню», который был куплен в «казну великого государя» и т. д.81
В концу XVII в. экономические связи Сибири с другими районами России и с восточными странами были уже налажены в достаточной степени. Успешно развивались земледелие и ремесла края. Во внутренней и внешней торговле Сибири значительно укрепились позиции российского купечества, интересы которого серьезно ущемлялись привилегированным положением приезжих бухарцев. Под его нажимом был осуществлен перенос торговых сделок с восточными странами из Тобольска на Ямышевскую ярмарку.
В 1693 г. царское правительство сочло необходимым ограничить льготы приезжим бухарцам — оставить двадцатую пошлину лишь тем, которые впервые приезжали в Сибирь: «а которые бухарцы, — говорилось в указе,— в сибирские городы приедут вновь, а наперед того в сибирских городах те бухарцы для торговли не бывали, и с тех новоприезжих бухарцев с товаров их с полных десятков товарами, а с неполных деньгами имать двадцатая; а которые бухарцы после первых приездов станут приезжать впредь для торгов же, и с них пошлины имать с полных десятков товарами, а с неполных десятков деньгами десятая ж»82.
Таким образом, с приезжих бухарцев при повторном прибытии их в Сибирь взималась десятинная пошлина, как и с русских купцов. 12 ноября 1699 г. последовал именной указ правительства тобольским боярам и воеводам о взимании десятинной пошлины и со среднеазиатских купцов, прибывавших с послами калмыцкого хана. Раньше с них пошлина не взималась, но потом, по-видимому, число подобных купцов все увеличивалось, что отрицательно сказывалось на доходах таможней. По Указу бояре и воеводы были обязаны, тщательно проверив товары купцов, «накрепко взять десятую и дать выпись, для того, что они приезжают с товары для купечество торговать и себе прибыль чинить»83. Это мотивировалось тем, что «преж сего с тех бухар, как с посланцы приезжали, пошлина не имена, и то указал Великий Государь отставить: для того, что о том учинятся многие его, Великого Государя, казне недоборы, а те бухарцы люди купецкие и себе богатят...»84. Кроме того, отмечалось, что лишь в особых случаях, когда среднеазиатские купцы прибывают с наиболее знатными послами по важным государственным делам, «с них бухарцев пошлин не имать до указу»85. В указе были установлены и цены на ввозимый ревень ют 4 до 6 руб. за пуд. При этом подчеркивалось, что ревень являлся «из давних лет заповедине»86 и его разрешалось закупать только для государственной казны. Категорически запрещалась свободная продажа ревеня в Тобольске, Таре, Тюмени, Томске, Красноярске, Енисейске, Нерчинске и Селенгинске87. Тем не менее, местная администрация Сибири обязывалась создавать все необходимые условия для торговой деятельности среднеазиатских купцов. «Чтобы тех иноземцев калмыцких Тайшей и Бухарцев, — говорилось в указе, — от Государской милости не отогнать и не озлобить; а больше того с них пошлин не имать, а им никакой тесноты и изгоны не чинить, и поминков с них не имать, и воеводам и головам таможенным их беречь, и всякую ласку и вспоможение к ним чинить»88.
Следует указать, что в течение XVII в. среднеазиатские и другие восточные товары привозились в Тобольск с «Руси», Казани и Уфы в незначительном количестве. Так, в 1666 г. тобольский юртовский бухарец А. Бакеев привез с «Руси» различные русские товары, среди которых значились также 3 киндяка арабских, 15 ф. шелка и дороги гилянские89. В этом же году Н. Надыровым и Б. Бекимуратозым были привезены 4 пестреди, 4 портища камки разных цветов, 2 дороги кушанские, киндяки арабские, без лощения, 4 кушака90. В 1670 г. юртовский бухарец М. Надыров привез с «Руси» 3 ф. шелку фарабату и портище атласу черчатого91, а из Уфы юртовский бухарец И. Сеитов — 80 кумачей красных, 10 косяков пестреди красной, 10 кушаков бумажных и 2 ф. шелку92. Различного рода ткани вывозились в Сибирь и из Казани. Так, купец К. Салеев (1669 г.) привез 10 косяков пестреди, 10 косяков выбойки, 5 - шелку ансыря93, а юртовский бухарец М. Шигалеев (1674 г.) —3 пестреди простые кызылбашские (иранские)94.
Среднеазиатские товары вывозились в разные районы Сибири. Например, в 1662 г. тобольский юртовский бухарец А. Бабакеев отправился в Сургут со 100 аршинами бязи узкой, 25 зенденями семенди, 1 ф. шелку фарабату и завесой бухарской95. В 1666 г. юртовский бухарец К. Медбакиев послал из Тобольска в Енисейский острог 100 зенденей семенди и 100 бязей узких96.
В таможенных книгах встречаются отдельные данные и о вывозе из Тобольска среднеазиатских товаров в Москву, Казань и Уфу. Так, в 1660 г. юртовский бухарец М. Баяндик отвез в Уфу 20 азямов зенденных, 300 мерлушек и 6 зенденей97. В 1666 г. уфимские конные стрельцы О. Мелентьев и С. Тимофеев вывезли свои тобольские покупки в Уфу — 19 зенденей семенди, 70 аршин бязи узкой и кушак бумажный98. В 1697 г. юртовский бухарец О. Сулеменов послал в Казань наряду с русскими товарами 54 мерлушки, а другой купец, А. Бакиев, — «пуд семь фунтов коренья ревеню»99.

В основном среднеазиатские товары шли на удовлетворение потребности местного населения Сибири и пользовались большим спросом. По данным тобольской таможенной книги, в 1639/40 г. восточные товары покупали юртовские бухарцы, тобольские, тюменские, верхотурские, туринские, енисейские посадские люди, верхотурские, тюменские, туринские, тобольские, тарские, березовские, мангазейские дьяки, подьячие, служилые люди и татары, церковники Тобольской епархии, промышленные и гулящие люди, государевы пашенные и оброчные крестьяне, крестьяне Тобольского Знаменского монастыря, тобольские захребетные татары, люди князя Алычева, самаровские ямщики100. В свою очередь в Средней Азии широкое распространение получили сибирская мягкая рухлядь и русские товары.
По исследованию О. Н. Вилкова, в течение 1639—1703 гг. приезжими бухарцами было куплено «на явленные деньги» русских и ийостранных товаров на 6218 руб., в их числе пушнины и меховой одежды — на 3208,5 руб. (51,2%), кожи —на 2400,6 руб. (38,7%), сукна — на 410 руб. (6,6%) и всех остальных товаров: оружия, моржовой кости, галантереи, кисеи, киновари,
деревянных изделий, воска и др. — только на 195,4 руб.
(3,5%).101. Таким образом, мягкая рухлядь составляла больше половины всех вывозимых товаров через Тобольск в Среднюю Азию и Китай.
Следует оговориться, что приведенные данные не отражают всего объема вывозимых русских и сибирских товаров, так как они были приобретены приезжими бухарцами только на «явленные деньги». Однако бухарцы приобретали товары и на, «товарные деньги», т. е. полученные от продажи ранее обложенных пошлиной восточных товаров, вторичному обложению, а вместе с ним
и регистрации не подвергавшихся102. Таким образом, были зарегистрированы только товары, купленные приезжими бухарцами на «явленные деньги» (т. е. на деньги сверх суммы «товарных»), что отражено в тобольских таможенных книгах103.
Если учесть то обстоятельство, что торговля со Средней Азией через Тобольск носила меновой характер, то объем вывозимых из Тобольска товаров достигал довольно внушительных размеров. Мы располагаем отдельными данными, характеризующими деятельность приезжих бухарцев по вывозу товаров в Среднюю Азию. По тобольской таможенной книге, в ноябре 1648 г. несколько приезжих бухарцев отправились «назад в Бухар»104. Из них некоторые ехали на санях, за которые взималась пошлина105. По-видимому, эти сани были нагружены товарами, но они не были зафиксированы, поскольку приобретались на «товарные деньги».

В числе зафиксированных в таможенных книгах 1648, 1660 и 1666 гг. значились товары, приобретенные купцами Ч. Дозаевым (30 серег медных, 100 игол узловых)106; А. Ариевым (100 горностаев, 30 корсаков и 30 мерлушек калмыцких)107; Ш. Абкуловым (10 шуб хребтовых и черевых бельих, 14 лисиц красных и черновущатых, 3 песца белых, 2 недолиси бурые); Д. Мадемидовым (50 песцов белых); А. Шоматовым (25 песцов белых); Б. Юзюповым (4 шубы белых хребтовых, 4 шубы бельих черевых, 40 песцов белых)108; Ш. Абызовым (2 шубы горностаевые и 3 бобра карих)109, К. А. Елбаевым (3 лисицы сиводушчатых и 2 шубы бельи)110. Как свидетельствуют перечисленные данные, основным видом вывозимых товаров являлась пушнина различных сортов. Однако в числе тобольских покупок были также гребни роговые, стекла, клей, бисер. Например, в 1662 г. одним из приезжих бухарцев было приобретено 500 игол узловых, 20 гребней роговых, 30 стекол круглых, 500 пуговиц оловянных, 20 клеев, и 100 серег медных111.
Следует отметить, что приезжие бухарцы приобретали в Тобольске наряду с русскими также и китайские товары. Так, в 1674 г. купец М. Досумов купил пуд струи бобровой на 40 руб., 15 ф. струи кабаргины на 30 руб., 50 чашек ценинных китайских середних и малых на 6.руб., всего на 76 руб.112 Показателен и ассортимент товаров, приобретенных купцом К. Овсовым: два сорока соболей в парах без хвостов на 32 руб., 10 ф. струи кабаргины на 20 руб., полтора пуда струи бобровой на 60 руб., 100 чашек ценинных середних и малых на 12 руб., всего на 124 руб.113 В числе закупленных товаров встречаются киноварь, шубы заячьи, мускус114.
В большом количестве вывозидись из Сибири в Среднюю Азию кожи и меха. Так, по отдельным данным, в 1686 г. торговцем Т. Валиевым было куплено 20 юфтей кож красных на 40 руб., М. Абдуллиным — 10 юфтей кож красных малых на 20 руб., 100 горностаев на 6 руб., Алимбаевым —20 юфтей кож красных малых на 40 руб., 200 горностаев на 12 руб., 20 шуб заячьих черевых на 20 руб. и 50 корсаков на 5 руб.115 В 1693 и 1697 гг. группой приезжих бухарцев было вывезено: выдр — 76, струй бобровых и бобров—41, кож красных — 107, шкурок беличьих — 300, лисьих — 8, заячьих — 7 и др.
Как свидетельствуют таможенные книги, в числе покупок приезжих бухарцев были и «кости моржового зуба», но они вывозились редко и в небольшом количестве. В частности, в 1689 г. Н. Курмановым наряду с 5 соболями в косках был приобретен пуд кости моржового зуба, Н. Абраимовым — 20 сорока соболишков в косках без хвостов, 2 пуда кости моржового зуба, 500 горностаев116. В 1700 г. Т. Качкулаевым было куплено 3 пуда 30 фунтов кости моржового зуба117.
В таможенных книгах имеются данные, согласно которым приезжие бухарцы приезжали с русскими товарами в Тобольск с «Руси», Уфы и Казани. Так, приезжими бухарцами с «Руси» в Тобольск было привезено русских товаров: в 1674 г. купцом А. Маметозым — 18 юфтей кож красных больших, 150 аршин сукна сермяжного, пуд пороха — на 84 руб.118; Ш. Бурчеевым — 70 юфтей кож красных малых — на 140 руб.; С. Тюляковым--60 юфтей кож красных малых на 120 руб.; У. Алмеметовым — 12 юфтей кож красных середких, 3 пищали винтовки, 7 сабель, полпуда пороху, полдюжины зеркал ярославских в книжках, 2 аршина сукна карамазины — всего на сумму 60 руб. 20 алтын119. В 1684 г. из Уфы купцом М. Гурбановым были привезены 2000 белок, 300 горностаев, 10 заячин — всего на 48 руб. 10 алтын120; из Казани в 1687 г. купцом А. Мансуровым было привезено 20 мехов бельих черевых, 20 мехов заячьих черевых, 200 корсаков, 5 аршин сукна зеленого, 5 юфтей кож красных — всего на 101 руб.121

Имеются данные о привозе приезжими бухарцами русских товаров в Тобольск из Томска. Так, в 1674 г. купец Ш. Раимов «явил у себя по томской своей проезжей грамоту» 16 выдр середних, 10 бобришков рыжих, 600 белок осенних, 10 портищ сукна анбурского — всего ка 40 руб.122 Что касается наличия в числе товаров пороха и оружия, которые считались заповедными, то они в Среднюю Азию не вывозились, а продавались в Тобольске.
По отдельным данным, в Среднюю Азию и на территорию калмыцкого хана вывозилась и мука. Так, 23 апреля 1672 г. приезжий бухарец Муллычко Бакиев послал с тобольским юртовским бухарцем Бакием Адзеевым «через Вагай з калмыцкую землю» 12 пудов муки пшеничной, купленной в Тобольске за 2 руб. 2 деньги123.
Строго запрещалось вывозить в Среднюю Азию и Китай соболей и другие ценные сорта пушного зверя. Однако контрабандная торговля мягкой рухлядью велась в широких масштабах. Это наносило значительный урон государственным доходам в Сибири. В результате 7 августа 1699 г. в правительственном указе, адресованном туринскому воеводе Я. Чернышеву, отмечалось: «Велено во всех сибирских городах ясашные соболи с иноземцев сбирать в нашу великого государя казну, а что у иноземцев за ясаком соболей останется и те соболи у них покупать и менять на русские и всякие товары, которые им годны, чтобы соболи были в одной нашей великогогосударя казне»124. Вместе с тем в нем обвинялись местные власти в том, что «те соболи воеводскими поноровками туринские жители русские люди и иноземцы продают бухарцам и иным приезжим степным иноземцам для торгов...»125 В дальнейшем предписывалось — «чтоб никакова чина русские люди и ясашные иноземцы приезжим торговым русским людям и бухарцам и калмыкам и мунгалам отнюдь не продавали и никакие товары не меняли...»126

18 июня 1700 г. боярам и воеводам Тобольска, Томска, Тары, Кузнецкой, Красноярска, Якутской, Иркутской и Нерчинской была вновь отправлена царская грамота, в которой категорически запрещалась продажа соболей бухарцам. По-видимому, контрабандная торговля пушниной все еще продолжалась вопреки указаниям правительства. В приведенном указе, в частности, подчеркивалось: «Чтоб приезжие бухарцы и калмыки в тех городах и уездах и в слободах у иноземцев и русских людей соболей и никакие мягкие рухляди соболиной и лисиц черных и сиводушетых не покупали...»127 Кроме того, приезжим бухарцам запрещалось вывозить на свою родину деньги. Им вменялось на них приобретать русские товары.
Правительство предписывало взять под строгий контроль деятельность приезжих бухарцев, чтобы они торговали только в отведенном им месте. Последняя мера была направлена на то, чтобы не допустить контрабандной или беспошлинной торговли. Вот что говорилось по этому поводу в грамоте 1698 г., адресованной верхотурскому воеводе П. Котову: «А приезжим бухарцам, которые учнут приезжать из Бухар в Сибирь на Верхотурье с товары, велети торговать на гостине дворе самим, а мимо бухарцев, их бухарскими товары, подставого никому торговать не велети; а как бухарцы исторгуются, и бухарцам велети на русские деньги покупать русские всякие незаповедные товары, а денег им русских и золотых вывозить в свою землю не велеть»128.
В торговых отношениях между Средней Азией и Сибирью важную роль играл город Тара, где происходили торговые сделки с приезжими бухарцами и российскими купцами. 18 июня 1613 г. «приехали на Тару из степи тарские и приезжие бухарцы Усеинко Овсов с товарищи...»129 В октябре 1647 г. из Средней Азии в Тару приехали 22 бухарца130. По данным та ракой таможенной книги, в сентябре 1645 г. приезжие бухарцы К. Меатбакеев и Б. Ечмолин привезли в Тару следующие товары: 3 камки разных цветов, 40 зенденей, 20 пестредей, 120 мерлушек и 20 козлинок131. 12 сентября того же года группа приезжих бухарцев привезла 300 овчинок, 22 пуда корня ревеня, 60 овец и баранов и 17 коней шерстью разною, 10 тулупов ношеных, 20 корсаков, 70 аршин бязи узкой, 100 аршин полукисеи, 20 зенденей и мелей, 14 аршин каемки и др.132 В январе 1646 г. несколько бухарских купцов пригнали 40 быков, 100 овец и баранов133.
Прибывали из Средней Азии и караваны исключительно с тканями и одеждой. Так, в ноябре 1654 г. прибыл «из Бухарской земли» караван из 16 человек во главе с Б. Шариповым, среди них были 1 тобольский и 3 тарских юртовских бухарца. Общий объем привезенных товаров составил: 1600 зенденей, 800 выбоек, 360 и 250 концов бязей узких, 150 пестредей, 80 кушаков бумажных и 60 кафтанов азямских зенденных134. В том же ноябре другими приезжими бухарцами были привезены 60 выбоек широких и узких, 40 бязей белых, 180 зенденей и 40 кафтанов азямских зенденных135. В декабре 1657 г. двумя приезжими бухарцами было привезено 100 бязей узких, 180 зенденей разных цветов, 100 выбоек узких и широких, 20 бязей лощеных, 8 кафтанов азямских зенденных136. В течение 1658—1659 гг. в Сибирь было завезено 2300 зенденей, 450 выбоек, 620 китаек, 710 концов бязи простой, 140—бязи битой, 940 ттестредей, 20 мелей, 220 кафтанов, 20 тулупов, 200 полукушаков, 20 войлоков; 20 лисиц, 220 мерлушек, 20 сафьянов бухарских; 16 котлов «чюдинных», 20 арканов137.
Как свидетельствуют приведенные данные, в привозных товарах из Средней Азии, так было и в другие годы, первое место принадлежало тканям, второе занимала одежда и текстильные изделия, третье место - меха и кожи.
В первой половине XVII в., как отмечалось выше, приезжие бухарцы иногда привозили различные сорта ткани китайки. В дальнейшем привоз китайки значительно возрос по сравнению со среднеазиатскими тканями. В частности, в ноябре-декабре 1669 г. приезжими бухарцами в числе других товаров было завезено 11 200 концов китайки и 40 камок китайских; в октябре-ноябре 1670 г. —1560 концов китайки; в сентябре 1671 г. — 2420 концов китайки; в октябре 1675 г.— 183 камки китайской малой руки и 9540 концов китайки138.
Но несмотря на то, что китайка среди привозных товаров занимала первое место, однако по ассортименту она была единичной, тогда как среднеазиатские ткани были представлены различными сортами: зендени, бязи и выбойки. Привозились также среднеазиатские мерлушки, шубы заячьи, полукушаки бумажные, хлопчатая бумага, а из китайских товаров и «трава чай», правда, в незначительном объеме. По-видимому, приезжие бухарцы, привозившие как китайские, так и среднеазиатские товары, относились к той категории купцов, которые играли посредническую роль в торговле Средней Азии с Россией и Китаем. Отсюда и смешанный ассортимент предметов торговли.
В рассматриваемый период в торговле (только между Средней Азией и Сибирью) участвовали и приезжие бухарцы. Такого рода караван купцов привез в Тару 1 декабря 1670 г. 800 зекденей семенди и дюменди разных цветов, 240 выбоек узких, в том числе 80 выбоек широких, 40 пестредей, 320 концов малых бязи узкой, в том числе 40 концов бязи долгих, 160 корсов пестрых, 14 котлов «чюдинкых», 8 ковров малых бухарских и 340 лисиченок бухарских красных139.
Такие же караваны прибывали и в более позднее время. Так, 15 октября 1684 г. «приехали из Бухар приезжие бухарцы, караванная голова Турсун Тарыбердев», всего 18 человек, они привезли в Тару 2500 зеиденей семенди, 970 выбоек узких, 810 бязей, 240 полукушаков бумажных и 40 кушаков. В противоположность ему 8 декабря того же года прибыл караван, груженый исключительно китайскими товарами—1600 концов китайки средней и малой, 380 доб разных цветов, 2 пуда чая зеленого, 600 бахч чая черного.
Таким образом, одни торговые караваны прибывали в Тару из глубинной Средней Азии, а другие — со стороны Восточного Туркестана. От этого и зависел ассортимент товаров, привозимых приезжими бухарцами.

Когда караваны прибывали со стороны Восточного Туркестана, то они привозили и местные ткани — «яркенскке» — по названию г. Яркенда. Например, 29 сентября 1685 г. двое приезжих бухарцев привезли 310 зенденей, бязей и выбоек, полукушачей бумажных яркенских и 10 пудов бумаги хлопчатой140.
В отдельные годы привозились калмыцкие мерлушки в большом количестве. Так, таможенная книга 1689 г. отмечала, что в двух партиях караванов было привезено 15 030 «мерлушек калмыцких»141. В 1669 г. приезжие бухарцы привозили в Тару и бадьян (индийская лекарственная трава) — всего 9,5 вьюков142.
Торговый оборот отдельных купцов достигал значительных размеров. Например, по данным таможенной книги, в декабре 1669 г. выручка купца Салибая Ярыбаева составила 1300 руб., Муллычка Бакеева — 1530 руб., Мураталейки Муллабаисова — 988 руб.143
Среднеазиатские и китайские товары доставлялись в Тару также юртовскими бухарцами и русскими людьми. Так, по неполным данным, 1 ноября 1654 г. «приехали из Бухарской земли» тобольские и тарокие юртовские бухарцы, они привезли самые различные товары: 250 концов бязей узких, 70 пестредей, 240 выбоек, 440 зенденей, 60 кафтанов азямских зенденных144.
О привозе среднеазиатских товаров юртовскими бухарцами отмечалось в таможенных книгах за 1657, 1665 и 1671 гг. Так в 1657 г. купцом Сеиткулом Аблигым было привезено 20 камок разных цветов, 10 фат, 10 зенденей, 20 бязей лощеных, 20 выбоек широких и узких, 40 мерлушек и овчинок145; в 1665 г. купцом Б. Курмановым —40 концов малых бязи узкой простой146; в 1671 г. С. Надыровым — 180 китаек в концах малых разных цветов, К. Надыровым —140 китаек в концах малых разных цветов, 2 пуда ревеня147; М. Курмановым —140 китаек в концах малых всяких разных цветов, 10 концов бязи узкой; Р. Халдаровым — 90 китаек в концах малых всяких разных цветов, 60 концов малых бязи узкой, 10 выбоек узких, 10 зенденей семенди148. 14 марта 1675 г. двое юртовских бухарцев привезли 170 зенденей дюменди, 80 выбоек, 250 концов бязи узкой, 10 фат пестрых, 30 пестредей бумажных и 10 китаек149.
Таким образом, главным в ассортименте среднеазиатских товаров, привезенных в Тару юртовскими бухарцами, были всевозможные сорта тканей (зендени, выбойки, бязи, пестреди, камки, фаты). В их числе значится и китайка. Реже привозилась одежда. В июне 1684 г. из Тары в Тобольск были отпущены юртовские бухарцы с китайскими товарами: У. Толлиметов повез 180 китаек, С. Болванов— 120 концов китайки средней, Т. Адзжибабин—100 концов китайки малой, Т. Аксеитов—ПО китаек средних, 10 концов даб, К. Тюсметов —НО концов китайки средней, 70 даб150. Юртовские бухарцы не ограничивались привозом только одного сорта ткани китайки.

В числе китайских товаров, как показывают данные таможенных книг, были и другие предметы. Так, 29 сентября 1684 г. юртовским бухарцев Б. Речеповым было привезено 20 камок чаек, 270 концов китайки средней, 80 концов даб лазоревых, К. Шамурзиным — 120 концов даб лазоревых и белых; Н. Шиховым — 100 концов китайки средней151; 27 октября того же года К. Кумаев привез 200 концов китайки средней; 16 сентября 1688 г. Б. Шахазанко —200 дю-нцов китайки152; Ш. Шамурзев — 150 концов китайки153. И в дальнейшем, в 1699—1700 гг.154 также привозились среднеазиатские и китайские товары тобольскими и тарскими юртовскими бухарцами.
Среднеазиатские и китайские товары привозились иногда из Тобольска. Так, в 1644—начале 1645 г. в Тару было привезено 10 аршин тафты, 10 аршин камки, кроме того 2 дерюги гилянские, 3,5 пуда бумаги хлопчатой, 10 киндяков арабских, 10 киндяков гилянских, 35 кушаков бухарских бумажных, 500 аршин бязи узкой, 5 зенденей красных, 120 аршин выбойки узкой155.

Следует отметить, что бухарскими и китайскими товарами торговали и русские купцы156. В числе товаров значатся кафтаны азямские и зенденные —49, бязь узкая — 25 концов, зендени— 146, выбойки узкие—20, выбойки —12 концов, бязи —32, китайки —340, кушаков бумажных —5, даб —20 концов, ергаки и ергачинки — 66, тулупы и тулупенки —72, мерлушки и овчинки — 145,
шкуры соболей —4, барсов —2, лисиц красных степных —14, войлоков —7 и др.
В целом ассортимент привезенных товаров помимо различных сортов тканей включал одежду и меха. Они, как значилось в таможенной книге, привозились «из калмыцких улусов» или «от Ямышева озера». По-видимому, русские купцы из Тары не ездили в глубь Средней Азии и Китая. В объеме привоза среднеазиатских и китайских товаров они уступали приезжим и юртовским бухарцам.
Таким образом, приведенные данные отражают наиболее полный ассортимент и объем среднеазиатских товаров, привезенных в Тару в течение 1637—1698 гг., в них представлено 18 наименований различных сортов тканей: зендени, выбойки, бязи и пестреди, причем в значительном количестве. Со второй половины XVII в. купцы стали торговать и китайкой. Количество ее в отдельные годы (1666—1667 гг.) достигало внушительных размеров. В числе среднеазиатских товаров значилось 8 наименований одежды, в первую очередь — кафтаны и кушаки, а затем тулупы. Меха и кожи представлены 16-ю наименованиями. Большим спросом пользовались мерлушки, корсаки и лисицы красные.

В числе других товаров в значительном количестве (в 1653—1654 гг., 1657—1658 гг.) привозился ревень. Однако следует отметить, что ранее рассмотренные данные требуют дополнения о привозе ревеня приезжими, юртовскими бухарцами и русскими людьми. Об этом свидетельствует тарская таможенная книга157: 16 сентября 1644 г. привезено 40 пудов ревеня; 12 сентября 1645 г. — 22 пуда; 9 сентября 1654 г.— 81 пуд 29 гривенок; 22 сентября 1654 г. — 21,5 пуда; 1 ноября 1654 г. — 625 пудов; 15 декабря 1654 г.— 71 пуд; 2 декабря 1657 г. — 62,5 пуда; 5 декабря — 46,5 пуда ревеня. Наряду с ревенем было привезено 365 мерлушек, 11 тулупов и 33 ергачинки.
По-прежнему продажа ревеня являлась государственной монополией, его скупали представители местных властей. Так, в 1644 г. атаман Влас Калашников поехал с купленным им у приезжих бухарцев ревенем из Тары в Москву158. Здесь ревень был сдан в государственную казну. В первой половине XVII в., как и в дальнейшем, в Таре с приезжих бухарцев взималась «двадцатая», а с других купцов «десятая» пошлина. Однако в конце XVII в. с ревеня пошлина не взималась и он должен был отправляться в Тобольск. По этому поводу в таможенной книге в 1699 г. отмечалось: «в прошлых годех писано, у которых всяких чинов людей и у иноземцев будет в привозе корень ревень и с того кореню ревеню великого .государя десятые пошлины ка Таре имать не велено, а велено тот корень ревень отсылать с Тары в Тобольск»159.
Следует отметить, что с 1658 и по 1697 г. ревень в Тару не привозился, лишь в 1697—1698 гг. он был привезен всего в двух вьюках, до 1699 г. — «шесть шир кореню ревеню»160. В этот период, как и на протяжении всего XVII в., приоритет в торговле как ревенем, так и другими товарами принадлежал приезжим бухарцам.
В указанный промежуток времени в Таре вели торговлю 429 приезжих бухарцев, 107 юртовских, 39 русских, 9 татар.
Среднеазиатские товары вывозились из Тары в другие районы Сибири, в основном в Тобольск. Об этом свидетельствуют данные таможенных книг 1644 и 1645 гг.161 1 декабря 1654 г. из Тары в Тобольск отбыл приезжий бухарец Б. Шар и по в, который повез 500 зенденей, 380 выбоек широких и узких, 80 малых (концов бязи, 40 кушаков бумажных и 20 пестредей; 4 декабря С. Асенов повез 80 концов белой бязи162; 23 января 1655 (г. юртовский бухарец Б. Назаркулов — 10 зенденей, 20 малых концов бязи узкой163, а приезжий бухарец Ш. Магомалятов — 600 аршин бязи узкой и 400 аршин выбойки узкой164. Среднеазиатские товары доставлялись в Тобольск и русскими купцами.

Как свидетельствуют данные таможенных книг 1675—1685 гг., товары из Тары вывозились также в Томск, Барабинскую и Тунгусскую волости165.
В Среднюю Азию из Тобольска через Тару вывозились различные виды русских товаров. Так, 18 марта 1644 г. группа юртонских бухарцев привезла из Тобольска в Тару товары для двух приезжих бухарцев — 100 серег оловянных, 35 гребней роговых, 8 блюд простых, 8,5 сукна лятчины, 14 юфтей кожи красной средней, 2 азяма английских и 31 вершок английского сукна166. В июле 1645 г. приезжий бухарец К. Шихов приобрел 1,5 лятчины, 4 юфти кожи красной, 1 пуд меди зеленой в котлах; А. Аджиев —2,5 сукна лятчины, полпуда меди зеленой в котлах, 2 юфти кожи красной, 50 аршин сукна сермяжного167. Указанные русские товары оставались основными предметами вывоза и в дальнейшем.
Например, 8 октября 1654 г. из Тобольска в Тару приезжим бухарцем М. Баяндиным было привезено 9 сукна лятчины, пуд меди зеленой в котлах, полпуда меди зеленой в тазах, четверть пуда олова, пуд свеч восковых, 12 юфтей кожи красной, 10 топоров малых; М. Мурзачановым — 20 юфтей кожи красной, 2,5 сукна лятчины, 1,5 пуда меди зеленой в котлах; С. Асеновым —500 аршин холста хряща, 900 аршин холста среднего, 50 блюд крафчатых168.
Обращает и а себя внимание тот факт, что среди приезжих бухарцев были и купцы-женщины. Так, 8 февраля 1657 г. были -отпущены товары «вдовы приезжего бухарина Баянды Ширипова жены ево Баяндины Каракузы Шугуровы (Каракуз Шукуровой) тарские купли мягкие рухляди 70 лисиц красных, по тарской таможенной оценке... на 40 на 9 рублей». Далее говорится, что «те лисицы она, Каракуз покупала на Таре на тот свой привозной бухарский товары...»169.
В таможенных книгах имеются данные, относящиеся к отдельным годам второй 'половины XVII в., которые дают определенное представление об ассортименте и объеме русских товаров, вывозимых как приезжими бухарцами, так и русскими купцами в Среднюю Азию через Ямышево озеро170. В частности, с 1665 по 1685 г. ими было вывезено кожи красной —536 юфтей, сукна — 464 аршина, холста хренца—2000 аршин, песцов белых—50, соболей—20, выдр малых—28, меди зеленой в котлах — 1 пуд и др.
В XVII в. среднеазиатские товары привозились и в Тюмень. По дошедшим до иас отрывочным данным, 30 июля 1647 г. один из бухарских купцов привез из Казани 30 мерлушек171; 10 августа из Средней Азии приезжий бухарец А. Абушахов привез 100 мерлушек, 34 корсака, 4 овчины, 2 тулупа, с которых была взята «двадцатая» пошлина172. Тюменская таможенная книга 1658 г. зафиксировала прибытие приезжих бухарцев с большим количеством среднеазиатских тканей. В частности, было привезено 180 зенденей, 40 бязей лощеных, 120 лестредей, 1800 аршин бязи узкой, 20 мерлушек, 20 выбоек узких, а также 20 бобров, 20 азямов, 60 козлин крашеных173.
В дальнейшем бухарские купцы стали привозить в Тюмень все больше китайских тканей. 24 декабря 1675 г. таможенная книга отмечала, что из Тары прибыло 30 концов китайки, 28 декабря —80 концов китайки разных цветов174. 24 августа 1679 г. из Тобольска было привезено 350 концов китайки разных цветов175.
Привоз китайских тканей отмечен и в таможенной книге 1695 г. В декабре этого года приезжими бухарцами в общей сложности было привезено 2240 концов китайки и 210 концов бязи турфанской176.
Среднеазиатские и китайские товары привозились в Тюмень и юртовскими бухарцами177. В частности, 11 октября 1658 г. Е. Шабабиным было доставлено 40 зендеией семенди, 100 аршин бязи, 100 мерлушек, 70 аршин бязи узкой, 40 мерлушек; Е. Точкаловым — 70 аршин бязи узкой, 6 мерлушек; У. Сатыевым — 456 аршин бязи узкой, ПО мерлушек, 11 зенденей семенди, 10 овчин; 5 декабря 1683 г. М. Шабабиным — 20 аршин выбойки, 30 аршин бязи узкой, 100 аршин китайки пестрой; М. Сафаровым — 100 аршин бязи узкой, 20 зенденей дюменди, 4 азяма зенденных: 11 декабря 1683 г. Б. Арыевым — 70 аршин бязи узкой, 4 азяма китайчатых; М. Досаевым — 100 аршин бязи узкой, 4 камки чайки, 2 кумача, 2 кушака эркинских.

Таким образом, наряду со среднеазиатскими товарами, в основном тканями различных видов, юртовские бухарцы торговали и китайкой, объем привоза которой в дальнейшем все увеличивался. Об этом свидетельствуют следующие данные: 4 ноября 1680 г. А. Шабабин привез 200 аршин китайки178; 15 сентября 1682 г. Е. Точкалов —200 концов китайки разных цветов179. Кроме того, юртовские бухарцы занимались и перепродажей китайских тканей, покупая их в самой Тюмени, что зафиксировано в таможенной книге как «тюменские покупки». Например, в качестве «тюменской покупки» были приобретены товары: 30 ноября 1680 г. К. Абызовым—100 аршин китайки; Я. Маметевым — 300 аршин китайки; Е. Точкаловым —200 аршин китайки разных цветов, 100 аршин бязи узкой, 40 косяков китайских бумажных малых; С. Овсовым —60 аршин китайки разных цветов; 4 ноября 1682 г. М. Сеитбяковым—1000 аршин китайки малой, И. Шиховым 3 азяма зенденных, 30 аршин бязи и выбойки узких; 21 ноября того же года С. Шибабиным —50 аршин бязи узкой, 30 аршин китайки пестрой, 5 азямов китайчатых; 19 сентября 1683 г. К. Абызовым —50 аршин китайки пестрой, 50 аршин китайки; 7 сентября 1685 г. К. Овсовым—10 азямов зенденных, 13 концов бязи180.
Таким образом, в третьей четверти XVII в. китайские ткани привозились в значительном количестве, однако и среднеазиатские ткани продолжали пользоваться высоким спросом на рынках Тюмени. В таможенной книге Тюмени за 1683 г. отмечалось, в частности, о привозе среднеазиатского атласа в Тюмень. Вот что писалось по этому поводу: «Того же дни (31 марта 1683 г. было продано. —X. 3.) семь аршин три вершки бухарского атласу черного малой руки...»181. Здесь речь идет о кора (черном) атласе, который с давних времен производился на территории современного Узбекистана и пользуется большой популярностью и по сей день. Поэтому утверждения ряда авторов о том, что атласы, привозимые в Сибирь, были исключительно китайскими, вызывает сомнение.
В отдельные годы, по данным таможенных книг, в Тюмень привозились и шелка Фарабата. Например, в 1680 г. из Казани было привезено четыре ансыря шелка и из Башкирии — полшести ф., в 1682 г. (откуда не указано) —5 аисырей, а в 1685 г.—5,5 ф. шелка Фарабата182. В редких случаях привозились и иранские ткани. 14 января 1695 г. таможенная книга зафиксировала привоз юртовским бухарцем Т. Лятиповым 4 косяка выбойки кашанской и 10 косяков пестредей тебризских с Ирбитской ярмарки183.

Оживленная торговля со Средней Азией в XVII в. велась через Томск. По томской таможенной книге, в 1624—1625 гг. несколько юртовских бухарцев продавали различные сорта мягкой рухляди и рогатый скот184.
О торговле русскими товарами юртовских бухарцев отмечалось и в таможенной книге 1640 г.185 Однако до нас не дошли данные о среднеазиатской торговле в Томске в первой половине XVII в. По отрывочным данным, 5 февраля 1640 г. «казанец, торговый человек Я. Акинфкев сын Гребенкин» привез из Верхотурска 25 бухарских выбоек двойных — на 50 руб. 30 гривен186. 2 сентября 1646 г. из Томска был отпущен в Кузнецкий острог «торговый человек с товарами», в числе которых упоминаются также «два киндяка бухарских»187.
Имел место и прямой привоз товаров из Средней Азии. Так, в частности, 18 февраля 1653 г. в Томск «пришел из Бухар Томского города торговый бухаретин Ширин Яриев, а у него бухарского товару 305 зенденей семенди, 48 азямов зенденных, 30 выбоек и пестредей по томской таможенной оценке на 215 рублей с полтиною»188. Кроме того, бухарцем У. Салимовым было привезено 63 зендени, 30 выбоек, 10 азямов зенденных на 53 руб. 6 алтын 4 деньги189.
В сентябре 1653 г. среднеазиатские товары привозились в Томск и из России—4 пестреди и 10 кушаков бухарских190. Таможенная книга зафиксировала доставку бухарцами товаров из Средней Азии в объеме — 41 пуд кореню ревеню черенкового и копытчатого, 400 зенденей семенди, 180 выбоек бухарских узких и 68 тулупов овчинных — всего на 564 руб191. В то же время юртовский бухарец Ш. Ярылев привез из Тобольска 500 аршин бязи узкой по тобольской оценке на 15 руб., по томской — на 20 руб.192 По-видимому, среднеазиатские товары доставлялись в Томск в большом количестве, так как они (вывозились отсюда и в другие места Сибири. Например, в 1653 г. был отпущен из Томска в Нарым бухарский товар: 20 зенденей семенди, 20 выбоек, 5 пестредей — на 43 руб. 26 алтын193. 16 февраля 1654 г. в Нарым отправился «казачий сын Савка Смокотнин» с товарами, принадлежавшими бухарцу Н. Валиеву, — 20 зенденей и 20 выбоек разных цветов194. 7 марта 1675 г. был отпущен в Кузнецкий острог «торговый человек Филипп» с бухарскими товарами195.
Из приведенных данных следует, что в Тюмень и Томск привозились в основном среднеазиатские ткани — зендени, выбойки, бязи и пестреди, а также изделия из них. В числе привозных товаров имеется и корень ревень. Между прочим, он привозился в Томск и в последующие годы. 16 мая 1654 г. таможенная книга отмечала посылку приезжего бухарца Бабакшея Ермалиева — «30 пудов кореню ревеню копытчатого» по таможенной оценке на 450 руб.196 По данным той же книги, в Томск привозились иранские и арабские товары, правда, в небольшом количестве. Так, 1 октября 1654 г. из Тобольска два юртовских бухарца привезли 5 ф. шелка Фарабата и 10 киндяков арабских197.
Таким образом, в рассматриваемые годы ассортимент привозных товаров в Томске был исключительно среднеазиатского происхождения. В дальнейшем же положение, как это было и в Тобольске, Таре и Тюмени, изменилось за счет увеличения привоза китайских тканей. Об этом свидетельствуют нижеследующие данные: 24 декабря 1675 г. из Тары юртовскими бухарцами Б. Тохтиным, К. Мамитриевым, Т. Казъшавым было привезено 250 концов китайки и 10 концов бязи узкой, С. Кучюковым — 31 конец бязи узкой, 16 зенденей дюменди198,Абтахаркым —20 концов китайки, М. Бурхановым и Н. Беркутовым —50 зенденей дюменди, 70 бязей узких простых, приезжим бухарцем А. Токмаметевым — 80 концов китайки разных цветов, Юрием Гавриловым — 340 аршин китайки разных цветов199.

Следует указать, что более широкому развитию торговых отношений через Томск препятствовали разбойные нападения и грабеж на караванных путях сообщения. В 1699 г. в казахских степях был ограблен караван приезжих бухарцев, вышедший из Томска. У купцов грабители отобрали 7 лошадей, 20 голов скота, 20 кож красных и 200 аршин холста хряща200. Отдельные отряды кочевых племен совершали нападения с целью ограбления и на окрестности города Томска.
Один из таких отрядов в апреле 1700 г. во главе с Кочинко Ерчекясовым был наголову разбит царским военным отрядом201. Вскоре вслед за этими событиями толмачу А. Кожевнику было поручено сообщить бухарским купцам, «чтобы они шли в Томской со всякими своими торгами и торговали будучи в Томском повольно без всякого опасения; а им от русских людей в Томском никакова утеснения не будет»202. Это было одним из проявлений заботы местных властей о развитии торговых отношений со Средней Азией.
Как из Тюмени, так и из Томска купцы взамен средне азиатских вывозили разного рода русские товары: кожи (юфти, олайки, полт и белые), сукна (лятчина, английское, аибургокое, карамзин, настрофиль, яренга, шептуха, юди надвое, сермяжное), холсты крашенины, металлические изделия (медные котлы, тазы, оловянные блюда, «кунганы», топоры, косы — горбуши), прутовое олово, уклад, слюдяные окончины, меха (выдры, горностаи, белки, зайцы) и меховые изделия (заячьи шубы и пр.), галантерею (иглы — «шпанки», медные серьги, роговые гребни, белый бисер, красные корольки), одежду (опашни сермяжные и лятчинные), деревянные изделия (блюда и ставцы), воск, писчую бумагу, осетровый и стряжий клей и т. д.203 Причем, как указывалось выше, все эти товары отправлялись через Ямышево озеро. В общем количестве товаров, привозимых русскими купцами на Ямышево озеро, первое место занимали кожи, второе — сукна, третье — металлические изделия, четвертое — мех выдры204.

Согласно исследованию С. В. Бахрушина, бухарцы вели торговлю и в Красноярске, который в XVII в. был одним из важных пунктов торговых отношений со Средней Азией205. В ряде источников отмечается приезд в Красноярск бухарских купцов в 1671, 1672 и 1674 гг.206 Следует заметить, что в Красноярске наблюдались случаи разграбления товаров бухарских купцов представителями местной администрации. Такой случай произошел, в частности, в 1680 г. Вот что говорится по этому поводу в источниках: «Бухарцы пять человек шли с торгом на Красный Яр и пришли на Енисей в новый Красноярский караульный острог и красноярские служилые люди тех торговых бухарцев пять человек да жен их и детей и дворовых людей тридцать человек побили... а товару их бухарского было на тридцати верблюдах да на тридцати конях. И тот бухарский живот они красноярские служилые люди поделили с красноярским воеводою с Данилом Загрясским...»207
Царское правительство отреагировало на это неприглядное событие со всей строгостью и потребовало прекращения всякого рода насилия по отношению к бухарским купцам. В Красноярске «для приезду торговых людей бухарцев» был организован особый «бухарский двор»208. Однако ввиду притеснений со стороны местных властей число приезжавших в Красноярск бухарцев не увеличивалось. Лишь в отдельные годы (1687—1689 гг.) наблюдалось их прибытие довольно значительными группами209.

По-видимому, злоупотребление властью в Красноярске не было до конца изжито, так как в 1688 г. последовал указ царя на имя красноярского воеводы И. В. Башковского, в котором отмечалось, что «в Красноярском у таможенных голов не бывает никаких таможенных сборов и от воевод бухарцам бывают обиды и налоги великие...». Вместе с тем воевода обвинялся в том, что «только исполняет свои прихоти и богатеет корыстьми многими, забыв страх божий и на чем нам, велики государем обещались»210. В указе говорилось о необходимости наладить таможенные дела и для этой цели привлекать людей из числа бухарцев211.
Разрешалось даже менять на товары бухарских купцов «ясачных соболей десять сороков» с расчетом, чтобы «те соболи применены были с прибылью» для государственной казны.
В целом рассматриваемый указ царя был направлен на создание необходимых условий для развития среднеазиатской торговли. «А буде в том деле,— говорилось в царском указе,— учинишь какую помешку и нашей великих государей казне поруху, а нам великим государем про то будет ведомо и тебе (воеводе. — X. 3.) за то быть в наказанье и в торговой казни»212.
Среднеазиатокая торговля велась и в Енисейске. Однако мы не располагаем достаточными данными по этому вопросу. Нами были обнаружены росписи цен на товары, продававшиеся на рынке, в числе которых значатся среднеазиатские и китайские товары. Они дают представление об ассортименте и стоимости привозимых бухарскими купцами товаров213.
В 80-х годах XVII Б. среднеазиатские купцы стали привозить товары в Иркутск. Так, в 1685 г. прибыли бухарские купцы с 90 верблюдами, нагруженными среднеазиатскими и китайскими товарами214. Представители местной администрации приняли бухарских купцов и проявили заботу об их торговой деятельности. В последующие годы из Средней Азии прибыло еще 2 купеческих каравана215. Однако они на обратном пути были разграблены ойротами.

Суммируя изложенное, можно сказать, что в течение XVII в. укрепились торговые отношения между Средней Азией и Сибирью. Торговля велась через Тобольск, Тару, Тюмень, Томск и Ямышево озеро. Отсюда среднеазиатские товары распространялись и в другие места обширной территории Сибири, а также частично вывозились в европейскую часть России. Среднеазиатские купцы иногда сами приезжали в Енисейск, Иркутск, Красноярск и другие уголки края.
Ведущую роль во ввозе и вывозе товаров играли приезжие бухарцы, второе место занимали юртовские бухарцы, третье — русские и тарские купцы.
Примерно с 70-х годов XVII в. увеличивается число ввозимых китайских тканей бухарскими купцами, что, в известной мере, ограничивало привоз среднеазиатских тканей в Сибирь. Однако несмотря на это среднеазиатские товары не потеряли своего значения для Сибири, они пользовались популярностью и спросом и в дальнейшем.



1 Архив АН СССР, ф. 21, оп. 4, д. 8, л. 25 об., 26.
2 Там же, д. 6, л. 155 об.
3 Там же, д. 11, л. 160—161.
4 Там же, д. 8, л. 164 об., 165 об.
5 ЦГАДА СССР, ф. 214, Сибирский приказ, кн. 639, л. 13 об.
6 Там же, кн. 3, л. 34—35 об.
7 Там же, л. 4—30.
8 Там же, ст. 81, л. 43.
9 Там же, л. 44.
10 МИУТТ ССР, с. 109.
11 Там же.
12 Там же, с. 109.
13 Там же.
14 Вилков О. Н. Ремесло и торговля в Западной Сибири»
с. 171.
15 Там же.
16 Копылов А. Н. Таможенная пошлина в Сибири. — В сб.:
Русское государство в XVII в. М., 1961, с. 352.
17 Там же.
18 ЦГАДА СССР, ф. 214, Сибирский приказ, ст. 81, л. 64.
19 Там же, л. 57.
20 Там же, ст. 88, л. 87.
21 Там же, кн. 88, л. 118, 168.
22 Там же, ст. 134, л. 194.
23 Там же.
24 Там же, л. 198—199. В царской грамоте подчеркивались заслуги бухарцев: «Да из них же де, из бухарцев, посылают ис Тобольска на отъезжие службы на Устюг Великий для покупки меду и сукон и холстов и всяких судовых запасов, да на обдорскую заставу и на Яровое Плесо для рыбные ловли, и на те службы на всякий год по пяти человек. Да они же де, бухарцы, в Тобольску городовое и осторожное дело с тобольскими с служивыми и с посадцкими и со всякими тутошними жилецкими людьми делают в ряд». — Там же, л. 196.
25 Там же, л. 200.
26 Там же, л. 201.
27 Там же.
28 Там же, л. 202.
29 Там же, л. 203.
30 Там же.
31 Взятки, незаконные поборы.
32 Подарки.
33 ЦГАДА СССР, ф. 214, Сибирский приказ, ст. 134, л. 204.
34 Архив АН СССР, ф. 21, оп. 4, д. 8, л. 80.
35 МИУТТ ССР, с. 363.
36 Вилков О. Н. Тобольск — центр хлебной торговли За-
падной Сибири XVII в. — В сб.: Русское население Поморья и Си-
бири (период феодализма). М., 1973, с. 168.
37 Архив АН СССР, ф. 21, оп. 4, д. 10, л. 58 об.
38 В частности, с этого каравана было в качестве пошлины взято: «двести пятьдесят одна зендень семенди, тридцать две зендени дюменди, семьдесят шесть выбоек узких, пятьдесят семь бязей лощеных, пятьсот двадцать аршин бязи узкой, двадцать пять азямов зенденных, тридцать скатертей синих и белых, фатышко бумажное, пять полукисейшек, осьмнадцать фунтов бумаги хлопчатой, двадцать пять мерлушек, две козлины». — Там же, л. 8.
39 Там же, кн. 410, л. 24 об., 86—90.
40 С указанных товаров была взята двадцатая пошлина в следующем размере: 195 бязей узких, 89 китаек разных цветов, 9 аршин камки, 3 фатышки бумажные, 6 зенденей, 3 бязи лощеных,3 выбойки узких, 12 зенденей дюменди, 6 фунтов бумаги хлопчатой ж др.—ЦГАДА СССР, ф. 214, Сибирский приказ, кн. 410, л. 80—90 об.
41 Там же, кн. 44, л. 41-об.
42 Там же, кн. 752, л. 132 об.
43 Там же, кн. 88, л. 170.
44 Там же, кн. 490, л. 37 об. — 39 об., кн. 491, л. 36—37. С указанных товаров была взята двадцатая пошлина в размере: зенденей семенди—212, зенденей дюменди—46, бязи узкой—68 (620 аршин), выбойки узкой—38 (252 аршина), бязи лощеной—23, пестредей — 17, скатертей—8, кушаков—9. — ЦГАДА СССР, ф. 214, Сибирский приказ, кн. 491, л. 38 об., кн. 490, л. 39 об.
45 Там же, кн. 231, л. 88, 434.
46 Там же, кн. 410, л. 59 об., 61, 229 об.
47 Там же, кн. 433, л. 71—71 об., 72 об.
48 Там же, кн. 410, л. 59 об.
49 ЦГАДА СССР, ф. 214, Сибирский приказ, кн. 752, л. 16—17.
50 Там же, л. 59—60 об.
51 Там же, кн. 88, л. 170 об.
52 Трусевич X. Посольские и торговые отношения России с Китаем. М., 1882, с. 109—110.
53 ЦГАДА СССР, ф. 214, Сибирский приказ, кн. 301, л. 2 об.
54 Там же, ст. 81. т. 64.
55 Там же, кн. 412, л. 170.
56 Там же, л. 170 об.
57 Там же, кн. 491, л. 11; кн. 490, л. 36—36 об.
58 Там же, кн. 588, л. 41—42 об., 44, 52 об.
59 Полное собрание законов Российской империи. Т. 2, с. 816.
60 ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 357, л. 43 об., 68, 71, 82, 104.
61 Алексеев М. П. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и писателей XVII—XVIII вв. Иркутск, 1941, с. 352.
62 Там же.
63 Повествование о Сибири, переведенное с латинской рукописи XVII столетия. — Сибирский вестник, 1822, с. 152.
64 ЦГАДА СССР, ф. 214, Сибирский приказ, ст. 354, № 2045, л. 1—2.
65 Вилков О. Н. Ремесло и торговля в Западной Сибири, с. 194. По рассказам Ю. Крижановича, отбывавшего в Тобольске ссылку с 1661 по 1676 г., тобольские воеводы ежегодно высылали по Иртышу 40 и более парусных судов к Ямышеву озеру. Путь этот длился 4 месяца. «Как московитяне, — писал он, — достигают этого места, они производят залп из пушек и снова их заряжают, затем производят огонь из ручных пищалей; отсалютовав таким образом Тайше, московитяне дают заложников и, получив таковых же от калмыков, в тот же день воздвигают на берегу укрепление и ставят на нем пушки, чтобы иметь защиту в случае вероломства. Добыв из озера соль, они нагружают ею суда и затем вступают в торг...» — См.: Кабо Р. М. Города Западной Сибири. М., 1949, с. 69.
66 Там же.
67 ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 410, л. 48.
68 Там же, кн. 491, л. 56.
69 Там же, л. 119 об.
70 Там же, л. 219.
71 Вилков О. Н. Ремесло и торговля в Западной Сибири, с. 200.
72 Там же, с. 205.
73 ЦГАДА СССР, ф. 214, Сибирский приказ, кн. 491, л. 219. 74 Архив АН СССР, ф. 21, оп. 4, д. 12, л. 190.
75 Вилков О. Н. Ремесло и торговля в Западной Сибири, с, 179.
76 ЦГАДА СССР, ф. 214 Сибирский приказ, кн. 588, л. 35—36 об.
77 Там же.
78 Вилков О. Н. Ремесло и торговля в Западной Сибири. с. 180, 201, 212, 213.
79 Там же, с. 172—173.
80 ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 1200, л. 83—84; кн. 1206, л. 377.
81 Там же, кн. 1200, л. 58 об. — 59.
82 Полное собрание законов Российской империи. Т. 3, Спб., 1830, с. 163.
83 Там же, с. 509.
84 Там же.
85 Там же.
86 Там же.
87 Там же.
88 Там же.
89 ЦГАДА СССР, ф. 214, Сибирский приказ, кн. 490, л. 362 об.
90 Там же, л. 365.
91 Там же, кн. 540, л. 434 об.
92 Там же, кн. 1206, л. 117 об.
93 Там же, кн. 1200, л. 135—136 об„
94 Там же, кн. 588, л. 429.
95 Там же, кн. 433, л. 71.
96 Там же, кн. 490, л. 279.
97 Там же, кн. 410, л. 58—58 об.
98 Там же, кн. 491, л. 103 об.
99 Там же, кн. 88, л. 170—170 об.
100 См.: Вилков О. Н. Ремесло и торговля в Западной Сибири, с. 193.
101 Там же, с. 218.
102 Там же.
103 Там же.
104 ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 752, л. 59—60.
105 Там же, л. 104.
106 Там же, л. 42.
107 Там же, л. 459 об.
108 Там же, кн. 412, л. 65—69.
109 Там же, кн. 410, л. 197.
110 Там же, кн. 490, л. 59.
111 Там же, кн. 433, л. 241 об.
112 Там же, кн. 588, л. 110—110 об.
113 Там же.
114 Там же, л. 223—224, 251, 444 об.; кн. 892, л. 460—460 об.
115 Там же, кн. 892, л. 11 б--117.
116 Там же, кн. 920, л. 44 об. — 45.
117 Там же, кн. 1206, л. 437.
118 Там же, кн.' 558, л. 324.
119 Там же, кн. 611, л. 247.
120 Там же, кн. 797, л. 137 об.
121 Там же, кн. 892;, л. 113 об.— 114.
122 Там же, кн. 588, л. 494.
123 Вилков О. Н. Тобольск — центр хлебной торговли Сибири в XVII в. — В сб.: Русское население Поморья и Сибири. М. 1973, с. 188.
124 Архив АН СССР, ф. 21, оп. 4, д. 7, л. 34.
125 Там же.
126 Там же.
127 Полное собрание законов Российской империи. Т.4, с. 60.
128 Там же. Как свидетельствуют архивные данные, еще в 1680 г. был направлен указ тобольскому воеводе П. С. Прозоровскому, в котором говорилось: «Бухарцам, которые будут приезжать в Сибирские города с товарами велено торговать на гостиных дворах самим, а мимо тех бухарцев их бухарскими товарами повставке торговать никому не велено». — ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ,, ст. 354, № 2045, л. 3.
129 Архив АН СССР, ф. 21, оп. 4, д. 8, л. 164.
130 Миллер Г. Ф. История Сибири. Т. II. М., 1941, с. 445.
131 ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 251 л. 1.
132 Там же, л. 4—5.
133 Там же, л. 31 об.
134 Там же, кн. 313, л. 385—387 об.
135 Там же, л. 389.
136 Там же, кн. 861, л. 342, 350.
137 Материалы по древней истории Сибири, с. 362.
138 ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 531, л. 7 об. —8, 18 об. —21; кн. 554, л. 177—178 об., 184—185 об., кн. 552, л. 112—113; кн. 632, л. 468—469.
139 Там же, кн. 554, л. 191—192.
140 Там же, кн. 814, л. 4 об.
141 Там же, кн. 949, л. 285, 337.
142 Там же, кн. 531, л. 24 об., 26, 27 об., 29, 34, 43.
143 Там же, л. 32—32 об.
144 Там же, кн. 313, л. 385—386.
145 Там же,, кн. 861, л. 354.
146 Там же, кн. 478, л. 250.
147 Там же, кн. 531, л. 18 об.
148 Там же, кн. 552, л. 111.
149 Там же, кн. 632, л. 452 об.
150 Там же, кн. 736, л. 60—62 об.
151 Там же, кн. 813, л. 3 об., 4.
162 Там же, л. 12.
153 Там же, кн. 899, л. 19—19 об.
154 Там же, кн. 1195, л. 304 об.—306 об.; кн. 1269, л. 5, 53 об., 55 об.
155 Там же, кн. 174, л. 89—89 об., л. 92—92 об., 93 об., 94, 96—96 об.; кн. 188, л. 42.
156 Там же, кн. 861, л. 352—353, 368, 278 об.; кн. 478, л. 171; кн. 736, л. 61 об.; кн. 1195, л. 305 об.; кн. 1247, л. 51; кн. 1269, л. 20, 134.
157 Там же, кн. 174, л. 4—5; кн. 188, л. 5 об.; кн. 313, л. 372—372 об., 374 об., 391, 405—406; кн. 861, л. 332—333 об., 335—335 об.
158 Там же, кн. 174, л. 24, 37, 38.
159 Там же. кн. 1195, л. 296—296 об.
160 Там же.
161 Там же, кн. 174, л. 24, 40, 41, 44 и др.; кн. 118, л. 8, 9.
162 Там же, кн. 313, л. 402, 403 об.
163 Там же, л. 419.
164 Там же, л. 420.
165 Там же, кц. 632, л. б/н., л. 473 об., 474; кн. 634, л. 119;кн. 673, л. 36; кн. 814, л. 26, 36.
166 Там же, кн. 174, л. 93 об, 94.
167 Там же, кн. 188, л. 90—91.
168 Там же, кн. 313, л. 380, 380 об.
169 Там же, кн. 861, л. 388—388 об.
170 Там же, кн. 478, л. 204 об.; кн. 632, л. 515 об., 516 об.;
кн. 673, л. 62—62 об. 63 об.; кн. 214, л. 71—71 об., 72—72 об., 76—76
об., 77 об.—78, 99; кн. 634, л. 71—78 об., 99; кн. 814, л. 57; кн. 1269.
л. 141, 168.
171 Там же.
172 Там же, л. 440.
173 Там же, кн. 379, л. 26 об., 27.
174 Там же, кн. 594, л. 407 об., 409 об.
175 Там же, кн. 666, л. 296—296 об.
176 Там же, кн. 1251, л. 169, 199, 199 об., 201 об., 202 об.,203, 203 об.
177 Там же, кн. 379, л. 25—25 об., 27; кн. 764, л. 80 об., 79 об. — 80, 87, 90—91, 108, 152.
178 Там же, кн. 69Q, л. 49, 49 об.
179 Там же, кн. 779, л. 8.
180 Там же, кн. 690, л. 53 об:, 139—139 об., 150 об.—151, 223 об., 227—227 об.; кн. 779, л. 35; кн. 764, л. 21; кн. 812, л. 18 об.
181 Там же, кн. 764, л. 131.
182 Там же, кн 690, л. 211, 238; кн. 779, л. 102; кн. 812, л. 66 ©б.,211.
183 Там же, кн. 1251, л. 230—230 об.
184 Архив научной библиотеки Томского государственного уни-
верситета, Томская таможенная книга № 764, л. 21—21 об., 35—41,
56, 66, 68, 68 об., 69, 72 об.
185 Томск в XVII в. СПб., с. 144.
186 Там же, с. 141.
187 ЦГАДА СССР, ф. 214, Сибирский приказ, кн. 251, л. 1 об.
188 Потанин Г. Привоз и вывоз товаров города Томска в половине XVII столетия.— Вестник РТО. Ч. 27, Спб., 1859, с. 113.
189 Там же, с. 133.
190 Там же, с. 137.
191 Там же, с. 138.
192 Там же.
193 Там же, с. 140.
194 ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 322, л. 49—50.
195 Там же, кн. 594, л. 421.
196 Там же, кн. 322, л. 71—71 об.
197 Там же, л. 13—13 об.
198 Там же, кн. 594, л. 406 об. — 407 об., 408.
199 Там же, л. 408 об. — 410, 418—419 об.
200 Архив АН СССР, ф. 21, оп. 4, д. 18, л. 530—531; д. 12, л. 284—285 об.
201 Там же.
202 Памятники Сибирской истории XVIII века. Кн.1. СПб., 1882, с. 70.
203 Вилков О. Н. Ремесло и торговля в Западной Сибири, с. 197.
204 Бахрушин С. В. Указ. работа, с. 121.
205 Там же, с. 122.
206 Там же.
207 Архив АН СССР, ф. 21, оп. 4, д. 18, л. 268.
208 Бахрушин С. В. Указ работа, с. 122.
209 Там же, с. 123.
210 Архив АН СССР, ф. 21, оп. 4, д. 20, л. 90, 93 об.
211 Там же, л. 94.
212 Там же.
213 ЦГАДА СССР, ф. 214. Сибирский приказ, кн. 254, л. 8 об., 9,
43—45, 75, 88—89, 109 об., ПО об., 140—142.
214 3алкинд Е. Присоединение Бурятии к России. Улан-Удэ, 1958, с. 190—191.
215 Там же.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 7280

X