Краткий итог
В определенной мере рассмотренные выше средства контроля помогают лучше понять, каким образом происходило управление партизанским движением. Мы отметили, что советский режим не полагался на какую-то одну систему управления, а имел в своем распоряжении несколько альтернативных командных структур и методов для демонстрации партизанам своей власти. Если один из методов иди каналов управления оказывался неэффективным, всегда была, возможность использовать другой. Но вместе с тем существование различных методов и сразу нескольких командных структур еще раз подтверждает вывод, сделанный выше при рассмотрении типов приказов, а именно: при такой системе не существовало четкого распределения обязанностей.
По всей видимости, командир обычного партизанского отряда никогда не был уверен, от кого поступят важнейшие приказы. Номинально он находился в подчинении особого промежуточного уровня командования в структуре партизанского движения. Однако вышестоящий уровень этой структуры в любой момент мог направить свои приказы напрямую командиру отряда. Кроме того, при определенных обстоятельствах он мог получить приказ непосредственно от командования Красной армии. Существование этих многочисленных каналов передачи приказов было лишь одной из трудностей, способных поставить командира в тупик. Он также был обязан выполнять указания партийной организации, которая в особых случаях могла вмешиваться в оперативные вопросы. Невыполнением этих указаний он, несомненно, подвергал себя риску, если только не занимал в партийной иерархии более высокого положения. Кроме того, вездесущий особый отдел, являвшийся практически полностью независимым от партизанской командной структуры, постоянно следил за командиром отряда и, разумеется, оказывал влияние на его действия. Иногда в отряде постоянно находился офицер связи партизанского штаба, в подчинении которого был отряд, и полностью игнорировать замечания такого человека было нельзя. Еще отряд в любое время мог посетить проверяющий из штаба либо высокопоставленный партизанский или партийный начальник. И наконец, командира самого могли неожиданно вызвать на советскую территорию для доклада высшему партизанскому или партийному руководству.

В пределах этой главы можно указать лишь на сложность такой системы контроля и возникающую в результате путаницу, а также только намекнуть на причины, заставлявшие использовать такую систему. В значительной мере ее возникновение было случайным, обусловленным сложностью и разнообразием путей развития партизанского движения. В определенной мере различные функции партизан — военные, политические, пропагандистские — требовали того, чтобы ими управляли различные органы. Кроме того, как и всем тоталитарным системам, советскому режиму были нужны конкурирующие между собой органы, которые могли бы проверять и доносить друг на друга. Но можно предположить, что существовал и еще один фактор. При отсутствии четкого разграничения обязанностей и путем лишения отдельного партизанского офицера определенной ниши в существующей иерархии, система не позволяла ему быть уверенным, что его положение стабильно, даже если он действует в полном соответствии с приказами своего вышестоящего начальства. В результате он переставал быть самим собой и становился беспомощным и более податливым инструментом в руках режима.
Многие командиры отрядов, конечно, напрямую не подвергались упомянутому выше давлению. Как правило, приказы других командных центров поступали не столь часто, чтобы командир был вынужден уделять им основную часть своего времени. В большинстве случаев скорее возможность, а отнюдь не само вмешательство соперничающих между собой командных структур делало шатким положение командиров. Как отмечалось выше, если командир был человеком смелым и решительным, он мог пренебречь рекомендациями партийной организации или офицера НКВД своего отряда, и если добивался успеха, то не нес наказания. Вероятно, как это нередко происходило в других сферах советской системы, между представителями различных командных структур внутри отряда существовали «семейные договоренности». Такие негласные договоренности способствовали тому, что начальник особого отдела, командир и комиссар улаживали все разногласия между собой внутри отряда, не сообщая о них вышестоящему начальству. Все эти обстоятельства на практике способствовали уменьшению путаницы в распределении командных обязанностей; однако в критических ситуациях отсутствие четкой схемы распределения обязанностей наверняка делало положение партизанского командира незавидным.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 3970

X