Заключение
Проведенный выше анализ средств контроля позволил выявить многие важные стороны организации и руководства партизанами. Политическое значение партизанского движения в широком плане сравнительно подробно рассматривалось во введении. Поэтому вместо краткого обобщения этих аспектов партизанского движения в этом разделе более уместно остановиться на логическом обосновании систем организации, использованных в партизанском движении, и тех последствиях, которые использование таких систем могло иметь для будущего.
Существовало две принципиально отличных друг от друга системы организации партизан. Территориальная система предусматривала создание относительно небольших партизанских отрядов (от пятидесяти до ста человек) в каждой административно-территориальной единице оккупированной территории СССР. Эта система должна была создаваться на базе региональных органов партии и НКВД, и все командные кадры, а также многие рядовые партизаны должны были привлекаться из числа пользующихся доверием членов этих органов. Небольшим силам противника отряды время от времени должны были наносить удары с последующим отходом, они должны были терроризировать сотрудничавших с врагом лиц и при этом упорно избегать серьезных боевых действий. Постоянные лагеря, склады оружия, боеприпасов и продовольствия должны были находиться в изолированных районах, но партизаны не должны были пытаться установить контроль над каким-то определенным районом. Основное внимание следовало уделять скрытности и внезапности. В ряде случаев, по всей видимости, даже допускалось, чтобы партизаны после проведения каждой операции могли возвращаться к своим обычным занятиям и выглядеть мирными гражданами. В вышестоящие по отношению к отрядам командные центры предполагалось превратить подпольные комитеты партии, которые обычно должны были находиться в городах. Их члены должны были скрываться или действовать, используя в качестве прикрытия свой обычный род занятий.
То, как рухнула эта система, было уже описано, и здесь нет необходимости возвращаться к этому. Однако тут следует оговориться, что ее успех зависел от ряда факторов, которые отсутствовали в первые месяцы немецкой оккупации СССР.

1. Подготовка. Такая система требовала тщательного планирования и большой подготовительной работы еще до появления противника. Должны были быть построены и тщательно замаскированы лагеря и склады оружия и боеприпасов. Следовало создать четкую и строго выверенную систему связи между отрядами и подпольными центрами. В частности, были необходимы мощные скрытые радиопередатчики и секретные аэродромы. Личный состав отрядов следовало тщательно отбирать и готовить. Это требовалось не только для обеспечения лояльности и грамотных действий партизан при проведении операций, но и для ознакомления их с целями партизанских действий, в ходе которых о и должны были бы продолжать наносить мощные удары, даже если это могло повлечь за собой гибель их отрядов. По существу, все эти предпосылки отсутствовали. До войны в верхних эшелонах власти велась разработка планов, но людям, которым предстояло претворять их в жизнь, даже ничего не сообщалось о возможности возникновения партизанской войны. Короткий период лихорадочной подготовки и обучения личного состава протекал уже после начала войны, но внимание ответ- ственных работников было слишком распылено, а времени для того, чтобы добиться нужных результатов, оставалось слишком мало. И наконец, неожиданно быстрое отступление Красной армии породило волну паники, которой поддались многие из призванных стать партизанами, а в общем хаосе отступления не уцелело то немногое, что уже удалось подготовить.

2. Поддержка населения. Территориальный план партизанской войны, успех которой во многом зависит от скрытности и соблюдения тайны, предполагает активную поддержку абсолютного большинства населения оккупированной территории. Настроения основной массы населения, остававшейся на большей части оккупированной немцами территории, были отнюдь не просоветскими. По советским меркам население в лучшем случае было пассивным — не проявляло желания сотрудничать ни со старыми, ни с новыми хозяевами, пока не станет очевидным, кто одерживает победу; в худшем случае население сообщало немцам сведения о составе и секретных базах партизанских отрядов и оказывало содействие в их уничтожении.

В тех регионах, где территориальное движение добилось мало-мальски заметных успехов, то есть на Северном Кавказе и в особенности в Крыму, успехи эти объяснялись наличием времени на подготовку, возможностью использовать уже имевшийся опыт и, по всей видимости, присутствием там значительно большего, чем в других районах, количества партийных работников и офицеров НКВД. Но даже в этих регионах территориальная система уцелела лишь благодаря отказу от предписываемых ей особенностей, в частности от плана создания небольших партизанских групп в каждом районе и опоры на секретность. Изменения были просто необходимы для этих регионов отчасти потому, что различия между благоприятными и неблагоприятными для партизанских действий условиями местности проявлялись здесь совершенно отчетливо, а также отчасти потому, что большую часть населения составляют мусульмане, крайне враждебно относившиеся к советскому режиму. Однако тот факт, что советское руководство продолжало использовать территориальную систему и позднее, даже при наличии этих неблагоприятных условий, явно указывает на то, что оно одобрительно относилось к ней. Там, где возможно, эта система была весьма полезна для режима, поскольку при такой системе строгий контроль за партизанским движением оставался в руках наиболее надежных элементов, способных сохранить повиновение и лояльность режиму остававшегося на оккупированной территории населения. В идеальном варианте такая система лучше любой другой позволяла добиться наибольших результатов с наименьшими затратами ресурсов, ибо она не требовала крупного дополнительного притока командных кадров, призванных обеспечивать лояльность. Кроме того, поскольку партизанские отряды избегали широкомасштабных боевых действий, отпадала необходимость крупных поставок оружия и боеприпасов.
Почти повсеместный провал территориальной системы означал, что необходим новый тип организации. Система — если ее можно так назвать — стала во многом как продуктом обстоятельств, так и результатом целенаправленного планирования. Требовалось, чтобы существовавшее на более поздних этапах партизанское движение не стало тем, что некоторые авторы называют «спонтанным народным восстанием». Оно в большей степени стало результатом усилий тысяч приверженцев советского режима, волей обстоятельств оказавшихся на оккупированной территории или специально направленных туда для организации сопротивления оккупантам. Лишь постепенно высшему советскому руководству удалось упорядочить спонтанное разрастание партизанского движения этого типа. Навязанной партизанским отрядам системе управления действительно удалось сохранить очень высокую степень лояльности к режиму. Она также гарантировала, что отряды будут стремиться решать важные в военном и политическом отношении задачи. Но она не обеспечила в достаточной степени единообразия и эффективности, необходимых для превращения партизанских отрядов в подразделения, способные проводить военные операции, сравнимые с операциями равных им по размерам формирований Красной армии. Кроме того, появившаяся в результате система организации партизан могла действовать эффективно лишь при наличии определенных благоприятных условий и отнюдь не на всей оккупированной территории на протяжении всего периода оккупации.

С тем чтобы понять, почему партизанское движение приняло именно ту форму организации, которая возникла после зимы 1941/42 года, необходимо кратко рассмотреть характер войны на Восточном фронте. В каком-то смысле нападение Германии на СССР было поразительной по своей смелости попыткой демонстрации силы. Учитывая, насколько жестокой и глупой была политика, проводимая Германией на оккупированной территории, остается лишь удивляться, что после поражений зимой 1941/42 года еще на протяжении двух с половиной лет силы вермахта продолжали оккупировать значительную часть Советского Союза. Считается, что начиная с 1942 года советские силы имели превосходство в воздухе; они превосходили и продолжали наращивать мощь своей артиллерии, а с самого начала войны они обладали огромным превосходством в людских ресурсах. Тем не менее лучшие в качественном отношении организация, руководство, дисциплина и военная подготовка рядового состава вермахта позволили немцам продержаться до 1944 года. В очень редких случаях, если вообще еще когда-либо в истории, силам агрессора удавалось в течение такого длительного времени сохранять свое присутствие на территории противника, которому они столь существенно уступали в людских ресурсах и количестве военной техники. Оккупация в таких условиях влечет за собой огромный риск и крайние неудобства. Задачей советских партизан стало максимально усилить этот риск и создать еще больше неудобств противнику.
Отставание немцев в военной технике давало партизанским отрядам огромные преимущества. Им почти не приходилось опасаться немецкой авиации, поскольку нехватка самолетов не позволяла часто использовать авиацию в операциях против партизан; партизанские отряды, наоборот, почти беспрепятственно получали по воздуху огромную материальную поддержку и подкрепление людьми. Нехватка бронетехники и стрелкового оружия у немецких и вспомогательных частей давала возможность партизанским формированиям размера бригады, даже при весьма сомнительном качестве военной выучки личного состава, задерживать противника шквальным заградительным огнем из автоматического оружия, имевшегося у партизан в огромном количестве. В условиях нехватки у немцев техники и отсутствия поддержки с воздуха только крупные, тщательно подготовленные наступательные операции могли справиться с большими скоплениями партизан. Такие операции вызывались необходимостью и проводились не часто, а потому партизаны порой месяцами могли полностью контролировать обширные участки территории. В тех регионах, где активность партизан была действительно высока, нехватка войск вынуждала немцев держаться в больших городах и вблизи основных дорог и тем самым оставлять сельскую местность практически целиком в руках партизанских сил.
В таких условиях появилась возможность создания крупных партизанских бригад. При благоприятных обстоятельствах такие части могли сражаться с крупными силами немцев, были способны уничтожать подразделения коллаборационистов и выглядеть грозной силой в глазах населения. Такие силы при многократном увеличении и координации их действий центрами управления как на оккупированных территориях, так и за их пределами постепенно смогли превратить большую часть северных районов оккупированной территории в нечто вроде «переходной» зоны, которая уже больше не была подконтрольна немцам, но полностью еще не перешла и под советский контроль. По мере ослабления немцев контролируемая партизанами территория расширялась, и все большему количеству населения в «оккупированных» районах давали почувствовать, что оно вновь живет под властью Советов.
Крупные отряды такого типа, привязанные к определенным базовым районам и существовавшие за счет насильственно реквизируемого у населения продовольствия, имели определенные недостатки. Так как немцы испытывали нехватку самолетов и бронетехники, партизаны время от времени могли совершать крупные рейды по открытой местности, примером чего могут служить знаменитые рейды Ковпака и Наумова на Украине. Но вести продолжительные боевые действия на открытой местности они не могли, поскольку, пока немцы имели возможность прибегать к силе, они могли направлять достаточное количество регулярных войск для уничтожения слабо подготовленных в военном отношении и недисциплинированных партизан, которых затем удавалось подловить вдали от их убежищ в лесах и болотах. Поскольку крупный отряд являлся единственной в целом успешной формой организации партизан, которую советской стороне удалось создать во время Второй мировой войны, лучше экономически развитая и более богатая половина оккупированных территорий, в частности равнинная часть Украины, оставалась практически лишенной партизан почти до самого конца оккупации.

<< Назад   Вперёд>>  

Просмотров: 4803

X