Крупнейший судовой пожар в Муромском затоне Нижегородского водного района 1905 года по материалам нижегородской периодической печати

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок» 16 марта 1905 года №71


14 марта (1905 года) в Муромском затоне, находящегося против Нижнего Новгорода за Мочальным островом, возник грандиозный пожар. По обилию сгоревших судов пожар должен быть отнесён к числу исключительных Волжских пожаров.

Муромский затон – один из больших на Волге. Караван в нём зимует смешанный: пассажирские и буксирные пароходы, гружёные и порожние нефтяные баржи, хлебные баржи, соляные. Весь этот караван сбит в одну общую кучу. Суда стоят бок – о – бок почти без интервалов. Небольшой интервал есть только между пароходным караваном, стоящим с верху затона, и баржевым, стоящим с низу. Пожар возник в баржевом караване в самом центре, на нефтекачке «Стахеева». Как в большинстве случаев бывает, начало и место возникновения пожара никто с точностью указать не может, большинство, однако уверяет, что пожар начался в каюте. Это было в 8 часов вечера. К месту пожара прибыла Муромская вольная пожарная артель, пожарные из села Бор, приехали губернатор, начальник речной полиции, инспектор судоходства. Началась борьба с огнём и по-видимому, весьма успешная. В нефтекачке было более 30 тысяч пудов мазута.

Около 4 часов утра пламя, скрывавшееся внутри баржи вместе с загоревшимся мазутом, неожиданно для тушителей вырвалось на палубу. Затем горящая нефть перелилась к соседним баржам, которые воспламенились весьма быстро и пожар быстро принял грандиозные размеры, тем более, что в некоторых из загоревшихся баржей были запасы мазута. К 10 часам утра в огне было 19 барж, пожар принимал стихийный характер. Борьба с ним была невозможна тем более, что сильный ветер, раздувая пламя, в значительной степени способствовал распространению его. Около 12 часов дня в огне были: 9 барж М. С. Солина с грузом мазута в количестве 210 тысяч пудов (баржи не страхованы, груз же застрахован в Петербургском Обществе в сумме 40 тысяч рублей); небольшой пароход М. С. Солина, стоящий в баржевом караване, затоплен; 6 барж Н. Е. Башкирова – одна с грузом нефти, в другой было 20 тысяч пудов крупчатки, в третьей – 6 тысяч полукулей соли (груз и баржи не страхованы); Стахеевская нефтекачка и баржа не страхованы; Ф. Е. Приспешникова нефтяная баржа с грузом около 10 тысяч пудов; М. Н. Блинова одна баржа и А. А. Блинова одна.

До интервала, отделяющего баржевой караван от пароходного, оставалось всего две линии барж, которые решено было потопить. В боках и в днище барж прорублены были отверстия, кроме того разбиты были в некоторых местах и ледяные чаши, окружающие баржи, но последние не тонули, препятствовала затоплению лёгкость порожних судов и ледяные чаши. Огонь, продолжал бушевать с прежней силой, постепенно захватывал всё новые и новые баржи. Направление ветра было не вдоль каравана, а несколько на берег к зимовкам, часть которых сгорела. У Мочального острова недалеко от места возникновения пожара стояла баржа, приспособленная путейским ведомством для плавучего холерного госпиталя. Борта баржи были закрыты кошной, которую усиленно поливали, но не смотря на принятые меры, баржа госпиталь сгорела. Путейское ведомство понесёт на этом деле небольшие, вероятно убытки. Сама по себе баржа старая и дорого, вероятно, не стоит, что же касается надпалубных настроек, то таковые, как мы убедились из осмотра баржи за час до её уничтожения огнём, хотя и были сделаны, но начерно – внутренних приспособлений никаких сделано не было.


Пожар в Муромском затоне, 1905 г.

Около 3 часов дня начали загораться баржи, ближе стоявшие к пароходному каравану. Загорелись две баржи А. Л. Старова, пять барж А. Д. Клюкина, из которых три застрахованы, и баржи Рагозильникова. Возникли серьёзные опасения за пароходный караван, который по скученности и массе надпалубного горючего материала представлял ещё большую опасность, чем баржевой караван. Крайними у интервала были доки А. А. Худякова, в которых находились на ремонте по два парохода в каждом. По всему интервалу был устроен щит, покрытый кошнами. Пароходы были укрыты парусами, деревянные части доков кошнами. Всё это непрерывно смачивалось водой из брандспойтов, кроме того удалось развести пары на курбатовском пароходе «Вьюн», который начал подавать к месту пожара массу воды. Работавшая на пожаре паровая машина испортилась, вместо неё была доставлена, спустя довольно долгое время, паровая машина из Канавина. Все ручные и паровые машины направлены были к защите пароходного каравана, и эта дружная защита увенчалась успехом. Около шести часов вечера распространение пламени было приостановлено. На стороне около Мочального острова огонь был остановлен на барже Рагозильникова, и три баржи Юрганова, за которыми следовал пароходный караван, остались целы. На противоположной стороне огонь также ослабевал, прекращаясь на баржах Блинова и Яргомского. Опасность для пароходного каравана прекратилась, и можно надеется, что сегодня ночью она уже не возникнет, что касается баржевого каравана, то он уничтожен почти весь. Из 68 барж к 12 часам ночи осталось: вверху близ пароходов 3 баржи Юрганова и в нижней части затона 9 барж. Таким образом сгорело 56 барж и небольшой пароход М. С. Солина «Поспешный».



Нижегородская ежедневная газета «Волгарь» 16 марта 1905 года №71



14 марта, около 8 часов вечера, в Муромском затоне, на нефтекачке И. Г. Стахеева возник пожар, который около 10 часов вечера удалось кое – как затушить. Но около 12 часов пожар, благодаря лежащим на нефтекачке снастям и косякам, снова вспыхнул, и огонь почти моментально охватил всю баржу.

Недалеко от этой нефтекачки стояло несколько барж Солина с нефтью, около 20000 пудов. Благодаря сильному ветру, огонь вскоре перекинулся на них, а затем на рядом стоящие баржи разных судовладельцев с грузом хлеба и нефти. Пожар через несколько времени усилился и уже днём, 15 марта, представлял море огня. Нефтекачка Стахеева стояла почти во входе в затон, позади её осталось 20 – 30 барж, которые уцелели благодаря тому, что ветер дул в противоположную от них сторону, на весь остальной караван. Неподалёку от горевших барж, на берегу, сгорела зимовка кр. Села Бор, Пятакова, арендованная Солиным. Стоявшие в караване три буксирных парохода: «Жуков», «Евсеев Второй» и «Поставщик» последний Солина) сгорели.
Общее количество сгоревших барж определить трудно. К вечеру 15 марта их насчитали до 30.
Сгорел также плавучий холерный госпиталь, принадлежащий путейскому ведомству.
В затоне находиться много буксирных пароходов и пассажирских.

Главная задача, как принимавших участие в пожаре, так и судовладельцев заключалась в том, чтобы не дать загореться пароходам. Баржи и пароходы в затоне разделены небольшим интервалом 4 – 5 сажен, и вот в этом интервале устроены были щиты из брезентов и кошмы. Одна из барж А. И. Денева, стоящая по баржевой линии интервала, около 5 часов вечера загорелась; за ней загорелась другая баржа, но огонь здесь старались потушить. В это время загорелась баржа Юрганова. По распоряжению полицмейстера барона А. А. Таубе, были поданы шланги от паровой машины и вскоре огонь был прекращён.

Корпуса пароходов, прилегающих к линии интервала, обшиты кошмой, а палубы, тенты и штурвальные рубки закрыты брезентами. Эти пароходы и некоторые незагоревшиеся баржи беспрестанно поливали водой. Если не стихнет ветер и не удастся погасить возникший пожар, то пароходам угрожает серьёзная опасность.

Первые из пароходов подвергаются опасности: «Александр Первый» (Корина), «Василий Дунаев» (Дунаева), «Клюкин Второй», «Юрганов» (Юрганова), затем уже пароходы Шулешова и другие, впрочем, всё будет зависеть от направления и силы ветра, если он стихнет, то большой опасности не будет. Огонь охватил большое пространство. В некоторых местах он настолько силён, что от расстилающегося удушливого дыма подойти близко не представляется возможным. Там, где стояли баржи с нефтью, последняя разлилась и в некоторых местах горела на льду, что также служило распространению пожара. Благодаря сильному ветру, искры летели во все стороны.

В тушении пожара принимала деятельное участие нижегородская вольная пожарная артель, (участвовало охотников до 60 человек) во главе с начальником артели г. Нордгрен. Энергично работая, они не давали распространиться огню на разгоревшихся баржах по линии интервала. На место пожара были посланы из города пожарные команды и солдаты.

На место пожара приезжал не один раз начальник губернии генерал – лейтенант П. Ф. Утенберг и давал соответствующие указания.

Тушение пожара лично руководил полицмейстер барон А. А. Таубе.
На место пожара, по распоряжению властей, утром была подана ярморочная паровая пожарная машина, но она сломалась, и взамен ей была прислана к 4 часам другая.
К 9 часам вечера ветер стал стихать.


Пожар в Муромском затоне, 1905 г.

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок» 18 марта 1905 года №73



Вчера мы были на месте пожарища в Муромском затоне. От большинства барж остались только днища, которые дымились. Пламени не было, за исключением места стоянки нефтяного каравана М. С. Солина. Здесь со страшной силой горела ещё нефть, распространяя вокруг густой дым.
В настоящее время мы можем привести до некоторой степени точный список сгоревших судов. Сгорели окончательно баржи хлебные Н. С. Галкина 161/2 саж., А. М. Деднова 18 саж., А. Г. Круглова 17 саж., П. Д. Яргомского 40 саж., М. И. Ревина 191/2 саж., А. Л. Старова 40 саж., его же 15 саж. Н – ков Н. Е. Башкирова 32 саж., 36 саж., 21 саж., (20 тысяч пудов крупчатки), 30 саж., 45 саж., 36 саж., г. Виноградова 15 саж., П. Д. Яргомского 42 саж., И. А. Сидорова 18 саж., А. Д. Клюкина 40 саж., К. Ф. Сергеева 45 саж., братьев Анкудиновых 35 саж., их же 23 саж., братьев Жеребцовых 30 саж., В. Е. Лакеева 42 саж., (сгорела на половину). Нефтяные: М. С. Солина 42 саж. (85 тыс. пудов остатков) 45 саж., 40 саж. (65 тысяч пудов), 45 саж., 45 с. (60 тысяч пудов, камерон), 30 саж.42 с., 46 с., 43 с. (камерон), н – ков Н. Е. Башкирова 42 саж. (10 тысяч пудов), А. Ф. Рогозильникова 48 саж., его же 46 саж., 36 саж., 22 саж. (20 тысяч пудов), н – нов Сыромятникова 43 саж., А. А. Блинова 52 саж. (10 тысяч пудов), М. Н. Блинова 45 с. (5 тысяч пудов), К. Ф. Сергеева 42 с., А. А. Блинова 50 с., (нефтекачка с зачисткой) И. Г. Стахеева 43 с. (нефтекачка), его же 45 саж. (ручной камерон с 35 ысячами пудов), Ф. Е. Приспешникова 35 с. (зачистка), А. А. Волковой 43 с., её же 20 с. (9 тысяч пудов).

Всего таким образом сгорело 25 хлебных барж, общая длина коих 755 сажен и 24 нефтяных с общею длиною в 992 с. Кроме того сгорел строящийся министерством путей сообщения плавучий холерный госпиталь длиною в 45., три небольшие «нолика» и затонули три небольшие пароходы: «Евсеев 2-й», «Жуков» и М. С. Солина. Всего 56 судов. Остались: три баржи Юрганова, док н – ков Н. Е. Башкирова, хлебная баржа Х. И. Погодина, 4 баржи Маркелова, 3 баржи Клюкина и одна Яковлева. Пароходный караван весь спасён.

Пожар обошёлся без человеческих жертв, но пострадавшие были. Принимавший весьма деятельное участие в прекращении огня И. А. Хомутов провалился в горевшую и полузатопленную баржу Блинова. Г. Хомутову был подан шест, но выбраться по шесту из баржи он не мог, а затем, находясь в барже, он потерял сознание. На помощь к нему поспешил инженер казанского округа путей сообщения Н. Н. Бехтерев, которому с помощью верёвки удалось вытащить Хомутова из баржи. В майну провалился руководящий борьбой с огнём начальник губернии П. Ф. Унтенбергер, ему немедленно помогли выбраться из воды. На барже Блинова стояла громадная толпа зрителей, большинство которых были учащиеся. Совершенно неожиданно из люка этой баржи вырвалось пламя, а затем вся баржа окуталась дымом, публика в беспорядке бросилась с баржи на берег, причём многие не попали на сходни и прыгали прямо на лёд. Один учащийся, прыгнув неудачно, вывихнул себе ногу и был унесён товарищами. Справедливость слухов о поджогах вряд – ли основательна, такие слухи неизбежные спутники пожарных катастроф и доверять им не всегда можно.

Многих интересует вопрос: как отнесётся миллионер Стахеев к этому громадному бедствию? Дело в том, что причина пожара его нефтекачка, в числе же пострадавших есть несколько лиц, всё состояние коих заключалось только в сгоревших баржах, при чём баржи эти страхованы не были. Вряд ли миллионер Стахеев равнодушно отнесётся к разорению мелкоты, зная, что единственным виновником этого разорения является только он. Формально г. Стахеев прав, но нравственно он обязан вознаградить потери наиболее бедствующих.

От сгоревшего каравана остались одни днища. Обстоятельство это чрезвычайно смущает чинов путейского ведомства. Вчера на месте пожарища нам пришлось беседовать с начальником местного отделения округа инженером Е. А. Водарским. По его словам, днища по вскрытии реки опустятся на дно и заградят вход в затон. Караван по прибытии воды выйдет, конечно, через остров, но осенью с этим заграждением придётся считаться. Предположено по наступлению межени приступить к выемке со дна этих заграждений с помощью кранов. Работа предстоит громадная.

На берегу сгорела только одна зимовка М. С. Солина, кроме того, несколько зимовок разобраны. Недалеко от зимовок на берегу находиться на клетках пароход о. Иоанна Кронштадтского «Святитель Николай Чудотворец». Пароход этот ремонтируется здесь за счёт г. Стахеева, он не пострадал.

Пароходный караван остался цел. Интересна стоимость его, по оценке страховых Обществ. По наведённым нами вчера справкам оказывается, что в Муромском затоне зимует 64 парохода, оценка которых сделанная местным страховым бюро, выражается в сумме 2519000 рублей. Всего в затоне зимовало свыше 160 судов. Цифра довольно солидная. Весьма понятен тот интерес, который возбудил пожар в среде судопромышлеников.

Высказывается теперь целый ряд запоздалых предложений о возможном устранении подобных катастроф в будущем. В затоне суда стояли без интервалов. Объясняется это теснотой затона и обилием судов, нуждающихся в нём. По мнению компетентных лиц, интервалы устроить вполне возможно, всё зависит от надзора за правильной установкой судов. Необходим порядок. Пусть караван ставиться с интервалами, причём те баржи, которым нет места в затоне, зимуют в хвосте его. Весь вопрос в весенней вводке, по отношении к которой необходимо выработать такой порядок: владельцы всех судов, зимующих в затоне, должны принимать участие в расходах по вводке каравана при весенней прибыли. В настоящее время платят только вводящиеся, а стоящий впереди на хорошем месте спокойно заявляет: «мне не надо вводиться, мне и здесь хорошо». Раз между судовладельцами нет солидарности, нет понимания общих интересов, то эти чувства можно им привить путём принудительным. Нижегородские затоны находятся в ведении губернатора, который, с согласия и при участии местных общественных судоходных учреждений, легко может установить сбор на затонные нужды, при чём сбор этот должен взиматься при выдаче разрешений на постановку судов в затоне. Следовало бы рассмотреть вопрос о затонных нуждах в этом именно направлении.

При обсуждении мер возможного спасения пароходного каравана, все указывали на необходимость потопления последнего ряда судов, но так как суда не тонули, то некоторые предлагали уничтожить их с помощью пироксилиновых шашек. Однако выяснилось, что таковых в запасе в местном артиллерийском складе не имеется. Тогда предложено было доставить орудия и боевыми снарядами уничтожить баржи, но и это предложение успеха не имело.

Отголоски пожара в Муроском затоне

Нижегородский губернатор, принимая во внимание, что происшедший в Муромском затоне пожар указал на отсутствие в достаточном количестве средств для борьбы с возникшим пожаром, как – то: пожарных машин, войлоков, брезентов, топоров, багров, пил и т. д. – просить председателя местного отделения Общества судоходства безотлагательно обсудить совместного с судовладельцами зимующих в Муромском, Молитовском и Сормовском затонах судов вопрос о затоплении противопожарных средств в достаточном количестве. Сегодня в помещении Общества имеет быть экстренное заседание совета по означенному вопросу.

Нижегородский губернатор обратился в биржевой комитет с предложением организовать охрану судов в местных затонах. Комитет вчера сообщил, что вопрос этот уже обсуждался здешними судовладельцами в совещании 31 января сего года, причём решено было просить начальника нижегородской речной полиции организовать ночные вахты из служащих. Вместе с тем, комитет сообщил, что с 20 марта на суда сходиться вся команда в полном количестве, и с этого времени содержание вахт на судах производиться, как в навигационное время, в виду чего в детальной разработке этого вопроса в настоящее время едва – ли представляется надобность.
Нижегородский биржевой комитет обратился к представителям страховых Обществ с письмом, в котором сообщает, что размеры пожара 15 марта, бывшего в Муромском затоне, возбудили опасение за безопасность всех зимующих в нём на пароходах и вызвали необходимость в принятии энергичных мер для их спасения. Так как у страховых Обществ нет соглашения между собою для принятия мер во время пожара, то за неимением другого органа, который взялся бы за это, биржевой комитет счёл необходимым взять на себя почин экстренных мер. Меря эти состоят в устройстве перегородки вдоль всей линии пароходов из брезентов и кошем, чтобы уменьшить жар на судах от смежного огня, и в укрытие всех передовых пароходов кошмами и брезентами и в постоянно поливки их. Меры эти вызывали расходы на наём артелей, покупку кошем, заём большого количества – около 200 брезентов у Ко «Надежда» (многие из них от прибивки гвоздями потеряли свою ценность), кроме того по просьбе комитета был поднят пар и пущены в ход насосы на пар. «Вьюн» Карповой и приведены из Канавина паровые насосы, очень обезопасившие своими действиями весь караван судов. Так как все пароходы были отстояны, несмотря на большую опасность им угрожавшую, биржевой комитет считает, вполне справедливым все расходы отнести на счёт страховых Обществ, в виду чего он и просит представителей последних прибыть 28 марта в комитет для распределения между Обществами всей суммы расхода, пропорционально суммы застрахованного у них и несгоревшего имущества.

Вчера земским начальником 3 участка семёновского уезда Е. П. Егоровым было доложено начальнику губернии о примерной деятельности на судовом пожаре в Муромском затоне вольных пожарных дружин: села Бор и владимирской, из села Владимирского. Особенно отмечена деятельность второй дружины, беспрерывно работавшей с 3 часов пополудни до 5 часов утра следующего дня. Благодаря энергичной и настойчивой работе добровольцев этой дружины, распространение огня вниз по течению Волги, вследствие раз лившейся горящей нефти, было прекращено. Громадная опасность от пожара угрожала двум большим баржам г. Меркулова, наполненным мазутом. На этих баржах было сосредоточено всё внимание дружинников, увенчавшееся успехом. Во время адской работы, как Меркулов, так и владельцы соседних барж, чтобы спасти их судовое имущество, обещая в награду чуть не золотые горы. И когда дружина прекрасно выполнила трудную задачу, только один Меркулов остался верен своему слову и вручил начальнику дружины в виде благодарности 100 рублей. Остальные же, когда опасность миновала, куда – то стушевались.

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок» 19 марта 1905 года №74



Итоги пожара в Муромском затоне. В настоящее время о возникновении пожара и количестве сгоревших судов и груза можем сообщить следующее:

Пожар начался на барже – нефтекачке Стахеева, гружёной нефтяными остатками. Загорелось одновременно в двух местах – на носу и под мерниками.
Сгорело всего 51 непаровое судно (в том числе плавучий барак) и 1 пароход. Кроме того, затоплено 10 судов при тушении пожара.

Сгоревшие суда были следующих владельцев. Один буксирный пароход «Поставщик» (владелец Солин), 9 барж - Солина, из которых 3 баржи с грузом нефтяных остатков в количестве 210000 пудов, 8 барж наследников Н. Башкирова, из них в двух был груз соли 34500 пудов и в одной 17500 пудов крупчатки. 3 порожних баржи А. Блинова, 1 баржа Н. Блинова с грузом 5000 пудов нефтяных остатков, 4 баржи Рогозильникова, из которых одна с грузом нефтяных остатков 20000 пудов. 2 порожние баржи Сергеева, 1 баржа Приспешникова, 2 баржи – нефтекачки Стахеева, в одной из которых было 33000 пудов нефтяных остатков (на этой барже возник пожар). Следующие баржи без груза: 1 баржа Клюкина, 3 Волковой, 1 наследников Сыромятникова, 1 Лакеева, 2 Яргомского, 2 Старова, 2 Деднёвых, 1 Круглова, 1 Базанова, 1 Ревина, 1 Виноградова, 1 Сидорова, 2 братьев Анкудиновых, 1 братьев Жеребцовых и 1 Богатова и плавучий барак министерства путей сообщения. Эти суда сгорели до тла, осталась часть днища с торчащими болтами.

Чтобы не дать распространиться огню и спасти стоящий караван пароходов, нужно было сделать интервалы, для чего было затоплено 10 судов: 2 парохода «Евсеев 2-й». Первый из них в железном, другой в деревянном корпусе. Оба по 25 номинальных сил. 1 док наследников Н. Башкирова, 3 баржи Юрганова, 1 баржа Погодина, 2 полубаржи, 1 плавучая кухня. Все надпалубные каюты и надстройки, а на пароходах и кожуха этих судов снесены.
Всего таким образом сгорело 52 судна, потоплено 10 судов, и кроме того, сгорело груза: нефтяных остатков 268000 пудов, соли 34500 пудов и крупчатки 17500 пудов.

Нижегородская ежедневная газета «Волгарь», 19 марта 1905 года №74



За усердие в тушении пожара в Муромском затоне, из числа работавших там пожарных, г. полицмейстер барон А. А. Таубе представил к награде: унтер – офицера И. А. Коробова, рядового Ивана Морозова и Михаила Бузукова.

В заслугу означенным лицам (в особенности Коробову) полицмейстер ставит энергичную работу при спасении горящих нефтяных барж, принадлежащих Рогозильникову и Блинову, в особенности баржи Рогозильникова, от которой огонь грозил переброситься на баржу Юрганова, а от последней угрожала большая опасность каравану пароходов.

Судовой паровой нанос для перекачки нефтепродуктов
Судовой паровой нанос для перекачки нефтепродуктов

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок», 20 марта 1905 года №75



Начальник городской пожарной команды г. Васильев сообщил г. городскому голове, что при тушении пожара в Муромском затоне имущество городской пожарной команды понесло убытки на 189 рублей 50 копеек, и что судовладельцы Клюкин, Маркелов и Погодин обещали дать награду пожарной команде за спасение их барж. Двое первых по 50 рублей и последний 200 рублей. Баржи этих судовладельцев, благодаря усиленной работе пожарной команды, уцелели, но судовладельцы до сих пор не исполнили своих обещаний. Из них г. Погодин дал только 50 копеек младшему пожарному служителю Скворцову, 1 рубль для раздачи 5 человекам унтер – офицеру Анучину, 2 рубля на 12 человек Аратскому и 55 копеек на троих Лобанову. А г. Клюкин 50 копеек на троих (Шиканову) Шяханову. (в затоне работало посменно 84 человека пожарных не менее 6 часов. Волгарь). Г. городской голова распорядился о возмещении убытка сообщить биржевому комитету, а о наградах написать письма судовладельцам.

Вчера г. нижегородским губернатором издан следующий приказ, который вчера же и разослан по принадлежности: «В тушении пожара 14 и 15 марта в Муромском затоне принимали деятельное участие, кроме местной затонной дружины, также нижегородские городские пожарные команды и вольные дружины: Городская, Печёрская, Борская и Владимировская, при чём на долю всех приходился продолжительный и тяжёлый труд. За усердное и самоотверженное выполнение этого труда я считаю долгом выразить мою искреннею благодарность всем участием в работах по тушению огня».

Во время пожара в караване Муромского затона трое молодых людей похитили горелое железо и направились в город. Здесь в Рождественской части они были задержаны, и все признались, что похитили железо близ пожарища на острове. У Алексея Касимова в санях оказалось около 3 пудов, преимущественно горелые болты и небольшой чугунный котёл, у Павла Логинова и Николая Кащеева около 4 пудов такого же железа.

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок», 23 марта 1905 года №78



В нижегородский биржевой комитет представлен целый ряд счетов с просьбой о возмещении за счёт страховых Обществ расходов по прекращению судового пожара в Муромском затоне. Общая сумма расходов, более 6000 рублей. Счёт одной компании «Надежда», более 3000 рублей. Все счета будут направлены комитетом в нижегородское бюро страховых обществ.

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок» 25 марта 1905 года №80
Начальником городской пожарной команды г. Васильевым представлены к награде за энергичную и сопряжённую с опасностью для жизни работу при тушении пожара в Муромском затоне старший служитель пожарного депо Верёвкин, младшие служители Иван Морозов и Туманов и унтер – офицер 1 части И. А. Коробов.

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок», 27 марта 1905 года №81



Выяснилось, что кроме перечисленных уже нами сгоревших и затопленных судов (первых 52 и вторых 10), прорублено и затоплено ещё 10 судов: 4 баржи торгового дома братьев Маркеловых, одна баржа Пачколина, одна баржа Марачева, одна Яковлева и три баржи Клюкина. Таким образом цифра пострадавших, во время пожара каравана, судов в Муромском затоне выражается 72, из них 52 сгорели и 20 затоплены.

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок» 23 марта 1905 года №83
Начальник нижегородской речной полиции г. Ресин поместил письмо – опровержение по поводу нашего сообщения о беспорядочной расстановке судов в Муромском затоне, послужившей причиной большого распространения огня в зимующем караване. Основная мысль опровержения такова: несмотря на то, что обязательные постановления разрешают постановку судов с нефтяными остатками в Муромском затоне, нижегородская речная полиция ставит таковые суда не в затон, а ниже ухвостья Мочального острова, то есть ниже всего затонного каравана.
Опровержение г. Реснина является новым доказательством справедливости нашего сообщения о беспорядочной постановке на зимовку каравана. Какой может быть в затоне порядок, если начальник речной полиции не знает, где и какие баржи поставлены на зимовку? Уверяет, печатно, что нефтяного каравана в самом затоне не было, по меньшей мере странно. Для сведенья г. Ресина сообщаем план расстановки судов перед пожаром. Выше Стахеевского и Солинского караванов, в самом затоне стояли нефтяные баржи: М. Н. Блинова! Рядом с ней Сергеева, далее Блинова, ещё выше во второй баржевой линии, то есть через один ряд т пароходов, стояли нефтяные баржи: Рогозильникова №30, в которой было более 10 тысяч пудов нефтяных остатков. Баржа эта почти примыкала к доку наследников Башкирова. Все эти суда были в самом затоне, в центре его и способствовали в значительной степени распространению огня.

Если бы начальник нижегородской речной полиции вместо того, чтобы писать с чужого голоса опровержения, почаще заглядывал в затон при постановке каравана на зимовку, то вероятно, он не допустил бы баржи с нефтью оставить в центре каравана, находящегося в самом затоне, а не нижи ухвостья Мочального острова.

В самом опровержении г. Реснин ссылается между прочим на обязательные постановления, изданный для нижегородской речной полиции. О том, как эти постановления исполняются речной полицией – в других случаях мы считаем необходимостью сказать несколько слов, но об этом до другого раза.

Нижегородская ежедневная газета «Нижегородский Листок», 12 апреля 1905 года №97



Нам сообщают, что выход больших пассажирских пароходов, зимовавших в Муромском затоне, был чрезвычайно затруднителен вследствие загромождения выхода затона днищами сгоревших судов. Затонной администрацией своевременно не было принято мер в удалении остатков судов, вследствие чего пассажирские пароходы, выбираясь на Волгу, поломали плицы, потеряв массу времени, ибо в конце концов пришлось работать «на шпиль». К затону подходил баркас речной полиции, но побыв некоторое время у судов, вернулся обратно в город, не оказав никакой помощи, да по правде сказать, последнее было и трудно ждать от него.

Анализ:

Чудовищные потери судов во время пожара в Муромском затоне 1905 года вызваны несколькими факторами. Один из главных выявленных факторов наличие нефтеналивных барж с остатками большого количества нефтепродуктов внутри самого Муромского затона. Надо учесть, что по постановлению Нижегородского комитета речной полиции, такое расположение нефтеналивных барж было запрещено, такие суда должны были находиться ближе ко входу в затон у Мочального острова, а не в его центре. Во время постановки судов в затоны начальник речной полиции Реснин, как всегда отправился в отпуск и надзором занимались его подчинённые. Если при надзорной работе речной полиции в затонах, закрывались глаза на такие серьёзные нарушения, то появляется предположение о коррупции среди руководства речной полиции. Если – это так, та фактор коррупции чинов государственного надзора разных ведомств можно считать ещё одним из главных факторов этого гигантского пожара.

Следующий важный фактор, повлиявший на огромные потери судов – это расположение судов внутри затона. Фактически руководство Муромского затона «напихала» туда суда, как «сельдь в бочки». Суда располагались друг от друга на расстоянии 3 – 4 сажени, то есть от 7 до 10 метров. Речная полиция также не справилась с этим нарушением правил при постановке судов в Муромский затон. Скорее всего гонясь за прибылью, суда в затоне ставились впритык к друг к другу, что очень поможет распространению огня на соседние суда. Так же этот фактор косвенно подтверждает большое количество затопленных судов, с целью предотвращения распространения огня. При нормальной расстановке судов, необходимость в затоплении судов привела бы к меньшим масштабам, но в Муромском затоне затопили 20 деревянных барж. Вообще в то время приём затопления деревянных судов был распространён в практике тушения судовых пожаров. Отсутствия средств для быстрого затопления деревянных судов, как в самом затоне, так и в других местах говорит о поной неготовности владельцев самого затона, речной полиции и министерства путей сообщения к ликвидации крупного судового пожара. Отсутствие пироксилиновых шашек на складах нижегородского гарнизона, можно было вполне заменить стрельбой запасной артиллерийской батареи, расположенной в пределах Нижнего Новгорода, но данная идея не была реализована. А так и артиллеристам практика и затопление судов пошло бы гораздо быстрее.

Возможно, если бы требования перевоза нефтепродуктов в железных баржах были доведены до судовладельцев в ультимативной форме, то имея в затоне железные, а не деревянные нефтеналивные баржи, скорее всего пожар не принял бы таких размеров. В 1904 году требование о переходе на железные нефтеналивные баржи было озвучено, поскольку утечка при транспортировке нефти с деревянных барж была существенной это негативно отражалась на добычи рыбных биоресурсов по всему бассейну реки Волги. Но судовладельцы успешно и долго игнорировали данное требование, ссылаясь на финансовые проблемы.

Также из газет выяснилось о нехватке противопожарных приспособлений и инструментов в Муромском затоне. Отсутствовали в достаточном количестве все средства борьбы с пожаром, начиная от пожарных машин (ручных и паровых наносов), войлоков, брезентов, и заканчивая обычными топорами, баграми и пилами.

Как видно из приведённых данных, уроки пожара в Сормовском затоне в 1901 году не были восприняты ни руководству Муромского затона, ни Нижегородской речной полиции, ни другими государственными надзорными органами и даже самими судовладельцами, пока последние нарушали, остальные закрывали на это глаза и к крупным пожарам не особо готовились. Это и привело к такой массовой гибели судов от огня в пожаре в Муромском затоне.

Подготовил Радьков Андрей Георгиевич. Зам. директора Нижегородского музея холодной войны и истории города Горького 1946 – 1991 г. г. по научной работе.


Просмотров: 1029



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X