Особенности Великой российской революции и Гражданской войны на Северном Кавказе. 1917-1920 гг.

Исход противостояния в Гражданской войне в России в существенной степени зависел от начального положения сторон конфликта и имевшейся в их распоряжении базы. И в этом свете сравнение потенциала Советской России и разных белых фронтов, своеобразие сложившейся в них к 1917 г. ситуации, наряду с исследованием военной и политической составляющей, может представляться одним из перспективных направлений исторических исследований. События Великой российской революции и Гражданской войны на Северном Кавказе1 имели ряд особенностей. Часть из них связана с географическим положением региона и своеобразием его социально-политического и культурно-исторического развития. Другая часть была обусловлена военно-политической ситуацией сложившейся в 1917-1918 гг. и существенно повлиявшей на дальнейшее развитие событий.

Наибольшие влияние на ход революции и гражданской войны оказало наличие в регионе трех казачьих войск - Донского, Кубанского и Терского. Суммарно они составляли большую часть численности всех казачьих войск России. Февраль 1917 г. и возрождение казачьего самоуправления сделали казаков не только представителями служилого сословия, но и реальной политической силой в регионе. На протяжении 1917 г. во главе казачьих войск - Донского, Кубанского и Терского встали генерал от кавалерии А. М. Каледин, полковник А. П. Филимонов и подъесаул М. А. Караулов - фигуры авторитетные не только среди казачества, но и известные в рамках всей страны. Не случайно, все региональные проекты политических образований конца 1917 - начала 1918 гг. строились с обязательным участием казачьих лидеров. Гибель Каледина и Караулова - безусловно стала ударом не только для их казачьих войск, но и для всей южнорусской контрреволюции. Не менее известной в России и авторитетной фигурой на Дону, стремившийся играть самостоятельную роль и в общероссийской политике, стал избранный в мае 1918 г. войсковым атаманом донских казаков генерал-майор П. Н. Краснов.

Наличие у казаков как у военного служилого сословия большого количества земли, консерватизм в отношении устоявшегося образа жизни и взаимоотношения с крестьянами и инородцами, не могли не сделать казачество потенциальными противниками советской власти. Развитие событий в регионе и недальновидная политика советской власти в отношении казачества в начале 1918 г. (а затем и попытки «расказачивания» в 1919 г.) показали правильность выбора вождями Белого движения казачьих земель для развертывания своих вооруженных сил. Казачество сыграло решающую роль в ликвидации в советской власти в 1918 г. Попытка перераспределения находившейся в руках казаков земли в пользу неказачьего населения и коренных народов, разоружение казачьих станиц, нередко сопровождавшееся их грабежами под прикрытием действий советской власти, демонстративное пренебрежение казачьими традициями, вызвали вооруженный отпор со стороны этого служилого сословия. Наиболее масштабные выступление казаков на Юге страны в 1918 г. произошли в Донском и Терском казачьих войсках. Донское восстание в марте-мае 1918 г. закончилось ликвидацией советской власти на территории войска (впрочем, его успех не был бы столь определенным, без начала германской оккупации юга страны). Терское восстание июня-ноября 1918 г. потерпело поражение, но сыграло свою роль в консолидации антисоветских сил. Впоследствии, активное вовлечение казаков в Гражданскую войну позволило Добровольческой армии, а затем Вооруженным силам Юга России (ВСЮР) взять под контроль большую часть Северного Кавказа, а затем начать и «поход на Москву». Показательно, что в общей численности ВСЮР, которыми командовал генерал-лейтенант А. И. Деникин, казачество в 1919 г. составляло около 50% от численности войск (Донская армия, кубанские и терские части, не выделенные в отдельные армии). Такой большой удельный вес казаков в составе армий не был свойственен ни для одного другого фронта Гражданской войны (Показательны здесь данные казачьего отдела Всероссийского центрального исполнительного комитета, относящиеся к концу 1919 г., согласно которым в рядах РККА было 20% всех казаков, и от 70 до 80% находилось в рядах разных белых армий.2)

Но подобная значимая роль казачества в Белом движении на Юге страны, наряду с большими выгодами (достаточно сказать о конных массах, которых не имела РККА в начале войны), которые оно давало контрреволюции, делало его и уязвимым. Наличие разногласий между казачьими органами управления и российской властью (представленной в 1918-1919 гг. главкомом Добровольческой армии и ВСЮР Деникиным) делали белый Юг монолитным лишь формально. На протяжении всего революционного периода казачьи войска, в зависимости от общей военно-политической ситуации рассматривали себя, как правило, как часть России, но их понимание пределов своей автономии далеко не всегда встречало признание и согласие со стороны центральной «добровольческой» власти.

Борьба казачьих войск с советской властью на протяжении большей части 1918 г. была связана с борьбой за сохранение казачьих устоев жизни и носила, прежде всего, региональный характер. Переход в конце 1918-1919 гг. от Гражданской войны «за родной хутор и станицу» к борьбе с советской властью в целом и «походу на Москву», существенно сказался как на состоянии самих казачьих войск и их формирований, так и на их взаимоотношении с Добрармией - ВСЮР. Перенапряжение сил казачьих войск (мобилизация многих возрастов казаков в армию, не могла не отражаться на их экономике), отсутствие у части казаков желания идти «воевать с Советами» «за мужиков» (особенно показательны для казаков были те случаи, когда крестьяне поддерживали советскую власть) и, наконец, непрекращающиеся трения и конфликты казачьих войсковых властей с добровольческим командованием - все это грозило превратить сильные стороны «казачьей базы» белых на Северном Кавказе, в слабые. Причины «потери порыва» казачеством, что случалось за время Гражданской войны неоднократно, заключались, конечно, не только в его «областнических интересах» и «самостийности». Массовый призыв и создание собственных регулярных вооруженных сил на пределе мобилизационных и хозяйственных возможностей войск были крайне обременительны для казаков, вели к упадку их хозяйства. В момент, когда «усталость казаков» совпала с внутриполитическими проблемами белого тыла и неудачами на фронте, это привело к общей катастрофе Белого движения в конце 1919 - начале 1920 г.

В конечном счете, особенности Северного Кавказа как в существенной степени «казачьего» региона позволили южнорусской контрреволюции получить существенный выигрыш во времени - как в организации вооруженной силы, так и в занятии обширных территорий. Но нерешенность многих социально-экономических и национальных проблем в самих казачьих войсках, стремление войсковых правительств к сохранению автономии и даже обособлению, отсутствие у российской «добровольческой» власти политического опыта и желания идти на компромисс, свели в итоге на нет все первоначальные преимущества региона как надежной опоры Белого движения.

Другой важной особенностью Северного Кавказа в период революции и Гражданской войны стало наличие межнациональных конфликтов, корни которых уходили далеко вглубь от событий 1917-1920 гг. Прежде всего это касается взаимоотношений Терского казачьего войска и горских народов, связанных с нерешенным земельным вопросом. Советская власть в 1918 г. стремилась использовать противоречия между казаками и горцами в своих интересах, начав фактически действия по ликвидации Терского войска. Неосторожная политика советской власти в Терской области в конце весны - начале лета привела к началу общевойскового восстания. Генерал А. И. Деникин, характеризуя ситуацию на Северном Кавказе, справедливо отмечал, что многонациональный состав населения Терской области, наличие большого числа нерешенных вопросов, уходивших корнями далеко в прошлое, обусловил особенно жестокий ход Гражданской войны, имевшей в этом регионе ярко выраженный межнациональный характер. По словам генерала, «для Терека, при его крайней чересполосности (в расселении терских казаков и горских народов. -Р. Г.), при страшно запутанных межплеменных отношениях, острой вражде к нему чеченцев и ингушей и далеко не соразмерных силах стороны (терские казаки составляли примерно 20% населения области. - Р. Г.), установление общероссийской власти было... вопросом жизни и смерти», и только она могла в глазах его населения «примирить враждующих горцев и казаков».3

Начав реализовывать большевистскую программу и пойдя по пути удовлетворения интересов горцев в земельном вопросе, СНК Терской советской республики (существовавшей с марта 1918 г.) уже вскоре вступил в конфликт с терскими казаками, нарушив тем самым хрупкое равновесие в этом регионе. Прошедший 22-29 мая в Грозном 3-й съезд народов Терской области еще больше накалил и без того взрывоопасную ситуацию на Тереке. Съезд принял постановление об изъятии земель «в пользование трудового земледельческого народа Терской области» и удовлетворения потребностей в земле в первую очередь жителей «Ингушетии, Осетии, Чечни, Балкарии» и иногородних. Последовавшее выселение четырех станиц Сунженского округа Терского войска и перераспределение земли в пользу безземельных граждан республики в скором времени привело к началу общевойскового казачьего восстания. На Тереке оно было не только антисоветским, но и носило ярко выраженный межнациональный характер.4 Драматические события, разыгравшиеся на Тереке в годы Гражданской войны в конечном счете, привели к ликвидации Терского казачьего войска, переселению казаков и ликвидации ряда казачьих станиц. Не случайно, последний год Гражданской войны на Северном Кавказе был временем наивысшего подъема антибольшевистского повстанчества в этом регионе в 1920-х гг. В течение весны-лета 1920 г. на Кубани действовала повстанческая «Армия возрождения России» генерал-майора М. А. Фостикова, летом по Северному Кавказу прокатились восстания казаков терских и сунженских станиц.

Еще одной особенностью Северного Кавказа, связанной со сложившейся в регионе военно-политической ситуацией, стало наличие ряда советских республик, существовавших на протяжении почти половины 1918 г. Ни на одном из фронтов Гражданской войны не существовало такого количества советских государственных образований формально признававших власть СНК, но находившихся в отрыве от РСФСР. Их деятельность на протяжении нескольких месяцев 1918 г., объединение в Северо-Кавказскую советскую республику имели большое значение для развития событий не только на Северном Кавказе, но и в целом в стране.

Наличие большого числа войск, скопившихся в южных губерниях с разложившегося Кавказского фронта Первой мировой войны, сравнительная слабость и разобщенность сил контрреволюции, привели к укреплению здесь советской власти. Эти обстоятельства способствовали в том числе и поражению Первого Кубанского похода Добровольческой армии, командование которой первоначально питало иллюзии относительно подъема на Кубани антисоветских выступлений зимой-весной 1918 г. Советская власть была представлена на Кубани и Северном Кавказе чередой советских республик, возникновение которых было вызвано разными причинами, среди которых наиболее значимыми были наличие казачьих войск с их вековой тягой к самоорганизации и обособлению, а также крайне сложные взаимоотношения между проживавшими на Северном Кавказе народами тесно связанными с земельным вопросом. На протяжении зимы-весны 1918 г. образовывавшиеся республики, оторванные от центра из-за начавшейся германской оккупации и развертывания контрреволюционных армий, объявляли себя частью РСФСР и одобряли принятые СНК декреты.

Одной из первых была создана Черноморская советская республика. 2-й съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Черноморской губернии открывшийся в Новороссийске 11 февраля 1918 г. постановил считать губернию в составе РСФСР. Состоявшийся в Туапсе 10-13 марта 3-й съезд Советов губернии, одобрив политику СНК, провозгласил образование на ее территории Черноморской советской республики в составе РСФСР. Несмотря на то, что в течение марта 1918 г. советская власть была установлена почти на всей территории Кубанской области, большая часть весны на Кубани прошла под знаком приближения к Екатеринодару Добровольческой армии генерала Л. Г. Корнилова. Под этой нависшей над столицей области угрозой и непрекращающимися боями за столицу, в Екатеринодаре 30 марта - 16 апреля 1918 г. состоялся созванный исполкомом 2-й съезд Советов рабочих, крестьянских и казачьих депутатов Кубанской области, большинство на котором было за большевиками. В результате 13 апреля была провозглашена Кубанская советская республика в составе РСФСР. Общность регионов и нависшая над ними угроза со стороны усилившихся сил южнорусской контрреволюции привела к скорому объединению Черноморской и Кубанской республик (соответствующий объединительный съезд, образовавший единую Кубанско-Черноморскую республику, состоялся 28-30 мая в Екатеринодаре). Восточнее Кубани, на территории бывшей Ставропольской губернии, также была установлена советская власть и провозглашена Ставропольская советская республика в составе РСФСР.

С марта 1918 г. на Северном Кавказе существовала Терская советская республика. Еще 1 (14) декабря 1917 г. во Владикавказе на совещании представителей Терского казачьего правительства, Центрального комитета Союза горцев Кавказа и Союза городов Терской и Дагестанской областей было создано Временное Терско-Дагестанское правительство, принявшее на себя всю полноту власти (при этом существовавшие органы власти не были распущены). Его председателем стал терский атаман подъесаул М. А. Караулов. Но влияние правительства на реальные события было ограничено, оно игнорировалось существовавшими в Терской области местными советами. После убийства 13 (26) декабря на станции Прохладной революционными солдатами признанного лидера правительства Караулова, его роль и авторитет еще более снизились.

Фактически уже в начале 1918 г. власть в Терском крае перешла к местным советам и возвращавшимся с Кавказского фронта разложившимся войсковым частям. 25-31 января (7-13 февраля) в Моздоке в обстановке разгоравшейся гражданской войны между терскими казаками и горскими народами (основой противостояния был нерешенный земельный вопрос) состоялся 1-й съезд народов Терской области. На нем было образовано новое правительство области - Терский областной Народный совет. На протяжении месяца Народный совет правил параллельно с Терско-Дагестанским правительством. Конец формальному двоевластию был положен на 2-м съезде народов Терской области, начавшемся в Пятигорске 1 марта и закончившемся 28 марта во Владикавказе. 17 марта съезд признал власть СНК и провозгласил Терскую советскую республику в составе РСФСР. Верховной властью был объявлен Терский народный съезд, в который входили представители советов и всех социалистических партий; органом управления и законодательства - избранный съездом Народный совет; исполнительную власть осуществлял СНК.

Наконец, 5-7 июля 1918 г. в Екатеринодаре состоялся 1-й Северо-Кавказский съезд советов, на котором было принято постановление об объединении Кубанско-Черноморской, Ставропольской и Терской республик в единую Северо-Кавказскую советскую республику в составе РСФСР «для организации успешной совместной борьбы с надвигающимися на Северный Кавказ бандами германских, турецких, грузинских и донских контрреволюционеров».

Боевые действия лета 1918 г. с красными войсками на Северном Кавказе едва не поставили южнорусскую контрреволюцию на грань поражения. Находившиеся на Северном Кавказе части бывшего Кавказского фронта в немалой степени послужили основой Северо-Кавказской Красной армии. На протяжении нескольких месяцев 1918 г. она оттянула на себя все силы Добровольческой армии и восставших кубанских и терских казаков.

Наличие в тылу у донских казаков и Добрармии огромной группировки красных сделали невозможным движение сил южнорусской контрреволюции в 1918 г. на Москву. Да, лето 1918 г. с точки зрения слабости РККА в организации было наиболее удобным для движения на Москву. Но аргументы о неправильности выбранного командованием Добровольческой армии направления наступления на юг и начала Второго Кубанского похода разбиваются о необходимость разгрома находившихся в тылу сил красных. Летом-осенью 1918 г. Красная армия Северного Кавказа (позднее - 11-я армия) была наиболее многочисленной из всех советских войск. Вполне очевидно, что командование Добрармии стремилось не только уйти от встречи с регулярной германской армией, но и избежать лишних конфликтов с донской властью. Имевший общее представление о численности красных войск на Северном Кавказе Деникин не мог оставить у себя в тылу более чем стотысячную группировку противника, рассчитывая на оборону Дона силами только формирующейся Донской армии. К середине сентября общая численность красных войск (Северо-Кавказская и созданная в августе Таманская армии) в районе Ставрополь - Армавир - Невинномысская достигала 150 000 штыков и сабель при 200 орудиях разного калибра (для сравнения общая численность всей РККА на середину сентября без учета войск на Северном Кавказе составляла 452 509 человек).5

Впрочем, наличие советских республик для южнорусской контрреволюции отчасти компенсировалось прикрытием от РСФСР с запада и частично с севера германскими войсками. Важнейшим фактором для дальнейшего развития событий на Северном Кавказе стала оккупация весной 1918 г. Германией и Австро-Венгрией губерний юга страны. На юго-востоке России линия оккупации проходила по линии Батайск-Дон-Северский Донец-Дегтево-Новобелая и далее к Белгороду, отрезав советские республики от центра и лишив их помощи Советской России. Оккупация привела не только к сохранению самоучрежденной в 1917 г. украинской государственности (Украинской народной республики, а затем созданной при помощи германских оккупационных властей Украинской державы), но и ликвидации советской власти на обширной территории. Совпавшее по времени с продвижением оккупационных войск вглубь страны казачье восстание привело к ликвидации советской власти на большей части территории Донской области. И здесь продвижение германских войск безусловно сыграло определенную роль, а их появление на Дону внесло существенные коррективы в расстановку сил.

Для донского войскового атамана П. Н. Краснова оккупационные силы закрыли собой фронт на западе и северо-западе, а налаженное с германским оккупационным командованием сотрудничество, позволило получить оружие и снаряжение с Украины. Для Добровольческой армии оккупационные войска оставались врагами по Первой мировой войне, столкновение с которыми едва ли могло закончиться для нее победой. Немцы не только прикрывали для добровольцев западное направление, но и на время оккупации «закрывали» его для возможного движения напрямую на центр Советской России.

Подводя итог военно-политическим факторам, влиявшим на развитие событий в регионе нельзя не сказать о еще двух значимых аспектах. Первый из них касается незначительной роли союзников в организации вооруженных сил. Безусловно, союзное командование сыграло большую роль в поставках снаряжения и вооружения на белом Юге, а без его вмешательства вопрос единого командования над всеми армиями, решился бы наверняка позднее декабря 1918 г. когда после длительных переговоров донского атамана П. Н. Краснова и главкома Добрармии А. И. Деникина были созданы ВСЮР. Но если брать непосредственно военную составляющую, войска интервентов фактически не присутствовали на Северном Кавказе. Исключением может служить Дагестанская область, где британские войска появлялись эпизодически, в конце 1918 - начале 1919 г., проникая морем по Каспию из Закавказья. Под их влиянием находился и новый состав Горского правительства. Но о сколько-нибудь значимых военных контингентах, роль которых могла бы сравниться с Северным (по боевому составу сил) или Восточным (по общему числу находившихся в Сибири и на Дальнем Востоке сил) фронтах речь, конечно, не идет.

И, наконец, нельзя не сказать об исламском факторе в революции и Гражданской войне на Северном Кавказе и попытке интервенции Османской империи. Попытки исламистов взять власть в свои руки продолжались на протяжении всей Гражданской войны, и этот фактор имел большое значение, как для красных, так и белых. Образовывавшиеся на протяжении войны временные союзы разваливались или видоизменялись в зависимости от внешних факторов (прежде всего - влияния Османской империи и событий в Закавказье) или развитие событий на основном фронте противостояния красных и белых. Восстания горцев, продолжавшиеся, в том числе под зеленым знаменем, на протяжении всей Гражданской войны и после нее, создавали серьезные проблемы в тылу и у красных, и у белых. В ряде случаев, они приводили к ликвидации существовавшей власти или образованию нового фронта.

В Дагестанской области борьба за власть в первой половине 1918 г. характеризовалась противостоянием местных социалистов и либералов с исламистами и поначалу протекала сравнительно мирно. Формирование большевистского влияния в Дагестане происходило в Дербенте и Порт-Петровске (ныне - Махачкала). В последнем власть была в руках ВРК, опиравшегося на поддержку армейских частей. В начале работы 3-го Дагестанского областного съезда 11 (24) января в Темир-Хан-Шуре была сделана попытка провозглашения имамата. Накануне в столицу области вступили войска Н. Гоцинского (ополчение численностью от 5000 до 10 000 человек), провозгласившие его на центральной площади города имамом. Попытка закончилась неудачей, областной исполком вынес Гоцинскому ультиматум о выводе войск, и он вынужден был вывести свое ополчение из Темир-Хан-Шуры. Фактически на 3-м съезде шариатисты потерпели поражение, уступив власть национал-демократам и социалистам. Но уже в марте началось вооруженное противостояние областной власти и исламистов с большевистским Порт-Петровском, претендовавшим на власть во всей области. Областной исполком направил в Порт-Петровск войска, занявшие город в ночь на 13 марта. На дальнейшее развитие ситуации в области повлияли события в Баку, где в конце марта -начале апреля власть была взята большевиками во главе с С. Г. Шаумяном. Начавшаяся затем жестокая расправа привела к большим жертвам среди мусульманского населения. Попытка дагестанцев оказать помощь бакинским мусульманам закончилась неудачей. Отправленный в Азербайджан отряд 20 апреля потерпел поражение под Хурдаланом. Последовавшие для закрепления успеха к Порт-Петровску красные части после непродолжительной перестрелки взяли город. Попытка областной власти (к ее войскам присоединился Гоцинский) в середине апреля вернуть Порт-Петровск закончилась неудачей. 15 мая красные войска без боя вступили в Темир-Хан-Шуру. Ушедший в горы Гоцинский перешел к партизанским действиям, поднимая горцев на борьбу с большевиками.

Весной состоялось еще одно важное событие в скором времени, повлиявшее на развитие ситуации в Дагестане. С установлением советской власти на Тереке и в Дагестане лидеры Горского правительства фактически остались без территории и власти. В апреле они оказались в Тифлисе, пытаясь найти поддержку в создании независимого Горского государства у Закавказской федерации, Германской и Османской империй. Последняя была заинтересована в возможном отколе от России, по крайней мере, мусульманской части Северного Кавказа. 11 мая 1918 г. была провозглашена «Декларация об объявлении независимости Республики Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана (Горской республики)». Сразу же признанное Османской империей государство отделялось от РСФСР и претендовало на обширную территорию от Черного до Каспийского морей. В предстоящей борьбе с советской властью «для установления порядка и спасения ислама» оно делало ставку на помощь со стороны Османской империи.

Начавшиеся в мае боевые действия между сторонниками советской власти и партизанами-исламистами продолжались до августа. В конце лета определяющее влияние на расстановку сил в области оказало прибытие в нее из Баку отряда полковника Л. Ф. Бичерахова. Состоявший из терских и кубанских казаков, отряд сохранил боеспособность после развала фронта и активно участвовал в военно-политической борьбе в Закавказье. Отряд Бичерахова покинул осажденный Баку с целью вернуться на Терек и Кубань и вошел в Дагестанскую область (в его составе находилось около 3000 казаков и большое количество армян-добровольцев). Отряд Бичерахова первоначально не планировал участвовать в боевых действиях. Но объявленный после оставления фронта Бакинским СНК предателем Бичерахов неизбежно оказался вовлеченным в конфликт в Дагестанской области. Уже 15 августа его отряд занял Дербент, а 2 сентября Порт-Петровск. Советская власть в Дагестанской области прекратила свое существование.

Почти одновременно с отрядом Бичерахова в Темир-Хан-Шуру вошли силы Н.-Б. Х. Тарковского - военного министра Горского правительства, который объявил себя диктатором Дагестана, при этом формально не порывая с Горским правительством. 25 сентября в Порт-Петровске Тарковский и Бичерахов подписали соглашение, согласно которому последний сохранял контроль над Порт-Петровском, железной дорогой и выходом в море. Остальная часть Дагестана находилась под властью Тарковского, наделенного диктаторскими полномочиями. Правда, такой «военно-политический союз» был больше формальным. Власть Тарковского фактически была номинальной даже в Темир-Хан-Шуре (вооруженные силы Тарковского состояли из одного полка), так как реальная сила была на стороне Бичерахова, пользовавшегося поддержкой британских экспедиционных сил. В середине сентября отряд стал называться Кавказской армией, а после присоединения к ней нескольких военных судов и вооруженных пароходов Бичерахов стал главкомом Кавказской армии и флотом. По итогам проходившего 25 октября - 1 ноября в Порт-Петровске совещания представителей территорий юга страны было утверждено «Положение о Кавказско-Каспийском союзе» (в его состав вошли представители Дербента, Закаспийского исполнительного комитета, Ленкорани, Мугани, Порт-Петровска, Терского Казачье-крестьянского правительства, а также Армянского национального совета), признавшее власть Временного Всероссийского правительства в Омске.

Но уже осенью 1918 г. ситуация в Дагестанской области кардинально изменилась, в связи с началом широкой османской экспансии. Первый отряд турецких инструкторов проник через перевалы Главного Кавказского хребта в Дагестан еще в сентябре 1918 г. Первоначально население встречало единоверцев хорошо, но уже вскоре стало очевидным, что прибывшие в Дагестан турки вели себя как завоеватели. Была начата мобилизация для пополнения османской 12-й пехотной дивизии, с наказанием за уклонение вплоть до смертной казни. После взятия Баку османское командование смогло направить в Дагестанскую область крупные силы во главе с генералом Ю. Иззет-пашой (черкесом по происхождению). В октябре начались упорные бои между османскими частями и Кавказской армией за Дербент, взятый османами 6 октября. В начале октября османские войска и отряды горцев с боем заняли столицу области - Темир-Хан-Шуру, после чего военный диктатор Тарковский сложил свои полномочия, передав власть Горскому правительству. Несмотря на подписание между странами Антанты и Османской империей 30 октября 1918 г. Мудросского перемирия, выводившего последнюю из мировой войны и обязавшего отвести войска южнее, боевые действия продолжились. Иззет-паша действовал здесь не как подданный своей империи, а как инструктор на службе у Горского правительства. После занятия Дербента, османские войска (Кавказская исламская армия) и отряды Горского правительства повели наступление на Порт-Петровск. Последний был вскоре оставлен Бичераховым.

В ноябре 1918 г. Дагестанская область оказалась под контролем Горского правительства, опиравшегося на османские войска. 17 ноября между Горским правительством и командующим османскими войсками Иззет-пашой был подписан договор, согласно которому войска интервентов оставались в Дагестане и принимались Горским правительством на службу. Кроме того, османская экспансия на Северный Кавказ оправдывалась Горским правительством одним из пунктов договора, заключенного с Османской империей летом 1918 г. Председатель Горского правительства А.-М. А. Чермоев в подписанном 14 октября приказе «О вступлении турецких войск на территорию Дагестана и о действиях населения» подчеркивал освободительную миссию Кавказской исламской армии, пришедшую на помощь Горскому правительству в борьбе с «анархией», под которой, безусловно, подразумевалась советская власть. Реализации дальнейших планов расширения влияния Горского правительства при помощи османских войск на Терскую область, помешало резкое изменение военно-политической ситуации на Кавказе. Поражение Османской империи в Первой мировой войне, начавшееся сопротивление интервенции, привели к выводу в декабре османских частей из Дагестанской области. В новой ситуации Горское правительство сменило свою ориентацию на Антанту, рассчитывая найти у Великобритании поддержку идеи создании независимого государства горцев.

Переход территории Дагестанской области под контроль ВСЮР в 1919 г. не изменил в целом «тревожное» состояние этого региона. Британские интересы на Кавказе выходили за пределы Закавказья и распространялись в том числе на Дагестан и Чечню. Конфликт командования ВСЮР с британскими представителями стоил немало сил командованию Добрармии. «Усмирение» Чечни (а по сути - военный поход, рассматривавшийся горцами как «карательная экспедиция») весной 1919 г., а также «антиденикинские» восстания горцев отнимали у ВСЮР немало сил. По справедливому замечанию современного историка, «конфликт с горцами превратился для добровольцев в настоящую войну. Почувствовав возможность проявить свои традиционные воинственные наклонности, горцы не собирались складывать оружие, превратив войну в доходный бизнес. Усмирение Северного Кавказа далось белым очень тяжело, и борьба так и не была завершена».6 Наряду с активным формированием военных частей из горцев для фронта, попытки призыва вызывали среди народов Северного Кавказа и сопротивление. В Нагорном Дагестане, Дигории (северо-западной Осетии), Ингушетии и Нагорной Чечне приказы главкома ВСЮР о мобилизации и воззвания местных правителей (генерал-майора М. М. Халилова в Дагестане, генерала от артиллерии Э. Х. Алиева в Чечне, полковника Я. В. Хабаева в Осетии) встретили активное противодействие со стороны горцев и привели к восстаниям. Все это серьезно осложняло жизнь командованию ВСЮР, добавляя проблем к, и без того непростой, ситуации на главном фронте Гражданской войны.

Установление советской власти на Северном Кавказе не прекратило попыток исламистов в корне изменить ситуацию в регионе. Осенью 1920 г., когда поражение Белого движения на Юге России было уже предопределено, началось одно из крупнейших за Гражданскую войну антисоветских восстаний во главе с имамом Н. Гоцинским и полковником К. Алихановым, охватившее Терскую область и Дагестан, превратившееся в настоящую войну и продолжавшееся с осени 1920 по сентябрь 1921 гг. В июле-октябре 1920 г. численность повстанцев на Северном Кавказе на основе разведсводок, поступавших в Революционный военный совет Кавказского фронта и в Разведывательный отдел Штаба Северо-Кавказского военного округа от штабов, корпусов, дивизий и бригад Красной армии, составляла не менее 23 000 человек (правда, в это число, входили не только сторонники Гоцинского, но и выступавшие против советской власти казаки).

Революция и Гражданская война на Северном Кавказе была частью общероссийской трагедии 1917-1922 гг. Особенности региона сделали гражданское противостояние в нем особенно ожесточенным и длительным. Гражданская война в нем состояла далеко не только в противостоянии красных и белых, а включала в себя большое количество «самостоятельных» войн и конфликтов, порожденных Великой российской революцией и развалом Российской империи. Вооруженное противостояние в регионе началось уже в конце 1917 г., вслед за восстанием юнкеров в Петрограде и боями московской «кровавой недели». Установление советской власти на Северном Кавказе весной 1920 г., тем не менее, не избавило его от «отголосков» Гражданской войны в виде восстаний начала 1920-х гг.

Сложившаяся в 1917 - начале 1918 гг. обстановка в России и в ее внешнем окружении, сделали Северный Кавказ одной из главных баз русской контрреволюции. При первом приближении регион представлялся хорошей базой для организации общероссийского сопротивления советской власти. Сложная социально-экономическая и общественно-политическая ситуация в регионе, наличие комплекса застарелых проблем, сравнительное невысокая в сравнении с Центральной Россией численность населения и слабость промышленной базы стали серьезным ограничением в действиях лидеров южнорусской контрреволюции в 1918-1919 гг. Понимание особенностей революционного процесса и гражданского противостояния в этом регионе, послужившим исходной базой для наиболее сильного фронта русской контрреволюции, позволяет лучше понять причины неудач белых и побед Красной армии.

Автор статьи Гагкуев Р. Г. - д.и.н., главный редактор корпорации «Российский учебник», ведущий научный сотрудник ИРИ РАН



1 Согласно определению «Большой российской энциклопедии» «Северный Кавказ, природный регион в России, охватывающий Предкавказье, северный склон Большого Кавказа (кроме восточного отрезка в Азербайджане) и западную часть южного склона Большого Кавказа до реки Псоу. На Северном Кавказе находятся Краснодарский и Ставропольский края и республики России: Адыгея, Дагестан, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария, Сев. Осетия, Ингушетия, Чеченская Республика». При включении в состав Северного Кавказа территории Предкавказье полностью, к нему также относятся районы Калмыкии и Ростовской области, лежащие к югу от реки Маныч. В данном случае под территорией Северного Кавказа подразумеваются территории существовавших к 1917 г. Дагестанской области и Области войска Донского, Кубанской, Терской, Ставропольской и Черноморской губерний.
2 Сафонов Д. А. Казачество в Гражданской войне: Между красными и белыми // Белая Гвардия. № 8. Казачество России в Белом движении. М., 2005. С. 8.
3 Деникин А. И. Очерки русской смуты. М., 2003. Кн. 3. С. 163-164.
4 Лобанов В. Б. Терек и Дагестан в огне Гражданской войны. Религиозное, военнополитическое и идеологическое противостояние в 1917-1920-х гг. СПб.: 2017. С. 226.
5 Какурин Н. Е. Как сражалась революция. Т. 1. М., 1990. С. 135, 225, 228.
6 Пученков А. С. Национальная политика генерала Деникина. СПб., 2012. С. 274.


Просмотров: 91

Источник: Гагкуев Р. Г. Особенности Великой российской революции и Гражданской войны на Северном Кавказе. 1917-1920 гг. // Эпоха Революции и Гражданской войны в России. Проблемы истории и историографии. — СПб.: Издательство СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2019. — С. 196-210



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X