Октябрьская революция 1917 года

Октябрьская революция 1917 г., результатом которой стало свержение Временного правительства и приход большевиков к власти в Петрограде, оказала формирующее воздействие на ход последующей российской истории и была главным фактором в международных отношениях большую часть XX века. Более того, Октябрьская революция ознаменовала собой начало колоссального, хотя в конечном итоге и неудачного эксперимента по созданию эгалитарного социализма, с устойчивым глобальным интересом. Так, без сомнений, эта революция представляет собой одно из наиболее значимых политических событий в современной российской и мировой истории.

На мой взгляд, Октябрьскую революцию можно лучше всего понять как ключевую фазу того сложного политического, социального и экономического процесса, который возник как следствие глубокой несправедливости царского режима, финансового и товарного дефицита военного времени и неприятия народными массами продолжения участия России в разрушительной первой мировой войне 1914-1918 годов.

Февральская революция 1917 г., положившая конец царской эпохе, не смогла решить этих проблем, что привело к быстрому возникновению чувства разочарования её результатами в среде петроградских фабричных рабочих, солдат и моряков. Авторитет партии большевиков в условиях общей неудовлетворённости возрастал, поскольку она пропагандировала такие популярные революционные цели как передача власти исключительно социалистическим Советам и немедленное заключение мира, в то время как остальные крупные российские партии были сторонниками непопулярной политики Временного правительства. Ещё одно важное преимущество партии большевиков, которое часто упускают из виду, состояло в том, что она быстро превратилась в массовую, относительно децентрализованную, демократично структурированную политическую организацию, которая имела тесные связи с простыми рабочими, солдатами и моряками. Хотя не без риска, такая коренная перестройка партии способствовала принятию программы, стратегии и тактике, которые отвечали реалиям 1917-го года и, что особенно важно, формирующимся политическим требованиям петроградских революционных масс.

3 апреля 1917 г. в Россию из-за границы вернулся В. И. Ленин, который призвал к немедленному продолжению революции и передаче государственной власти из рук Временного правительства Советам рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, которые были также сформированы в ходе Февральской революции. На VII Всероссийской конференции РСДРП(б) Ленин успешно изменил ту относительно примиренческую политическую позицию партии большевиков, которую проводил во время его отсутствия Л. Б. Каменев. Ленин задал ей новый стратегический курс, направленный на скорую передачу всей полноты власти Советам. «Вся власть Советам», а также требование немедленного мира, земли и хлеба отныне стали главными политическими лозунгами партии. Тем не менее, на политику партии сильное влияние продолжали оказывать умеренные большевистские лидеры, которые занимали пять из девяти мест в Центральном комитете партии, избранного на конференции.

Возрастание народного недовольства действиями Временного правительства, синергетический эффект взаимодействия устремлений петроградских масс и большевистской политической программы, а также сильные и слабые стороны новой партийной структуры большевиков впервые отразились во время крупных антиправительственных демонстраций в Петрограде 20-21 апреля 1917 года. Неприязнь народа к Временному правительству и стремление передать государственную власть Советам ещё более отчётливо проявились в ходе неудачного июльского восстания. В обоих случаях радикально настроенные члены Петербургского комитета партии большевиков, а также Военной организации большевиков, откликаясь на народные настроения, предпринимали отдельные агрессивные шаги против Временного правительства, которые осуждались и Лениным, и ЦК РСДРП(б).

Кровавое июльское восстание быстро провалилось из-за решительного отказа от власти лидеров Советов, которые на национальном уровне возглавлялись умеренными социалистами. Оно провалилось тогда, когда стало известно, что на Петроград с фронта выдвинулись верные Временному правительству войска, а правительство опубликовало документы, претендующие на то, чтобы представить Ленина немецким шпионом.

Неудачное восстание и известия о катастрофических поражениях русской армии на Юго-западном фронте привели к резкому росту контрреволюционных настроений, направленных против социалистов в целом и большевиков в частности. В подобной реакционной обстановке даже умеренные социалисты почувствовали себя вынужденными заявить о безоговорочной поддержке Временного правительства. Ленин и Зиновьев были вынуждены скрываться, чтобы избежать ареста (Ленин смог вернуться обратно в Петроград только в конце сентября). Троцкий и ряд других известных большевиков были заключены в тюрьму. Более того, правительство при поддержке умеренных социалистов попыталось изъять оружие из рук рабочих, разоружить и распустить гарнизонные части, участвовавшие в июльском восстании, и вообще всячески подавить любую антиправительственную деятельность.

В этих условиях Ленин потерял надежду, что существующие Советы под контролем умеренных социалистов могут стать подлинно революционными органами. Так теперь он призывал заменить лозунг «Вся власть Советам!» на новый громкий призыв: «Вся власть рабочему классу во главе с его революционной партией коммунистов-большевиков!»; заменить Советы в качестве институционального центра партии на фабрично-заводские комитеты; начать подготовку к вооружённому восстанию, как только это станет возможным. Однако ленинскому курсу эффективно противостояли на ключевых партийных совещаниях, проведенных в середине июля, умеренные члены большевистского ЦК, и члены московских комитетов, и, что особо значимо, петроградские руководители партии на всех уровнях, многие из которых принимали долгосрочные теоретические взгляды Ленина, но прекрасно осознавали привязанность рабочих, солдат и матросов к своим Советам и сами сохраняли веру в их революционный потенциал. 3 августа на VI съезде партии большевиков в ответ на настойчивое требование Ленина лозунг «Вся власть Советам!» был снят, однако практическая значимость этого шага была фактически сведена на нет подтверждением важности продолжения революционной работы в Советах.

Подавляющее большинство членов петроградской большевистской организации, насчитывающей около 32 тысяч членов, не подверглись гонениям власти после июльского восстания, и уже к началу августа она вновь начала расти. Примерно через три недель, в период с 27 по 30 августа организация сыграла одну из ключевых ролей в мобилизации сил города, необходимых для подавления попытки военного переворота, предпринятого генералом Л. Г. Корниловым, после чего авторитет партии резко вырос. К этому моменту лозунг «Вся власть Советам!» был потихоньку восстановлен. Уже 31 августа приобретённая за последние несколько недель популярность помогла партии получить в Петроградском Совете поддержку политическому заявлению, которое было составлено Каменевым и одобрено ЦК РСДРП(б). Заявление содержало призыв положить конец коалиционной политике и создать единое, демократическое, многопартийное социалистическое правительство под эгидой Советов. Кстати, сразу после неудачной попытки Корниловского мятежа даже Ленин смягчил свои взгляды относительно возможности сотрудничать с умеренными социалистами.

В этих условиях совершенно понятным становится то потрясение, которое испытали руководители петроградских большевиков, когда примерно через две недели, они получили два неожиданных по своему содержанию письма от Ленина. В этих письмах, полученных накануне открытия Демократического совещания (14-27 сентября) Ленин требовал, чтобы большевики ушли с совещания и организовали немедленное свержение Временного правительства. Нетерпеливая решительность Ленина была вызвана такими факторами, как: сильные позиции крайне левых в Финляндии; поддержкой большевистских резолюций в Петроградском Совете, а впоследствии в Московских городском и областном Советах, а также в ряде региональных Советах по стране; ростом массовых выступлений русских крестьян в деревне и солдат на фронте; революционными волнениями матросов германского флота. Этот последний фактор был особенно важен из-за твёрдой убеждённости Ленина в том, что социалистическая революция в отсталой России вызовет ответные решающие революции в более развитых странах Запада, и что последние будут совершенно необходимым условием для выживания революционной России.

Письма Ленина середины сентября имели огромное историческое значение. Как и его директивы после возвращении в Россию в апреле, они побудили ЦК обсуждать более решительные варианты действий - если не к самостоятельному захвату власти партий большевиков, то хотя бы к необходимости скорейшего свержения Временного правительства. Однако сразу после получения его требования были в целом отвергнуты умеренными членами ЦК, а также «ленинцами по духу», которые понимали пределы народной поддержки большевиков и тяготение низших классов Петрограда к многопартийной, однородно социалистической власти, которая осуществлялась через демократические Советы. Под руководством ЦК партия большевиков продолжала участвовать в Демократическом совещании, надеясь, что оно сформирует революционное правительство.

Между тем, сначала из своего подполья в Выборге (Финляндия), а затем поселившись на северной окраине Петрограда, Ленин продолжал умолять своих товарищей в Петрограде организовать вооруженное восстание без дальнейших отсрочек. Однако его мольбы все еще игнорировались. После того как попытка двинуть революцию вперед на Демократическом совещании закончилась неудачей, Всероссийский центральный исполнительный комитет был вынужден назначить на 20 октября (позднее дата была перенесена на 25 октября) II Всероссийский съезд Советов для решения вопроса о власти. Что касается большевиков, то вопрос о том, какую стратегию им следовало выбрать в отношении грядущего съезда Советов, предполагалось обсудить на чрезвычайном съезде партии 17 октября. Умеренные силы партии стремились создать более широкий, общий альянс «демократических групп», который ограничился бы формированием временного, общесоциалистического коалиционного правительства до созыва Учредительного собрания. Цель «ленинцев», таких как Троцкий, состояла в том, чтобы на съезде продвигать цель передачи всей власти исключительно советскому правительству, состоящему только из крайне левых групп, выступавших за немедленный мир и программу радикальных социальных изменений, имеющую международное звучание. Пока, все большевистское руководство вместе с левыми эсерами и меньшевиками-интернационалистами придерживалось устойчивого курса, направленного на создание однородного социалистического правительства на II съезде Советов, используя при этом любую возможность для мирного устранения власти Временного правительства.

10 октября, всего за неделю до назначенного партийного съезда, Ленин на нелегальном заседании Центрального комитета привел свои доводы в пользу немедленной подготовки вооруженного восстания. В итоге 10 из 12 присутствующих (все, кроме Каменева и Зиновьева) проголосовали за то, чтобы поставить вооруженное восстание в «порядок дня», предварив тем самым решение вопроса на партийном съезде, который не был созван. Несмотря на то, что вооруженному восстанию был дан зеленый свет, мало что было сделано для достижения этой цели в течение следующих почти трех недель. Для этого было несколько причин. Во-первых, умеренные партийные лидеры сделали все возможное, чтобы не допустить начала вооруженного восстания, считая, что организованная партией прямая атака на правительство накануне II Всероссийского съезда Советов будет иметь катастрофические последствия. Эти умеренные члены ЦК большевиков полагали, что большинство местных партийных лидеров в стране поддерживали именно эту точку зрения.

Во-вторых, проведение резолюции ЦК от 10 октября в жизнь тормозилось опасениями, связанными с реальной возможностью организовать успешное вооруженное восстание перед съездом Советов. Эти опасения разделяли такие члены ЦК как Троцкий, и радикально настроенные вожди большевиков городского и районного уровня, который в принципе были согласны с идеей Ленина о необходимости проведения немедленной социалистической революции в России, которая станет искрой для мировой социалистической революции. Тем не менее, несмотря на свои опасения, они всерьез изучали возможность захвата власти и провели ряд крупных встреч и конференций для обсуждения этого вопроса. Обсуждения привели к выводу о том, что партия была технически не готова к немедленному вооруженному восстанию и, во всяком случае, рабочие, солдаты и матросы не ответят на призыв партии к восстанию перед съездом Советов. Более того, они вынуждены были согласиться с умеренными членами партии в том, что, узурпировав прерогативы съезда Советов, большевики поставили бы под угрозу дальнейшее сотрудничество с левыми эсерами и меньшевиками-интернационалистами, рисковали потерять поддержку в таких массовых организациях, как профсоюзы, фабричные комитеты и районные Советы и усилили бы опасность вмешательства лояльных правительству войск с Северного фронта.

Вследствие этого большевистские лидеры продолжали придерживаться мирной тактики, только теперь, особенно в период с 21 по 24 октября, они проводили ее гораздо более агрессивно. В партийной прессе и на огромных уличных митингах они критиковали политику правительства и тем усиливали поддержку народом требования его свержения на приближающемся съезде Советов. Одновременно, созданный Петросоветом Военно-революционный комитет, в котором преобладали большевики, поставил под свой контроль большинство воинских подразделений столицы, используя в качестве оправдания намерение Временного правительства вывести основную часть Петроградского гарнизона на фронт, и представляя каждое свое действие как защиту против контрреволюции.

В ответ рано утром 24 октября, за день до открытия II Всероссийского съезда Советов, подавляющее большинство которого было готово проголосовать за формирование однородного социалистического, советского правительства, Керенский попытался обуздать левых. Военно-революционный комитет отреагировал решительными контрмерами, каждая из которых осуществлялась во имя самозащиты, но в результате они привели Временное правительство к изоляции в Зимнем дворце, сделав его полностью беспомощным. Только после этого в результате личного вмешательства Ленина в ход событий накануне рассвета 25 октября началась открытая борьба за свержение Временного правительства, чего он требовал более месяца. К следующей ночи все было кончено, премьер-министр Керенский бежал из Зимнего дворца в поисках лояльных войск с фронта, его кабинет был арестован.

Ленин настаивал на свержении Временного правительства до открытия II Всероссийского съезда Советов для того, чтобы исключить возможность формирования такой социалистической коалиции, в которой умеренные силы будут иметь значительный вес. Эта его озабоченность была вполне обоснована. Накануне съезда, до начала открытых военных операций политическая принадлежность и позиции прибывающих делегатов в вопросе о правительстве гарантировали поддержку идеи создания многопартийного демократического социалистического, временного правительства, приверженного программе мира и срочных реформ до того, как будет осуществлен своевременный созыв Учредительного собрания. После переворота 25-26 октября этот дух сотрудничества широкого круга социалистов испарился. Под гром пушечных выстрелов, свидетельствующих о действиях большевиков, меньшевики и эсеры ушли со съезда, тем самым открыв возможность большевикам сформировать на следующий день исключительно большевистское правительство -Совет народных комиссаров. Ранее в тот же день съезд Советов, в котором участвовали только большевики и левые эсеры, принял революционные декреты о мире и земле, укрепив популярность нового советского режима.

Комитет спасения Родины и Революции и Всероссийский исполнительный комитет Союза железнодорожников (Викжель) попытались немедленно переломить ход событий после II Всероссийского съезда Советов. 29 октября 1917 года первый из них возглавил неудачное юнкерское восстание для поддержки наступления на Петроград небольшого казачьего отряда, поддерживавшего Керенского, во главе с генералом П. Н. Красновым. Наступление Краснова провалилось через два дня.

Действия Викжеля оказались более серьезной угрозой для власти большевистского Совнаркома. Викжель заставил созвать под своей эгидой конференцию всех основных «демократических» групп, нацеленную на ведение переговоров о формировании однородного социалистического правительства (29 октября - 5 ноября 1917 г.). В начале переговоров Ленин и Троцкий были поглощены военными вопросами. В их отсутствие большевистский Центральный Комитет единодушно согласился с тем, что правительство должно быть расширено и что участие всех советских партий является приемлемым. Однако последующие переговоры о восстановлении правительства в конечном итоге провалились, в первую очередь из-за чрезмерно высоких требований, предъявленных умеренными социалистами (по сути, требующих от большевиков отказа от участия в правительстве Ленина и Троцкого, отказа от власти Советов и всего остального, что было достигнуто II Всероссийским съездом Советов). Разгром большевиками военного мятежа, организованного Комитетом спасения Родины, и казачьих сил генерала Краснова, победа после нескольких дней ожесточенных боев в Москве и во многих других городах европейской части России, усилили поддержку жесткой позиции Ленина в партии и в ЦК, обеспечив срыв переговоров с Викжелем и гарантировав на тот момент Советскую власть, подконтрольную большевикам.

Автор статьи Рабинович А. Е. - почетный профессор Индианского университета, США; ассоциированный научный сотрудник СПб ИИ РАН


Просмотров: 446

Источник: Рабинович А. Е. Октябрьская революция 1917 года // Эпоха Революции и Гражданской войны в России. Проблемы истории и историографии. — СПб.: Издательство СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2019. — С. 157-164



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X