Судебная хроника. Дело об уклонении от службы в армии в 1914 г.

В декабре 1916 г. в газете "Волгарь" была опубликована заметка о деле об уклонении от службы в армии мещанина города Харькова Ивана Гревцова.

Судебная хроника. Московская судебная палата. Дело Сироткина и Гревцова.



В начале июня 1915 года в Нижегородское Губернское Жандармское Управление поступили негласные сведенья, что проживающий в Нижнем Новгороде мещанин города Харькова, Иван Матвеевич Гревцов, служащий заведующим нижегородской междугородной телефонной сетью, Обязанный явиться в ряды армии по мобилизации от 17 июля 1914 года, как запасный писарь старшего разряда, с целью уклониться от этой явки, был заведомо ложно зачислен на должность пожарного ярмарочной команды, каковая должность освобождала его от призыва в войска.

В виду этих сведений Иван Гревцов был вызван в Нижегородское Губернское Жандармское Управление и 8 того же июня был допрошен по этому поводу подполковником Стрекаловским, которому чистосердечно признался, что брандмейстер Нижегородской ярмарочной команды Сироткин, по его просьбе, желая предоставить ему уклониться от мобилизации, зачислил его пожарным ярмарочной команды, хотя фактически он службы пожарного не нёс и продолжал оставаться на прежней должности заведующего междугородним телефоном.

На предварительном следствии выяснилось следующее обстоятельства. Между 13 и 16 июля 1914 года в квартире смотрителя Главного ярмарочного дома Балясова, собрались в гости супруги Иван и Мария Гревцовы, сестра жены Балясова, Лидия Полянская, брандмейстер пожарной Ярмарочной команды Владимир Сироткин и его жена Антонина Сироткина, родная сестра Балясова. По удостоверению Гревцова, среди присутствующих возник разговор по поводу ходивших в городе слухов о возможности войны и предполагавшейся в связи с ней мобилизации. Гревцова посоветовала своему мужу попросить Сироткина принять его на должность пожарного, с тем, чтобы избавиться от призыва в войска в случае мобилизации.

Тогда же, в присутствии тех же лиц, Гревцов обратился к Сироткину с просьбой о зачислении его в пожарные Ярмарочной команды и тот дал своё согласие, объяснив, что хотя им и представлен уже полицмейстеру список пожарных, но он может взять его обратно, составить новый и включить в таковой Гревцова. В тот же день, Сироткин по телефону сообщил столоначальнику 4 солдатского стола Нижегородского городского полицейского управления Сочкову, что в представленной им 8 июля 1914 года список десяти пожарных запасных нижних чинов по ошибке не включены некоторые лица, так же принятые на службу в Ярмарочную пожарную команду, и что он просит вернуть этот список для исправления вместе с препроводительной бумагой и приложенными к ней увольнительными билетами.

Получив согласие Сочкова на возвращения списка, Сироткин послал Гревцова в полицейское управление, где Сочков и выдал ему просимый список, препроводительную бумагу и 10 увольнительных билетов пожарных, занесенных в этот список.

Во время вечерних занятий в полицейском управлении вторично явился Гревцов и передал Сочкову новый список двенадцати человек пожарных запасных нижних чинов с составленным также вновь отношением от 8 июля 1914 года и увольнительными билетами, помещёнными в список пожарных, на каковом списке кроме ранее внесенных лиц были включены Гревцов и Кирпичников.

Спустя день или больше, после этого, по поручению Сироткина, Гревцов отправился в полицейское управление и взял оттуда представленные Сироткиным 12 увольнительных билетов, расписавшись на препроводительной бумаге от 8 июля 1914 года в получении их обратно. Все 12 увольнительных билетов Гревцов тотчас отвёз Сироткину и передал их ему, получив от него обратно свой увольнительный билет. Возвращаясь от Сироткина к себе домой, Гревцов обратил внимание, что в его увольнительном билете сделаны две отметки: одна – о принятии его в пожарные с 10 июля 1914 года, а другая – о снятии его с учёта запасных нижних чинов нижегородского полицейского управления с 14 того же июля месяца.

Спрошенный в качестве свидетеля, пожарный ярмарочной команды Пряхин, на которого было возложено ведение канцелярии пожарного депо, меду прочим показал, что 8 июля 1914 года, по приказанию Сироткина им был составлен список 10 пожарных запасных нижних чинов, и вместе с увольнительными билетами, занесён в список пожарных, был отослан в тот же день в городское полицейское управление при отношении и сдан там по разносной книге; в этом списке Гревцов и Кирпичников не значились.

Спустя несколько дней после этого, ещё до объявления мобилизации, Сироткин приказал ему составить новый список тех же 10 пожарных и добавить этот список пожарными Гревцовым и Кирпичниковым, которые по его словам были пропущены при составлении первого списка. Препроводительная бумага к вновь составленному списку была написана лично Сироткиным и обозначена тем же 8 июля 1914 года и за прежним номером, но каким способом этот список попал в полицейское управление он не знает, так как вторично в разностной книге его не записывали.

Приблизительно то же показали и другие свидетели, допрошенные по этому поводу на предварительном следствии.

Вчера дело о Сироткине и Гревцове слушалось в особом присутствии Московской судебной палаты, с участием сословных представителей. Председательствовал Н. Л. Шкот, присутствовали члены палаты Н. Н. Бируков и П. П. Штокнарь, обвинял товарищ прокурора палаты Микулин.

Гревцов признал себя виновным и подтвердил показания данные у следователя.
Сироткин объяснил следующее - после открытия Ярмарки 1914 года, к нему, Сироткину явился заведующий хозяйственной частью ярмарочного комитета Ушаков и заявил, что в виду предстоящей мобилизации необходимо зачислить служащих ярмарочного комитета в качестве пожарных, да бы они, служащие не были мобилизованы.

После этого разговора, к нему, Сироткину стали являться служащие ярмарочного комитета (Балясов, Гоган, Зеленов - смотритель Лубянского сада), и он отдал распоряжение о зачислении всех подлежащих призыву ярмарочных служащих в пожарные.
В числе других явился рассыльный ярмарочного комитета Кирпичников и подсудимый Кривцов, заведующий междугородней телефонной станцией. Они так же им, Сироткиным были зачислены в пожарные.

Когда по поводу этих зачислений поднялся среди местного общества «шум» и появились заметки в газетах, к нему Сироткину явился Ушаков. Который приказ выдать всем зачисленным в пожарные месячное жалование, провести это жалование по книгам и затем уволить всех принятых.

Он, Сироткин так и поступил, но оказалось, что Гревцову провести по книгам жалование было невозможно, так как членам ярмарочного комитета он не значился. Тогда он, Сироткин, надеясь, что доноса не будет, оставил Гревцова на положении пожарного.

Палата приговорила Сироткина к 1 году и двум месяцам крепости, а Гревцова к 8 месяцам ареста при тюрьме.


Подготовил Радьков Андрей Георгиевич. Зам. директора Нижегородского музея холодной войны и истории города Горького 1946 – 1991 г. г. по научной работе.


Просмотров: 1013

Источник: Газета «Волгарь», 10 декабря 1916 года №339



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X