"Телеграмма Новикова" - неизвестный ответ на "Телеграмму Кеннана"

Своеобразным аналогом «Длинной телеграммы» Кеннана стала «Записка Новикова» (которую так же именую "Телеграммой Новикова", хотя она, в отличие от "Телеграммы Кеннана" не передавалась по телеграфу) - аналитическая записка советского посла в Вашингтоне Николая Васильевича Новикова «Внешняя политика США в послевоенный период», подготовленная им в сентябре 1946 г.

Саму "Записку Новикова" мы приведём в конце этого материала, а для начала познакомим с историей её появления. Нижеследующий текст - это пост ЖЖ-юзера lafeber "У кого телеграмма длинней? (1946)"




Джордж Кеннан отправил свою «длинную телеграмму» 22 февраля 1946 года. Печатнов пишет, что советская разведка очень быстро раздобыла копию этой аналитической записки [Pechatnov, 114-116], что вряд ли было трудно сделать, так как эта секретная депеша была почти сразу же растиражирована самиздатчиком Форрестолом среди вашингтонских чиновников. Прошло семь месяцев, заполненных иранским кризисом, Второй сессией СМИД, Парижской мирной конференцией и «кризисом турецких проливов». Двадцать седьмого сентября советский посол в США Николай Новиков отправил в Москву телеграмму, по словообильности не сильно уступившую кеннановской. Американец изверг из себя 5,540 слов, а советский дипломат отстрелял боекомплект из 4,004.

Побудительные причины писательского зуда Кеннана хорошо описаны его биографом Джоном Гэддисом. Девятого февраля Сталин бил в предвыборные тамтамы в Большом театре, всколыхнув тревожные настроения, как внутри своей страны, так и за рубежом, но поверенный в делах американского посольства не шелохнулся, проигнорировав то послание, мало чем отличающееся, по его мнению, от предыдущих алармистско-окруженческих речей советских лидеров. Для Джорджа в нем не было ничего нового. Его друзья в Госдепе, однако, озадаченные молчанием авторитетного советолога, неофициально попросили его отреагировать на ораторию Сталина, что Кеннан и сделал запоздало. Его телеграмма стала формальным ответом на вопрос Казначейства, почему СССР не поддерживает недавно созданные Всемирный банк и Международный валютный фонд. Фактически Кеннан сшил свою депешу из своих ранее написанных дневниковых записей, в которых он пытался описать феномен советской внешнеполитической мысли. В результате получился почти готовый программный документ, как вести себя с СССР на международной арене. Можно уверенно утверждать, что без той сталинской речи и специальных запросов на аналитику из Вашингтона эти кеннановские тезисы были бы собраны в единый текст значительно позднее. Вот только когда и почему? Во время Второй мировой войны Кеннан дважды по собственной инициативе срывался в Вашингтон, чтобы исправить грубые ошибки, допущенные представителями правительства США на местах. После многодневных утомительных трансатлантических перелетов Джордж встречался два раза с самим Рузвельтом и сумел убедить его в том, что требуется радикально пересмотреть политику США в отношении Азорских островов (и режима Салазара) и устроить нагоняй американским генералам в Европейской консультативной комиссии, которые нарисовали границы зон оккупации в Германии от балды. Такая борзота и самостоятельность Кеннана намекает на то, что к 1947 году (после ирано-турецких событий) он сам – без подсказок со стороны – дозрел бы до аналога своей «длинной телеграммы», но только при наличии явных косяков в работе исполнительной власти США, которые бы спровоцировали советолога и его назидательные советы. Бирнсу и Трумэну пришлось бы сперва пробить дно потакания и умиротворения СССР, чтобы вызвать такую дидактическую реакцию. Принимая во внимание то, что язвенник и меланхолик Кеннан планировал распрощаться с московским посольством летом 1946 года (да и в целом с госслужбой) и вернуться на свою историческую родину после десятилетнего расставания (если не считать немногочисленные молниеносные визиты в Вашингтон), то, скорее всего, писал бы он свою наставительную статью со своей кукурузной фермы в Пенсильвании. В нашей реальности Форрестол и Маршалл успели закрепить его на госслужбе, подарив целый год академического отпуска в Национальном военном колледже, где Кеннан занимал должность заместителя коменданта, читая малочисленные, но ценные лекции и перерабатывая свою «телеграмму» в более обстоятельную «статью-ИКС». Пенсильванской ферме пришлось до поры до времени перебиться – после годичного отпуска ее хозяин на три года возглавил PPS при госсеке Маршалле (и Ачесоне), воплощая в жизнь основные идеи из того длинного телетекста.

Теперь взглянем на посла Новикова и судьбу его телеграммы. Историки называют ее ответом на «длинную телеграмму» Кеннана, и имеющиеся свидетельства показывают, что такая точка зрения, скорее всего, является правильной. Отсутствуют, конечно, записи бесед Сталина и Молотова за лето 1946 года, во время которых эти два государственных мужа могли бы обсуждать этот документ американского поверенного в делах и возможные ответные шаги на него, но это отсутствие простительно и понятно. Во времена, когда главный архивист нашей страны решает продлить срок засекречивания ряда архивов «с чувствительной информацией» до 2044 года, мы по-прежнему, например, гадаем, чем руководствовался СССР 23 августа 1939 года, когда соглашался признать Виленский край частью Литвы, будущего нацистского протектората. Допустим, что мысли, высказанные устно в полуночном Кремле, нигде не записывались или что эти протоколы обречены оставаться засекреченными еще 30 лет, но это не мешает в воссоздании исторической ситуации на основе косвенных свидетельств.

Советский МИД открыл свои архивы 18 августа 1990 года. Помимо секретных протоколов к Пакту Риббентропа-Молотова и прочего всякого тогда на поверхность всплыла депеша Новикова. Хорош «ответ», о котором никто ничего не знал 44 года. О «длинной телеграмме» Кеннана хотя бы то люди, погрязшие в дипломатических вопросах, имели представление, не смотря на ее формальную секретность. Телеграмма советского посла томилась в темных архивных застенках, теряя свою остроту и актуальность. Опубликована она была в ноябре 1990 рупором МИД СССР - в журнале «Международная жизнь». Американцы и мы тогда провели серию академических семинаров, на которых обсуждали новые находки. Когда председатель советской комиссии Владимир Шустов представил копию ранее неопубликованной телеграммы советского посла СССР в США Николая Новикова, он сообщил о потенциальной важности этой телеграммы, так как по его мнению МИД СССР планировал опубликовать ее незамедлительно, а не запирать в архивный ящик. Эта телеграмма была важна для Молотова, и тот хранил ее в личных бумагах до 1 января 1947 года, согласно Шустову. Некоторые строчки в оригинале были подчеркнуты Молотовым. То есть, можно утверждать, что Молотов (и, возможно, Сталин) обдумывал то, как можно использовать полученный текст. Пусть это будет нашей первой косвенной уликой.

В день отправления телеграммы (27 сентября) из Вашингтона ее автор пребывал в Париже на мирной конференции. С 29 июля по 2 октября советский посол Новиков находился рядом со своим министром в составе советской делегации. Кажется, в «Звездных дневниках Ийона Тихого» Лема и в «Понедельнике…» Стругацких был схожий забавный кунштюк. В своих мемуарах «Записки дипломата» Новиков прямо пишет, что не считает тот доклад своим [353]:

«Остановлюсь также на задании В. М. Молотова сделать для членов советской делегации доклад о тенденциях внешней политики США в послевоенный период. Получил я его во второй декаде сентября, иначе говоря, в самый разгар дебатов в комиссии по Болгарии. Тема доклада, который предварительно следовало изложить письменно, естественно, не была для меня новой. Однако она представлялась мне слишком ответственной, чтобы ее можно было глубоко разработать в отпущенный декадный срок при многих других обязанностях, выполняемых подчас в горячечной спешке. Для подготовки доклада мне были необходимы официальные документы и материалы прессы, которыми наше посольство в Париже по понятным причинам не располагало. Все это объясняет, почему я, выслушав министра, сказал, что считаю целесообразным перенести его с конца сентября, скажем, на конец октября или начало ноября и сделать его в [353] Нью-Йорке, где будет проходить сессия Генеральной Ассамблеи ООН и где, вероятно, соберутся члены всех трех делегаций, то есть практически предполагавшаяся ныне аудитория.
Но министра мой протест ничуть не убедил. По его мнению, необходимые материалы можно было найти и в Париже. А мою ссылку на крайнюю занятость он отмел шутливым замечанием:
— А вы между делом, между делом... Так, смотришь, и выкроите часок-другой в день.
— Тут часом-двумя не обойтись, — возражал я. — Насколько я понимаю, тут пахнет не одним днем. Я имею в виду полные рабочие дни.
— При желании можно и несколько дней наскрести, — сердито проворчал Молотов. — Хотя бы за счет снижения числа возражений.
Словом, настояния мои успехом не увенчались. Я принялся за доклад. Когда я уже приступил к наброску чернового варианта доклада, ходом моей работы поинтересовался министр. Он предложил мне изложить тезисы доклада и вырисовывающиеся выводы. И тут же, не считаясь с тем, что речь идет о моем докладе и о моих выводах, какими бы они ни были, начал давать мне руководящие указания директивным тоном. Ища выход из положения, я предложил:
— Вячеслав Михайлович, а не лучше ли было бы довести работу до конца и лишь тогда подвергнуть ее обсуждению?
Мое предложение почему-то очень задело министра и без того уже разгоряченного. Дав волю своему раздражению, он пробурчал:
— Без указки пишите свои доклады в Вашингтоне. А здесь будьте любезны учесть мои замечания. — Уже несколько мягче он добавил: — Я же высказал их для пользы дела, а вы, как всегда, упрямитесь.
Расстались мы с ним после этой беседы более чем холодно.
В указанный министром день я сделал доклад, который лишь условно мог считать своим»

Н.В. Новиков в рабочем кабинете
Н.В. Новиков в рабочем кабинете

В этой цитате мы видим, что Новиков и Молотов воспринимали этот текст не как «телеграмма», а как «доклад», который должен был быть зачитан перед другими тремя основными делегациями. По своему характеру это получается памятная записка, или меморандум, которые иногда делегации распространяют перед заседанием среди своих коллег для будущего обсуждения. Например, на Лондонской сессии СМИД Греция не входила в повестку, но вовремя распространенный советский меморандум о положении дел в Греции включил греческий вопрос в информационный задний фон встреч. Борьба словами, или word warfare, осуществлялась в двух-трех измерениях разом. Вот у вас есть официальные делегации и их официальные заявления. Есть ошибочно зарегистрированные меморандумы, которые, однако, из углов давят на основную повестку. Далее у вас есть печатные издания, газетные полосы и «Говорит Москва». И замыкает это всё «черный интернет» слухов, сплетен и утечек. «Длинная телеграмма» Кеннана вращалась в «черном информационном пространстве» словно порнографический фильм, который скачивают все озабоченные дипломатией, неоднократно перематывая на понравившиеся моменты и примеривая кульминационные выводы к своей личной дипломатической карьере и текущим задачам, но на которую официально ссылаться не комильфо и вообще табу. Тут нужно представить себе масштабы ступора, в который впали Сталин и Молотов, читая Кеннана. Всё профессиональное дипломатическое сообщество было ознакомлено с кеннановскими обвинениями в адрес советско-царистской вековой агрессии, несомненно тихо хихикая и многозначительно подталкивая друг друга локтями, но официальной публикации (подобной Фултонской речи Черчилля, которую мы быстро заклеймили, можете не сумлеваться), на которую можно было гневно отреагировать, не было. Близок локоток, да не укусишь. Следовательно, теперь требовалось составить зеркальный обвинительный приговор, только на сей раз в адрес американского империализма и слить его как-нибудь неофициально мировой общественности. Но только вот способа для негосударственного слива так и не было найдено.

Новиков работал в посольстве в США чуть менее двух лет на момент написания той телеграммы. Послом в США он был всего 5 месяц. До этого он работал в IV Европейском отделе НКИД, а также послом в Египте, СФРЮ и Греции. Такой вот многостаночник. В 1947 Молотов отозвал Новикова с поста посла. Для сравнения: Кеннан был практикующим советологом с 1931 года, а в 1933 он приехал в составе посольского поезда Буллита в Москву, где сразу зарекомендовал себя как профессионал. У Кеннана было 17 лет, чтобы обстоятельно обдумать каждое слово своей телеграммы. Новикову Молотов отвел декадный срок, т.е. 10 дней. Этот срок указывает на то, что Новиков начал писать доклад 17 сентября. Это ближе к концу Парижской мирной конференции и пик турецкого кризиса. Через несколько дней шпион Маклин передаст Берии ценную информацию, которая вынудит Сталина 24 сентября дать задний ход в «войне нервов» с Турцией. «Телеграмма Новикова» опоздает на три дня и окажется невостребованной.

На самой мирной конференции в Париже обстановка, говорят, была очень накаленной. Я еще не вычитывал протоколы тех бесед, поэтому вынужден верить мнению других людей. Вырисовывается следующая эмоциональная карусель тех семи месяцев: Сталин читает телеграмму Кеннана в начале марта, но не реагирует на нее, ожидая, чем закончится иранская история; в марте-апреле СССР прилюдно лупцуют в СБ ООН, но в мае СССР сохраняет лицо, выводит войска из Ирана и получает призрачную надежду на нефтяную концессию; Фултонская речь Черчилля была частично опубликована в советских газетах и убедительно там разгромлена в том же марте; в апреле-мае проходит первая часть Второй сессии СМИД, которая закончилась плохо и патово; в июне-июле прошла заключительная часть Второй сессии СМИД с положительными результатами и хоть и слабым, но духом компромисса; в августе-сентябре всё снова валится из рук, стороны винят друг друга во всех смертных грехах, атмосферу усугубляет советское давление на Турцию. И вот в этот момент Молотов решает взвалить на Новикова новое авральное задание. Вы нас обвиняете в вековом царизме и экспансии, а мы вас тогда в ползучем империализме и подкрадывающихся базах, мог тогда воскликнуть советский мининдел. Как писал советский журналист из Парижа редактору «Правды» Поспелову, «15 делегаций автоматически поднимают руки вслед за Бирнсом, не взирая на то, логична его позиция или нет, а наша делегация между тем сохраняет за собой моральное превосходство. Никто так и не смог опровергнуть аргументы Молотова и Вышинского». Чтобы выровнять мировое общественное мнение членов ООН и 21 участника мирной конференции требовался дополнительный инструмент. Доклад-телеграмма была приготовлена, но по следам миролюбивого интервью Сталина от 24 сентября ему тогда не дали ход. Доклад превратился в телеграмму, которая три месяца лежала у Молотова под рукой, а затем скрылась в архивах МИД. Если притянуть сову современности к глобусу истории 72-летней давности, то Молотов поступил подобно пресс-секретарю Пескову, который в ответ на очередную информационную обойму, выпущенной непонятной Bellingcat, ответил: «Я уже на прошлой неделе вам сообщил, что мы не будем продолжать дискуссии по каналам СМИ и различных общественных исследовательских организаций. Будем придерживаться этой позиции». Телеграмму Кеннана, считай, нашли на помойке, и не к лицу официальным лицам мараться о нее официальными рекламациями. Для этого требуется иметь под рукой свою собственную ручную якобы негосударственную информационную прокладку, которой, увы, не оказалось в наличии в 1946 году.


Debating the Origins of the Cold War: American and Russian Perspectives, By Ralph B. Levering, Vladimir O. Pechatnov, Verena Botzenhart-Viehe, Earl C. Edmondson;
Origins of the Cold War: The Novikov, Kennan, and Roberts "long Telegrams ..., By Kenneth Martin Jensen.

(c) lafeber

Н.В. Новиков. Внешняя политика США в послевоенный период




Внешняя политика США, отражающая империалистические тенденции американского монополистического капитала, характеризуется в послевоенный период стремлением к мировому господству. Именно таков истинный смысл неоднократных заявлений президента Трумэна и других представителей американских правящих кругов о том, что США имеют право на руководство миром. На службу этой внешней политике поставлены все силы американской дипломатии, армии, авиации, военно-морского флота, промышленности и науки. С этой целью разработаны широкие планы экспансии, осуществляемые как в дипломатическом порядке, так и путем создания далеко за пределами США системы военно-морских и авиационных баз, гонки вооружений, создания все новых и новых видов оружия.

1. а) Внешняя политика США проводится сейчас в обстановке, весьма отличной от той, которая существовала в предвоенный период.

Эта обстановка не вполне соответствует расчетам тех реакционных кругов, которые надеялись, что в период второй мировой войны им удастся остаться, по крайней мере, в течение длительного времени в стороне от главных битв в Европе и в Азии. Их расчет состоял в том, что Соединенные Штаты Америки, - если им не удастся вовсе уклониться от непосредственного участия в войне, - вступят в нее лишь в последний момент, когда они без больших усилий смогут повлиять на её исход, обеспечив полностью свои интересы. При этом имелось в виду, что главные конкуренты США будут в этой войне сломлены или в большей степени ослаблены, и США, в силу этого обстоятельства, выступят в роли наиболее могущественного фактора при решении основных вопросов послевоенного мира. Расчеты эти исходили также из того предположения, весьма распространенного в США в первый период войны, что и Советский Союз, подвергшийся нападению германского фашизма в июне 1941 года, будет в результате войны истощен или даже вовсе уничтожен.

Действительность не оправдала всех расчетов американских империалистов.

б) Две главные агрессивные державы - фашистская Германия и милитаристская Япония, являвшиеся в то же время основными конкурентами США, как в экономической, так и во внешнеполитической областях, были в результате войны разгромлены. Третья великая держава - Великобритания, испытавшая сильные удары войны, стоит сейчас перед огромными экономическими и политическими трудностями. Политические устои Британской империи заметно расшатались, приобретая в некоторых случаях кризисный характер, как, например, в Индии, Палестине, Египте.

Европа вышла из войны с совершенно расстроенной экономикой, и экономическая разруха, возникшая в ходе войны, не может быть в скором времени устранена. Все страны Европы и Азии ощущают колоссальную нужду в товарах широкого потребления, в промышленном и транспортном оборудовании и т.д. Такая обстановка открывает перед американским монополистическим капиталом перспективу громадных поставок товаров и импорта капитала в эти страны, что позволило бы ему внедриться в их народное хозяйство.

Реализация этой возможности означала бы серьезное укрепление экономических позиций США во всем мире и явилась бы одним из этапов на пути к установлению мирового господства США.

в) С другой стороны, не оправдались расчеты тех кругов США, которые исходили из того, что Советский Союз будет в ходе войны уничтожен или выйдет из нее настолько ослабевшим, что ради экономической помощи вынужден будет пойти на поклон к США. В этом случае ему можно было бы продиктовать такие условия, которые обеспечивали бы США возможность без препятствий со стороны СССР осуществлять свою экспансию в Европе и Азии.

В действительности, несмотря на все хозяйственные трудности послевоенного периода, связанные с огромным ущербом, нанесенным войной и немецко-фашистской оккупацией, Советский Союз продолжает оставаться экономически независимым от внешнего мира и восстанавливает свое народное хозяйство собственными силами.

Вместе с тем, СССР имеет в настоящее время значительно более прочные международные позиции, чем в предвоенный период. Благодаря историческим победам советского оружия советские вооруженные силы находятся на территории Германии и других бывших вражеских стран, являясь гарантией того, что эти страны не будут вновь использованы для нападения на СССР. В таких бывших вражеских странах, как Болгария, Финляндия, Венгрия и Румыния, в результате их переустройства на демократических началах созданы режимы, ставящие себе задачей укрепление и поддержание дружественных отношений с Советским Союзом. В освобожденных Красной Армией или при её помощи славянских странах - Польше, Чехословакии, Югославии - также созданы и крепнут демократические режимы, поддерживающие отношения с Советским Союзом на основе соглашений о дружбе и взаимопомощи.

Огромный удельный вес СССР в международных делах вообще и в европейских делах в частности, независимость его внешней политики, экономическая и политическая помощь, которую он оказывает соседним странам, как союзным, так и бывшим вражеским, приводят к возрастанию политического влияния Советского Союза в этих странах и к дальнейшему укреплению в них демократических тенденций.

Такая обстановка в восточной и юго-восточной Европе не может не рассматриваться американскими империалистами как препятствие на пути экспансионистской внешней политики США.

2. а) Внешняя политика США определяется сейчас не теми кругами демократической партии, которые (как это было при жизни Рузвельта) стремятся к укреплению сотрудничества трех великих держав, составляющих во время войны основу антигитлеровской коалиции. Приход к власти президента Трумэна, - человека, политически неустойчивого, с определенными консервативными тенденциями, - и последовавшее вслед за этим назначение Бирнса государственным секретарем, ознаменовались усилением влияния на внешнюю политику США со стороны самых реакционных кругов демократической партии. Непрерывно увеличивающая реакционность внешнеполитического курса США, приблизившегося вследствие этого к политике, отстаиваемой республиканской партией, создала почву для тесного сотрудничества в этой области между крайне правым крылом демократической партии и республиканской партией. Это сотрудничество двух партий, оформившееся в обеих палатах конгресса в виде неофициального блока реакционных южных демократов и старой гвардии республиканцев во главе с Ванденбергом и Тафтом, особенно ярко проявляется в том, что в своих заявлениях по вопросам внешней политики деятели обеих партий выступают, по существу, с единой программой. В конгрессе и на международных конференциях, где в делегациях США, как правило, представлены видные республиканцы, последние активно поддерживают внешнюю политику правительства, часто в силу этого именуемую, притом даже в официальных высказываниях, «двухпартийной» внешней политикой.

б) В то же время резко уменьшилось влияние на внешнюю политику со стороны последователей рузвельтовского курса на сотрудничество миролюбивых держав. Соответствующие круги в правительстве, в конгрессе и в руководстве демократической партии всё более и более оттесняются на задний план. Противоречия в области внешней политики, имеющиеся между сторонниками Уоллэса-Пеппера, с одной стороны, и приверженцами реакционной «двухпартийной» политики, с другой стороны, проявились недавно с большой остротой в выступлении Уоллэса, приведшем к его отставке с поста министра торговли. Отставка Уоллэса означает победу реакционных кругов демократической партии и того внешнеполитического курса, который проводит Бирнс в сотрудничестве с Ванденбергом и Тафтом.

3. Наглядными показателями стремления США к установлению мирового господства является увеличение военного потенциала мирного времени и организация большого количества военно-морских и авиационных баз как в США, так и за их пределами.

Летом 1946 года впервые в истории страны конгресс принял закон о формировании армии мирного времени не на добровольных началах, а на основе всеобщей воинской повинности. Значительно увеличены и размеры армии, которая должна составить на 1 июля 1947 года около 1 миллиона человек. Размеры военно-морского флота США по окончании войны уменьшились совершенно незначительно по сравнению с военным временем. В настоящее время американский флот занимает первое место в мире, оставляя далеко позади себя военный флот Англии, не говоря уже о других державах.

Колоссально возросли расходы на армию и военно-морской флот, составляя по бюджету 1946 - 1947 годов 13 миллиардов долларов (около - 40 процентов от всего бюджета в 36 миллиардов долларов) и превосходят более чем в 10 раз соответствующие расходы по бюджету 1938 года, когда они не достигали и 1 миллиарда.

Эти огромные суммы по бюджету расходуются, наряду с содержанием большой армии, флота и авиации, также и на создание весьма обширной системы военно-морских и авиационных баз на Атлантическом и Тихом океанах. По имеющимся официальным планам, в течение ближайших лет должно быть построено на Атлантическом океане 228 баз, опорных пунктов и радиостанций и на Тихом океане - 258. Большая часть этих баз и опорных пунктов расположена вне пределов Соединенных Штатов. В Атлантическом океане имеются или подлежат оборудованию базы на следующих иностранных островных владениях: Нью-Фаундленд, Исландия, Куба, Тринидад, Бермуды, Багамские острова, Азорские острова и многие другие; на Тихом океане: б. японские мандатные владения - Марианские, Каролинские и Маршалловы острова, Бонин, Рюкю, Филиппины, Галапагосские острова (принадлежат Эквадору).

Расположение американских баз на островах, отстоящих зачастую на 10-12 тысяч километров от территории США и находящихся по другую сторону Атлантического и Тихого океанов, ясно указывает на наступательный характер стратегических замыслов командования армии и флота США. Подтверждением этого является также и то обстоятельство, что американский военно-морской флот усиленно изучает морские подступы к европейским рубежам. С этой целью американские военные корабли посетили в течение 1946 года порты Норвегии, Дании, Швеции, Турции, Греции. Кроме того американский военный флот непрерывно крейсирует в Средиземном море.

Все эти факты ясно показывают, что в реализации планов установления мирового господства США, решающая роль предназначается их вооруженным силам.

4. а) Одним из этапов осуществления господства над миром со стороны США является их договоренность с Англией о частичном разделе мира на базе взаимных уступок. Основные линии негласного соглашения между США и Англией по поводу раздела мира состоят, как это показывают факты, в том, что они договорились о включении Соединенными Штатами в сферу своего влияния на Дальнем Востоке Японии и Китая, в то время как США со своей стороны согласились не препятствовать Англии в разрешении индийской проблемы, а также укреплению её влияния в Сиаме и Индонезии.

б) В связи с этим разделом США в настоящее время хозяйничают в Китае и в Японии без всякой помехи со стороны Англии.

Американская политика в Китае стремится к полному экономическому и политическому подчинению его контролю американского монополистического капитала. Преследуя эту политику, американское правительство не останавливается даже перед вмешательством во внутренние дела Китая. В настоящее время в Китае находится свыше 50 тысяч американских солдат. В ряде случаев американская морская пехота принимала непосредственное участие в военных действиях против народно-освободительных войск. Так называемая «посредническая» миссия генерала Маршалла является лишь прикрытием фактического вмешательства во внутренние дела в Китае.

Как далеко зашла политика американского правительства в отношении Китая, свидетельствует тот факт, что сейчас оно стремится осуществить контроль над его армией. Недавно правительство США внесло на обсуждение конгресса законопроект о военной помощи Китаю, который предусматривает полную реорганизацию китайской армии, обучение её при помощи американских военных инструкторов и снабжение американским вооружением и снаряжением. С целью реализации этой программы в Китай будет послана американская консультативная военная миссия в составе армейских и морских офицеров.

Китай постепенно превращается в плацдарм американских вооруженных сил. Американские воздушные базы расположены на всей его территории. Главные из них находятся в Бейпине, Циндао, Тяньцзине, Нанкине, Шанхае, Ченду, Чунцине и Куньмине. В Циндао расположена основная американская военно-морская база в Китае. Там же находится штаб 7-го флота. Кроме того, в Циндао и его окрестностях сосредоточено более 30 000 солдат американской морской пехоты. Мероприятия, проведенные в Северном Китае американской армией, показывают, что она рассчитывает остаться там на длительный срок.

В Японии, несмотря на присутствие там небольшого контингента американских войск, контроль находится в руках американцев. Хотя английский капитал имеет существенные интересы в японской экономике, английская внешняя политика в отношении Японии проводится так, чтобы не препятствовать американцам осуществлять проникновение в японское народное хозяйство и подчинять его своему влиянию. В Дальневосточной Комиссии в Вашингтоне и в Союзном Совете в Токио английские представители, как правило, солидаризируются с представителями США, проводящими эту политику.

Мероприятия американских оккупационных властей в области внутренней политики, направленные на поддержку реакционных классов и групп, которых США рассчитывают использовать в борьбе против Советского Союза, также встречают сочувственное отношение со стороны Англии.

в) Аналогичную линию в отношении английской сферы влияния на Дальнем Востоке проводят и Соединенные Штаты. За последнее время США прекратили свои попытки повлиять на разрешение индийских вопросов, которые они делали в ходе минувшей войны. Сейчас нередко имеют место случаи, когда солидная американская печать, более или менее верно отражающая официальную политику правительства США, высказывается в положительном духе по поводу английской политики в Индии. Американская внешняя политика не препятствует также британским войскам подавлять совместно с голландской армией национально-освободительное движение в Индонезии. Более того, известны даже факты содействия со стороны Соединенных Штатов этой британской империалистической политике путем передачи американского вооружения и снаряжения английским и голландским войскам в Индонезии, отправки из США в Индонезию голландских военных моряков и т.д.

5. а) Если раздел мира на Дальнем Востоке между США и Англией можно считать совершившимся фактом, то нельзя сказать, что аналогичная ситуация существует в бассейне Средиземного моря и в прилегающих к нему странах. Факты скорее говорят, что такое соглашение в районе Ближнего Востока и Средиземного моря пока ещё не достигнуто. Трудность соглашения между США и Англией в этом районе состоит в том, что уступки со стороны Англии Соединенным Штатам в Средиземноморском бассейне были бы чреваты серьезными последствиями для всего будущего Британской империи, для которой он имеет исключительное стратегическое и экономическое значение. Англия была бы не прочь использовать американские вооруженные силы и влияние в этом районе, направив их на север против Советского Союза. Однако, Соединенные Штаты заинтересованы не в том, чтобы оказывать помощь и поддержку Британской империи в этом уязвимом для нее пункте, а в том, чтобы самим основательнее проникнуть в Средиземноморский бассейн и на Ближний Восток, привлекающий их своими природными ресурсами, в первую очередь, нефтью.

б) Американский капитал за последние годы весьма интенсивно внедряется в экономику ближневосточных стран, в особенности, в нефтепромышленность. Американские нефтяные концессии в настоящее время имеются во всех ближневосточных странах, располагающих источниками нефти (Ирак, Бахрейн, Кувейт, Египет, Саудовская Аравия). Американский капитал, появившийся впервые в нефтяной промышленности Ближнего Востока лишь в 1927 году, контролирует сейчас около 42 процентов всех разведанных нефтяных запасов Ближнего Востока (без Ирана). Из общего количества разведанных запасов в 26,8 млр. баррелей свыше 11 млр. баррелей приходится на долю концессий США. Стремясь обеспечить дальнейшее развитие своих концессий в отдельных странах, зачастую очень обширных (как это, например, имеет место в Саудовской Аравии), американские нефтяные компании планируют постройку трансаравийского нефтепровода, который должен будет перекачивать нефть из американской концессии в Саудовской Аравии и в других странах на юго-восточное побережье Средиземного моря - в порты Палестины и Египта.

Проводя экспансию на Ближнем Востоке, американский капитал имеет в качестве своего крупнейшего соперника английский капитал, упорно сопротивляющийся этой экспансии. Ожесточенный характер конкуренции между ними является главным фактором, препятствующий Англии и Соединенным Штатам добиться договоренности о разделе сфер влияния на Ближнем Востоке, которая может иметь место лишь за счет прямых британских интересов в этом районе.

В качестве примера весьма острых противоречий в политике США и Англии на Ближнем Востоке можно привести Палестину, где в последнее время США проявляют большую инициативу, создающую немало затруднений для Англии, как это имеет место в случае с требованием правительства США допустить в Палестину 100 тысяч евреев из Европы. Американская заинтересованность в Палестине, внешне выражающаяся в сочувствии, к сионистскому делу, фактически означает лишь, что американский капитал рассчитывает путем вмешательства в палестинские дела внедриться в экономику Палестины. Выбор порта Палестины в качестве одного из конечных пунктов американского нефтепровода много объясняет во внешней политике США в палестинском вопросе.

в) Неурегулированность взаимоотношений между Англией и США на Ближнем Востоке отчасти проявляется и в большой активности американского военно-морского флота в восточной части Средиземного моря, что не может не итти вразрез с основными интересами Британской империи. Эта активность флота США несомненно находится также в связи с американскими нефтяными и др. экономическими интересами на Ближнем Востоке.

Следует, однако, иметь в виду, что такие факты, как посещение американским линкором «Миссури» черноморских проливов, визит американского флота в Грецию и большой интерес, который дипломатия США проявляет к проблеме проливов, имеют двойной смысл. С одной стороны, они означают, что США решили закрепиться в бассейне Средиземного моря для поддержки своих интересов в странах Ближнего Востока, и что они избрали орудием этой политики военно-морской флот. С другой стороны, эти факты представляют собой военно-политическую демонстрацию против Советского Союза. Укрепление позиции США на Ближнем Востоке и создание условий для базирования американского военного-морского флота в одном или нескольких пунктах Средиземного моря (Триест, Палестина, Греция, Турция) будет означать поэтому возникновение новой угрозы для безопасности южных районов Советского Союза.

6. а) Отношение США к Англии определяется двумя основными обстоятельствами. С одной стороны, США рассматривают Англию как своего крупнейшего потенциального конкурента, с другой стороны, Англия представляется Соединенным Штатам, как возможный союзник. Разделение некоторых районов земного шара на сферы влияния США и Англии создало возможность, если не для предотвращения соперничества между ними, что невозможно, то, по меньшей мере, для некоторого сокращения его. Вместе с тем, такой раздел облегчает им достижение экономического и политического сотрудничества.

б) Англия нуждается в американских кредитах для реорганизации своего расстроенного войной хозяйства, для получения которых она вынуждена пойти на значительные уступки. Именно в этом и состоит значение займа, который США недавно предоставили Англии. При помощи займа Англия сможет укрепить свою экономику. В то же время, этот заем приоткрывает двери для проникновения американского капитала в пределы Британской империи. Узкие рамки, в которых в последнее время находилась торговля стран так называемого стерлингового блока, в настоящее время расширены и дают возможность американцам торговать с британскими доминионами, Индией и другими странами стерлингового блока (Египет, Ирак, Палестина).

в) Политическая поддержка, которую оказывают Англии Соединенные Штаты, весьма часто проявлялась в международных событиях послевоенного периода. На последних международных конференциях США и Англия тесно координируют свою политику, в особенности в тех случаях, когда её необходимо противопоставить политике Советского Союза. США оказывают Англии морально-политическую помощь в её реакционной политике в Греции, Индии, Индонезии. Полное сотрудничество американской и английской политики можно наблюдать в отношении славянских и других соседних с Советским Союзом стран. Важнейшие демарши США и Англии в этих странах после окончания войны носили вполне аналогичный и параллельный характер. Такие же черты согласованности имеет политика США и Англии в Совете Безопасности Объединенных Наций (в особенности, в вопросах об Иране, Испании, Греции, о выводе иностранных войск из Сирии и Ливана и т.д.).

г) Правящие круги США, повидимому, сочувственно относятся к идее военного союза с Англией, но в настоящее время дело ещё не дошло до того, чтобы заключить официальный союз. Речь Черчилля в Фултоне, призывающая к заключению англо-американского военного союза с целью установления совместного господства над миром, не была поэтому поддержана официально Трумэном или Бирнсом, хотя Трумэн своим присутствием и санкционировал косвенно призыв Черчилля.

Но если США не идут сейчас на заключение военного союза с Англией, то всё же практически они поддерживают с нею самый тесный контакт по военным вопросам. Объединенный англо-американский штаб в Вашингтоне продолжает существовать до сих пор, несмотря на то, что после окончания войны прошло свыше года. Продолжается и частый личный контакт между руководящими военными деятелями Англии и США. Недавняя поездка фельдмаршала Монтгомери в Америку является одним из свидетельств этого контакта. Характерно, что в результате своих встреч с руководящими военными деятелями США, Монтгомери заявил о том, что английская армия будет строиться по образцу американской. Проводится сотрудничество также и между военными флотами двух стран. В этой связи достаточно упомянуть участие английского флота в недавних маневрах американского флота в Средиземном море и участие американского флота в Северном море осенью текущего года.

д) Нынешние взаимоотношения между Англией и Соединенными Штатами, несмотря на временное достижение соглашений по очень важным вопросам, внутренне весьма противоречивы и не могут быть долговечными.

Экономическая помощь Соединенных Штатов таит в себе опасность для Англии во многих отношениях. Не говоря уже о том, что Англия в силу получения ею займа попадает в известную финансовую зависимость от США, от которой ей нелегко будет освободиться, следует иметь в виду, что созданные займом условия для проникновения американского капитала в пределы Британской империи могут повлечь за собою серьезные политические последствия. Страны, входящие в состав Британской империи или зависимые от нее, могут под экономическим воздействием со стороны мощного американского капитала переориентироваться на Соединенные Штаты, следуя в этом отношении примеру Канады, которая всё более и более выходит из-под влияния Англии, ориентируясь при этом на США. Укрепление американских позиций на Дальнем Востоке может стимулировать подобный же процесс и в Австралии и Новой Зеландии. В арабских странах Ближнего Востока, стремящихся эмансипироваться от Британской империи, среди правящих классов также имеются группы, которые не прочь сторговаться с США. Вполне возможно, что именно Ближний Восток станет тем центром англо-американских противоречий, где будут взорваны достигнутые ныне соглашения между США и Англией.

7. а) «Жесткая» политика в отношении СССР, провозглашенная Бирнсом после сближения реакционных демократов с республиканцами, является сейчас основным тормозом на пути к сотрудничеству великих держав. Она состоит, главным образом, в том, что в послевоенный период США не проводят более политики укрепления сотрудничества Большой Тройки (или Четверки) и, наоборот, стремятся к тому, чтобы подорвать единство этих держав. Цель, которая при этом ставится, состоит в том, чтобы навязать Советскому Союзу волю других государств. К этому именно клонится осуществляемая с благословения США попытка некоторых держав подорвать или вовсе упразднить принцип вето в Совете Безопасности Объединенных Наций. Это дало бы Соединенным Штатам возможность создания узких группировок и блоков среди великих держав, направленных в первую очередь против Советского Союза, и тем самым расколоть единый фронт Объединенных Наций. Отказ от вето великих держав превратил бы Организацию Объединенных Наций в англо-саксонскую вотчину, в которой руководящую роль имели бы Соединенные Штаты.

б) Нынешняя политика американского правительства в отношении СССР направлена также на то, чтобы ограничить или вытеснить влияние Советского Союза из соседних стран. Осуществляя её, США пытаются проводить на различных международных конференциях или непосредственно в самих этих странах мероприятия, которые выражаются, с одной стороны, в поддержке реакционных сил в бывших вражеских или союзных странах, соседних с СССР, с целью создания препятствий процессам демократизации этих стран, а, с другой стороны, в том, чтобы обеспечить позиции для проникновения американского капитала в их экономику. Такая политика делает ставку на то, чтобы ослабить и разложить стоящие здесь у власти демократические правительства, дружественные СССР, и в дальнейшем - заменить их новыми правительствами, которые выполняли бы послушно политику, диктуемую из США. В этой политике США получают полную поддержку со стороны английской дипломатии.

в) Одним из самых важных звеньев общей политики США, направленной на ограничение международной роли СССР в послевоенном мире, является политика в отношении Германии. Мероприятия по укреплению реакционных сил с целью противодействия демократическому переустройству, сопровождаемые совершенно недостаточными мероприятиями по демилитаризации, проводятся США в Германии с особой настойчивостью.

Американская оккупационная политика не ставит своей задачей ликвидацию остатков германского фашизма и перестройку германской политической жизни на демократических основах с тем, чтобы Германия перестала существовать, как агрессивная сила. США не принимают мер к ликвидации монополистических объединений германских промышленников, на которые германский фашизм опирался в подготовке агрессии и ведении войны. Не проводится и аграрная реформа с ликвидацией крупных помещиков, бывших также надежной опорой гитлеризма. Вместе с тем, США предусматривают возможность прекращения союзнической оккупации германской территории ещё до выполнения главных задач оккупации, состоящих в демилитаризации и демократизации Германии. Тем самым были бы созданы предпосылки для возрождения империалистической Германии, которую США рассчитывают использовать в будущей войне на своей стороне. Нельзя не видеть, что такая политика имеет ясно очерченное антисоветское острие и представляет собою серьезную опасность для дела мира.

г) Многочисленные высказывания американских государственных, политических и военных деятелей по поводу Советского Союза и его внешней политики в исключительно враждебном духе весьма характерны для нынешнего отношения правящих кругов США к СССР. Этим высказываниям вторит в ещё более разнузданном тоне подавляющее большинство органов американской прессы. Разговоры о «третьей войне», имеющие в виду войну против Советского Союза, даже прямой призыв к этой войне с угрозой применения атомной бомбы, - таково содержание высказываний реакционеров на публичных митингах и в прессе по поводу отношений с Советским Союзом. В настоящее время проповедь войны против Советского Союза не является монополией лишь крайне правой, желтой американской прессы, представленной газетными объединениями Херста и Маккормика. В эту антисоветскую кампанию включились также и более «солидные» и «респектабельные» органы консервативной печати, вроде «Нью-Йорк Тайме» и «Нью-Йорк Геральд Трибюн». Для этих органов консервативной прессы показательными являются многочисленные статьи Уолтера Липпмана, в которых он почти без всякой маскировки призывает США нанести удар по Советскому Союзу в наиболее уязвимых местах юга и юго-востока СССР.

Основная цель этой антисоветской кампании американского «общественного мнения» состоит в том, чтобы оказать на Советский Союз политический нажим и вынудить его пойти на уступки. Другой, не менее важной, целью кампании является стремление создать атмосферу военного психоза среди широких масс, усталых от войны, которая облегчила бы правительству провести мероприятия по сохранению в США высокого военного потенциала. Именно в такой атмосфере был проведен через конгресс закон о введении воинской повинности в мирное время, принят огромный военный бюджет и разрабатываются планы строительства разветвленной системы военно-морских и авиационных баз.

д) Все эти мероприятия по сохранению высокого военного потенциала не являются, конечно, самоцелью. Они предназначены лишь для того, чтобы подготовить условия для завоевания мирового господства в намечаемой наиболее воинственными кругами американского империализма новой войне, сроки которой, разумеется, не могут быть никем сейчас определены.

Следует вполне отдавать себе отчет в том, что подготовка США к будущей войне проводится с расчетом на войну против Советского Союза, который является в глазах американских империалистов главным препятствием на пути США к мировому господству. Об этом говорят такие факты, как тактическое обучение американской армии к войне с СССР, как будущим противником, расположение американских стратегических баз в районах, откуда можно наносить удары по советской территории, усиленное изучение и укрепление арктических районов, как ближних подступов к СССР и попытки подготовить почву в Германии и Японии для использования их в войне против СССР.

Новиков 27.09.46 г.

АВП СССР, ф.06, оп.8, п.45, д.759.
Международная жизнь 1990 №11 С.148-154.

Источник


Просмотров: 1308



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X