Еврейский вопрос - русский ответ. Передача 3-я.

Начало русско-еврейского диалога. При императрице Екатерине II произошло присоединение к России земель, где проживало 700 тысяч евреев.

Видео располагается на стороннем видеохостинге, оно может быть удалено без нашего ведома.
Если видео отсутствует, напишите об этом в комментариях.


Краткая историческая справка



После присоединения польских земель заботой власти стало взимание податей, и Чернышёв представил императрице «доклад и докладные пункты: О учинении в белорусских губерниях переписи о поголовном сборе податей…», утверждённый ей 13 сентября 1772 года. Была установлена подать с крестьян по семь гривен, с купцов по 1 руб. 20 коп., с «жидов по одному рублю с каждой головы», а также велено приписать «жидов» «к кагалам, которые и учредить по рассмотрению губернаторов по надобности».

Кагалы (органы самоуправления еврейских обществ), существовавшие в Польше, этим документом были оставлены в присоединённых землях, несмотря на то, что Екатерина II предписывала не оглядываться на польские порядки. Спустя несколько лет, в 1786 году, она сформулировала это следующим образом: "Не относиться на прежние польские законы и установления о различии их (евреев – А.М.) противо христиан, поелику войдя они по записке их в купечество и мещанство в равное с прочими состояние, и платя в казну равные подати, также и нося прочие наравне с другими тягости, должны во всяком случае защищены и удовлетворены быть наравне с прочими Её Императорского Величества подданными».

При утверждении доклада и докладных пунктов Чернышёва 1772 года императрица положила резолюцию: «Впредь до указа». Этот указ появился 17 октября 1776 года, и хотя назывался «О неполагании жидов, живущих в Белорусских губерниях и принявших христианский закон, в поголовный оклад», он имел прямое отношение к евреям. Указ предписывал местной администрации: «Жидов в поголовную перепись записать в тех городах, местечках, сёлах и деревнях, которого где ревизоры найдут, и дабы сбор с них в казну вернее вступать мог, так и в прочем во всём, сделать с ними надлежащий порядок, то учредить кагалы, в которые всех их расписать, так, чтобы каждый из жидов, когда он куда для промыслов своих ехать, или где жить и поселиться захочет, или что-либо арендовать будет, от кагалу получал паспорта, но сии паспорта должны быть явлены в провинциальных канцеляриях и в оных записаны. Поголовные же деньги платить должен кагал, и вносить оные в провинциальную канцелярию <…> Все они (евреи – А.М.) положены быть в рублёвый оклад <…> тех из них, которые приняли христианский закон, переписать особо».

Кагалы отвечали за исправное поступление податей в казну и выполняли административные функции по управлению еврейским населением, чем облегчали заботы властей. Таким образом, кагалы являлись посредником между властями и евреями. Гессен считал, что их создание произошло не без участия богатых евреев. Ещё в Польше для предотвращения чрезмерной конкуренции между евреями было установлено, что брать аренду и выбирать некоторые занятия можно только с разрешения кагалов, за которое следовало платить. Такое положение, наряду с контролем передвижения, служило в руках кагала орудием давления на еврейские массы.

Значительная часть еврейского населения не могла платить подати и из-за бедности, поэтому кагалы прибегали к раскладке, то есть обязывали состоятельных евреев платить за неимущих. Поэтому кагалы неохотно принимали новых членов, неспособных платить подати. В юрисдикцию кагалов входили религиозные, административные (брачные, по устройству синагог, молитвенных домов, благотворительных учреждений, по образованию юношества, учреждению школ, общественным денежным сборам), податные и судебные дела. В 1773 году учредили провинциальные, а после реорганизации в 1777 году провинций в уезды – уездные кагалы, апелляции, на решения которых можно было подавать в образованные губернские кагалы. В кагалах разбирались дела только между евреями. Но в 1772 году Сенат обратил внимание на то, что если судящиеся не были удовлетворены решением губернского кагала, то дело повисало, так как апеллировать дальше было некуда. Кроме того Сенат признал, что ему неизвестно «никакого постановления» о создании «жидовских судов».

Указ от 13 сентября 1772 года установил, что сбор податей не только с евреев, но со всех белорусских податных сословий следует производить с 1 января 1773 года. Однако «милосердуя» о подданных Белорусских губерний, императрица указами от 14 декабря 1772 года, 17 апреля 1773 года, 3 февраля и 21 октября 1774 года освободила всех жителей от платежей за первые половины 1773 и 1774 годов, на вторые половины этих годов поголовные подати были уменьшены вдвое, но только для крестьян: 35 вместо 70 копеек. Указ 1772 года давал права христиан выкрестам, основную массу евреев он сильно ограничивал.

Результат переписи евреев в Белоруссии был неудовлетворительным, он показал, что их количество значительно меньше реального. Характерно высказывание курляндского губернатора после присоединения Курляндии к России (уже после кончины Екатерины II): «В Курляндии находится немалое число евреев, кои, хотя в ревизских сказках и показаны, однако часто переселяются из одного места в другое <…> А как по сему случаю за них никто не отвечает, переходы запретить, как по местному положению губернии, так и по пронырству и привычке уже к тому сего народа никак невозможно, то губернатор, а также губернское правление не видело никакого средства взыскивать с них подати». Сказанное полностью относилось и к 70–80-м годам. Введение кагалов как раз и предполагало, в частности, регистрировать переселение и переходы евреев, а значит обеспечить более полный сбор податей. Кагалы учреждались в городах и посадах (посёлках городского типа), хотя большинство евреев жили в сельской местности – деревнях, селах и местечках (местечком называлось поселение полугородского типа, нечто среднее между городом и деревней). Приписка к кагалам означала, что после перехода в российское подданство все евреи формально стали городскими жителями.

В XVIII веке жители городов – торговцы и промышленники (или цеховые) относились, соответственно, к сословиям купцов и мещан. Историк И.И. Дитятин считал, что именно они составляли городское общество, а дворяне, духовенство и разночинцы не входили в это общество и именовались городскими обывателями. Указ от 17 марта 1775 года установил критерий, по которому «мещанам, кои не имеют капитала выше 500 руб., впредь не называться купцами, но переименовать их мещанами <…> кои же из мещан <…> капитал свой умножат свыше 500 руб., тех вписывать в купечество. Купцов же <…> разделить, как и ныне, на три гильдии» в зависимости от размера капитала. В 1778 году это положение распространилось на Белоруссию.

Независимо от того, жили ли евреи в сельской местности или в городах, они представляли торгово-промышленный класс. Поэтому зажиточные евреи претендовали на приписку к купечеству, и они обратились в 1779 году с соответствующим прошением к Чернышёву. Екатерина II, естественно, удовлетворила ходатайство, так как возлагала надежды на развитие страны за счёт торговцев и промышленников, «среднего рода людей». 7 января 1780 года был издан указ «О дозволении евреям, обитающим в Могилёвской и Полоцкой губерниях, записываться в купечество». При этом вместо подати указ предписывал брать с купцов-евреев по 1% «с объявленного им по совести капитала погодно», как и с купцов-христиан согласно указу от 17 марта 1775 года. Спустя год, 10 марта 1781 года императрица подтвердила, что платёж, узаконенный для купечества в 1%, должен взыскиваться «без различия вероисповедания». Христианам было разрешено записываться в купечество повсеместно в империи. Екатерина II разъясняла, что в отношении записки в купцы к евреям следует применять общие узаконения, какие существовали для горожан равных с ними состояний. Возможно, она не желала ограничивать указанное право только белорусскими губерниями. Однако почти сразу же после «доклада и докладных пунктов» – в декабре 1772 года – Чернышёв приказал оставить евреев со строгим «наблюдением, чтоб они ни для чего в древние российские земли не въезжали, разве по делам тяжебным» и потребовал от губернаторов Могилёвской и Псковской (Полоцкой) губерний, чтобы «жиды торговали только в белорусских губерниях, а в Россию бы с товарами своими не входили». Впоследствии чиновники, исходя из названия указа от 7 января 1780 года, толковали его как право записи евреям только в Могилёвской и Полоцкой губерниях.

Указом от 3 июля 1779 года была установлена поголовная подать «с жидов по 50 коп. с каждой» головы, с мещан по 60 коп. Как будто разница небольшая, но для бедных евреев и это было чувствительно. Поэтому евреи, не вошедшие в купечество по материальному положению, не стремились к записи в мещанство. И лишь указ от 3 мая 1783 года установил, что «евреи в белорусских губерниях обложены податью по состоянию, в какое они запишутся без различия закона и народа» (вероисповедания и национальности – А.М.). Тем самым подтверждалось включение в мещанство евреев, не записавшихся в купечество. Для мещан подать установили в размере 1 руб. 20 коп., но с прекращением взимания сбора за винную продажу.


Просмотров: 5316



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X