Кооперативное предпринимательство в Чувашии в годы Новой экономической политики

Кооператив (от лат. cooperatio — сотрудничество) добровольное объединение физических лиц для улучшения своего материального и социального положения, в первую очередь хозяйственное предприятие, которое должно обеспечивать своих членов работой, приносить прибыль, конкурировать с другими экономическими объединениями, действующими в обществе. Хозяйственную деятельность на свой страх и риск и под свою имущественную ответственность различных групп людей, объединенных в кооперативы, принято называть кооперативным предпринимательством. Кооперативы в классическом виде (с письменным уставом, кооперативной групповой собственностью, выборными органами управления, юридическим признанием государством) функционируют уже около 200 лет. В данной статье рассматриваются вопросы истории кооперативного предпринимательства в Чувашии в годы новой экономической политики (нэп) — в тот период, когда кооперация получает наиболее широкие возможности для своей деятельности. В качестве предмета изучения взять сельскохозяйственные и кустарно-промысловые кооперативы, как наиболее массовые и распространенные в крае в то время. Данная тема не привлекала еще пристального внимания исследователей, хотя ее всегда в той или иной степени затрагивали при рассмотрении истории кооперации в Чувашии.

Новая экономическая политика, создав благоприятную законодательную базу для работы кооперативных предприятий, подтолкнула население к их созданию. В годы нэп в Чувашии впервые появляются областные специализированные кооперативные союзы: в 1920 г. был организован Чувашпотребсоюз; в 1921 г. начинают работать Культсоюз и Кустпромсоюз; в марте 1922 г. создают свое областное объединение представители сельхозкооперации. В декабре 1922 г. три производственных кооперативных союза соединились в один — Чувашпроизводсоюз.

Кооперативное движение в Чувашии в 1920-е гг. развивалось в сложных условиях. Во-первых, неурожай и голод 1921 г. сильно подорвали экономику крестьянских хозяйств края. Необходимое условие успешного развития кооперативного движения — наличие людей, которые могут вложить свои собственные средства для создания кооператива, то есть внести паевые и вступительные взносы, а таких граждан в Чувашии было не так много. К примеру, даже в 1923 г., по данным областного земельного управления, только 10% крестьянских хозяйств имели доход, у 90% семей расходная часть бюджета превышала доходную от 11 до 45%1. Во-вторых, на развитие кооперации влияло отсутствие у населения знаний и достаточного опыта кооперативной деятельности, так как до 1917 г. в Чувашском крае широкое распространение получили только кредитные кооперативы, причем такого типа, которые не требовали от их членов активного участия в деятельности предприятия. Всякая связь жителя края с кооперацией сразу же прекращалась, как только он возвращал полученную ссуду или кредит. Навыки действительной кооперативной работы у населения, таким образом, были весьма и весьма скромными.

Кооперативное движение в крае в годы нэпа в зеркале статистики предстает в следующем виде. Если в 1921 г. в Чувашской автономной области системой сельхозкооперации было объединено 0,06% крестьян, то в 1926/27 г. — 22,6% (по другим данным 21,6%)2. На 1 апреля 1928 г. в кустарно-промысловой кооперации состояло 15% кустарей (без лесопромышленных и извозных товариществ)3, в кулеткацких артелях — 21,1% (на начало 1928 г.)4. Некоторые виды кустарных промыслов были почти полностью кооперированы. Так, в 1928 г. 86% кустарей, занимавшихся смолокурением, являлись членами кооперативных товариществ5. Ежегодно кооперативная система расширяла и объемы проводимых операций. Если в 1924 г. Чувашпроизводсоюз осуществлял заготовку только куриных яиц, то к концу 1927 г. сельхозкооперация республики заготовляла 33,6% овса, 50,1% табака, около 43% куриных яиц, 100% шерсти, 39,2% хлеба, 17,6% льносемян, 16,6% кожсырья6.

Приведенные данные показывают количественные изменения всей кооперации Чувашии. Как же обстояли дела с качественными изменениями? Как кооператорам удавалось вписаться в рыночную структуру? Насколько успешно они могли организовать работу отдельного конкретного кооператива? Насколько удачной оказалась их предпринимательская деятельность?

Эффективность любого предприятия прежде всего определяется прибылью, которую оно получает. Как правило, чем больше финансовые ресурсы экономического субъекта, тем выше и возможности для расширения хозяйственных операций и получения доходов. Система кустарно-промысловой и сельскохозяйственной кооперации Чувашии не отличалась финансовой мощью, что было характерно не только для первичных кооперативов, но и для самого кооперативного центра — Чувашпроизводсоюза. Финансовая слабость, в первую очередь, была связана с малым количеством собственных средств чувашских кооперативов. Так, на 1 октября 1925 г. собственные средства первичных кредитных кооперативов составляли только 6,5% от размеров их балансов, в то время как в среднем по стране они равнялись 39,4%7.

Не лучше обстояла ситуация и с кустарно-промысловыми товариществами. Финансовая слабость ставила кооперативы в сильную зависимость от кредитной политики государства и финансовых органов, сдерживала расширение хозяйственных операций кооперативных предприятий. Это в первую очередь касалось сельхозкооперации края. Так, в 1924 г. Чувашпроизводсоюзу из-за недостатка собственных средств не удалось организовать заготовку почти никаких сельскохозяйственных продуктов, тем самым первичным кооперативам было очень сложно находить выгодные рынки сбыта произведенных ими товаров. Из-за нехватки собственных средств и при отсутствии кредитования кооперативы иногда вообще не могли организовывать заготовительные операции.

При организации работы своих предприятий руководители сельскохозяйственных товариществ испытывали огромные трудности. Именно сельхозкооперации должны
были помогать крестьянам в организации производства продукции, т.е. проводить агрокультурные мероприятия, содержать прокатные и случные пункты и т.п. По требованию государственных и партийных органов эти операции осуществлялись по очень низкой цене или вообще бесплатно не только для кооператоров, но и для бедных крестьян — нечленов кооперации, что противоречило основным принципам работы кооперативных предприятий. Подобное вмешательство в хозяйственные дела коопераций приводило к убыточности отмеченных мероприятий. В 1926 г. в среднем на одно сельскохозяйственное товарищество на названные цели было израсходовано 244 руб. (минимум 16 руб. и максимум 2377 руб. сельскохозяйственным товариществом «Автоплуг», которое арендовало Малояушевский совхоз). Причем убыток от содержания прокатных и случных пунктов в среднем на одно товарищество составил 27 руб.8 Сельхозтоварищества занимались также организацией сбыта сельскохозяйственных продуктов своих членов и окрестных крестьян. Но и это направление их деятельности не приносило больших доходов из-за ценовой политики государства. К примеру, в 1926 г. базарные цены на куриное яйцо, которое в широких масштабах заготавливалось кооператорами края, были на 15 коп. выше, чем государственные, что создало благоприятную обстановку для выступления на рынке частного заготовителя и сорвало выполнение планов чувашской кооперацией9.

Более широкие возможности для работы имели специализированные сельхозкооперативные предприятия, а также кредитные кооперативы, так как им в меньшей степени приходилось проводить филантропные мероприятия по требованию партии и государства. К примеру, в 1920-е гг. в Чувашии очень успешно работала маслодельная артель с. Кладбищи Алатырского уезда. Организованная в апреле 1926 г., в конце года она получила прибыль в размере 404 руб. В 1927 г. артелью был построен маслодельный завод. Кооператив содержал также случной пункт, проводил агрокультурные мероприятия, направленные на выращивание и сбор кормовых трав. Артель успешно существовала благодаря личным качествам ее руководителя Е.А.Сосуновой и тщательному режиму экономии кооперативных средств, который проводило правление10.

Больших успехов достигло и Аттиковское сельскохозяйственное кредитное товарищество Богородской волости Чебоксарского уезда. В 1926—1927 гг. на Всесоюзном конкурсе на лучшее сельскохозяйственное кредитное товарищество оно было удостоено премии 3 разряда. По стране данной премии был удостоен еще 21 кооператив, а всего в конкурсе приняло участие 600 кредитных товариществ11. Этот кооператив был создан в марте 1924 г. В момент организации в нем состоял 51 чел., в конце года членами кооператива стали уже 128 чел., в т.ч. пять женщин. В первый же год деятельности в кооперативе были собраны все паевые и вступительные взносы, что благоприятно сказалось на его работе. Если в 1924 г. товарищество не получило никаких доходов, то в 1926 г. прибыль составила 594 руб. Успех Аттиковского кредитного кооператива вряд ли случаен. Его история берет начало с 1912 г., в 1917 г. названная организация приходит в упадок, а в 1920 г. вообще закрывается. Но спустя четыре года — в 1924 г. — возрождается. Имевшийся опыт практической работы, вне сомнения, благоприятствовал работе кооператоров. Сказывался и личный фактор. Руководство правления товарищества все силы направило на кредитные операции, а другими видами деятельности вообще не занималось, что позволило достичь успехов на выбранном направлении. Правление возглавлял 34-летний Баринов Сергей Васильевич, работавший в кооперации с 1925 г. Он являлся середняком и оценивался республиканскими кооперативными органами как грамотный работник12.

Успешно действовало в Порецкой волости Апатырского уезда в годы нэпа Сиявское универсальное сельскохозяйственное товарищество с кредитными функциями. Оно начало свою работу в 1923 г., но еще до 1917 г. в этом районе существовало кредитное общество. В товариществе была налажена жесткая дисциплина, в результате чего не имелось просроченных ссуд, что было важно для стабильного финансового положения. Помимо кредитных операций товарищество занималось переработкой молока в масло. Обладая необходимыми денежными средствами, в 1925 г. оно начало строительство маслодельного завода. На доходы от проводимых операций кооператив содержал прокатный пункт, организовал показательное поле, арендовал луг, что благотворно сказалось на молочном производстве и работе маслодельного завода.

Из всех специальных сельскохозяйственных кооперативов края опыт работы в условиях имперской России имели только товарищества, занимавшиеся разведением пчел. В годы новой экономической политики они получили возможность для своего дальнейшего развития. Некоторые артели смогли организовать работу очень удачно. К примеру, Мариинско-Посадское пчеловодческое товарищество занималось торговлей пчеловодческим инвентарем, создало библиотеку специальной литературы по разведению пчел. В 1925 г. в кооперативе появились лаборатория, музей пчеловодческого дела в крае13. Кооператоры заботились о повышении своего общего культурного уровня, приобщении к достижениям цивилизации. С этой целью на полученную прибыль ими в 1926 г. была приобретена радиостанция14.

Однако далеко не всем сельскохозяйственным кооперативам удавалось наладить прибыльную работу. К примеру, сельскохозяйственная артель «Плуг» Чебоксарского уезда была единственной артелью, которая в своем распоряжении имела трактор. Она ввела на своих участках коллективную форму землепользования, имела лесопильный завод, приобрела мельницу. В 1925 г. для развития такого перспективного кооператива Чувашское Общество сельскохозяйственного кредита предоставило ему долгосрочную ссуду. Но укрепления артели не произошло, и в 1927 г. она переживала тяжелый финансовый кризис. Причина такого положения заключалась в неспособности руководства умело использовать предоставленный кредит, а в какой-то степени, возможно, и в разбрасывании средств кооператоров на содержание лесопильного завода и мельницы.

Стремление охватить как можно больше видов деятельности по обслуживанию нужд крестьянского населения было характерно и для товарищества «Автоплуг» Цивильского уезда. Эта всеядность также привела к невозможности эффективно следить за всеми направлениями работы и в итоге — к убыточности проводимых операций. Кооператорам не принесли доходы ни аренда мельницы, ни Малояушевского совхоза, которые были загружены всего на 30%15. Одной из проблем кооператива стала ликвидация задолженности по паевым взносам, которая на 18 марта 1927 г. составила 2906 руб при паевом взносе 8 руб. с одного физического лица16. Неуплаченность паевых взносов или рассрочка платежей имели место во многих кооперативах, что существенно ослабляло их финансовое положение.

Кустарно-промысловые артели работали более успешно. Так, в 1928—1929 гг. из обследованных 85 артелей почти 73% завершили хозяйственный год с прибылью. Наибольший доход получили лесопромышленные артели Чебоксарская, Шемуршинская, Ибресинская. Их прибыль составила соответственно 38000, 42000 и 21000 руб. Среди артелей, не связанных с лесными промыслами, выделялись Чебоксарский кооператив «Пекарь» (он получил прибыль в 4902 руб.), Чебоксарская артель «Кожсырье» (6478 руб.), Волжский кооператив «Волгарь» (4242 руб.)17.

Кустарно-промысловые артели активно участвовали на Нижегородской ярмарке и достойно представляли Чувашскую область на Всероссийской кустарно-промысловой и сельскохозяйственной выставке, которая проходила в 1923 г. в Москве.

В годы новой экономической политики кооперативную форму деятельности активно использовали частный предприниматель и предприимчивые граждане. Это было связано с тем, что кооперативы имели льготы в налогообложении, им легче, чем частнику, можно было получить кредиты. Подобные кооперативы было принято называть лжекооперативами. Очень часто кооперативные предприятия данной категории были наиболее мощными, так как они не проводили мероприятий, направленных на поддержку бедных слоев кустарей и крестьян, и занимались наиболее выгодными видами работ.

До середины 1920-х гг. лжекооперативы свободно развивались, не имея никаких ограничений для своей деятельности. Затем кооперативные республиканские центры, налоговые органы, земельные отделы стали проводить мероприятия, направленные на ограничение деятельности подобных кооперативов, а их руководителей даже могли привлечь к уголовной ответственности. Так, в 1928 г. было обследовано 62 кустарно-промысловые артели, при этом 5 из них были признаны лжекооперативами. В 1928 г. в принудительном порядке было закрыто Караклинское лесопромышленное товарищество Канашского района, организованное частными
лесопромышленниками д. Караклы Михаилом и Степаном Тихомировыми. Членами этого товарищества являлись только родственники Тихомировых. Прикрываясь кооперативной формой, они занимались лесной торговлей в крупных размерах в г. Канаше. Товарищество располагало 10 станками для выработки мочальных изделий, на которых работали наемные работники. Никаких отчетных документов в кооперативе не велось, что создавало трудности при контроле за его деятельностью. Организаторы лжекооператива были привлечены к уголовной ответственности18.

Ложным кооперативным предприятием являлось и созданное в 1923 г. сельскохозяйственное товарищество «Пушхут» Ходаровской волости Ядринского уезда, район действия которого распространялся на Торхановское лесничество. Из 21 его члена десять совершенно не были связаны с сельским хозяйством. Организаторами товарищества явились Н.И.Иванов — учитель, А.Т.Трофимов — инспектор Ядринского УОНО, Т.В.Варфоломеев — служащий НКВД, С.Шумилов — заведующий совпартшколой, Н.Г.Шумилов — учитель Аликовской волости, Баторшин и Цветков — местные объездчики, П.А.Никитин — начальник Ядринского уездного земельного управления, Крылов — местный лесник19. Как видим, среди создателей товарищества не было ни одного лица, занимавшегося хлебопашеством. (По определению теоретика кооперации М.И.Туган-Барановского, «кооператив есть такое хозяйственное предприятие нескольких добровольно соединившихся лиц, которое имеет своей целью не получение наибольшего барыша на затраченный капитал», а увеличение благодаря общему ведению хозяйства трудовых доходов своих членов»20.) Затем все же несколько крестьян были допущены в состав кооператива. Но руководителями, направлявшими работу правления, остались ядринцы и чебоксарцы. Без их согласия в товарищество не принимались новые члены, что также не соответствовало принципам кооперации. Как известно, все члены кооператива, независимо от внесенного пая и занимаемой должности, должны иметь одинаковые права.

Каким же образом осуществлялась работа кооператива, если многие его члены не проживали в месте его расположения? Участок земли, находящийся в распоряжении кооператива, в основном использовался как луговые угодья, зерновые культуры засевались в незначительном количестве, так как «горожане» имели земельные участки еще и по основному месту своего проживания21. Таким образом для многих членов кооператив являлся лишь удобным средством получения дополнительных доходов. Используя служебное положение некоторых кооператоров, правление добилось выделения в 1926 г. Ходаровскому кредитному товариществу кредита в размере 450 руб. Деньги были выделены на покупку рабочего скота, молочного хозяйства, возведение сельско хозяйственных построек и на приобретение сельхозмашин Из выделенных средств по назначению были использованы только деньги на машины. Инструкторами Чувашпроизводсоюза, обследовавшими в 1926 г. кооператив, было принято решение о необходимости пересмотра вопроса о возмож ности его дальнейшего существования22.

Теперь о курьезном. В сентябре 1923 г. на заседании правления Чувашпроизводсоюза было принято решение о выделении 100 пудов хлеба жителю д. Кильдишиво Шуматовской волости Ядринского уезда Сергееву на постройку «вечного двигателя»23.

Подведем итоги. Итак, наряду с частным предпринимательством в Чувашии развивалось и кооперативное предпринимательство, причем в мелкокустарной промышленности удачливых, успешных кооператоров насчитывалось больше чем в сельском хозяйстве. Это было связано с тем, что сельхозкооперация находилась под «опекой» партийных и государственных органов. Подобное вмешательство оборачивалось дезорганизацией работы кооперативов. Отсутствие у населения опыта кооперативной деятельности также являлось сдерживающим фактором для развития кооперации. Кооперативная форма хозяйствования в 1920-е гг. активно стала использоваться частником, так как она позволяла ему пользоваться льготами и кредитами.



1 Центральный государственный архив Чувашской Республики (ЦГА ЧР). Ф.196. Оп.1. Д. 1035. Л.208, 220.
2 Там же. Ф.197. Оп.1. Д.416. Л.70; Центральный государственный архив общественных объединений Чувашской Республики (ЦГАОО ЧР) Ф.1. Оп.9. Д.178. Л.251.
3 ЦГА ЧР. Ф.143. Оп.1. Д.820. Л. 157.
4 Там же. Л. 158.
5 Там же. Л.171.
6 Там же. Ф.200. Оп.1. Д.386. Л.58; Желеэков В.К. К организации союза сельскохозяйственной и кредитной кооперации «Чувашселькредсоюз» // Чувашское хозяйство, 1928. № 3—4. С. 108.
7 ЦГА ЧР. Ф.197. Оп.1. Д.9. Л.151; Сельскохозяйственная кооперация в системе государственного капитализма. М.: Сельскосоюз, 1924. С.56.
8 ЦГА ЧР. Ф.143. Оп.1. Д.826. Л.40.
9 Там же. Л.83.
10 Трудовая газета, 1928. 23 мая (На чуваш, яз.).
11 Иваницкий Д. Состояние низовой сети системы сельскохозяйственного кредита в Чувашской Республике // Чувашское хозяйство, 1928. № 3-4. С. 101.
12 ЦГАЧР. Ф.18. Оп.1. Д. 112. Л.162-166.
13 Там же. Ф.143. Оп.1. Д.358. Л.9.
14 Там же. Д.526. Л.74, 75.
15 Там же. Д.607. Л.83.
16 Там же. Л.85.
17 Там же. Д.891. Л.34—36.
18 Там же. Д.820. Л.235.
19 Там же. Д.669. Л.1.
20 Туган-Барановский М.И. Социальные основы кооперации. М.: Экономика, 1989. С.97.
21 ЦГА ЧР. Ф.143. Оп.1. Д.669. Л.З.
22 Там же. Л.5.
23 Там же. Д. 115. Л. 155.


Просмотров: 3043

Источник: Мир предпринимательства Поволжья в исторической ретроспективе. Чебоксары: Чувашский государственный университет, 2002. С.242-251



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X