История банды братьев Толстопятовых ("фантомасы" из Ростова-на-Дону), 1960-70-е гг.

7 марта 1974 г. прокурор Ростовской области государственный советник юстиции 3 класса Я. Перцев утвердил обвинительное заключение по уголовному делу по обвинению Толстопятова В.П. по cт. ст. 77 и 196, ч. 3 УК РСФСР, Горшкова В.Н., Толстопятова В.П. и других — по ст. 77 УК РСФСР. Дело было направлено в Ростовский областной суд для рассмотрения. Тем самым была поставлена убедительная и окончательная точка в истории «фантомасов» — группы преступников, совершавших на протяжении почти пяти лет дерзкие и жестокие преступления (грабежи, убийства, угоны автомобилей и др.). Предварительное следствие по этому делу вел старший следователь прокуратуры советник юстиции А. Соколов, поддерживал государственное обвинение в суде прокурор отдела Ю. Костанов. Впоследствии специалисты признают их работу безупречной.

История «фантомасов» или, как еще ее называли, «братьев Толстопятовых» уже тогда, в конце 60-х — начале 70-х гг., обрастала домыслами и легендами. Понятно, не все, что происходило в то время в криминальной жизни города, в работе правоохранительных органов, в том числе прокуратуры, по горячим следам сообщалось читателям. Тем самым якобы щадили мир и покой добропорядочных граждан, занятых созиданием новой жизни, общества, в котором не останется места преступному элементу. При этом, будучи под следствием, некоторые из обвиняемых заявляли, что они — ударники коммунистического труда, и подтверждали это соответствующими удостоверениями.

Пять лет по городу ходили самые невероятные слухи о неуловимой банде. И небезосновательно, так как многие были свидетелями нападений вооруженных бандитов в черных одеждах и капроновых масках, за что и были прозваны «фантомасами» (французский фильм «Фантомас» с триумфом шел тогда на экранах страны). Все это потом в разных интерпретациях пересказывали на кухнях, в рабочих курилках, на базарах... Город был близок к панике.

Теперь эти события можно рассмотреть и оценить с высоты прошедшего времени. В них ясно и отчетливо видится вечная, можно сказать, классическая закономерность: человеческие страсти, выплеснувшиеся за рамки установленного правом поведения, ведут к непоправимым человеческим же трагедиям.

Материалы этого дела могли бы составить внушительный криминальный роман, в котором было бы все — стрельба на городских улицах, автомобильные гонки, преследования и трупы, трупы, трупы... Но очерк не дает возможности рассказать обо всем, что происходило в течение пяти лет (а на самом деле, включая подготовительный этап, больше), поэтому остановимся на самом главном.

Как все началось? Да простят меня специалисты-генетики, склонные считать наследственность причиной преступных наклонностей, но я скажу, преступниками не рождаются. Ими становятся. Если, конечно, общественно-экономическая среда, в которой самоосуществляется личность, предрасполагает, способствует тому. Не в обнищании ли людей кроется причина разгула сегодняшнего криминала, волной захлестнувшего бывший социалистический мир?

Братья Толстопятовы – Владимир и Вячеслав
Братья Толстопятовы – Владимир и Вячеслав

Вячеслав Толстопятов — личность в банде главная и, пожалуй, самая яркая — родился в 1940 г. в одном из брянских сел.

Мальчик смышленый, сообразительный... Интересы ярко выражены: конструирование, рисование и многое другое. Устремленный и решительный. Направь в нужную сторону его способности, и общество получило бы талантливого конструктора или художника. Но этого не произошло. Трудно сказать теперь, как и почему (скорее всего от нужды) пришла в голову двадцатилетнего молодого человека мысль о подделке денежных купюр, но Слава (в то время уже ростовчанин) в январе — феврале 1960 г. подделал с целью сбыта 17 билетов Госбанка СССР достоинством 100 рублей и 15 билетов достоинством 25 рублей каждый. 9 сторублевок и 10 двадцатипятирублевок ему удалось сбыть водителям такси или в торговых палатках, киосках. Хотя деньги были подделаны (нарисованы, так как компьютеров тогда и в помине не было) с незаурядным искусством, все же Славу «взяли». Получил он за это четыре года лишения свободы по ст. 24 Закона от 25 декабря 1958 г. «Об уголовной ответственности за государственные преступления». Остальное сделала тюрьма — там вызрела мысль организовать вооруженную банду для ограблений инкассаторов, касс, банков...

Свидетель П., отбывавший с ним наказание, показал: «В х. Сухой к Славе приходил Сергей Самасюк. Слава ему говорил, что, когда выйдет на свободу, сделает автомат, найдет себе ребят с оружием и будет совершать нападения на кассы. Предлагал и мне после освобождения участвовать... Я часто видел, что Слава перед отбоем делал какие-то чертежи». П. от предложения отказался, Самасюк согласился и был активным боевиком до самого конца деятельности банды, пока его не убили в перестрелке.

Что укрепило тогда злой умысел Толстопятова, точно сказать нельзя: то ли обозлился на все общество и государство и решил мстить им таким образом, то ли почувствовал вкус преступной романтики, то ли еще сильнее потянуло к легким деньгам… Скорее, все вместе. Так или иначе, к осуществлению замысла он приступил сразу же после освобождения. Его старший (1924 г. рождения) брат Владимир на суде показал: «Когда мой брат вернулся из заключения, то рассказал мне, что, когда выходил из лагеря, пообещал всем своим товарищам, что вы скоро обо мне услышите, какую я кашу заварю, а также есть у него товарищи по лагерю, которые скоро должны освободиться, и тогда будем добывать деньги с оружием в руках. Группу преступников, которые совершали нападения в Ростове, организовал мой брат — Толстопятов Вячеслав Павлович. Он же руководил всеми преступлениями...» (А мы говорим — Гений и Злодейство несовместимы. Еще как совместимы!) В последнем слове Владимир просил о помиловании брата, утверждая, что любил его, жалел, что Слава был ему замечательным братом и другом.

Однако старший брат не удержал, не отговорил младшего от преступного умысла. Напротив, одобрил его намерения и предоставил флигель по адресу: ул. Пирамидная, 66А, который превратился в мастерскую и своеобразный штаб. Здесь конструировались и доводились на слесарном и токарном станках автоматы-самоделки, револьверы, изготовленные под малокалиберные патроны, достать которые труда не составляло: Вячеслав работал в АТХ-3 то шофером, то художником-оформителем, заодно руководил спортивно-стрелковой секцией и, конечно, несколько пачек патронов утаил.

Братья Толстопятовы приступили к организации банды еще в 1964 г. Параллельно с изготовлением оружия вербовали участников. Последнее оказалось нетрудным: Сергей Самасюк, отбыв наказание за хулиганство, прямо дал согласие быть в банде, а Владимир Горшков, которого братья знали с самого детства, тоже не ломался и после доверительного предложения согласился. Итак, их стало четверо — банда готова. Осталось вооружиться...


(слева направо) вверху – Владимир и Вячеслав Толстопятовы, внизу – Владимир Горшков и Сергей Самасюк…
(слева направо) вверху – Владимир и Вячеслав Толстопятовы, внизу – Владимир Горшков и Сергей Самасюк…

Они могли бы захватить войсковое оружие, но посчитали его слишком громоздким и неудобным, к тому же оно состояло на учете, имело номера. Решили делать свое оружие, удобное и эффективное (зуд конструкторского творчества не давал покоя). Братья были своего рода конструкторами-самородками, прекрасно сами владели токарным и слесарным делом, но сложные детали для автоматов и пистолетов, ручных гранат заказывали знакомым рабочим ростовских заводов под видом деталей бытовых приборов. Кто за бутылку, кто просто по дружбе, кто за деньги выполнял заказы, проносил детали через проходные. Таким образом они изготовили четыре малокалиберных семизарядных пистолета, три малокалиберных автомата, ручные гранаты. После доводки и испытаний готовое оружие братья складывали в специально оборудованный тайник, дверь которого открывалась особым поворотом висящего на нем зеркала.

Шел 1968 год. Банда начала подготовку операций. После долгих обсуждений выработали два стандартных варианта. Первый заключался в следующем: один из участников банды выходит в город, останавливает машину и называет адрес, где его ждут остальные. Когда машина подъезжает, сидящий в машине приглашает их под видом друзей. Затем нейтрализуют водителя: связывают, пересаживают на заднее сиденье или запихивают в багажник. За руль садится Толстопятов-младший, который мастерски водит все марки автомобилей, едут к объекту нападения. Нападают Самасюк и Горшков, Толстопятовы остаются в автомобиле. Захватывают деньги и на большой скорости скрываются. Угнанный автомобиль с водителем оставляют в неприметном, укромном месте.

Второй вариант проще. Автомобиль захватывается на месте преступления (имеется в виду автомобиль, прибывший за кассиром после получения им денег в Госбанке, или машина инкассаторов). Все вместе нападают на объект, захватывают деньги и на той же машине скрываются. У Толстопятова-старшего была особая роль. После совершения нападения он должен был наблюдать за обстановкой, выясняя, каково поведение милиции, о чем говорят свидетели преступления. Потом все собираются на Пирамидной и тщательно обсуждают результаты вылазки.

Первое нападение планировалось у входа в областную контору Госбанка. К нему долго и тщательно готовились: вели наблюдение, посещали операционный зал, следили за кассирами различных предприятий и учреждений, изучили всю процедуру получения и выноса денег из здания Госбанка, научились определять по выражению лица кассира, большая у него сумма или нет... С ул. Соколова бандиты видели, какие автомобили приезжают за кассирами, как и кто их сопровождает. Они безошибочно вычислили: интенсивная выдача денег в банке происходит с шестого по двенадцатое число каждого месяца с 10 до 13 часов.

План ограбления был таким: захватить автомобиль на улице, встать в ряд ожидающих у банка машин, выбрать удобный момент, совершить нападение и с деньгами скрыться. На перекрестке ул. Энгельса (ныне Б. Садовая) и пр. Кировского они остановили «Волгу», как потом оказалось, принадлежавшую Часовому заводу, попросили водителя подвезти, а через два квартала, направив на него оружие, приказали свернуть направо. Но происходит нечто совсем неожиданное: водитель, вместо того чтобы выполнить команду, резко бросает машину вправо и тормозит, тут же открывает дверцу и, согнувшись, прикрыв голову руками, с криками о помощи бежит на другую сторону улицы. За руль садится Толстопятов-младший. На большой скорости они промчались до Театрального проспекта, на ул. Горького свернули направо и загнали машину во двор так называемого Дома актера, протерли машину носовыми платками и ушли со двора. С момента угона прошло не более 10 минут. Пройдя парковыми аллеями, сели на городской транспорт и уехали к себе. Долго обсуждали неудачу и решили: никто не виноват, просто поведение водителя было непредвиденным.

Хочу сказать, что им сначала здорово не везло в выполнении задуманного: то кто-то из прохожих вмешивался в ход операции, то сумма денег оказывалась совсем небольшой (например, в ограбленном магазине на ул. Казахской они отобрали у кассиров всех отделов всего 526 рублей 84 копейки), то автомобиль с кассиром, нарушая правила движения, уходил от преследования, то вдруг начало отказывать самодельное оружие... С удивительной настырностью бандиты уточняли планы новых ограблений, переделывали свои автоматы, искали новые объекты нападений.

Зато бандитам везло в другом: каждый раз счастливое стечение обстоятельств позволяло уйти от милиции. Разбойные нападения совершались днем, при людях, но следов оставляли мало, свидетели давали неточные, противоречивые показания. И все-таки следственный материал накапливался: находили гильзы от малокалиберного оружия, при ограблении магазина в пос. Мирном один из трех бандитов потерял берет, что-то все же становилось известным о самой банде...

Кстати, простые граждане часто оказывали банде жестокое сопротивление. После ограбления магазина на ул. Казахской на бандитов с металлической трубой в руках пошел некий гражданин Чумаков. Пытался задержать их, но был расстрелян идущим сзади Тостопятовым. На ул. Текучева водитель остановленной ими машины Виктор Арутюнов, раненный, истекая кровью, сумел поставить автомобиль поперек трамвайной линии прямо перед остановившимся трамваем, из которого тут же вышли люди. Бандитам и тут повезло — скрылись через больничный парк. Арутюнов же еще смог доехать до Кировского отдела милиции, все рассказал и лишь тогда потерял сознание.

Со временем у них самих возникло ощущение неуловимости и безнаказанности. Они пытались даже бравировать, играть в благородство. Кассиру АТХ-5 А.Ф. Матвеевой, у которой они отняли сумку с деньгами, где кроме 2 700 рублей казенных денег были еще и ее личные 44 рубля, добавив 21 рубль, подбросили эту сумку с деньгами и паспортом.

Кризисные настроения, сомнения стали приходить позже, особенно после того, когда при нападении на кассира химзавода одним из охранников был ранен в спину Горшков. Милиция ждала, что раненый обратится в какую-нибудь больницу, но безуспешно: лечили конспиративно. Врач-хирург одной из больниц позже был привлечен к уголовной ответственности, но... оправдан. Клятва Гиппократа оказалась сильнее Уголовного кодекса.

К Вячеславу Толстопятову, пожалуй, первому начало приходить прозрение. Да и в самой банде уже не было той, прежней, сплоченности: кое-кто начал пьянствовать, перестали доверять друг другу. Тогда Толстопятов-младший написал анонимное письмо в УВД Ростовской области, в котором намекал на подходящие условия явки с повинной. Чтобы набить себе цену, заинтересовать органы, в письме он писал, что стоит на пороге мирового открытия — изобретения пневматического оружия, стреляющего шариками. Но о «фантомасах» в милицию писали многие, поэтому письму Толстопятова не придали значения, оставили без последствий.

Конец все-таки пришел. Их арестовали, почти всех и сразу, 7 июня 1973 г. Был обеденный час. Четыре преступника, вооруженных самодельными автоматами и револьверами, как всегда в масках, напали на кассиров НИИ «Южгипроводхоз», которые везли из банка зарплату для рабочих и служащих. Сумма захваченных ими денег на этот раз была внушительной — более 125 тысяч рублей. Но и потери тоже велики: раненный охранниками Сергей Самасюк, истекая кровью, умер прямо в машине. Собственно, это обстоятельство и помешало им вовремя скрыться. Жертва была и с другой стороны: преступники расстреляли Ю.Ю. Мартовицкого, который пытался задержать их.

Итак, с этого момента банда прекратила существование. Потекли дни скрупулезного, тщательного расследования дела, и каждому преступнику, связанному с ним, было над чем поломать голову. Работа завершилась оперативно и безошибочно: 1 июля 1974 г. был вынесен приговор, согласно которому трое из участников банды (Вячеслав Толстопятов, Владимир Толстопятов, Владимир Горшков) получили высшую меру наказания, а остальные восемь приговорены к разным срокам тюремного заключения (по этическим соображениям не будем указывать их имена) за пособничество или недонесение (ст. 77; 175; 196, ч. 1; 196, ч. 3 УК РСФСР).

...В суде они все признают свою вину, раскаются, будут просить о помиловании, ссылаясь на маленьких детей, стариков-родителей, обещая любым трудом искупить свою вину. В кассационной жалобе в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РСФСР Вячеслав писал: «Когда говоришь со своей совестью, то понимаешь, что на эшафоте собственной совести амнистий не бывает...»

А вот из его последнего слова суду:

«Если на первых порах меня одолевала страсть конструирования, то впоследствии вопрос упирался только в деньги. Ранение одного из нас выбило из колеи, непрерывное нервное напряжение, нервы подвергались тройному испытанию — это губительно действовало на разум. Я уже не мог, как раньше, думать творчески, любое событие вызывало травму, преследовал кошмар происходящего, его бессмыслие. В зависти и жадности меня упрекнуть нельзя, я привык довольствоваться малым, жить надо не ради сладости. Меня окружали люди, за всех должен думать я один. Но ничто не остается безнаказанным, особенно подлость. С моей волей я мог бы стать тем, кем хотел, но я стал преступником и несу за это ответственность перед судом». Далее Толстопятов-младший просил сохранить жизнь старшему брату. И о себе: «Мое преступление раскрыто, вину свою я признал и прочувствовал, повториться такое не может. Жизнь дается один раз. В моей жизни нет героизма, чтобы умереть с достоинством. Я прошу сохранить мне жизнь. Я принес много вреда, но могу принести и пользу».

Но жизнь ему не сохранили. Все кассационные жалобы были отклонены, и приговор приведен в исполнение.

Ростов вздохнул свободно.

Н.И. Бусленко. Опубликовано в книге «Прокуратура Ростовской области на рубеже веков» (Ростов-на-Дону: Экспертное бюро, 2000, с. 269 –277)

К вышенаписанному стоит добавить воспоминания Владимира Кулика, бывшего оперуполномоченного Ленинского райотдела милиции Ростова-на-Дону:


- Я считаю, не милиция была виновата в том, что банда столько лет была неуловимой. Не набрала силы сама правоохранительная система. От силы 20 лет после войны прошло. Некоторые выставляют дело так, что над делом Толстопятовых чуть ли не дебилы работали. На самом деле работали сутками. Вся область работала по этой банде, весь Советский Союз. Наш коллега Коля Винников, потом ставший главредом "Аиф" в Ростове-на-Дону, выезжал даже на Западную Украину отработать какую-то "ниточку"-версию.

Кроме того, Толстопятовым просто везло! Ведь несколько раз милиция буквально наступала им на пятки - спасало удивительное везение. Когда во время нападения на сберкассу на улице Ленина один из бандитов, Горшков, был ранен в бедро, по всему городу были проверены все предприятия. Во времена авторитарной системы это было реально сделать: и предприятия все наперечет, и дисциплина на производстве под зорким оком партийцев, профсоюзов и кадровиков. Первый замначальника УВД Иван Корчма дал тогда задание составить списки всех, кто не вышел на работу. Затем каждого из списка проверяли. Дошли и до Горшкова. Но за него горячо вступились на работе: да вы что, наш лучший работник, ни одного прогула. Доверившись справке о гриппе, прошли мимо...

Другой случай. Прорабатывали всех, кто мог изготовить детали для оружия на заводе. Младший Толстопятов вошел в список проверяемых. Его вызвали по повестке в милицию. Тот напился, решив, что накрылся. Пришел на допрос пьяненький, приготовившись сдаваться. Увидев его, отмахнулись - протрезвеешь, придешь. И прогнали.



Также стоит отметить, что бандитские «успехи» Толстопятовых подтолкнули к реорганизации и созданию современной милиции. В начале 1960-х годов советское руководство полагало, что организованная преступность скоро исчезнет, поэтому началось сокращение финансирования МВД. Отделы милиции и, в частности, службы Уголовного розыска, были урезаны в довольствии. Оперуполномоченный получал в то время как мелкий клерк: 95 рублей. Наплевательское отношение к милиции «сверху» не могло не сказаться и на ее престиже, который стремительно падал.

Для поимки банды Толстопятовых в Ростове-на-Дону впервые в России были созданы ПМГ – передвижные милицейские группы, патрульные автомобили с водителем и двумя сотрудниками. После того как с их помощью задержали банду, опыт Ростова был распространен по всей стране. Появилась доплата за звание: младший лейтенант плюс 30 рублей, лейтенант – 40, старший лейтенант – 50. Начали укреплять дежурные части. Теперь сюда набирали только имевших стаж не менее пяти лет оперативной работы, обязательно членов партии, с высшим образованием и при этом не старше 45 лет.


Просмотров: 3649

Источник: «Прокуратура Ростовской области на рубеже веков» (Ростов-на-Дону: Экспертное бюро, 2000, с. 269 –277)



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X