Пришлось ли русским крепостным переплачивать за свою землю при отмене крепостного права в 1861 году? История одной исторической таблицы

Как известно, после отмены крепостного права крестьянам надо было выкупать у помещиков выделенную им землю по тем ценам, которые назначило правительство. В исторической литературе существует мнение, что эта цена была многократно выше рыночной. Так это или нет, пытался разобраться американский историк-экономист Evsey Domar (Евсей Домашевицкий) в своей статье "Were Russian serfs overcharged for their land by the 1861 Emancipation? The history of one historical Table" (1984 г.). На русском языке публикуется впервые.

Как известно, после отмены крепостного права крестьянам надо было выкупать у помещиков выделенную им землю по тем ценам, которые назначило правительство. В исторической литературе существует мнение, что эта цена была многократно выше рыночной. Так это или нет, пытался разобраться американский историк-экономист Evsey Domar (Евсей Домашевицкий) в своей статье "Were Russian serfs overcharged for their land by the 1861 Emancipation? The history of one historical Table" (1984 г.). На русском языке публикуется впервые.

Эпиграф

Ах, только не торопитесь со мною соглашаться. Когда со мною
соглашаются, у меня всегда такое чувство, что я где-то напутал.

Оскар Уайльд. "Критик, как художник"


Если бы все люди думали одинаково, никто тогда не играл бы на скачках
Марк Твен. "Простофиля Вильсон"


Говорят, что у пяти экономистов имеется шесть мнений о происходящем событии. А сколько мнений выразят пять историков о событии, которое имело место сто лет назад? Я имею в виду якобы завышенные цены, по которым должны были бывшие русские крепостные выкупать землю, выделенную им при проведении отмены крепостного права в 1861 году. В том, что несколько историков посчитали эти цены завышенными, нет ничего удивительного - что еще можно было ожидать от царского правительства того времени, в котором господствовали дворяне? Но несколько странным выглядит то, что эти историки называют точную величину завышения цен. Данные, приведенные в Таблице 14.1 (взятой из работы Гершенкрона), появляются снова и снова.1


Таблица 14.1. Основные данные


* По каким-то причинам, итоговое значение колонки 1 (32 268) в оригинальной таблице отсутствует.
Источник: A. Gerschenkron, "Agrarian Policies and Industrialization: Russia 1861-1917", The Cambridge Economic History of Europe (Cambridge, 1965), Vol. 6, Part 2, p. 738.
Одна десятина (у Гершенкрона пишется, как dessyatina) = 1.09 гектара.


Причину такого необычного единодушия найти не трудно: историки брали эти данные из одного и того же источника, а именно, из статьи опубликованной А. Лозицким в Санкт-Петербурге в 1906 году. Приведенные им данные были приняты историками на веру, без проверки происхождения данных и природы сделанных предположений. Они даже не проверили правильность арифметических операций.2

Конечно, для вычисления предполагаемого завышения стоимости выделенной земли, необходимо установить правильные величины трех переменных: (1) количество земли, выделенной крестьянам, (2) стоимость, которую они должны были выплатить, и (2) стоимость, которую они бы выплатили по "ценам свободного рынка". Отмена крепостного права была очень сложной операцией, продолжающейся около двадцати лет. В различных регионах объемы земельных наделов, выделяемых крестьянам, и назначаемая за них цена устанавливались и переустанавливались неоднократно. Поэтому, любая составная величина, даже такая простая, как количество земли или оплата за нее, может иметь значительный предел погрешности. Хотя мои собственные исследования в этой области были ограничены только рыночными ценами на землю, я должен сделать несколько замечаний относительно двух остальных переменных.

Таблица 14.2. Количество выделенной земли (в тысячах десятин)




Источники: Лозицкий (цитируемая работа, стр. 38-39); Зайончковский (цитируемая работа, стр. 431-43). Дополнительные пояснения этих величин приведены в сноске 3.

Лозицкий очень мало упоминает об источниках приводимых им данных. Все, что я мог сделать с данными о количестве выделяемой земли, это исправить его арифметические ошибки, и сравнить его данные с теми, которые опубликовал в 1958 году советский историк Зайончковский. При обнаружении расхождений я использовал данные последнего, так как Зайончковский знал о работах Лозицкого, и, похоже, проделал более тщательную работу. Но как показывает таблица 14.2, различия оказались невелики.3

У меня не было возможности проверить приведенные Лозицким данные об общей стоимости, которую должны были выплатить крестьяне,4 поэтому для настоящего эссе пришлось принять на их веру. Из нескольких итоговых величин, которые он приводит, я выбрал те, что выглядели наиболее правдоподобно.5

Нашей следующей, более интересной для экономиста задачей, является поиск этих "цен свободного рынка", по которым следовало бы платить крестьянам. В Таблице 14.1 оценивается выделение земли в двух различных периодах: с 1854 по 1858 и с 1863 по 1872 годы. Гершенкрон использовал для вычислений, представленных колонке 5 Таблицы 14.1 цены периода 1863-1873. Это позволяет предположить, что он считал их более уместными, чем цены 1854-1858 годов. Вероятно, он прав, но, к сожалению, надежность цен периода с 1863 по 1872 годы не обеспечивает той уверенности, которую он испытывал в них. Эти цены были описаны Д.А. Рихтером (D. A. Rikhter), автором важной статьи по ценам на землю, и признанном экспертом в этой области, как фрагментарные и неполные:


...Количество отчетов, относящихся к [ценам периода] 1863-1872 гг., недостаточно, и сами эти отчеты вызывают сомнение, так как в них нет указаний на то, что они основаны на конкретных случаях [продажи земель]. Можно предполагать, что они составлены на основе случайных воспоминаний корреспондентов.



Он также упоминает, что данные были собраны в 1883 и 1889 годах, то есть, через десять и двадцать лет после того, как, предположительно, имели место продажи земель.6 Прочитав эту оценку цен 1863-1872 годов, я потерял к ним дальнейший интерес.

Отбросив цены 1863-1872 годов, как ненадежные, Рихтер привлекает внимание читателя к другим данным о ценах - для периода с 1854 по 1858 годы (опубликованным в 1859 году) - которые он оценивает высоко, и которые, судя по названию его работы, были забыты к этому времени (в 1897 году).

Так как эти данные были описаны и подробно проанализированы в нашей статье К вопросу о прибыльности крепостного права в России, я могу дать здесь их резюме.7 Там приведены отчеты о фактических продажах земель, разбитые по губерниям, и уездам, за пятилетние периоды, раздельно по заселенным (имеющим крепостных), и незаселенным землям. Основное препятствие в получении цен на заселенные земли заключается в сложности отделения цены на землю от цены на крепостных. Лозицкий не пытался выполнить такого отделения. Он просто предположил, что цены заселенных и незаселенных земель (в каждом регионе) были равными.8 Такое предположение отвергается (с уровнем в 5 процентов) проведением формального статистического испытания. Что более удивительно, заселенные земли оказались намного дешевле, чем незаселенные. Но если это так, то крестьяне должны были переплачивать намного больше, чем предполагали Лозицкий и его последователи.9

Чтобы получить цены заселенных земель, мы по каждому региону выполнили регрессионный анализ стоимостей заселенных поместий с учетом числа их десятин и количества крепостных. К сожалению, слишком высокая корреляция между этими двумя переменными могла снизить точность их оценки, а неоднородный характер земель мог привести к смещению вниз оцениваемых цен на землю.10

Возможно, ориентировочное представление о величине завышенной цены, предлагаемой крестьянам, может быть получено другими, менее сложными, методами. По выполненной оценке, общая стоимость всех крепостных поместий в стране составляла около 2 100 миллионов рублей, и что вместе они имели около 98 миллионов десятин земли.11 Тогда, 33 миллиона десятин, полученных крестьянами, составляли 34 процента земель, которыми владели их бывшие господа, и их стоимость, 856 миллионов рублей, равна примерно 41 проценту от стоимости поместий. Налицо заметное завышение цен. Но поместья состояли не только из земли. В их состав входили и крепостные. (Не предполагалось, что крестьяне должны выкупать свою свободу.) Если бы мы могли найти долю рыночной стоимости поместья, соответствующую земле, то смогли бы легко вычислить рыночную стоимость одной десятины, сравнить ее с тем, что должны были платить крестьяне, и, тем самым, оценить величину переплаты.

Отчеты о продажах также содержат официальные цены на землю и на крепостных (по губерниям), которые использовались правительством для предоставления займов под залог поместий. Редактор этих отчетов явным образом предупреждает читателей, что приведенные официальные цены были установлены ниже рыночных цен, но ничего не говорит об относительной заниженности цен на землю и на крепостных.12 В качестве эксперимента, предположим, что эти цены были занижены в одинаковой пропорции, так что отношение между ценами на землю и ценами на крепостных в конкретной губернии, оставалось довольно правильным. Теперь, оценив поместья в отчетах о продажах по этим официальным ценам (в конкретном регионе), мы можем найти долю стоимости поместья, относящуюся к земле. Результаты приведены в колонке 1 Таблицы 14.3.

Эти результаты немного удивительны. Согласно традиционной точке зрения, земля составляет основную часть богатства владельца крепостных на Юге (черноземная зона) но не на Севере (нечерноземная зона). Это связано с тем, что на Юге комбинация почвы и климата способствуют земледелию, в то время как на Севере большая часть дохода господина поступает от деятельности его крепостных, не связанной с земледелием.13 Мои вычисления не подтверждают этой точки зрения. Относящаяся к земле доля стоимости поместий в отчетах о продажах оказывается весьма схожей в нескольких зонах. Если уж на то пошло, то данные по нечерноземной зоне слегка выше, чем по другим зонам.14 Возможно, что официальные цены на землю и на крепостных были установлены государственным ссудными организациями настолько произвольно, что даже соотношение цен, используемое в настоящем эксперименте, имеет мало смысла. С дугой стороны, на Юге зерно было дешево, а на Севере оно стоило дорого, особенно до постройки железных дорог, и в цене земли отражалась, скорее, стоимость урожая, чем его количество.15 Эти результаты, определенно, недостаточны, чтобы игнорировать традиционную точку зрения, но они могут быть достаточно хороши, чтобы зародить у читателя сомнения в этой связи.

Комбинация показателей в колонках 1 и 2 дает стоимость земли в крепостных поместьях, и ее деление на количество десятин дает оценку рыночной цены десятины земли (в каждой зоне), которую крестьянин должен был бы заплатить (колонка 4). Последняя колонка дает отношение между фактической ценой, которую платил крестьянин и вычисленной рыночной ценой. Эти отношения, как взятые сами по себе, так и в сравнении с оценками Лозицкого в Таблице 14.1, довольно поразительны, если не сказать больше. В среднем, крестьяне переплачивали более чем в три раза; в черноземном и нечерноземном регионах они переплачивали более чем в четыре раза, и только на западе они оказались счастливчиками, переплачивая всего вдвое!

То, что завышенные цены в первых двух зонах были почти одинаковы, опять противоречит общепринятой точке зрения о том, что крестьянами на Севере приходилось тяжелее.16


Таблица 14.3. Оценка завышенной цены





Замечания и источники:
Колонка 1: Из отчетов по продажам земли, с применением метода, описанного в тексте
Колонка 2: Оценено при помощи метода, описанного в статье К вопросу о прибыльности крепостного права в России, раздел «Эмпирическое исследование».

Колонка 3: Получено перемножением колонок 1 и 2. Значения по зонам при суммировании не дают итогового значения, так как они были оценены раздельно.
Колонка 4: Из статьи К вопросу о прибыльности крепостного права в России, раздел «Эмпирическое исследование».
Колонка 6: Из Таблицы 14.1 и 14.2

Данные в этой таблице отличаются от данных в таблицах 141 и 14.2 из-за того, что здесь исключены три, не играющие большой роли, губернии (Донская, Уфимская и Астраханская), данные для которых отсутствуют.

Другой метод оценки рыночных цен на землю, хотя и основан на тех же официальных ценах, дает более традиционные результаты: отношение переплаты были не ниже 4 на Севере, 3.3 на Юге, и 1.9 на Западе.17

Но маловероятно, чтобы даже царский режим, действуя так, словно он поддерживает интересы владельцев крепостных (помещиков), мог один нести ответственность за такой обман. Должны существовать другие объяснения этих фантастических отношений. И, в самом деле, они существуют.

Во-первых, как упоминалось выше, официальные цены, даже если они используются только для определения отношения цен, могли быть совершенно неверными.

Во-вторых, нашим основным источником информации являются отчеты о продажах земли. Насколько хорошую выборку представляют эти отчеты?

В-третьих, указываемые в отчетах о продажах стоимости крепостных поместий, могли быть значительно занижены (чтобы уменьшить сборы с продаж). Фактически, в ряде губерний стоимость поместий, указанная в отчетах была ниже стоимостей, вычисленных на основе официальных цен.18 Если указанные в отчетах цены были правильными, это бы подтолкнуло некоторых предприимчивых членов дворянства (если таковые существовали), к приобретению крепостных поместий, с последующим взятием ссуды под их залог, без намерения выплачивать долг. Но, если стоимость крепостных поместий была настолько занижена, то, насколько вероятно, что цены незаселенных земель, используемые Лозицким, были указаны правильно?

В-четвертых, случившееся недавно до этого быстрое падение стоимости крепостных поместий, еще не успевшее найти отражение в официальных ценах на землю и крепостных, могло быть вызвано слухами о приближающейся отмене крепостного права.

В-пятых, могли существовать и более постоянные причины для давления на цены в крепостных поместьях. Вероятно, наиболее важной из них было законодательное ограничение на их приобретение и владение членам дворянства, класса, который был известен нехваткой денег и отсутствием деловой хватки.

Также, вполне вероятно, что русская традиция оценивать поместье в количестве крепостных в нем (что определяло социальный статус владельца), а не в объеме земли, входящей в поместье, оказала влияние на низкие рыночные цены заселенной земли.

До сих пор я не рассматривал возможность того, что выделяемая крестьянам земля могла отличаться по качеству, в широком смысле слова, от оставшейся части заселенной земли. Существует множество историй о том, как некоторые господа умудрялись выделять своим бывшим крепостным неплодородные земли. С другой стороны, закон требовал, чтобы в выделенные крестьянам наделы входили только «пригодные» земли («удобная земля»).19 Это предполагало, что крестьяне получают свои усадьбы, пашни и, в какой-то мере, пойменные земли, за исключением пустошей, выпасов и леса. Была ли стоимость десятины выделенной земли больше средней стоимости десятины в крепостном поместье, или меньше ее?20

Существует и еще одно свидетельство. Рыночные цены на землю (как и большинство цен) являются результатом операций по перепродаже, в которые вовлечены небольшие доли общего запаса земли (в данном случае, только 0.7 процента ежегодно). Применялись ли эти рыночные цены к огромной передаче собственности на землю, происходившей в процессе отмены крепостного права? Предположим, что не происходило принудительной передачи земель от господ к их бывшим крепостным, и что вместо этого крестьяне взяли ссуды на все названные 870 миллионов рублей, чтобы купить землю на свободном рынке. Какие цены они тогда бы платили, и сколько земли могли бы купить?21

К каким же заключениям можем мы прийти? Действительно ли крестьяне переплачивали за свою землю? Вероятно, да. Возможно даже, что они переплачивали намного больше, чем кто-либо может предположить. А, возможно, и меньше. Или вообще не переплачивали. Пять историков, с которых началось мое эссе, вполне могли выразить шесть мнений. И даже больше, чем шесть.



Автор выражает благодарность бывшей старшекурснице Йельского Университета, Марине Голбдерг за ее помощь на ранних стадиях написания настоящего эссе. Также выражается благодарность Национальному Научному Фонду (грант No. SES-7709307) за финансовую поддержку, и профессору Марку Мачина за полезные комментарии.

Другие статьи этого же автора по истории русского крепостного права:

1. Причины рабства и крепостного права: гипотеза
2. К вопросу о прибыльности крепостного права в России



1 Вот несколько примеров: G. T. Robinson, «Rural Russia under the Old Regime» (Berkeley, 1932, 1960), p. 88; M. Н. Покровский, «Русская история с древнейших времен» (Москва, 1934), т. 4, стр. 93; A. G. Mazur, Russia Past and Present (New York, 1951), p. 164 (вместо использования таблиц, он цитирует данные непосредственно в тексте); П.И.Лященко «История народного хозяйства СССР» (Москва, 1956), т. 1, стр. 584; A. Gerschenkron, "Agrarian Policies and Industrialization: Russia 1861-1917", The Cambridge Economic History of Europe (Cambridge, 1965), Vol. 6, Part 2, p. 738.

2 А. Лозицкий, «Выкупная операция » (Санкт-Петербург, 1906).
Фактически, его больше интересовали завышенные проценты по ссудам, предоставляемым крестьянам для выкупа земли, чем увеличенные цены на землю.

3 П.А.Зайончковский, «Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г.» (Москва, 1958), особенно, стр. 431-43. В восьми губерниях отсутствуют данные по одному уезду. Я добавил отсутствующие данные, исходя из предположения, что количество земельных наделов, выделяемых крестьянам в каждом пропущенном уезде, было пропорционально количеству заселенной земли (крепостных поместий) в этом уезде.
Работа Лозицкого несколько небрежна, и его предположения не всегда обоснованы. Он мог использовать ошибочные веса при вычислении цен земель в губерниях на основе данных по уездам. Мои эксперименты с различными наборами весов изменили некоторые данные по губерниям, но оказали небольшое влияние на итоги по регионам. Я не привожу здесь деталей моих исправлений и подгонок, так как для данного эссе они не являются важными.
4 Лозицкий упоминает в качестве источника своих данных «Отчет Государственного Банка» за 1893 год, однако поиск в отчетах за 1892 и 1893 годы не дал ничего. Скорее всего, он имел в виду специальную публикацию государственного банка в 1893 году, но такой документ отсутствует в каталогах Widener и Union.
Согласно Лозицкому, финансовые записи об операциях выкупа велись настолько плохо, что сменилось два министра финансов (С.Грейг и Н.Бунге) до того, как они смогли получить точные отчеты.

5 В тексте его статьи (стр. 12), общий объем выплат, предъявленный крестьянам, составляет 897 миллиона рублей; В итоговой таблице (стр. 16) (из которой должна быть получена наша Таблица 14.1) эта величина равна 866.6, а перерасчет его детальной таблицы (по губерниям, стр. 38-39) дает 870.2. Этим расхождениям не дано никаких объяснений. К счастью, они невелики. До тех пор, пока профессиональный историк, имеющий опыт работы с архивами, не найдет чего-либо лучшего, я буду использовать исправленные данные из этой детальной таблицы. Но, поскольку некоторые из нужных данных для трех губерний (Донская, Уфимская, и Астраханская) отсутствуют, то и количество выделенной земли, и цены на нее получены из данных, использованных в последующем обсуждении, и в таблице 14.1. Эта нехватка информации не очень важна.
6 Д.И. Рихтер, "Забытый материал по статистике продажных цен на землю". «Труды Императорского Вольного экономического Общества», 1897, т. 2, книга 4, стр. 1-23
7 См. статью К вопросу о прибыльности крепостного права в России, в которой приводится подробный список источников. Отчет о ценах 1854-1858 годов, "Сведения о продажных ценах на земли" был опубликован в «Журнале Министерства внутренних дел», 1859 г., книга 7, стр.. 1-46; книга 8, стр. 95-118.
8 Такое предположение делалось несколькими историками, несмотря на конкретные предупреждения против этого. См. Эссе 13, стр. 264-65.
9 Там же, стр. 272-79.
10 Там же, стр. 265-66
11 Источники и методы приведены там же, стр. 271. Все эти величины, исключая губернии, приведены в сноске 5.
12 Там же, стр. 261-62.
13 См. Gerschenkron (цитируемая работа, p. 730).
14 Имеют также место незначительные вариации этого отношения среди нескольких регионов в составе каждой зоны. Наиболее высокое отношение было отмечено в Белоруссии (47.7 процента) и в Озерном Крае (46.4 процента). Оба эти региона не принадлежат к черноземной зоне. В остальных регионах это отношение было равно примерно 35 процентам.
15 Средняя взвешенная официальная цена земли (в отчетах о продажах) в черноземной зоне была лишь на 3 процента выше, чем в нечерноземной зоне.
16 См. Таблицу 14.1 и обсуждение у Gerschenkron (цитируемая работа, pp. 739-40).
17 Возможно, несложные алгебраические выкладки помогут прояснить природу обоих методов. Для каждого крепостного элемента (поместье, уезд, губерния, и т.п.) имеет место равенство

(14.1n)

где V - стоимость элемента, PS и PT - рыночные цены крепостных и земли, соответственно, S - количество крепостных, T - количество десятин земли. Для нахождения величины PT, нам нужно второе соотношение между двумя ценами. Первый метод предоставляет такое отношение на основе предположения, что

(14.2n)


где PSO и PTO - официальные цены крепостных и земли, соответственно, так что отношение Pso к PTO является константой для определенного элемента (или зоны). Подстановка (14.2n) в (14.1n) позволяет быстро определить величину PT.
Второй метод также начинается с уравнения (14.1n), но вместо использования (14.2n), предполагается (согласно утверждению редактора отчетов о продажах), что PSO ≤ PS. Следовательно,

(14.3n)

Другими словами, использование официальных цен на крепостных дает нам максимальную величину, которой может достигнуть цена земли. Более низкие завышенные цены для западных губерний, полученные всеми тремя методами, несомненно, отражают желание правительства России заработать поддержку крестьян, большинство из которых православные, против их господ-католиков.
18 Чтобы еще больше усложнить ситуацию, мы отметим, что стоимости определенных поместий, наследственных имений, могли быть завышены.

19 См. Зайончковский, (цитируемая работа, pp. 142-45).
20 Gerschenkron (цитируемая работа, pp. 740, 745-56) отмечает, что ограничения, налагаемые на владение и использование выделенной земли, делали ее менее ценной для крестьян.
21 Когда одна американская корпорация поглощает другую, акционерам поглощаемой компании обычно выплачивают на 20-30 процентов больше рыночной стоимости их акций. См. M. C. Jensen and R. S. Ruback, "The Market for Corporate Control: The Scientific Evidence", The Journal of Financial Economics, Vol. 11 (1983), pp. 5-50


Просмотров: 13018

Источник: Evsey Domar. Were Russian serfs overcharged for their land by the 1861 Emancipation? The history of one historical Table / Capitalism, socialism, and serfdom. Cambridge University Press, 2008. p. 280-288



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X