Группа спецназа «Вымпел». Второе рождение. Первая чеченская

Мы уже рассказывали о том, что Борис Ельцин не простил спецподразделению «Вымпел» отказ принимать участие в штурме Белого Дома в октябре 93-го. Месть была тонкой и изощренной – подразделение подчинили МВД. Бойцы спецподразделения КГБ вполне обосновано считали себя элитой, и надевать милицейские погоны захотели далеко не все – 278 «вымпеловцев» написали рапорты об увольнении. «Вымпел» восстановил свой элитный статус только во время первой чеченской войны. Но вначале несколько слов о причинах этой войны.

В октябре 1993 года страна оказалась на грани Гражданской войны – в центре Москвы гремели выстрелы танковых пушек … К счастью, войны удалось избежать. Боевые действия продлились лишь несколько длинных октябрьских дней.

Но, тем временем самая настоящая гражданская война уже шла на Северном Кавказе. 10 декабря 1992 официально прекратила свое существование Чечено-Ингушская АССР. Но это был распад, оформленный юридически, а «де факто» эта автономная республика распалась годом ранее – 27 октября 1991 года в Грозном под контролем сепаратистов прошли президентские и парламентские выборы. Президентом самопровозглашенной республики Ичкерия стал генерал Джохар Дудаев. Москва не признала ни итоги выборов, ни новое «государство», но вывела с территории «республики» свои войска и оставила вооруженным силам Дудаева склады с оружием и боеприпасами. У армии новорожденной республики были даже свои ВВС – 260 учебно-тренировочных самолетов Л-39 и Л-29, переделанные в легкие штурмовики, и пять устаревших истребителей МиГ-15 и МиГ-17 (вся эта авиация, к счастью, была уничтожена 1 декабря 1994 года). И армии Дудаева было с кем воевать – точная граница между Чечней и Республикой Ингушетия (не делавшей попыток выйти из состава России) не определена и в наши дни. Да и в самой Чечне у новой власти было немало вооруженных противников – оппозиция на Кавказе разительно отличалась от оппозиции в других регионах страны. «Де юре» республика Ичкерия не была признана никем, но «де факто» это было независимое государство. Со всеми атрибутами, положенными любому государству, – гербом, флагом, гимном, конституцией, правительством, парламентом. Планировалось даже введение собственной валюты (денежная единица получила название «нахар», ввести ее не успели, но в Великобритании был напечатан большой тираж купюр). Более того, в этом государстве были и государственные перевороты – 4 июня 1993 года в результате такого переворота Дудаев стал по сути дела полновластным диктатором Ичкерии. Были в этом государстве и суды. Проблема заключалось в том, что на территории Ичкерии не действовали никакие законы, разве что законы гор. Республику вполне обосновано называли криминальным анклавом. Рассказ о чеченских авизо, работорговле, разграблении поездов и прочем выходит за рамки данной публикации. Кстати, криминальный анклав, разумеется, не перечислял никаких денег в федеральный бюджет, но … исправно получал деньги из федерального бюджета. Долгое время такая абсурдная ситуация в стиле произведений Кафки не могла продолжаться даже в сверхлиберальной ельцинской России – в декабре 1994 года началось «восстановление конституционного порядка в Чечне» или попросту «первая чеченская».

Вводу федеральных войск на территорию Чечни предшествовала полномасштабная гражданская война между оппозиционным Временным Советом и дудаевской армией. В ходе этой войны оппозиция предприняла три неудачных штурма Грозного. 11 декабря 1994 года президент РФ Б. Н. Ельцин подписывает Указ № 2169 «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики». В Чечню вступают федеральные войска. 31 декабря в новогоднюю ночь начинается долгий и кровопролитный штурм Грозного…

Увы, война в Чечне не относилась к категории «небольших победоносных войн», она оказалась затяжной и кровавой. И в 1995 году правительство вспоминает о «Вымпеле» - 28 августа 1995 года президентским указом «Вымпел» (переименованный к тому времени в «Вегу») переводится в распоряжение Федеральной Службы безопасности, правопреемницы и наследницы КГБ. Рассказ об истории «Вымпела» с этого момента может превратиться в подробное описание первой и второй чеченских войн – бойцы этого подразделения принимали участие во всех крупных спецоперациях. Поэтому в этой и ряде других публикаций мы расскажем о наиболее ярких эпизодах. Начнем, пожалуй, с наиболее яркого.

Слово «общага» в наши дни у большинства россиян ассоциируется с популярным комедийным сериалом и больше ни с чем. Но была в новейшей истории России общага, которую вызывает совсем другие ассоциации – ее можно сравнить с Брестской Крепостью.

Грозный. Август 1996 года. Между боевиками и российской армией установилось хрупкое перемирие. Но, все прекрасно понимали, что это не более чем короткая передышка. И ФСБ из агентурных источников была известна точная дата, когда эта передышка закончится – ранним утром 6 августа боевики начнут штурм Грозного, Аргуна и Гудермеса. Сотрудники ФСБ располагались в Грозном в двух заданиях – Управлении ФСБ и общежитии. Если здание УФСБ представляло собой настоящую крепость, прекрасно подготовленную к осаде, то общежитие представляло собой обычное пятиэтажное здание. При этом все жители Грозного были прекрасно осведомлены о том, кто именно живет в этом общежитии – боевики, не таясь и не стесняясь, выставили напротив здания постоянный пост наблюдения. Догадаться что эти бородатые молодые люди, сидящие на корточках напротив общежития, не что иное как «наружка» было не сложно.

На рассвете 6 августа 1996 года боевики начали операцию «Джихад» - свой штурм столицы Чечни. Боевики входили в город с трех направлений. А в городе к тому времени военные по приказу из Москвы, невзирая на протесты генералов, уступили позиции войскам МВД. Значительная часть боевиков была в городе еще до штурма – оружие хранилось в тайниках, а сами боевики старательно изображали из себя мирных жителей. Главной целью боевиков был квартал правительственных зданий – Дом Правительства, МВД, УФСБ. Пройти к центру города, обходя блокпосты, не составило большого труда. В 7 утра 6 августа в Грозном раздались первые выстрелы и взрывы.

Этот штурм, вполне мог завершиться уничтожением самых боеспособных подразделений боевиков – город был блокирован плотным кольцом российских войск, а в самом городе боевики не смогли достичь своих целей, и понесли большие потери. Генерал Константин Пуликовский, командующий объединенной группировкой федеральных сил, предъявил полевым командирам ультиматум – сдаться в течение 48 часов. Увы, ультиматум был отменен по приказу сверху, город сдан, война закончилась подписанием позорных Хасавюртовских соглашений…

В момент начала штурма города в общежитии ФСБ находилось 90 сотрудников. 9 из них были бойцами «Вымпела» под командованием майора Сергея Ромашина. Остальные бойцы «Вымпела» сопровождали правительственную комиссию, приехавшую как раз к возобновлению военных действий. Общежитие ФСБ находилось совсем рядом с правительственным кварталом. Бойцы «Вымпела» услышали звуки боя и связались с Управлением. И получили приказ – всем сотрудникам оставаться в общежитии. Хотя прорваться к зданию Управления 6 августа не составило бы большого труда.

Впрочем, боевики сюда они и не торопились. Здесь они рассчитывали на легкую победу – это здание УФСБ обнесено бетонным забором с бойницами, это там во дворе стоят БТРы, а стены самого здания Управления –прочная кирпичная кладка. А здесь – обычная пятиэтажка, о чем тут говорить. Но скромная пятиэтажка на несколько дней превратилась в неприступную крепость. Это невзирая на то, что далеко не все ее защитники были бойцами спецназа. Кадровику, водителю, аналитику-контрразведчику или шифровальщику совсем не требуется мастерски владеть всеми видами оружия, многие из них берут в руки табельный пистолет всего несколько раз в год на стрельбах. Но на следующий день бойцами пришлось стать всем без исключения – плен не сулил ничего кроме мучительной смерти. Сдаваться было нельзя и по другой причине – в здании находилось специальное оборудование, средства связи, секретные документы и все это ни при каких обстоятельствах не должно было попасть в руки боевиков.

7 августа в 18 часов к зданию общежития подошел полевой командир Гелаев. Он предложил сдаться, гарантировал жизнь, убеждал в том, что положение у осажденных безвыходное. «СОБР уже сдался» - сказал он. «Мы не СОБР» - прозвучало в ответ. Майор Ромашин мог поручиться только за своих людей. Всем прочим он сказал, что каждый, кто выйдет из здания с поднятыми руками, получит пулю в голову. Впрочем, сдавшимся и чеченской пули долго ждать не пришлось бы, – 30 бойцов СОБРа, поверившие Гелаеву, были расстреляны. А по поводу сотрудников ФСБ Басаев отдал четкий приказ – использовать в качестве заложников, потом расстрелять.

Связь с Управлением была. Но сказать защитникам общежития там могли только одно – «Держитесь! К вам на помощь идет колонна». Боевики сосредоточили ураганный огонь на верхних этажах здания. Они прекрасно знали, кто где живет, в их распоряжении были списки личного состава. На верхних этажах раньше жили бойцы подразделения «А», теперь их сменил «Вымпел». Бойцы метким огнем не давали боевикам возможности высунуться из укрытий. Попытки подняться на штурм пресекались метким огнем из гранатометов.

Майор Ромашин в первые минуты штурма, отдав бойцам необходимые распоряжения, поднялся на крышу со снайперской винтовкой. Он получил проникающее ранение в легкое – пуля попала под край бронежилета. Бойцы перенесли его вниз, но и будучи раненным, он продолжил командовать подразделением.

На следующий день связь с Управлением была утрачена. Защитники общежития не знали, что к УФСБ прорвалась 205 бригада и теперь здание Управления прикрывают танки и БТР. Танк появился и у здания общежития. Увы, над башней развевалось зеленое знамя Ичкерии. К счастью, в том же здании находился и банк, и стрелять с ходу прямой наводкой из танковой пушки чеченцы не решились – содержимое банковского подвала могло пострадать. Этот подвал, куда бойцы пробили проход, стал убежищем. Туда переправили раненных и тех, кто не принимал участия в обороне. Кстати, денег в этом подвале было совсем немного – по оценкам защитников миллиона два (двести тысяч в современных рублях). Верхние этажи здания были к тому времени объяты пламенем. Боевики, видя, что защитники здания, все еще не собираются сдаваться, все же сделали несколько выстрелов из танковой пушки. Положение действительно становилось безвыходным – связи с внешним миром нет, боеприпасы заканчиваются, от здания в скором времени ничего не останется. И было принято решение прорываться. Первая группа, состоящая из оперов, покинула здание в два часа ночи. Все внимание боевиков было сосредоточено в тот момент на стоящем неподалеку Доме Правительства, который тоже никак не удавалось взять штурмом вот уже третий день, и эта группа добралась до здания Управления тихо и без происшествий. Во второй группе должны были идти раненные. В ее состав вошел и майор Ромашин. Но к встрече этой группы чеченцы были уже готовы – на открытой местности она попала под перекрестный пулеметный огонь в упор. Шансы уцелеть были близки к нулю. Прорваться удалось немногим. Бойцы прекрасно понимали, что это последний бой, но стремились подороже продать свои жизни. Майор Ромашин Сергей Викторович в этом бою, истратив все патроны для автомата и пистолета, последний патрон оставил для себя. Удостоен звания Героя. Посмертно.

В горящем здании осталось 14 человек – восемь бойцов «Вымпела», пять оперативников и один водитель. Боеприпасы были на исходе, еда и вода уже кончились. Удалось из обломков нескольких раций собрать одну – рабочую. В эфире только чеченцы. На следующий день к последним защитникам «общаги» боевики высылали парламентеров, в том числе и женщин из соседних домов, которые упрекали бойцов в том, что из-за них они остались без крова. Но плен как вариант даже не рассматривался. Если кто и думал о плене, то только не вслух. Бойцы жгли документы, опер из Краснодара прочитал молитву, которую внимательно слушали и те, кто был неверующим - атеистов в такой обстановке не бывает. Люди готовились к прорыву, у которого, казалось бы, нет шансов на успех. На помощь никто не придет. Те, кто прорвался ранее, наверняка, сказали, что в общежитии все погибли, ведь шансов уцелеть у тех, кто остался там, просто нет. Их и не было бы, если бы не … проливной дождь, начавшийся в ночь с 10 на 11 августа, видимость стала близка к нулевой, что и требовалось идущим на прорыв. Два бойца (опер и боец «Вымпела») в темноте потеряли основную группу, но и это было к лучшему – им удалось по траншее добраться до здания УФСБ и предупредить своих, что не все в общежитии мертвы, а те, кто выжил, идут на прорыв. Остальные двенадцать человек добрались до небольшого здания, стоящего нейтральной полосе между Домом Правительства и позициями боевиков. Они снова оказались в ловушке – выйти из временного укрытия означало верную смерть. Но на помощь товарищам поспешили бойцы из здания УФСБ. Трое из них погибли. Все участники этого прорыва остались в живых.

Погибли 24 защитника общежития. А Грозный был сдан. Сдан не по вине защитников. Не по вине тех, кто стоял до конца 18 августа боевики отдали 14 тел погибших чекистов. Все они были обезображены. Сергея Ромашова удалось опознать только в лаборатории. А впереди была вторая чеченская.

Также вы можете у нас на сайте посмотреть фильм, посвящённый описанным событиям.


Просмотров: 23667



statehistory.ru в ЖЖ:
Комментарии | всего 0
Внимание: комментарии, содержащие мат, а также оскорбления по национальному, религиозному и иным признакам, будут удаляться.
Комментарий:
X